В конце 80-х — начале 90-х годов в нашей стране среди уже тогда многочисленной и быстро растущей армии пользователей персональных компьютеров практически невозможно было найти человека, который не знал бы об антивирусной программе Aidstest и не пользовался ею. Сегодня в это трудно поверить, но программу, имевшую колоссальное значение для отечественного компьютерного рынка тех лет, разработал и на протяжении длительного времени поддерживал всего один человек — Дмитрий Николаевич Лозинский.

История знает немало примеров, когда инициатива энтузиаста-одиночки превращалась в большой и успешный проект. Сейчас нелегко сказать, какие факторы сыграли ключевую роль в судьбе программы и ее создателя. Без сомнения, огромное влияние оказали реальная потребность пользователей в таком продукте, рыночная конъюнктура и интерес к этой тематике со стороны уже существовавших в то время коммерческих фирм. И конечно же не обошлось без «госпожи удачи». Ведь в конце 80-х годов недостатка в оригинальных идеях и смелых, а порой и авантюрных начинаниях не было. Но выжить, а тем более, получить признание, удалось не многим.

Для тех, кто помнит то время, антивирус Aidstest ассоциируется с Научным центром СП «Диалог» при ВЦ АН СССР. И в самом деле, эта фирма, а затем и созданное на ее базе АОЗТ «ДиалогНаука» сыграли огромную роль не только в продвижении упомянутого продукта, но и в формировании самого рынка антивирусных средств, на основе которого позже сложился и вырос отечественный рынок систем информационной безопасности. В свою очередь, программа Aidstest была одним из тех локомотивов, что вывели «ДиалогНауку» на лидирующие позиции. Мало кому известно, что Дмитрий Лозинский в период триумфального шествия своей программы формально не являлся сотрудником «ДиалогНауки», а продолжал оставаться энтузиастом-одиночкой. Между ним и компанией существовали контрактные соглашения, но этот альянс оказался весьма плодотворным и полезным для обеих сторон.

Как вспоминает Дмитрий Лозинский, антивирусными программами он стал заниматься осенью 1988 г., когда работал в Госплане. Как-то раз он обнаружил, что некоторые компьютеры ведут себя неадекватно. Профессионалу, а Лозинский занимал должность главного специалиста, несложно было понять, что виновник нештатной работы ПК — компьютерный вирус. Об этой напасти уже тогда много говорили, в прессе периодически появлялись статьи, пугавшие пользователей потерей информации и даже выходом оборудования из строя. Было ясно, что для уничтожения вируса надо срочно написать антивирусную программу. Сказано — сделано, и вскоре программа была готова. «Я ее разрабатывал исключительно для себя, — вспоминает Лозинский. — Когда программа была готова, на что был потрачен один вечер, я попросил электронщиков «прогнать» ее на всех персоналках, которые к тому времени были в Госплане».

Это произошло 17 ноября 1988 г., и этот день вошел в историю отечественной ИТ-индустрии как день рождения программы Aidstest. По словам Лозинского, название программы он придумал сразу, в тот же вечер, когда ее написал. В то время одной из самых горячих тем, ежедневно обсуждаемых на радио, телевидении и в печатных СМИ, был СПИД. «Эта аббревиатура, точнее, его английская версия — AIDS, и ситуация, которая возникла в компьютерном мире, сцепились в моем сознании, — рассказывает Лозинский. — В результате появилось удачное название для антивирусной программы — звучное и запоминающееся. Возможно, это в какой-то степени способствовало успеху проекта».

Успешно «подлечив» компьютеры Госплана, Лозинский не потерял интереса к своему продукту. Когда стали появляться новые вирусы, он дополнял и модифицировал Aidstest, продолжая, по его словам, «из любопытства развивать программу». О коммерческом использовании результатов своего труда Лозинский в ту пору не помышлял и раздавал ПО совершенно бесплатно. Более того, он бесплатно консультировал всех пользователей, нуждавшихся в его помощи или совете. Телефон Лозинского знала вся страна — он указывал его на заставке программы. Так продолжалось примерно два года. За это время увеличилось не только количество компьютеров и пользователей, но и существенно выросло число вирусов. А вместе с этим лавинообразно нарастало количество телефонных звонков. К середине 1990 г. стало ясно, что ситуация с программой и поддержкой пользователей выходит из-под контроля и в одиночку справиться с этим уже невозможно. «Я понял, что надо искать помощь “на стороне”», — рассказывает Лозинский. Решено было обратиться к компаниям, профессионально работающим на ИТ-рынке.

Однако первое общение с миром коммерции нельзя назвать удачным. Лозинский познакомился с представителями одного из кооперативов при Институте прикладной математики, и кооператив заключил с ним контракт. Как вспоминает Лозинский, в то время он не планировал сделать разработку и сопровождение программы своим основным занятием и зарабатывать на этом деньги. Но коль скоро требовалось узаконить отношения с кооперативом — контракт был подписан. Предпринимателям от науки не терпелось поскорее «взять быка за рога», и они установили весьма высокую цену на программу Aidstest. Понятно, что желающих платить большие деньги за то, что еще вчера распространялось бесплатно, не нашлось.

Примерно в это же время, в начале осени 1990 г., интерес к разработкам Лозинского проявили в Научном центре СП «Диалог» при ВЦ АН СССР. Эта компания была образована в 1989 г. как одно из подразделений российско-американского СП «Диалог», созданного в ноябре 1987 г. Петром Зреловым. Позже НЦ СП «Диалог» преобразовали в АОЗТ «ДиалогНаука». Как и большинство компьютерных фирм того времени, Научный центр занимался поставками оборудования и программных продуктов. Стоит отметить, что именно СП «Диалог» был первым российским дистрибьютором ПО Microsoft. Сотрудники Научного центра хорошо помнят первый визит Билла Гейтса в нашу страну, который состоялся в 1990 г. и был приурочен к выпуску первой русифицированной версии операционной системы MS-DOS. По словам ветеранов рынка, это было эпохальное событие. Ведь в те годы у нас только начинали осознавать, что же это такое — лицензионное ПО.

Как вспоминает Сергей Антимонов, генеральный директор компании «ДиалогНаука», бизнес Научного центра СП «Диалог» развивался успешно. Основную часть дохода, как уже отмечалось, приносили продажи вычислительной техники и ПО. Но учредители компании рассчитывали, что на рынке, и в том числе международном, будет спрос на российские научные разработки, в частности разработки, сделанные в ВЦ РАН. Поэтому и в названии фирмы присутствовали слова «Научный центр». В буклете компании, выпущенном в 1990 г., были перечислены примерно двести научных программных пакетов, готовых к применению. Однако реалии жизни обманули ожидания — в тот период научные разработки рынку оказались не нужны.

Временем зарождения антивирусного проекта в Научном центре СП «Диалог» считается июнь 1990 г. К руководителям фирмы обратился Юрий Лященко, сотрудник ВЦ РАН (впоследствии — первый заместитель генерального директора «ДиалогНауки», сейчас — заместитель генерального директора компании «Доктор Веб»), и рассказал, что у него есть в Киеве хороший знакомый — Николай Безруков, который проводит общесоюзные семинары по системному программированию. Примечательно, что на его семинары приезжали все ведущие отечественные «вирусологи». К тому же Безруков выпускал на дискетах бюллетень «Софтпанорама», где кроме подборки информационных материалов были записаны и антивирусные программы. И Юрий Лященко предложил руководителям Научного центра СП «Диалог» продавать этот бюллетень в Москве.

Справедливости ради следует отметить, что первый «заход» Лященко сделал годом ранее. Правда, летом 1989 г. Научного центра еще не существовало, и он с этой идеей обращался в кооператив «Центр внедрения», который существовал при ВЦ РАН. «Я тогда отмахнулся от его предложения, — вспоминает Сергей Антимонов, работавший в том кооперативе. — В конце 80-х годов вся страна считала в основном на ЕС ЭВМ, да и семинар Безрукова исторически сложился и вырос также на базе этой техники. Поэтому я ответил, что антивирусные продукты — это какая-то мелочевка, нам не интересная. Может быть, «Диалог-МГУ» за это возьмется?» Но «Диалог-МГУ» тоже не взялся. Зато антивирусная тема звучала с каждым месяцем все громче и громче, и летом 1990 г. предложение Лященко было принято.

Впрочем, затевая этот проект, в Научном центре полагались скорее на интуицию, чем на точный расчет. По словам Сергея Антимонова, все понимали, что антивирусное направление в ближайшее время приобретет на рынке солидный вес, но как именно будет развиваться ситуация, никто предсказать не мог. Более того, на первом этапе Научный центр должен был сделать большие по тем временам инвестиции в проект, не имея при этом четкого представления, когда и как они окупятся, да и окупятся ли вообще. Дело в том, что Николай Безруков предложил Научному центру заключить контракт, в рамках которого Центр получал эксклюзивные права на распространение бюллетеня «Софтпанорама» в России. Взамен Безруков просил купить ему персональный компьютер. «Для нас это был тяжелый момент, — вспоминает Антимонов. — На создание Научного центра материнская компания СП «Диалог» отпустила 100 тыс. руб., из них 60 тыс. надо было потратить на покупку ПК Безрукову».

И все-таки руководители Научного центра решили довериться интуиции, и, как показало дальнейшее развитие событий, они не прогадали. «Когда я впервые услышал такие слова, как вирус, антивирус, Aidstest, я, не зная, о чем идет речь, интуитивно почувствовал, что хорошо бы и нам эти продукты иметь в своем арсенале, — рассказывает Антимонов. — Мы предлагали две сотни научных программ, в их числе были пакеты машинной графики, библиотеки программ для решения разнообразных научных и прикладных задач, процедуры оптимизации и т. д. Но спроса на них не было». Вот так Научный центр СП «Диалог» начал продавать «Софтпанораму». Любой желающий мог за один рубль скопировать на свою дискету очередной выпуск бюллетеня, а заодно и свежую некоммерческую версию программы Aidstest.

Вскоре благодаря помощи Безрукова и Лященко руководители Научного центра СП «Диалог» познакомились с Дмитрием Лозинским и осенью 1990 г. подписали с ним договор о коммерческом использовании Aidstest. Как уже отмечалось, у Лозинского был контракт с одним кооперативом при Институте прикладной математики, но сотрудничество не заладилось. Одной из причин было практически полное отсутствие спроса на Aidstest — кооператив установил за программу слишком высокую цену. По словам Антимонова, его Научный центр взял на вооружение прямо противоположную тактику — продавать ПО за символическую цену.

Первый успех пришел буквально через несколько дней. Как раз в это время в Москве открывалась первая выставка «Софтул». За несколько дней до ее открытия Научный центр СП «Диалог» разместил в газете «Известия» рекламу, где сообщалось и о том, что любой желающий сможет на стенде компании за 3 рубля записать свежую версию программы Aidstest. К тому времени этот пакет уже был самым популярным антивирусным средством в нашей стране, но интерес простых пользователей превзошел все ожидания. Как вспоминает Сергей Антимонов, очередь к стенду выстроилась огромная, люди заполнили все проходы выставки. Сотрудники компаний, чьи стенды оказались по соседству со стендом НЦ СП «Диалог», побежали в администрацию выставки с жалобами на то, что продавцы антивирусной программы лишили их возможности нормально работать. Дело кончилось тем, что Научный центр «переселили» подальше от других участников выставки, и тогда очередь желающих купить антивирус переместилась на лестницу. «Так мы впервые обнаружили, что программы, если они стоят недорого и действительно нужны пользователям, имеют колоссальный успех», — говорит Сергей Антимонов.

А Дмитрий Лозинский припоминает, что длинная очередь выстроилась еще и из-за того, что на стенде был всего один ПК, на котором и копировали программу. «Чисто символическая» цена особой роли не играла. «В 1990 г. наличная денежная масса в стране резко выросла, — рассказывает Лозинский. — Это произошло из-за того, что кооперативам разрешили обналичивать безналичные рубли (была при социализме и такая денежная единица, она применялась при взаимных расчетах между предприятиями). В итоге баланс, который властями искусственно поддерживался на протяжении многих лет, в одночасье рухнул. Деньги стремительно обесценивались, и три рубля были сущей мелочью».

Но как бы там ни было, а программа Aidstest впервые заявила о себе как о коммерческом продукте в полный голос. А месяц спустя, в ноябре, в Киеве на первой Всесоюзной конференции «Методы и средства защиты от компьютерных вирусов в MS-DOS» Aidstest была признана самой популярной антивирусной программой в СССР.

С этого момента в жизни Научного центра СП «Диалог» и Дмитрия Лозинского (а он по-прежнему числился в Госплане) наступил перелом. Спрос на Aidstest быстро рос, работы прибавлялось, и в Научном центре окончательно поверили в перспективность антивирусного направления. Тогда же, осенью 1990 г. руководители компании спросили у Николая Безрукова, есть ли другие антивирусные программы, которые могли бы заинтересовать рынок? «Конечно, — ответил он. — Вот, например, программа Dinf, ревизор дисков, разработанная Дмитрием Мостовым. Она признана лучшей в своем классе». После непродолжительных переговоров Научный центр подписал контракт с Мостовым. Произошло это в апреле 1991 г., к тому времени Мостовой выпустил новую, улучшенную версию своей программы под названием ADinf. Как и Лозинский, Мостовой не был штатным сотрудником Научного центра, он работал в Институте прикладной математики им. М. В. Келдыша. К слову, там же работал и Виталий Ладыгин, один из авторов лечащего модуля ADinf Cure Module, продажу которого компания начала в 1993 г.

Сергей Антимонов вспоминает, что в 1990 г. в НЦ СП «Диалог» обращался и Евгений Касперский. В то время Евгений еще служил в армии, но уже принял решение «уйти на гражданку» и подыскивал себе работу. «Был такой момент, когда мы обсуждали вопрос — на какую программу нам следует сделать ставку, — рассказывает Антимонов. — Правда, исход этого обсуждения был заранее предрешен, поскольку Aidstest лидировала по популярности».

История не знает сослагательного наклонения, но если на минуту предположить, что в НЦ СП «Диалог» решились бы продвигать перспективный, хотя и малоизвестный продукт, — судьба многих людей и компаний сложилась бы иначе.
Но вернемся к событиям, связанным с продажами программы Aidstest. Хотя она и считалась самой известной на отечественном рынке, прибыль от ее реализации на первых порах была мизерной. Лозинский, числясь в Госплане, продолжал работать над совершенствованием Aidstest, при этом коммерческая сторона проекта всегда оставалась прерогативой НЦ СП «Диалог». Впрочем, Дмитрий Николаевич особо и не интересовался финансовыми вопросами, он как был, так и остался человеком сугубо техническим. «Я всегда стремился делать то, что мне интересно. И в Госплане, и в Научном центре мне это позволяли, поэтому я все эти годы чувствовал себя комфортно, — говорит он. — Тем более, что польза была всем — и мне, и «Диалогу», и Госплану».

Деньги, которые Лозинский как автор программы Aidstest получал в виде процентов с продаж, были невелики. Приходилось подрабатывать. Источник дополнительного дохода оказался в буквальном смысле под рукой. Русификация принтеров, как выяснилось, — довольно прибыльное занятие. Как и в случае с программой Aidstest, все началось с того, что Дмитрий Лозинский русифицировал принтер для себя. «Во-первых, требовалось печатать какие-то документы, — рассказывает Лозинский, — а во-вторых, мне самому было любопытно решить эту задачку. И вот однажды я взял у наших инженеров-электронщиков программатор, это такая приставка к компьютеру для чтения и записи информации постоянных запоминающих устройств, посмотрел, как закодированы латинские символы, и понял, что именно надо там поменять, чтобы принтер стал печатать русские буквы. Попробовал — получилось». После этого к Лозинскому выстроились в очередь клиенты из многих компаний.

Жизнь в Научном центре СП «Диалог» также не стояла на месте, бизнес набирал обороты. В январе 1992 г. в компании произошли кардинальные перемены — она была преобразована в АОЗТ «ДиалогНаука» и стала самостоятельным юридическим лицом. В роли учредителей новой фирмы выступили все те же СП «Диалог» и ВЦ РАН. Впоследствии акции у ВЦ РАН были выкуплены, и сегодня акционерами «ДиалогНауки» являются СП «Диалог» и несколько физических лиц.

Потребность заказчиков в антивирусных средствах с каждым месяцем становилась все больше и больше. Соответственно росли объемы продаж программы Aidstest. Частных пользователей было немного, в основном Aidstest приобретали корпоративные заказчики. Как правило, они покупали не просто новую версию ПО, а годовую подписку. В 1990 г. такая услуга стоила целых 300 руб. Понятно, что частные пользователи не могли себе это позволить. Они ограничивались разовым приобретением программы. Интернета тогда еще не было, и подписчики регулярно приезжали в офис компании, где им на дискету записывали очередную версию ПО. Самые передовые пользователи по модему подключались к BBS «ДиалогНауки» и оттуда скачивали обновления. «Сегодня такой способ выглядит архаичным, — говорит Дмитрий Лозинский. — Но некоторые подписчики предпочитали обновлять программы именно так. Поэтому мы много лет поддерживали работу BBS и закрыли «электронную доску» лишь в 2004 г.».

Несмотря на увеличение нагрузки (с октября 1991 г. по апрель 1994 г. Aidstest обновлялась дважды в неделю), Лозинский по-прежнему в одиночку справлялся с выпуском новых версий программы. Как отмечает Сергей Антимонов, «автор Aidstest не стремился создать вокруг себя команду разработчиков».

В 1992 г. Aidstest была в зените славы и продавалась весьма успешно. К концу года число подписчиков достигло тысячи. И в этот момент Лозинский заявил, что Aidstest как программа себя исчерпала. Действительно, к тому времени появились новые виды вирусов, которые Aidstest были не по зубам. А поскольку программа изначально создавалась для решения довольно узкого спектра задач, автор не рассчитывал, что его разработка «проживет» столько лет и выдержит больше тысячи обновлений. Поэтому в программе не были заложены возможности для ее развития и коренной модернизации. «Перед нами неожиданно встал вопрос — что делать дальше? — рассказывает Сергей Антимонов. — Понятно, что естественной реакцией стала попытка создать новый Aidstest — программу, которая тут же получила условное название Aidstest 2. Для этой цели на работу в «ДиалогНауку» был приглашен перспективный программист, который в ту пору был еще студентом, заканчивающим факультет Вычислительной математики и кибернетики МГУ. Но, к сожалению, эта затея не увенчалась успехом. А в конце 1992-го — начале 1993 г. появились полиморфные вирусы, и стало ясно, что для борьбы с ними нужны совсем другие программные продукты».

Осенью 1993 г. Лозинский на конференции в Абрау-Дюрсо, где собирались ведущие российские вирусологи, познакомился с Игорем Даниловым, разработчиком антивирусной программы, которая привлекла внимание специалистов из многих стран. Данилову предложили сотрудничать с «ДиалогНаукой» и разработать антивирусный пакет Aidstest 2. Расчет руководителей компании был прост — продвигать продукт, используя известный брэнд, было бы намного легче. Но Данилов решил, что его программа будет называться Doctor Web. Контракт с Даниловым о распространении программы Doctor Web «ДиалогНаука» подписала 1 июля 1994 г. Таким образом, в арсенале компании оказался самый мощный по тем временам антивирусный пакет, куда входили программы Doctor Web, Aidstest, ADinf, ADinf Cure Module и программно-аппаратный комплекс Sheriff, разработанный в 1992 г. Юрием Фоминым.

«Это была «золотая пора» антивирусного проекта «ДиалогНауки», — рассказывает Сергей Антимонов. — Продажа программ стала приносить реальный доход, нам удалось собрать сильный коллектив. К сожалению, сцементировать и удержать команду не удалось. Каждый из разработчиков — талантливый, неординарный человек, и оказалось, что вместе им тесно. Каждый «болел», в первую очередь, за свой продукт». Как вспоминает Дмитрий Лозинский, начиная с 1994 г. он начал «потихоньку спускать Aidstest на тормозах». «Надо было все работы по этой программе прекратить в 1995 г., — говорит он. — Но так уж получилось, что окончательную точку в жизни Aidstest поставили только в 1997 г.».

Штатным сотрудником «ДиалогНауки» Дмитрий Лозинский стал лишь в 1996 г. Госплан больше не существовал, на смену ему пришло Министерство экономики. «Числиться там было бессмысленно, и я решил уйти, — говорит Лозинский. — Но меня уговаривали остаться, хотя я и появлялся там пару раз в неделю». В июле 2004 г. Лозинский перешел в компанию «Доктор Веб» на должность заместителя генерального директора.

«Вся история Aidstest создана одним человеком, — подчеркнул Сергей Антимонов. — Эта программа и имя ее создателя стали фундаментом и брэндом нашей компании». Нельзя не сказать еще об одном событии в жизни Дмитрия Лозинского: 5 июля 1999 г. вышел Указ Президента РФ о награждении его орденом Дружбы за заслуги перед государством, высокие достижения в производственной деятельности и большой вклад в укрепление дружбы и сотрудничества между народами.

Продолжаем публикацию очерков, посвященных пионерам российской компьютерной индустрии. Первую статью серии см. CRN/RE №2/2006, стр. 36.

Версия для печати (без изображений)