В повседневной суете нам очень редко, к сожалению, удается взглянуть на хорошо, казалось бы, известных людей, что называется, со стороны. Сегодня, уважаемые читатели, у вас такая возможность есть. Итак...

— Мою дочь зовут Саша, ей пять месяцев. Сейчас вот поговорю с вами и поеду ее кормить. Есть еще двое сыновей — Максим и Иван, люди уже вполне самостоятельные, им 17 и 14 лет. Оба очень любят сестренку...

С нашей собеседницей мы разговариваем не в парке на скамейке, не в поликлинике и не в кафе. Мы в кабинете одного из самых уважаемых топ-менеджеров России — генерального директора компании «Лаборатория Касперского» Натальи Касперской.

Мы договорились заранее, что разговор пойдет только «на темы личные». Наталью это несколько удивило, и говорить «о личном» она поначалу была не готова. Но, когда поняла, что речь пойдет о семье, воспитании детей, — сразу согласилась, полагая, что говорить об этом надо обязательно.

CRN/RE: Скажите, Наталья, а в семье, в которой вы росли, как относились к детям? Были ли у вас братья и сестры?

Наталья Касперская: Я была единственным ребенком, родилась по тем меркам поздно, отцу было уже 46 лет, матери — 30. Родители — инженеры, работали в «закрытых» институтах, вечно заняты. Правда, я всегда находила, чем себя занять — пионерской работой, например, или спортом. Зимой каталась на лыжах в Подмосковье, а летом увлекалась плаванием. Еще коллекционировала марки, значки и советские монеты, рисовала портреты своих знакомых и пела в школьном хоре. Сочиняла стишки для всяких капустников и школьных концертов. Но иногда мне бывало грустно, я думала — вот были бы у меня братья или сестры... Тогда и задумала, что у самой будет трое детей.

CRN/RE: А когда было сложнее «заводить» ребенка — лет 20 назад или сейчас?

Н. К.: Я родила первого ребенка в конце 80-х. В это время училась в институте на 5 курсе, и за подготовкой к диплому рождение сына и первый год его жизни пролетели почти незаметно. Академический отпуск я не брала, с Максимом мне много помогали мама и бабушка. Вот второго я рожала, уже работая в ЦНКБ. Попала туда по распределению, работала на полставки. Мне там даже не выделили постоянного рабочего места, работа была не самая интересная, поэтому решила, что этой конторе я не очень-то нужна, — и ушла в отпуск по уходу за ребенком на три законно положенных года. Как выяснилось, двоих детей воспитывать даже легче, чем одного, особенно когда у них небольшая разница в возрасте — 3 года. Старший еще не понимает, что можно ревновать, и только радуется появлению младшего. У них всегда был такой самодостаточный маленький коллектив. Мальчики и сейчас дружат, они даже на дни рождения приглашают одних и тех же ребят. Так что можно сказать, что сыновей я родила и воспитала почти «на одном дыхании». Конечно, сейчас многое изменилось, и с Сашенькой все было по-другому. В чем-то сложнее, в чем-то легче. Да, я еще больше занята, чем в то время, когда были маленькими старшие дети. Но сейчас я могу нанять няню. Появилось множество средств, существенно облегчающих родителям жизнь. Те же подгузники, например. Ведь сколько раньше было одной стирки!

CRN/RE: Остается ли у вас время на общение с детьми?

Н. К.: В общем, его всегда было немного. Когда мы начинали бизнес, приходилось очень много работать. Тем не менее сыновья выросли. Сейчас старший — Максим — поступил в МГУ на геофак, второй сын — Иван — учится в Лицее информационных технологий, собирается поступать на факультет ВМиК в университет. Оба учились в английской спецшколе. Общаемся мы, конечно, не очень много. Но вот, например, по-прежнему вместе катаемся на лыжах. Мечтаю научить их игре на гитаре. А что касается дочки... На самом деле, при правильно организованном трудовом процессе и соответствующей поддержке дома кормление и уход за ребенком не мешают работе, у любого человека должно хватать времени на нормальную семейную жизнь. Чтобы как можно больше времени проводить с Сашей, я, например, дополнительно сняла квартиру рядом с офисом. Так что теперь утром мы все вместе едем на работу. Пока я в офисе, Саша с няней неподалеку, и в перерывах между встречами я прихожу ее кормить. А вечером мы вместе возвращаемся домой. Да и современные средства коммуникации вполне позволяют постоянно быть «на связи» с офисом. Я могу позволить себе гибкий график работы. Недолгие отлучки матери для ребенка не очень страшны, главное — его любить и показывать ему это.

«Программистам нужно спокойно рожать детей», — Евгений Касперский.

CRN/RE: Тем не менее работающие женщины не очень-то торопятся обзаводиться детьми...

Н. К.: Да, возраст молодых матерей определенно повысился. Все-таки раньше в 25 лет процентов 60 женщин были уже с детьми. А сейчас таких меньшинство. В чем дело? В сложностях переходного периода? Но это у нас — а рожают-то поздно и в Европе, и в США... Раньше женщины боялись остаться в «старых девах». Сейчас этого страха нет. Девушки больше не стремятся во что бы то ни стало выйти замуж, ставят себе другие задачи: получить хорошее, нередко двойное образование, сделать карьеру. Но, сосредоточившись на себе, начинают высоко ценить свою свободу, независимость и нередко просто не хотят связывать себя детьми. Современное общество вообще стремится к атомарности. Даже институт брака постепенно отмирает, все больше семей живут «без печати в паспорте». И мужчина, и женщина часто опасаются совершить этот поступок — жениться или выйти замуж. А уж тем более заводить детей.

Мои западные коллеги нередко спрашивают: а как у вас в России с правами женщин? Не притесняют ли их? Да у нас в стране рождаемость катастрофически падает! Нам давно пора задуматься не о борьбе за равноправие женщин, а об их правах на нормальную семейную жизнь, на ведение домашнего хозяйства. А то сначала она борется, выстраивает карьеру, копит деньги, откладывает семейную жизнь на «завтра». А когда наступает это «завтра», у нее появляются мысли о том, что семейные обязанности и дети будут мешать привычному образу жизни. А потом и возрастные сложности начинаются... Ну а кроме того, в нашем обществе посвящать себя семье никогда не считалось престижным.

CRN/RE: В том смысле, что женщина-менеджер, женщина-инженер — это престижно, а женщина-домохозяйка — нет?

Н. К.: Да, будто домохозяйка, няня — как-то слишком просто и несерьезно. Вот артистка, бизнес-леди — это да, красиво. Хотя и ведение домашнего хозяйства, и профессиональный уход за детьми — серьезнейшая работа! И хорошо, талантливо выполнять ее не всякая женщина еще и сможет! Дело в том, что мы живем в мужском мире, в котором главное — стремление к успеху. А образ домохозяйки не вписывается в представление об успехе. При этом, как ни парадоксально, сами мужчины большей частью успешных женщин не любят!

CRN/RE: Делаете ли вы что-то в своей компании для поддержки молодых семей?

Н. К.: Примерно год назад мы ввели выплату единовременных пособий — 60 тысяч рублей — сотрудникам, у которых появились дети, причем как женщинам, так и мужчинам. Идея эта принадлежала Евгению Касперскому. Ну и, разумеется, все постановления КЗоТ по поводу выплаты зарплат во время беременности и отпуска по уходу у нас в силе. В рамках корпоративного страхования оформляем медицинские страховки и на малышей. Но, на мой взгляд, здесь не менее важна и моральная поддержка. В нашей компании новостям о будущих детях радуются. Да, сложно найти временную замену, тем не менее абсолютно за всеми сотрудницами закрепляются их текущие рабочие места и гарантируется возвращение на работу после отпуска по уходу за ребенком. Мы стараемся оказать максимальную поддержку, предлагаем гибкие графики работы, отдел по работе с персоналом оказывает консультации по медицинскому обслуживанию, помогает в поиске роддомов и программ по ведению беременности. И знаете — в течение, например, 2005 г. у нас в компании родились 19 малышей...

CRN/RE: А после родов женщины всегда возвращаются на свои рабочие места? И через какое примерно время?

Н. К.: Кто как. Я вышла на работу через две недели после родов. Одна из наших сотрудниц — вообще через неделю. В большинстве случаев — через год-полтора.

CRN/RE: А если женщина не выходит на работу достаточно долго...

Н. К.: У нас есть сотрудница, которая просидела с ребенком три года, и потом мы ее с радостью взяли в компанию обратно. На самом деле, для женщины очень важно знать, что ее ждут, ведь иной раз после рождения ребенка, всех переживаний, забот у молодой матери возникает ощущение, что она не вернется в прошлую жизнь никогда, что никому она там не нужна. Мы стараемся держать связь с нашими временно выбывшими из корпоративной жизни сотрудницами. Например, обязательно делаем большое поздравление по компании в связи с рождением ребенка, с фотографией, чтобы новоиспеченная мама могла от всех принимать поздравления.

CRN/RE: Остается ли у вас время на себя, на какие-то увлечения?

Н. К.: Посещаю спортивный зал (правда, сейчас довольно редко). А вот когда еще ждала ребенка, то каждый день плавала в бассейне. Раньше я увлекалась авторской песней, играла на гитаре, сейчас меня на это не хватает. Но со временем, наверное, буду снова петь. Я надеюсь.

Это все о ней

Наталья Касперская родилась в Москве, окончила физико-математическую школу, затем МИЭМ, факультет прикладной математики, кафедра — исследование операций. После окончания института работала инженером в конструкторском бюро. В 1994 г. пришла на работу в НТЦ «КАМИ», где приняла руководство антивирусным проектом AVP (название Антивируса Касперского до ноября 2000 г.). В 1997 г. вместе с Евгением Касперским и группой разработчиков антивирусного проекта основала компанию «Лаборатория Касперского». В 1999 г. Евгений и Наталья развелись — утверждают, что при общей работе очень трудно быть постоянно вместе.

С Натальей Касперской беседовала Наталия Лазарева


Версия для печати (без изображений)