В феврале этого года президент Группы компаний «Марвел» Сергей Гирдин передал в дар Эрмитажу коллекцию произведений африканского искусства конца XIX — начала XX вв. Представляя коллекцию, он сказал: «Я коренной петербуржец, вырос в этом городе, который считаю самым красивым в России и одним из лучших в мире. Именно поэтому я вижу свою миссию в том, чтобы сделать Санкт-Петербург еще интереснее и богаче с точки зрения культуры и искусства. После назначения меня Почетным консулом Гвинейской Республики я по долгу службы интересуюсь многими вещами, связанными с Африкой, ее народами и историей. И когда появилась возможность приобрести произведения африканского искусства, я сразу решил передать их в дар Эрмитажу».

Кстати, 2 октября, в Национальный праздник Гвинейской Республики — День провозглашения независимости, в офисе «Марвел» в Санкт-Петербурге выставляются два флага — российский и гвинейский, рядом с ними размещается интересная информация о Гвинейской Республике или о сотрудничестве двух стран.

Что связывает Сергея Гирдина с Африкой? Об этом мы беседуем с президентом ГК «Марвел».

CRN/RE: Когда и с чего началось ваше увлечение Африкой?

Сергей Гирдин: Моя первая поездка на Черный континент состоялась в рамках нашей первой дилерской академии в 1998 г. Вместе с партнерами мы побывали в ЮАР. Естественно, поразила невероятная природа, экзотика, танцы, музыка... И, как обычно бывает, во время да и после визита в ту или иную страну просто из любопытства и для расширения кругозора начинаешь интересоваться, изучать историю, культуру региона. Знаете, когда возникает интерес к чему-то, то информация удивительным образом начинает поступать из самых разных источников. Так и в случае с Африкой. Например, во время зарубежных поездок выкраивал время для посещения местных музеев. А ведь у многих европейских стран в свое время были африканские колонии, потому в экспозиции встречаются предметы искусства и быта этих народов. К слову, в российских музеях такого нет в силу понятных причин.

Оказалось, что произведения искусства Черного континента не ограничиваются только мистическими ритуальными масками. Мне раньше доводилось видеть копии таких масок, их привозили в качестве сувениров. Некоторые из них производили довольно жуткое впечатление. Так вот в европейских музеях от гидов я не раз слышал, что африканским искусством интересовались многие художники эпохи модерна. Простая, выразительная форма, наивные и емкие сюжеты оказали влияние на творчество таких известных мастеров, как Пикассо, Матисс, Модильяни.

Я не могу сказать, что Африка вызывала у меня постоянный интерес, но периодически в жизни появлялись какие-то люди, происходили встречи, возникали разговоры, которые так или иначе были связаны с этим континентом. А вот довольно глубоко погрузиться в африканские реалии пришлось, когда мне оказали большую честь и предложили стать Почетным консулом Гвинейской Республики.

CRN/RE: Как, у кого и почему вообще родилась эта идея?

С. Г.: Для многих стран открытие представительств в других городах помимо столицы означает довольно большие затраты. Не каждое государство может себе это позволить, поэтому институт почетного консульства становится всё популярнее.

Стать Почетным консулом непросто. Это определенная ответственность, работа, финансовая нагрузка. Каждую кандидатуру согласовывают на уровне министерств не только в стране, которую дипломат будет представлять, но и в России.

Гвинейская Республика в поисках Почетного консула обращалась к разным людям, которые были связаны каким-либо образом с африканскими государствами. Один из моих коллег по Общественной палате Санкт-Петербурга порекомендовал меня. С одной стороны, это было неожиданно, а с другой — видимо, не зря африканская тема периодически возникала в моей жизни. Поразмыслив и оценив свои силы, я согласился. В общем, сошлись интересы и намерения руководства Гвинейской Республики и мои. Это было в 2014 г.

Коллеги из «Марвел-Дистрибуции», поздравляя меня в прошлом году с юбилеем, сняли ролик. Один из сюжетов был про то, как первый же попавшийся навстречу чернокожий человек в окрестностях Киевской улицы, где находится офис «Марвел», оказался гвинейцем. По сценарию, он даже знал меня по имени и был очень рад передать мне привет. Это, конечно, шутка, но, видимо, моя деятельность в качестве Почетного консула уже стала настолько заметной, что коллеги решили обыграть и эту сторону моей жизни.

CRN/RE: А в чем заключаются ваши функции как Почетного консула?

С. Г.: Я представляю Гвинейскую Республику в Санкт-Петербурге и Ленинградской области, организовываю правительственные визиты посла этой страны или членов правительства в Санкт-Петербург, оказываю помощь и поддержку гражданам Гвинейской Республики, попавшим в затруднительную ситуацию или беду на территории Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

А вообще институт почетного консульства предполагает расширение культурных и экономических связей между странами. Но установленного жесткого регламента не существует. Каждый почетный консул действует в силу своих убеждений, ответственности и, конечно, финансовых возможностей. Ни работа, ни мероприятия, проводимые в рамках деятельности почетных консулов, не оплачиваются.

Вообще деятельность почетного консула разнообразна. Учитывая, что я регулярно получаю сводки из посольства Гвинейской Республики в РФ, то в целом я в курсе ситуации в стране. Как-то раз пришлось даже пресекать слухи и публиковать опровержение информации, которую распространяли СМИ. Они опубликовали новость о новой эпидемии лихорадки Эбола и крайне тяжелой ситуации в стране, хотя на самом деле уровень заболеваемости стабильно шел вниз, был введен не режим ЧС, а всего лишь ряд особых мер по предотвращению распространения заболевания и не в пяти регионах, а в пяти городах. Вот так из мухи вырос целый слон. Вроде бы — Гвинейская Республика так далеко, у меня полно других забот, но я уже не могу не обращать внимания на такие вещи.

В марте прошлого года мы организовали торжественный прием в отеле «Коринтия Санкт-Петербург» по случаю двух заметных для дипкорпуса событий. Во-первых, Северную столицу посетила делегация Гвинейской Республики во главе с министром Администрации Президента Гвинейской Республики доктором Мохамедом Дианэ и послом Гвинейской Республики в РФ доктором Мохамедом Кейта. Вторым поводом собрать дипломатов, представителей МИД РФ и правительства города стало вступление в должность Почетного консула Гвинейской Республики в Санкт-Петербурге и Ленинградской области вашего покорного слуги.

В последние годы отношения России и Гвинейской Республики довольно интенсивно развиваются. Поэтому мои гости посетили не только Эрмитаж и другие достопримечательности города, но и побывали в Законодательном собрании Санкт-Петербурга, где говорили о том, чтобы увеличивать присутствие российского бизнеса в республике, развивать сотрудничество в области финансовых институтов и торговли, культурного и образовательного обмена.

CRN/RE: Насколько нам известно, вы помогали организовывать конкурс «Мисс Гвинея-Россия 2016» в Москве. Расскажите, пожалуйста, об этом проекте.

С. Г.: Конкурс проходил в Доме культуры «Чайка». Консульство попросило меня поддержать это мероприятие. Кстати, одна из целей конкурса — собрать вместе граждан Гвинейской Республики, живущих в разных городах России, сплотить их, ведь они находятся в непривычных для них климатических и культурных условиях.

Все мероприятие проходило на государственном языке Гвинейской Республики — французском. Девушек поддерживали друзья, в зале собралось более 100 человек. Присутствовали работники посольства и их супруги с детьми.

Участницы — это студентки российских вузов из разных городов РФ: Казани, Воронежа, Санкт-Петербурга и Москвы. Было три этапа конкурса: первый — выход и приветственное слово (презентация), второй — конкурс талантов (кто-то танцевал, кто-то разыгрывал сценки и т. д.), третий — выход в вечернем платье и ответы на вопросы жюри.

Между этими этапами публику развлекали студенты, они подготовили музыкальные и танцевальные номера. Была приглашена «Мисс Гвинея-Россия 2015», которая рассказывала, как она помогала участницам готовиться к конкурсу. В конце было объявлено, что в следующем году конкурс «Мисс Гвинея-Россия» планируется проводить в Санкт-Петербурге. В целом атмосфера была теплая, много смеялись, молодежь дружно поддерживала конкурсанток и других участников. Мои коллеги — дипломаты Гвинейской Республики тоже не скучали и остались довольны мероприятием.

CRN/RE: Как появилась идея собирать для Эрмитажа коллекцию произведений африканского искусства?

С. Г.: Как-то мы беседовали с Георгием Вадимовичем Вилинбаховым*, моим добрым знакомым по Английскому клубу. Он предложил мне принять участие в проекте создания полноценной коллекции африканского искусства в Эрмитаже. И эта идея меня увлекла. Мы заключили договор с музеем, затем с искусствоведами проанализировали аукционные предложения и определились с первыми лотами, за которые стоит побороться.

С одной стороны, сложность заключается в том, что произведения должны быть с очень хорошей историей и надежным происхождением, т.к. на рынке много подделок. С другой стороны, произведения африканского искусства сегодня постоянно находятся в движении. Например, наследники получают интересную колониальную коллекцию, коллекционирование и ее содержание им далеко не всегда интересно, и они выставляют предметы искусства на аукцион. В таких случаях можно встретить сразу несколько редких или вообще уникальных лотов.

Участие в онлайн-торгах или по телефону не обходится без накладок, ты зависишь от качества связи в данный момент или интернет-трафика. Например, выставлен интересный лот, ты заявляешь цену, а из-за перебоев в связи тебя могут не услышать и вещь уходит, даже за меньшую цену, чем ты был готов за нее предложить.

Я узнал много тонких моментов, без знания которых очень легко проиграть в торгах. Например, если становится известно, что на лот претендует какой-то крупный музей, цена может вырасти неимоверно. Или на фотографии в каталоге вещь может выглядеть отлично, а на самом деле ее сохранность оставляет желать лучшего. Могут быть и другие специфические обстоятельства. От одного лота мы отказались, когда обнаружили, что в реликварии до сих пор хранится прах предка.

Наверно, у тех, кто собирает коллекции самостоятельно и не имеет специального профильного образования, не все первые приобретения могут быть удачными. Потом, с опытом, количество перерастает в качество. Я пошел более простым путем: привлек консультантов-искусствоведов, которые помогают сделать правильный выбор из предложенных на аукционе лотов. Но окончательное решение остается за мной.

По мере формирования коллекции получаешь много интересной информации. Например, один из лотов представлял собой особые символические бытовые вещи. Такие специальные крышечки из дерева, которые народы Конго дарили молодоженам во время церемонии бракосочетания. Они использовались очень интересно: если жена была недовольна мужем, она вместо скандала и выяснения отношений накрывала его тарелку крышечкой с определенной символикой, которая могла, например, означать: «ты со мной плохо обращаешься». Удобная вещь для решения семейных конфликтов, да? Мы, правда, их не купили, т. к. именно эти предметы не относились к тому периоду, на котором мы фокусируемся. Нередко встречаются экспонаты, которым может быть не более 20–30 лет, а для продавца они уже «старинные».

О коллекции

Первая часть произведений искусства, переданных в дар Эрмитажу, включает девять предметов. Особую художественную ценность имеет антропоморфная подвеска из слоновой кости из коллекции французского художника Андре Дерена, одного из друзей Пабло Пикассо. Представлена также группа предметов из собрания военного врача Антона Хандля, собравшего за время службы в Камеруне богатую коллекцию образцов придворного искусства «королевств» (местных государственных образований) и магической скульптуры. Знамя вооруженного подразделения «асафо» дает возможность увидеть необычное сочетание британской знаменной традиции и самобытных африканских мотивов.

Отдельное место на выставке занимают подаренные Сергеем Гирдиным вне африканского проекта два памятника искусства Мексики доколумбового периода — каменный идол, которого, по-видимому, вешали на шею, и терракотовая голова.

CRN/RE: Планируется ли продолжение проекта?

С. Г.: Вторая часть коллекции постепенно пополняется, уже приобретено десять предметов, которые будут переданы в дар Эрмитажу. Сейчас во всем этом задействованы люди, ставшие моими единомышленниками, — не только искусствоведы и сотрудники Эрмитажа, но и моя жена и сын. Они увлеклись коллекционированием настолько, что уже, наверное, могут считаться неплохими специалистами по африканскому искусству.

Как говорит Михаил Борисович Пиотровский**, эта коллекция «на вырост». Пока мы покупаем все интересное и значимое, что только можем. Наверное, лет через десять, когда у нас уже будут ключевые экспонаты, иллюстрирующие многогранное африканское искусство, начнем охотиться за какими-то особенными, уникальными вещами из известных колониальных коллекций.

Я очень хочу, чтобы все получилось с экспедицией в Судан, которую мы планируем осуществить летом. Собираемся вместе с экспертами посетить антикварные лавки и приобрести предметы другого характера, нежели мы покупали на аукционах, — оружие, предметы быта, одежду из местных тканей. Нам сообщили, что там можно найти рукописные тексты Корана XIX в., предметы оригинальной школы гончарного искусства, а одежда сможет пополнить коллекцию костюма Эрмитажа.

Со временем наша коллекция займет в музее определенное место. И мы начинаем думать над развитием некоторых тем. Например, мы обратили внимание, что среди экспонатов определенного временного периода встречаются фигурки европейских чиновников и военных, а также африканцев, сотрудничавших с колониальными властями, с детальной прорисовкой элементов обмундирования. Кстати, над «колонами» — фигурками белых колонизаторов — местные народы могли осуществлять магические обряды, втыкая в них иголки и желая им разных бед.

Но с культурной точки зрения интересно другое. С одной стороны, для африканского искусства появление изображения человека в форме — уникальное явление, до колонизации для многих народов традиционным являлось изображение предков без одежды. С другой — это иллюстрация определенных изменений в обществе, символы власти. Среда всегда оказывает свое влияние — и мы видим отражение этого в искусстве. Мы хотим купить открытки того времени, где изображено облачение колониального чиновника, а может, и настоящую форму, чтобы поместить экспонаты в тот исторический контекст, который влиял на их создание.

CRN/RE: Вы уже побывали в Гвинее?

С. Г.: Пока нет. И это не потому, что дел много или не тороплюсь с визитом. Виной тому эпидемия Эбола. Из-за этой страшной болезни въезд во многие страны Африки был строго ограничен. Ситуация в Гвинейской Республике оказалась особенно тяжелой. Но, как говорится, друг познается в беде. Россия, как вы знаете, протянула Гвинейской Республике руку помощи, развернув множество полевых госпиталей и отправив лекарства, гуманитарную помощь и своих лучших вирусологов. Совместными усилиями удалось побороть эпидемию и, что самое важное, — разработать вакцину.

Свою роль сыграла и пропаганда норм гигиены — ведь зачастую распространение болезни провоцировалось, например, народным обрядом целования усопших. Сейчас вакцинация населения идет полным ходом, и жизнь в стране возвращается в привычное русло. Уже этим летом я намереваюсь поехать в Гвинейскую Республику. Собираюсь посетить не только столицу Конакри, но и попутешествовать по стране — там есть что посмотреть. Хочу своими глазами увидеть знаменитое нагорье Фута-Джаллон, водопады Бафара. Вы, например, знаете, что уникальная природная зона Маунт-Нимба находится в списке объектов Всемирного наследия Юнеско? Очень хочется там побывать.

* Заместитель генерального директора Государственного Эрмитажа по научной работе.

** Генеральный директор Государственного Эрмитажа.


Версия для печати (без изображений)