Подведя итоги нашего опроса, мы обратились за комментариями на «женскую» тему к участникам ИТ-рынка, чтобы узнать, отличается ли ИТ-сектор чем-то от других секторов экономики. Кроме того, мы решили выяснить, как в ИТ-компаниях относятся к женщинам-руководителям и что считают женским стилем управления.

В нашей отрасли, как и во многих других, преобладающая часть женщин работает в «обеспечивающих» подразделениях — кадровые и финансовые службы, маркетинг, PR и т. п. Довольно много женщин занимаются также продажами.

По мнению Елены Васильевой, руководителя отдела персонала екатеринбургской компании «АСП», работа, например, в должности менеджера по продажам компьютерной техники не требует глубоких знаний в области ИТ. Достаточно разбираться в ассортименте, уметь профессионально общаться с клиентами, следить за появлением новинок. И нет особой разницы, что продавать — продукты питания, фармпрепараты или компьютеры. Конечно, считает она, каждый товар имеет свою специфику, но методы продаж одинаковые.

Тем не менее, как показывают результаты исследования CRN/RE, в очень многих ИТ-компаниях женщины вполне успешно не только занимаются «основной деятельностью», но и руководят ею. «В нашей компании много женщин на должностях руководителей, системных аналитиков, разработчиков. И они справляются со своей работой отлично», — говорит Светлана Петрова, директор по персоналу компании Digital Design, занимающейся разработкой ПО.

У компании IBM в России 30% сотрудников — женщины, среди которых специалисты по продажам аппаратного и программного обеспечения, а также разнообразных услуг. Женщины возглавляют и целые направления деятельности.

«У нас в компании есть женщины среди менеджеров по продуктам, менеджеров по продажам (причем их даже больше, чем мужчин), специалистов по логистике и финансам, инженеров, — говорит Наталья Соболева, директор по оргструктуре и бизнес-процессам компании OCS. — В общем, у нас сложно найти такие должности, на которых не работали бы женщины. Подозреваю, что времена типично «мужских» специальностей уже довольно давно канули в Лету».

Увеличивается ли доля женщин-руководителей в отечественном ИТ-бизнесе? Как оказалось, ответ на этот вопрос вовсе не очевиден — в комментариях наших респондентов мы столкнулись с диаметрально противоположными мнениями.

Возможно, по статистике женщин-руководителей и становится больше, считает Екатерина Казанская, коммерческий директор компании Telegrid (Санкт-Петербург), но невооруженным взглядом этого не видно: «Женщины редко получают должности руководителей в области коммерческой деятельности или общего управления фирмой. Такое «чудо» чаще всего случается тогда, когда женщина является основателем или сооснователем компании либо супругой одного из акционеров».

Конечно, если говорить о первых лицах компаний, по-прежнему доминируют мужчины, соглашается Елена Васильева, а вот среди других топ-менеджеров и руководителей среднего звена число женщин растет. Например, в компании Digital Design в 2004 г. в состав совета директоров входила одна женщина, а в этом году уже четыре (это почти половина его членов), половина руководителей проектов — это женщины, тогда как еще в прошлом году не было ни одной. Примерно в два раза выросло число системных аналитиков-женщин.

Лика Колдунова, руководитель департамента развития бизнеса компании Paragon Software, уверена, что в ИТ-компаниях, как и во многих других видах бизнеса, женщины все чаще занимают руководящие посты, и сейчас это уже перестало быть уникальным явлением. «Например, в нашей компании более 50% руководящего состава — женщины», — говорит она.

По словам главного специалиста по работе с персоналом «Ксерокс Евразия» Людмилы Аркадьевой, в ее компании аналогичная ситуация: уже в течение нескольких лет около половины руководителей — женщины. В частности, в их руках должности директора департамента консалтинга и ИТ, руководителя отдела по техническому обеспечению проекта SAP. В российском отделении IBM четверть общего числа менеджеров — женщины.

По мнению Барбары Мурадьян, финансового менеджера компании AviaInfoTel, растет число женщин среди руководителей среднего звена, «старательно и оперативно решающих насущные вопросы».

Больше становится и рядовых сотрудниц, в частности в компаниях, которые занимаются разработкой ПО. «В нашу компанию приходит устраиваться на работу все больше молодых девушек, так как сфера ИТ сейчас очень модное и быстро развивающееся направление», — говорит Лика Колдунова. По мнению Светланы Петровой, это связано не только с тем, что женщины стали уделять больше внимания работе и в большей степени, чем раньше, рассчитывают только на собственные силы, а и с появлением многих новых возможностей, в том числе и в сфере ИТ, о которых еще десять лет назад никто и не думал.

По мнению большинства опрошенных представителей ИТ-компаний, дискриминация женщин при приеме на работу или в уровне заработной платы сегодня если и встречается, то очень редко. Только одна из респонденток (сотрудница кадровой службы компании) признала, что сталкивалась с ситуациями, когда зарплата женщины устанавливалась на 15—20% ниже, чем для мужчины на той же позиции, поскольку работодатель предполагал, что мужчине надо кормить семью, а для женщины уровень заработка менее важен.

Однако сказать, что дискриминации в отношении к женщинам в ИТ-компаниях нет вообще, к сожалению, тоже нельзя. Возможно, это не так заметно при найме руководителей среднего звена, но, например, на уровне рядового технического персонала (особенно программистов) в профессионализме женщин довольно часто сомневаются. Кроме того, имеют место опасения работодателей, связанные с тем, что молодая сотрудница может уйти в декретный отпуск. Поэтому даже в объявлениях о вакансиях можно встретить условие: сотрудник-мужчина. Впрочем, это наблюдается не только на ИТ-рынке.

С другой стороны, в условиях нехватки нужных специалистов лучше взять молодую женщину с высокой квалификацией, которая, скажем, за год-два сможет выполнить очень серьезную работу (даже если потом временно и перестанет работать), чем плохого специалиста-мужчину. Ни одна из опрошенных нами рядовых сотрудниц ИТ-компаний не сообщила, что по этой причине отказывались бы брать на работу девушек.

Случается, отмечает Лика Колдунова, что, приходя на работу в компанию, женщина замечает: коллектив или руководители сомневаются в ее профессионализме только потому, что она женщина. «В такой компании высокой зарплаты и хорошей должности женщине не видать, как своих ушей, — утверждает она. — Лучше поискать компанию с более молодым коллективом, свободным от балласта предубеждений».

Даже если руководитель-мужчина не готов видеть в качестве топ-менеджера женщину, тем не менее достойный послужной список, хорошие отзывы с предыдущих мест работы и «правильное» образование зачастую являются вполне достаточными аргументами для приема на работу женщины, а не мужчины, считает Екатерина Казанская.
Режим работы в очень многих ИТ-компаниях напряженный, сотрудникам порой приходится работать сверхурочно, а то и в выходные. Естественно ожидать, что страдают от этого больше женщины. Но, по мнению Елены Васильевой, это вопрос не половых, а личностных различий. Сверхурочно могут работать и мужчины, и женщины — при условии профессиональной или финансовой заинтересованности. Точно так же отказаться от сверхурочной работы могут и те и другие. Все зависит от приоритетов: если приоритет — семья, то на сверхурочную работу сотрудник вряд ли согласится.

«В случае, если женщина ориентирована на построение карьеры, если ей нравится ее дело, то она занимает активную позицию и готова брать на себя больше», — говорит Татьяна Хиной, директор по персоналу компании IBM EE/A.

С этим согласна и Наталья Соболева. «Действительно, на собеседовании при приеме на работу женщины (особенно после 30 лет и имеющие семью) чаще, чем мужчины, болезненно реагируют на вопрос о ненормированном рабочем дне, — говорит она. — Но есть очень много активных мотивированных женщин, умеющих работать на результат и не менее, чем специалисты-мужчины, готовых работать не «от звонка до звонка», а до “победы”».

Есть немало должностей, которые подразумевают именно такой режим работы, и претенденты(ки) должны быть к этому готовы. В любой сфере бизнеса топ-менеджер — это человек, у которого по умолчанию ненормированный рабочий день, отмечает Элина Золотова, директор по корпоративным коммуникациям НКК. И совершенно неважно, мужчина он или женщина, это часть соглашения с работодателем — устного или формально закрепленного. И высокую зарплату он получает в том числе и за то, что доступен всегда: ночью, в отпуске, на больничном и т. п.

В целом заметно, что для все большего числа женщин, в том числе и в ИТ-бизнесе, карьера выходит на первый план, оттесняя семью на второй. «Это позволяет быть финансово и морально независимой, — говорит Лика Колдунова. — Женщина приобретает уверенность в завтрашнем дне, потому что он зависит только от нее».
Легче или труднее женщине работать в сфере ИТ по сравнению с другими отраслями? Типичный ответ: «Да примерно так же». Хотя справедливости ради надо отметить, что опыт работы в других отраслях имели далеко не все отвечавшие. «Вроде бы ИТ-рынок кажется не женским делом, — говорит Элина Золотова. — А какие рынки женские? ТЭК, металлургия, машиностроение? Чисто женских сфер деятельности не так много, поэтому я не думаю, что работу женщин в ИТ-бизнесе стоит приравнивать к подвигу».

Некоторые наши собеседники видят и преимущества ИТ-бизнеса. Глава российского офиса Fujitsu Siemens Computers Виталий Фридлянд убежден, что ИТ-рынок наиболее «нешовинистичный» для женщин. «Те, кто сейчас у руля на ИТ-рынке, — это выходцы из научно-технической интеллигенции, у которой всегда превалировало серьезное и спокойное отношение к равноправию полов, к значимости женщин в профессиональном плане, — говорит он. — Думаю, что ИТ — это один из тех редких рынков, где много умных, интеллигентных и порядочных мужчин, которые уважают женщин не только за чисто женские, но и за профессиональные качества». Аналогичные рассуждения от большинства своих коллег слышала и Екатерина Казанская: ИТ-бизнес очень цивилизованный, корректный и демократичный, в том числе и по отношению к женщинам.

В многочисленных исследованиях так называемого женского стиля руководства (см. статью «Мой начальник — женщина»), психологи отмечают, что женщины более склонны, чем мужчины, идти на компромиссы, охотнее сотрудничают в команде, легче завязывают новые контакты с людьми, а в конфликтных ситуациях более заинтересованы в сохранении дружеских отношений и деловых связей.

«Принято считать, что женщины-руководители гибче, менее конфликтны и больше склонны к стилям управления, базирующимся на индивидуальном подходе и учете психологических аспектов управления, — соглашается Наталья Соболева. — Правда, как всегда, есть масса исключений: вполне успешные дамы, руководящие по-мужски жестко, и немало мужчин, которые добиваются прекрасных успехов, будучи мягкими и обходительными».

Екатерина Казанская также считает, что во многом это надуманные обобщения. «Люди бывают разные, руководят тоже по-разному. Наверное, в среднем женщины — более мягкие руководители. Но опять же это очень приблизительная характеристика», — говорит она. Елена Васильева убеждена, что стиль руководства не имеет половой принадлежности — ошибки и слабость в руководстве может допускать и мужчина-руководитель, а женщина может быть абсолютно авторитарным управленцем.

По мнению Элины Золотовой, для компании идеал — это сочетание мужского и женского стилей управления. Мужчина-visionary отвечает за стратегический менеджмент. Но любому visionary нужен оппонент, способный трезво оценить «светлые перспективы» и при необходимости спустить руководителя с небес на землю. С этой ролью, считает она, лучше справится женщина.

Подводя итог, можно сказать, что тема женской дискриминации нередко излишне раздувается, причем не без помощи самих женщин. «Зачастую за словами «я — женщина, поэтому мне не дают расти, урезают зарплату и т. д.» кроется не что иное, как попытка оправдания собственной пассивности и перекладывания ответственности на других», — говорит Соболева. Настоящий лидер и профессионал очень редко бывает жертвой обстоятельств, независимо от своего пола. Для успешной карьеры и мужчине, и женщине нужны универсальные качества: системное мышление, сильная воля, нацеленность на успех, уверенность в себе, настойчивость и ответственность.

Женщину-программиста многие до сих пор не воспринимают всерьез

Евгения Дельнова, директор Kelly Services IT Resources:

Прежде всего важно отметить — число работающих в сфере ИТ определяется тем, сколько учащихся и студентов обучаются профессиям в этой области. Поскольку это технические специальности, женщины реже идут учиться на них, чем мужчины. Об этом говорит вузовская статистика. Интересно, что во времена СССР на «программистских» специальностях женщин было много, практически 50% общего числа учащихся. Потом большинство женщин переключились на гуманитарные специальности. К тому же ИТ считаются традиционно мужской профессией. Поэтому на выходе из вузов женщин —специалистов по ИТ намного меньше, чем мужчин. Сейчас ситуация меняется: все больше девушек идут учиться по ИТ-специальности. Но даже получив диплом инженера-программиста, далеко не все они собираются работать по специальностям.

В целом, по данным Kelly Services IT Resources, женщины сейчас составляют 10—15% общего количества кандидатов на ИТ-специальности.

Растет количество женщин среди менеджеров по продажам — сейчас в этой области их уже практически половина. Среди руководителей проектов, менеджеров по работе с клиентами — 20—30%. В компаниях, которые занимаются установкой ИТ-оборудования, женщины встречаются на руководящих должностях, а вот на линейных позициях их нет, так как реализация аппаратных ИТ-проектов — это, как правило, чисто техническая работа. Системный администратор, ИТ-менеджер, ИТ-директор — должности, на которых женщин очень мало.

Много женщин занято в сфере внедрения ИС, например систем ERP, так как в этой области есть много позиций, находящихся на стыке ИТ с другими специальностями. Например, для внедрения финансового модуля нужен специалист с финансовым образованием. Он может пойти работать во внедренческую компанию, получив дополнительные знания по ИТ. Есть и психологический аспект — специалист по внедрению ИС обучает, настраивает, объясняет, а для этого нужно найти контакт с сотрудниками компании-заказчика, и здесь могут пригодиться именно женские качества. Кроме того, работать с готовым продуктом все же легче, чем разрабатывать его.

Иное положение в сфере разработки ПО. Женщину-программиста многие до сих пор не воспринимают всерьез. Да и сами женщины считают эту специальность сложной, причем не только в силу высоких требований, но и потому, что знают об этом предубеждении.

Здесь действительно проявляется дискриминация при приеме на работу. Хотя в центрах разработки больших международных компаний этого нет: если специалист удовлетворяет всем «входным» требованиям, его пол никого не интересует.

Но чтобы попасть туда на работу, нужно получить опыт в менее крупных отечественных компаниях. А там предрассудки существуют. Главная проблема состоит в том, что женщину — выпускницу с дипломом программиста редко берут на работу, если у нее нет опыта — при прочих равных компания-разработчик в качестве программиста без опыта работы скорее возьмет мужчину. Если компания и рассматривает кандидата-женщину, то предъявляет к ней намного более высокие требования. В результате ей труднее приобрести опыт в реальных проектах разработки.

Если же молодой специалист не сможет найти работу в течение года, то квалификация быстро теряется и вообще исчезают шансы устроиться на работу программистом в серьезную фирму.

А вот в области тестирования ПО ситуация совершенно иная. По нашим данным, сейчас большинство руководителей отделов тестирования и Quality Assurance компаний — разработчиков ПО в Санкт-Петербурге — женщины. И их в этом секторе уже намного больше, чем мужчин. Профессия тестера с момента ее появления на рынке труда считалась менее интересной, чем профессия разработчика, и эти вакансии компаниям было труднее заполнить — программисты предпочитали исключительно позиции разработчиков. В то же время профессия специалиста по тестированию требует аккуратности, внимания, усидчивости, в ней много монотонной технической работы. У женщин это получается лучше, поэтому традиционно устроиться тестером им легче. Наше агентство, представляя кандидатов на позиции специалистов по тестированию, никогда не сталкивалось с какими бы то ни было предубеждениями против женщин. Идет ли речь о рядовом тестере или о начальнике отдела качества, наблюдается полное равноправие.

В сфере разработки ПО предубеждение против женщин сохраняется, хотя и не такое сильное, как раньше. Вполне вероятно, что в течение ближайших лет женщин в этой сфере станет больше, — спрос на программистов растет, поэтому проще получить начальный опыт.

Женщин-руководителей в сфере ИТ становится больше, но этот процесс идет медленно. Пока они труднее, чем мужчины, поднимаются по карьерной лестнице в компаниях. В частности, от руководителя сейчас требуются частые командировки, и это «отпугивает» женщин. В нашей практике были случаи, когда женщины отказывались от необходимых для продвижения стажировок за границей только из-за того, что пришлось бы ненадолго оставить семью и детей.

Если говорить о портрете «айтишницы», то ее качества — очень высокий интеллектуальный уровень, аналитический склад ума, способность быстро ориентироваться в меняющихся обстоятельствах. Но я хочу отметить, что это вовсе не «существа среднего пола», а хорошо выглядящие, интересные женщины. Однако в глубине души у многих из них есть своеобразная защитная реакция на общепринятое мнение: женщина как будто опасается, что на каждом новом месте работы ей придется доказывать, что она специалист. Она словно ждет, что в этом будут сомневаться. Однако на деле таких предубеждений становится все меньше.

Норвегия: даешь 40% к августу 2005 г.

Три года назад правительство страны поставило цель — к августу 2005 г. добиться того, чтобы доля женщин в советах директоров крупных компаний достигла 40% (в 2002 г. она составляла 6%). Эта инициатива хотя и вызвала критику, тем не менее проводится в жизнь. Правда, пока реализовать ее в полном объеме смогли лишь немногие компании, в частности государственная нефтегазовая Statoil и телекоммуникационная Telenor.

В конце лета должны были быть рассмотрены списки руководства крупных компаний. Как заявила недавно Лайла Довэй, министр по делам детей и семьи, тем компаниям, в руководстве которых доля женщин окажется ниже 40%, будет назначен новый срок выполнения правительственного решения — 2007 г., после чего суд будет решать вопрос о ликвидации компании.

Версия для печати (без изображений)