Среди заметных явлений ушедшего ХХ века был и массовый выход женщин в мир свободного предпринимательства — феномен, который американские исследователи Р. Петерсон и К. Вермейер назвали «тихой революцией в мировом масштабе».

Что касается России, то пятнадцатилетний период рыночных реформ затронул не только базовые процессы в экономике и политике страны, но и способствовал ценностному повороту в общественном сознании, привел к серьезной переоценке гендерных отношений в сфере управления.

С формированием частного сектора женщины все активнее вовлекались в экономику, росла их доля и роль в менеджменте. В самом начале рыночных реформ в России в общественном сознании доминировало устойчивое представление о том, что женщины-менеджеры в современной экономике занимают в основном низкоконкурентные ниши, а их перспективы носят скорее негативный характер. В том числе и из-за агрессивного характера российского бизнеса и неспособности женщин выживать в подобной среде.

Эти стереотипы опирались на устойчивую историческую традицию — воспринимать достижения женщин-руководителей как нечто случайное.

Так, в дореволюционной России возможность управлять предприятиями предоставлялась женщине лишь в крайних случаях. Например, в случае смерти мужа при наличии несовершеннолетних детей. Путь к руководящим должностям в общественно-политических организациях для женщин был также закрыт. В 1871 г. высочайшим повелением им запретили работать на канцелярских и других должностях во всех правительственных и общественных учреждениях, кроме женских (т. е. благотворительных). Несмотря на это, к началу ХХ века в России уже был накоплен определенный опыт участия женщин в предпринимательской деятельности.

После революции 1917 г. равенство полов было провозглашено на государственном уровне и начался процесс активного продвижения женщин не только во все сферы общественного производства (женщины освоили практически все профессии, считавшиеся ранее исключительно мужскими), но и в сферу управления всех уровней. Специфика этого исторического этапа заключалась в том, что основным двигателем процесса являлась не столько инициатива самих женщин, сколько идеология партии большевиков. Именно в те годы появились «разнарядки», которые давали возможность женщинам подняться наверх в сфере управления, иногда без учета их желаний и способностей. В результате в составе управленческого корпуса была искусственно сформирована прослойка женщин-руководителей. Эта искусственность еще более тормозила реальное осознание того, каких позиций способны достигать женщины, опираясь на собственные возможности, а не на партийную или бюрократическую поддержку.

Это положение дел сохранялось вплоть до начала перестройки, а затем вмешалась «рыночная целесообразность». Так, по некоторым данным, если в 1985 г. доля женщин в директорском корпусе предприятий составляла 11%, то в 1990-е годы она снизилась до 5,6%. Чем это объясняется?

Данные социологических исследований позволяют утверждать, что начало рыночных реформ в России способствовало активному перемещению женщин-руководителей из сферы управления государственными предприятиями в частный сектор. Хотя традиционные ниши женского присутствия не изменились. Так, около 40% женщин, возглавляющих в настоящее время частные фирмы в Самаре, до этого были руководителями высшего и среднего уровня на государственных предприятиях. Результаты другого исследования, проведенного в четырех регионах страны, позволяют утверждать, что около 20—25% женщин-предпринимателей возглавили частный бизнес, после того как ушли с государственных предприятий, где они занимали позиции руководителей среднего уровня. Ситуация в России хорошо согласуется с общемировыми тенденциями.

По мнению экспертов, в последние 10 лет в разных странах мира, как в Америке, так и в Европе, идет активное проникновение женщин на высшие и средние руководящие позиции в фирмах и корпорациях. Растет список крупных компаний, где президентами, генеральными директорами, руководителями важнейших филиалов являются женщины.

По некоторым данным, к 2000 г. число женщин в высшем руководстве крупнейших американских корпораций составляло уже около 1000 человек. Однако нельзя сказать, что, поднимаясь по ступеням корпоративной карьеры, американки опережали своих подруг из других стран. Рейтинг 15 наиболее «феминистских» стран мира позволяет констатировать: по доле женщин среди руководителей предприятий США занимают вторую-третью позицию — после Австралии и на равных с Канадой, а по доле женщин в общем объеме заработной платы — позицию аутсайдера.

Несмотря на то, что многим женщинам удалось проникнуть в высшую управленческую страту США и стран Европы, определенные диспропорции в оплате их труда, по сравнению с мужчинами, сохраняются.

Изменялось и общественное сознание (хотя и медленно). Так, согласно данным американской исследовательницы Мэри Россман, в начале 90-х гг. уже 47% опрошенных мужчин соглашались работать под руководством женщин, хотя за два десятилетия до этого положительный ответ давали только 27%. Тем не менее все еще весьма распространен миф о незаинтересованности женщин в завоевании высоких управленческих постов.

Обобщая данные различных исследований, можно говорить о том, что на пороге XXI столетия в Европе и США женщины занимали около 5—7% высших руководящих постов в крупных компаниях, около 25% руководящих постов в среднем бизнесе и возглавляли 35—40% фирм в малом бизнесе. Хотя уровень страновой дифференциации остается при этом достаточно высоким.

В России, по мнению ряда исследователей, на рубеже ХХ-ХХI веков также продолжается активное проникновение женщин как в предпринимательскую деятельность, так и в руководство акционерными компаниями. К сожалению, национальная статистика не располагает точными данными, поэтому имеющиеся количественные оценки носят экспертный и нередко противоречивый характер.

Наши собственные исследования свидетельствуют о том, что масштабы присутствия женщин на руководящих позициях в бизнесе существенно различаются в зависимости от его размера. Скромнее всего женщины представлены в крупном бизнесе — на уровне президентов, генеральных директоров, вице-президентов и т. д. крупных компаний их доля не превышает 2—9%. Этот же показатель для среднего бизнеса составляет от 15 до 28%. Еще более быстрыми темпами идет проникновение женщин в отечественный малый бизнес — доля женщин-руководителей составляет здесь от 25 до 35%. Объясняется это весьма просто — женщины активнее завоевывают те сектора бизнеса, в которых нет сверхприбылей и которые менее интересны предпринимателям-мужчинам.

Весьма существенна региональная и отраслевая дифференциация данного процесса, которая начала складываться как минимум 8—10 лет тому назад. Так, согласно данным выборочного обследования Госкомстата, проведенного в 1996—1997 гг. в 14 регионах России и охватившего около 4400 малых предприятий частного бизнеса, доля женщин-руководителей составляла 18% и значительно колебалась от региона к региону. Например, в Татарстане — 10%, а в Приморском крае — 27%. Возрастной состав женщин-предпринимателей имел следующее распределение: от 30 до 50 лет — 73%, старше 50 лет — 13,7%, молодежь в возрасте до 30 лет — немногим более 12%.

Уже через несколько лет эти показатели изменились. Согласно данным другого исследования, проведенного в шести российских регионах, доля женщин, занимающих высшие руководящие позиции в бизнесе, выросла, причем рост составил от 5 до 12% в зависимости от региона.

В целом можно говорить о том, что развитие женского предпринимательства в России повторяет базовые закономерности, характерные для стран Европы и США, что свидетельствует о его благоприятных перспективах, особенно в сфере малого бизнеса.

Если вновь обратиться к США конца XX века, то можно увидеть, что наибольшая концентрация женщин-директоров наблюдалась в таких отраслях промышленности, как косметическая, пищевая, фармацевтическая, швейная, что вполне предсказуемо. Активно переходят «в руки женщин» также некоторые другие отрасли, в частности ИТ.

В России высокая доля женщин-руководителей отмечается в таких отраслях экономики, как непроизводственные виды бытового обслуживания — 60%, общественное питание — 43%, розничная торговля — 40%. По данным ряда исследований, «второй эшелон» женского менеджмента приходится на легкую и пищевую промышленность, сельское хозяйство, оптовую торговлю, деятельность по обеспечению функционирования рынка и финансовую сферу, где доля женщин-менеджеров составляет от 13 до 20%. В то же время сфера торговли товарами, наиболее привлекательными с точки зрения прибыльности, например продажа автомобилей, остается за мужчинами.

К числу отраслей, наименее освоенных женщинами, относятся строительство и транспорт. Это подтверждает как мировой опыт, так и российский, хотя и здесь вполне вероятна региональная специфика.

***
Смогут ли женщины и дальше покорять вершины бизнеса в России? Однозначного ответа на этот вопрос нет. Определенно можно сказать лишь одно — мотивация женщин к достижению высоких позиций в бизнесе становится все выраженнее, но усиливается и конкуренция. Незанятых ниш в бизнесе остается все меньше.

Будущее женского предпринимательства в России будет зависеть, с одной стороны, от реальных успехов женщин-руководителей, с другой — от смягчения гендерных стереотипов в российском обществе.

Для нового тысячелетия, безусловно, будет характерна менее иерархичная, более гибкая и подвижная экономика. Лучшие менеджеры новой генерации должны уметь хорошо слушать, мотивировать и поддерживать своих работников. И есть категория менеджеров, как нельзя более предрасположенных к реализации этих новых подходов, — женщины.

Очень точно это выразил известный специалист по менеджменту, профессор монреальского университета Генри Минцберг: «Прошли те времена, когда женщины преуспевали, научившись играть по правилам мужских игр. То, в чем сегодня нуждается экономика, может дать именно женщина».

100 лет назад

По данным доктора исторических наук Михаила Барышникова, в 1904 г. в России действовала 1291 акционерная компания и товарищество на паях. Из них в 96 компаниях (7,4%) в состав правлений входили женщины — всего 113 человек, из которых девять были председателями правлений и директорами-распорядителями, 94 — членами правлений, 10 — кандидатами в члены правлений. Из этих 113 женщин 68 работали в Москве, 13 — в Санкт-Петербурге, остальные — в других регионах. Преобладание москвичек во многом объясняется контролем купечества этого города над текстильной промышленностью, наиболее прибыльной и развитой отраслью в регионе. Почти половина из этих 96 компаний по размеру уставного капитала относились к средним и крупным (средний показатель на этот период по России — 1,1 млн. руб.).

Автор — ведущий научный сотрудник
Института социологии РАН,
доктор социологических наук


Версия для печати (без изображений)