Согласно последним данным компании IDC, объем российского рынка ПО в 2015 г. уменьшился до 2,5 млрд. долл. Таким образом, по сравнению с предшествующим годом он рухнул на 34,1% в долларах (ранее оценка была еще более мрачной — падение на 43%), тем не менее в рублях это означает небольшой рост.

Таким образом, падение ускорилось почти в два раза. Напомним: год назад IDC оценивала объем российского рынка ПО за 2014 г. в 4,07 млрд. долл. и сообщила о его сокращении по сравнению с предшествующим годом на 18,4% в долларах и на 1% в рублях.

Совсем другие результаты года дает РУССОФТ, опираясь на предварительные данные своего ежегодного исследования. В РУССОФТ разделили продажи российских поставщиков ПО и иностранных вендоров. Там считают, что совокупные поставки наших софтверных компаний на внутреннем рынке (включая продажи ПО и услуг по его разработке и поддержке) в 2015 г. составили примерно 5 млрд. долл., и еще не менее 1,5–2 млрд. долл. приходится на зарубежных вендоров. При этом основное падение продаж было у иностранных вендоров, в то же время можно говорить даже о некотором росте бизнеса российских разработчиков программ: их совокупная выручка от продаж на внутреннем рынке в рублях в номинальном выражении увеличилась на 28% (с учетом официальной инфляции рост составил 13%).

Продажи отечественного ПО росли, в том числе в результате «естественного» импортозамещения из-за повышения цен на зарубежное ПО, а также в связи с рисками отказа вендоров от поставки (или поддержки таких программ) российским клиентам в рамках санкций, объявленных рядом западных стран.

Тем не менее каких-либо «резких движений» в рамках этих санкций не наблюдалось.

«Основные игроки рынка ПО продолжают работать в России без видимых изменений, хотя в начале прошлого года многие из них оптимизировали численность персонала. Продуктовые линейки представляют собой полный набор решений, а для облачных версий заключаются контракты с локальными центрами обработки данных или партнерские соглашения. Те клиентские компании, которые находятся под санкциями, продолжают работать на установленном ПО и активно рассматривают варианты замещения, например OpenSource», — отмечает Елена Семеновская, директор по исследованиям «IDC Россия и СНГ».

Более оптимистично оценивает итоги года генеральный директор компании CPS Виталий Зотов: «Объем российского рынка ПО в целом вырос на 20–25%, конечно, в национальной валюте. Вероятно, сработал фактор отложенного спроса, когда первая реакция на кризис прошла, и компании продолжили приобретать необходимое новое ПО», — полагает он. У его компании оборот увеличился более чем на 50%.

По мнению Юлии Печниковой, директора департамента развития бизнеса VAD компании Merlion, в рублевом выражении рынок ПО практически не претерпел изменений, но в долларовом — упал соответственно изменению валютного курса.

Дмитрий Никитов, директор департамента «Программное обеспечение» компании «Марвел-Дистрибуция», отмечает небольшое (в пределах 5–7%) снижение уровня продаж ПО по сравнению с 2014 г.

Расходы на автоматизацию и ИТ снижаются и в государственном, и в частном секторе. И это, по мнению дистрибьюторов, стало лейтмотивом прошедшего года.

В первую очередь речь идет о небольших фирмах, считает Михаил Прибочий, генеральный директор Axoft. В средних и крупных компаниях, где уровень информатизации достаточно высокий, можно говорить скорее об оптимизации бюджетов, передаче непрофильных активов на аутсорсинг, использовании облаков.

Дмитрий Никитов обозначает следующие тенденции прошедшего года: снижение продаж в СМБ-сектор; сокращение бюджетов на автоматизацию; перенос значимых проектов «на будущее».

И все-таки, полагает Виталий Зотов, самым важным было преодоление острой фазы кризиса. «Клиенты справились с негативными явлениями, вызванными ростом котировок, и достаточно быстро нашли пути успешной работы в изменившихся условиях. Также компании оптимизировали бизнес, донесли до партнеров, особенно зарубежных, информацию о возможностях существования и развития в новых экономических реалиях», — поясняет он.

На этом фоне, отмечает Елена Семеновская, относительно хорошо (с меньшим падением) чувствовали себя три сегмента рынка: системы ERM (ERP) — за счет существующей базы и новых или продолжающихся проектов компаний SAP и «1С»; платформенные средства разработки — в силу увеличения числа проектов по заказной разработке и интеграции; системы бизнес-аналитики — что отражает желание заказчиков повысить ценность имеющихся у них данных. Все заметнее становится использование SaaS для некритичных систем, таких как почта, видеоконференции, системы CRM, разработка приложений и т. д.

Значительный рост достигнут на облачном направлении. Как оценивает IDC, по итогам 2015 г. такого рода решения составляют около 7% всего рынка ПО.

Рост облачного сегмента в целом, по разным оценкам, составил от 40 до 70%, и в Axoft это способствовало расширению портфеля облачных решений и запуску направления AxoftCloud, говорит Михаил Прибочий. В бизнесе этой компании (ее финансовый год закончился 31 марта с. г.) лидерами роста стали такие направления, как информационная безопасность (53%), ПО на базе OpenSource (62%) и продукты, ставшие востребованными на волне импортозамещения (51%).

По данным Юлии Печниковой, снизился спрос на пользовательские программные продукты, а в спектре корпоративного ПО ростом отметились сегменты систем виртуализации, корпоративной безопасности и хранения данных. «Наиболее существенное (практически кратное) увеличение спроса коснулось облачных решений, и мы ожидаем сохранения такой динамики», — говорит она.

«Качественно выросли» продажи облачных решений, а также продуктов в формате «ПО как услуга» — они пользовались спросом за счет своей гибкости, позволяя компаниям маневрировать и снижать затраты в непростое время, отмечает Виталий Зотов. Немного прибавили продажи общесистемного ПО. В области безопасности, мультимедиа особых изменений не было, несколько пострадали поставки дорогостоящих инженерных и бизнес-решений.

Объявленный два года назад курс на импортозамещение в 2015 г., судя по его итогам, на рынке ПО еще не успел дать существенных результатов.

Меры властей были направлены, с одной стороны, на поддержку отечественных разработчиков ПО, с другой — на снижение использования зарубежного ПО государственными и муниципальными органами. Но прошло еще слишком мало времени, чтобы заявленные меры принесли осязаемые плоды, а законодательные ограничения на закупки иностранных программ для органов власти вступили в силу только с 1 января 2016 г.

В прошлом же году в таких закупках явно преобладало именно иностранное ПО. По данным Минэкономики, в 2015 г. из общего объема в 93,9 млрд. руб. 77% пришлось на импортные программные продукты.

Еще в больших объемах их закупали госкомпании. Так, по подсчетам Национального рейтинга прозрачности закупок, в первой половине 2015 г. госкомпании купили ПО Microsoft на 3,3 млрд. руб., а госорганы — на 180 млн., продуктов Oracle было приобретено на 1,9 млрд. и 240 млн. руб. соответственно, решений SAP — на 3,77 млрд. и 1,1 млрд. руб. соответственно.

Аналитики также пока не фиксируют больших сдвигов в пользу отечественного ПО.

«В общей картине, на фоне падающего более чем на 30% рынка ПО, мы пока не видим значительных изменений, — говорит Елена Семеновская. — В сегменте систем управления ресурсами предприятия доля российских компаний, я думаю, увеличится немного, но эта тенденция наметилась давно и продолжает развиваться. Объем рынка ПО в России во многом определяется внедрениями в крупных и очень крупных компаниях, а они продолжают использовать импортные программы. Так что пока этот тренд повлиял в рамках отдельных компаний на решение отдельных задач автоматизации». Например, некоторые интересные проекты есть в области замещения баз данных Oracle на PostgreSQL.

Пока изменения в этом плане незначительны, считает Юлия Печникова, и связаны они, главным образом, с длительным периодом согласования и проработки проектов в госсекторе, не исключено, что уже в следующем году динамика здесь будет более заметна. «На сегодняшний день, — говорит она, — если и идет речь об активном замещении каких-то проприетарных программных продуктов зарубежного производства, то на смену им, как правило, приходят решения Open Source в силу того, что рынок российских программ находится в стадии формирования».

Снижению продаж зарубежного ПО сопутствует сокращение персонала практически у всех вендоров, отмечает также Юлия Печникова, и параллельно с этим растет ответственность дистрибьютора и востребованность его технических и продажных компетенций. Это наиболее заметно в сделках с крупными организациями, где прежде, в особенности на ранних этапах, практически всегда отмечалась серьезная работа вендора. В итоге все большую значимость приобретают российские центры компетенций дистрибьюторов, подобные, например, Техническому центру Merlion Engineering.

Михаил Прибочий уверен: продажи российского ПО в 2015 г. заметно выросли, в том числе в госсекторе, о чем свидетельствуют данные Минэкономразвития, согласно которым количество контрактов на наше ПО в госзакупках выросло в два раза. В компании Axoft его продажи увеличились на 51%, были подписаны дистрибьюторские соглашения с компаниями Positive Technologies, НТЦ ИТ РОСА, «НПО „Эшелон“», «Мой Склад», «Мой Офис», «IQR Интеллектуальный резерв» и рядом других.

«Определенное влияние» оказали тенденции перехода на отечественное ПО и на компанию CPS. «Мы произвели определенные корректировки в ассортименте, но в конечном итоге влияние импортозамещения оказалось слабее, чем мы ожидали. Доля зарубежного ПО незначительно (на 5%) уменьшилась, причем результат ли это импортозамещения или естественные статистические колебания, мы затрудняемся сказать, скорее имеет место первый вариант», — рассказывает Виталий Зотов.

Рост облачного сегмента составил от 40 до 70%. По данным IDC, по итогам 2015 г. на такие решения приходится около 7% всего рынка ПО.

Скромные результаты импортозамещения в области ПО побуждают государство предпринимать новые ограничительные меры.

Так, правительство предлагает распространить действующие с 1 января 2016 г. ограничения на закупки иностранных программ для государственных и муниципальных органов также на госкомпании. Госкомпании, а также их «дочки» должны будут изменить свои положения о закупках, чтобы отдавать предпочтение российскому ПО, а результаты его внедрения войдут в число ключевых показателей эффективности руководства компаний.

Ряд профильных ведомств в направленном в мае с. г. докладе Президенту РФ предложили внести в законодательство меры административной ответственности, в частности штрафы, для чиновников за нарушение уже действующего и готовящихся запретов на закупку иностранного ПО и оборудования органами государственной власти, местного самоуправления, государственными корпорациями и компаниями с госучастием. Впрочем, серьезных штрафов для нарушителей юристы пока не ждут: не более 30 тыс. руб.

По все видимости, в ближайшее время следует ожидать и других шагов по стимулированию импортозамещения.

* * *

Ситуация в экономике и политике остается неустойчивой, западные санкции в 2016 г. отменены не будут, но Россия, как утверждают власти, постепенно адаптируется к «новой реальности». Согласно большинству прогнозов, рост экономики может возобновиться лишь в 2017 г. или позже.

Пока же эксперты ожидают в 2016 г. дальнейшего снижения ВВП — по разным оценкам, в пределах 2%.

Компания IDC прогнозирует в этом году дальнейшее падение рынка — но «только» на 13,5% в долларах (по своему основному сценарию). Его восстановление начнется позже и будет менее заметным, чем ранее надеялись аналитики.

Дистрибьюторы, которых мы попросили дать свои прогнозы в двух вариантах — оптимистическом и пессимистическом, — тоже не питают иллюзий, однако надеются, что их компаниям удастся «выступить» лучше, чем рынку ПО в целом.

В 2016 г. на программном рынке позитивных изменений не будет, считает Дмитрий Никитов, но «хорошая новость — мы научились с этим жить».

Резких рывков не предвидится, массовая позиция компаний на рынке — скорее выживание, чем экспансия, поэтому основной тренд будет горизонтальным, плюс-минус 5–10% к результату 2015 г., полагает Виталий Зотов. Текущие же результаты компании CPS в рублях свидетельствуют о 6%-ном опережении итогов аналогичного периода прошлого года, и есть надежда, что удастся и дальше наращивать объемы.

В 2016 г. тренд на снижение сохраняется, и в пессимистичном варианте глубина его падения не ограничена, говорит Михаил Прибочий. В самом же оптимистичном случае он предполагает лишь умеренный рост ИТ-рынка. Что касается компании Axoft, то в текущем году Прибочий ожидает рост продаж выше среднерыночного — более 20%.


Версия для печати (без изображений)