Редакция CRN/RE попросила руководителей компаний, работающих в Уральском и Сибирском федеральных округах, поделиться своим мнением о состоянии ИТ-рынка в регионе и произошедших за последние два года переменах. В частности, сообщить о том, как за это время изменились общий объем рынка и ситуация в наиболее важных (для респондентов) его сегментах, каково самочувствие их основных клиентов, насколько ощущается в регионе взятый властями курс на импортозамещение, как региональные ИТ-компании «борются» с кризисом, каковы их ближайшие планы и ожидания того, «когда все это кончится».

Кроме того, мы просили респондентов сравнить обстановку на ИТ-рынке региона в 2015 г. и в 2016 г. (первая половина) в надежде услышать хотя бы отдельные позитивные ноты, узнать, что хоть в чем-то становится лучше, что уже виден свет в конце тоннеля... Увы! Конечно, шок прошел и есть отдельные проблески, но до оптимизма пока, похоже, далеко.

Урал

Уральский федеральный округ

В Уральский федеральный округ (УрФО) входят шесть субъектов РФ: Курганская, Свердловская, Тюменская и Челябинская области, а также Ханты-Мансийский автономный округ — Югра и Ямало-Ненецкий автономный округ (находятся в составе Тюменской области, являются равноправными субъектами РФ). Территория округа — 1818,5 тыс. км² (10,64% территории РФ).

На начало 2016 г. в УрФО проживало 12,308 млн. человек (8,4% населения страны), плотность населения — 6,77 человека на км2, в центральной и южной частях УрФО — 42 человека на км². В 112 городах округа проживает 80,1% населения. Административный центр и крупнейший город УрФО — Екатеринбург (1,444 млн. жителей). Другие крупные города: Челябинск (1,192 млн. жителей), Тюмень (721 тыс.), Магнитогорск (418 тыс.), Нижний Тагил (356 тыс.), Сургут (349 тыс.), Курган (325 тыс.), Нижневартовск (271 тыс.), Каменск-Уральский (170 тыс.), Златоуст (169 тыс.), Миасс (151 тыс.). Население остальных городов не превышает 150 тыс. человек.

Регионы УрФО входят в Уральский и Западно-Сибирский экономические районы. В экономике округа ведущую роль играют отрасли, занимающие лидирующее положение и в экономике РФ в целом: топливно-энергетический комплекс, металлургия (с сырьевой базой), машиностроение, атомная и химическая промышленность, оборонный комплекс, лесная и деревообрабатывающая промышленность, сельское хозяйство, транспорт (железнодорожный и трубопроводный). По объему экспорта УрФО превосходит все остальные округа, в его структуре основные позиции занимают нефть и газ, затем — продукция металлургии, машиностроения, химико-лесного комплекса.

Уральский регион — один из самых богатых минерально-сырьевыми ресурсами в России. В Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком автономных округах разведаны и осваиваются нефтяные и газовые месторождения, относящиеся к Западно-Сибирской нефтегазоносной провинции, в которой сосредоточено 66,7% российских запасов нефти (6% мировых) и 77,8% запасов газа (26% мировых). УрФО располагает значительными месторождениями железных, титаномагнетитовых и медных руд, цветных, благородных и редких металлов, торфа, асбеста, нерудных строительных материалов, драгоценных и полудрагоценных камней.

Концентрация промышленного производства на Урале в четыре раза выше, чем в среднем по стране. Основу экономики округа составляют топливно-энергетический комплекс, металлургия и машиностроение. Доля топливной отрасли в экономике УрФО составляет 52%, металлургии — 24%, машиностроения и металлообработки — 9%. Эти отрасли производят 92% российского газа, 67% нефти, 45% продукции черной и 42% цветной металлургии, 34% продукции отечественного машиностроения, включая изделия оборонного значения. УрФО производит 16% валового национального продукта и 20% всей промышленной продукции страны. Здесь собирается более 40% налогов в федеральный бюджет.

По данным Росстата, в 2015 г. объем промышленного производства в УрФО по сравнению с предыдущим годом снизился на 1,8% (в среднем по РФ спад составил 3,4%). При этом добыча полезных ископаемых сократилась на 1,8%, а объем производства в обрабатывающих отраслях снизился на 1,1%. Лидером стала Тюменская область (без автономных округов), где промышленное производство выросло на 9,3%. В аутсайдерах — Свердловская и Челябинская области, где спад составил соответственно 3,7 и 2%. Объем отгруженных товаров, выполненных работ и услуг в 2015 г. достиг 9045,4 млрд. руб. (на 15,3% больше, чем в 2014 г.), в общероссийском объеме отгруженных товаров доля УрФО заняла 18,9%. Объем инвестиций в основной капитал снизился на 4,3%, до 2514,085 млрд. руб.

По итогам первого полугодия 2016 г., по данным Росстата, объем промышленного производства в УрФО вырос на 2% (в целом по РФ — 0,4%). При этом добыча полезных ископаемых прибавила 2%, обрабатывающие отрасли — 0,2%. В последних рост отмечен в Тюменской (на 3,8%) и Свердловской (на 4,4%) областях, а также Ханты-Мансийском АО — Югре (на 1,9%) и Ямало-Ненецком АО (13,3%). В остальных субъектах РФ, входящих в УрФО, зафиксировано снижение этого показателя.

Совокупный оборот предприятий и организаций УрФО в первом полугодии 2016 г. достиг 8,1 трлн. руб., что на 1,4% больше, чем в первом полугодии прошлого года. Объем инвестиций в основной капитал — 1060,7 млрд. руб., на 8,1% больше, чем в первом полугодии 2015 г., доля УрФО в общероссийском объеме инвестиций — 20%.

Консолидированный бюджет субъектов УрФО в первом полугодии 2016 г. исполнен с профицитом 46,9 млрд. руб., расходы составили 445,1 млрд. руб., доходы — 492 млрд. руб. По данным ФНС, поступление налогов и сборов по УрФО снизилось на 14,8% по сравнению с тем же периодом прошлого года и составило 1484,3 млрд. руб.

По данным Росстата, за первое полугодие потребительские цены в округе выросли на 3,6%, в том числе продовольственные товары подорожали на 3,2%, непродовольственные — на 4,1%, услуги — на 3,4%. Оборот розничной торговли уменьшился по сравнению с тем же периодом прошлого года на 7%, до 1191,7 млрд. руб. В расчете на душу населения было реализовано товаров на 96,8 тыс. руб. (в среднем по России — 89,8 тыс. руб.). Доля УрФО в обороте розничной торговли в целом по РФ составила 9,1%.

Денежные доходы в расчете на душу населения в целом по округу составили 30 856 руб. в месяц. Среднемесячная номинальная начисленная зарплата в первом полугодии 2016 г. выросла по сравнению с первым полугодием 2015 г. на 6,2%, до 41 098 руб., реальная зарплата снизилась на 1,9%.

Альберт Бикбаев, руководитель отдела маркетинга ГК «Юнит» (Екатеринбург):

Динамика ИТ-рынка Екатеринбурга отражает общероссийские тренды: темпы в рублях остались на нуле, в долларах — снижение ориентировочно на 30–40%.

Положительную динамику демонстрирует сегмент аутсорсинга и сервисного обслуживания. Некоторые заказчики не готовы вкладывать деньги в развитие ИТ-инфраструктуры, однако требования к работоспособности и надежности уже существующих систем во всех компаниях остаются на высоком уровне. Соответственно экономически целесообразнее обратиться в компанию с хорошей технической базой и экспертизой.

Заказчики трансформируют свои инвестиционные приоритеты в ИТ и зачастую хотят видеть более короткие и экономически эффективные решения. На рынке наблюдается спрос на решения, позволяющие сокращать расходы на ИТ, для клиентов на первое место вышла эффективность бизнес-процессов, выбор технического решения ушел на второй план. Принятию решения об инвестициях в ИТ теперь чаще всего предшествуют долгие внутренние переговоры и «взвешивание» всех возможных вариантов.

Необходимо отметить, что импортозамещение послужило своеобразным сигналом к выходу на рынок новых игроков и зачастую интересных проектов.

Что касается наших ожиданий, то какие-то кардинальные изменения вряд ли произойдут. Стабильная в своем нынешнем состоянии экономическая и политическая обстановка сохранит направление развития ИТ-рынка. Продолжится оптимизация бюджетов, появление новых технологий и решений сможет обеспечить рост отдельных сегментов, но падение других нивелирует общее состояние отрасли, поэтому в 2017 г. интенсивного роста ждать не стоит.

ГК «Юнит» на 2017 г. ставит для себя такую цель — рост. Несмотря на тренды 2016 г., российский ИТ-рынок трансформируется: снижение спроса на одни категории компенсируется появлением новых задач для нашей компании. Факторы роста — это и расширение территории присутствия в регионах, и новые форматы услуг и решений для обновляющихся потребностей клиентов.

Игорь Дубровкин, региональный директор компании OCS Distribution:

Если, сравнивая ситуацию на ИТ-рынке региона в 2015 г. и в 2016 г. (первая половина), учитывать только показатели, то сравнение пока не в пользу нынешнего года. Рынок в наших стандартных ИТ-направлениях даже несколько сузился, по нашим данным, примерно на 10–15%. «Просели» в первую очередь «лонгселлеры»: высокотехнологичное оборудование (активное сетевое и телекоммуникационное, серверы, СХД). В сегменте коробочных поставок заметно снизился спрос на «родные» расходные материалы, брендовые ПК и ИБП. Клиенты максимально используют резервы апгрейда оборудования, используют совместимую «расходку». Собственно, так, как это было в 2008–2009 гг.

Рынок (в целом) перестал падать, но он и не вернулся к стабильности. Сегодня все игроки живут и действуют строго «по ситуации»: как только в какой-либо зоне снижается градус «рискового фона», бизнес мгновенно устремляется туда. Сейчас время коротких инвестиций, быстрых денег и гибких технологий. Побеждает правильно выстроенная бизнес-модель. Побеждает тот игрок, который в кратчайшие сроки способен доставить на рынок требуемые товары и услуги.

В этом плане традиционная модель системной интеграции переживает, на мой взгляд, наиболее глубокий кризис. Большинство региональных компаний только сейчас осознали необходимость перестраиваться в контексте новых реалий. Ключевой запрос рынка: «какие активы я покупаю и как я буду за них платить»? Сегодня владельцы бизнеса тратят деньги на развитие инфраструктуры осмысленно и с пониманием эффективности их использования.

В этой новой реальности для внедрения любого решения, реализации любой новой поставки необходима качественно другая аргументация и видение нового уровня развития. Именно это умение — «продать перспективу» — наиболее востребовано сейчас заказчиком. Самые продвинутые наши клиенты активно «мигрируют» из сферы поставок и инсталляций оборудования в область аутсорсинга, развивая у себя сервисы по разработке уникальных бизнес-приложений, внедрению инфраструктурного ПО, бизнес-аналитики и т. д.

Что касается продаж в результате тендеров и конкурсов, то ситуация также ниже прошлогодних показателей, так как при практически одинаковом их количестве и отраслевом срезе (в сравниваемые периоды 2015 и 2016 гг.) объем сократился примерно в 1,5 раза. Однако надо понимать, что конкурсы первой половины 2015 г. были запланированы еще в 2014 г., а конкурсы первой половины 2016 г. — уже в 2015 г., т.е. в изменившихся условиях.

Розница к середине года слегка ожила — прежде всего за счет стабилизации курса и размораживания потребительского кредитования. Крупный региональный ритейл впервые за последние два года показал положительную динамику, хотя до восстановления докризисных объемов, конечно, еще далеко. Универсальные реселлеры приспосабливаются к изменившейся среде, в частности, предлагая заказчикам более дешевую альтернативу.

Несмотря на трудности, особых потерь на ИТ-рынке не произошло. Все основные игроки и компании второго эшелона продолжают работать.

Не могу сказать, что темы санкций и импортозамещения сильно задели местный рынок. Возможно, это связано с тем, что подсанкционные заказчики на некоторое время несколько умерили свои ИТ-аппетиты. С другой стороны, замещать многое отечественным оборудованием пока не удается, так как предлагать в стандартном канале как альтернативу зачастую и нечего. Тема импортозамещения проявилась у нас несколько в другом качестве — например, холдинг «Эр-Телеком» на своих заводских площадях собирает ТВ-приставки для установки потребителям своих услуг (а это тысячи единиц оборудования).

На мой взгляд, нынешняя ситуация в корне отличается от прошлогодней. Да, в цифрах всё похоже и «денег нет, но вы держитесь», да, это еще надолго, но у заказчиков (в первую очередь у бизнеса) уже появилось понимание, что ждать-то, в принципе, нечего и существующие задачи надо решать сейчас, далеко не откладывая.

Подтверждение тому — проблески на рынке (хоть и робкие и пока нестабильные), появление большего числа проектов «в работе», а также проектов с уже конкретными датами реализации. В основном это программа 2017 г. Насколько она оправдает ожидания — покажет время.

Андрей Завада, директор по продажам ГК ХОСТ (Екатеринбург):

Нельзя постоянно жить в напряжении. Те, кто пережил Великую Отечественную, рассказывали, что привыкли даже к звукам канонады и артобстрелов. Так и сегодня на рынке: денег у клиентов не прибавилось, но нервозность спала. От станции «все заморожено» локомотив двинулся к пункту «надо жить дальше».

Рынок изменился скорее не в процентном, а в качественном соотношении. В 2016 г. реализуются три типа проектов: государственные (мосты, потоки, газохранилища), политически-имиджевые (чемпионат мира по футболу) и с целью сокращения затрат в коммерческом секторе. Так, банки, которые для ИТ как лакмусовая бумажка, перешли к оптимизации вместо формирования прибыли за счет экспансии и новых продуктов.

У клиентов решения по всем проектам рассматриваются под лупой и только после тщательного изучения задач и возможных результатов. Просели продажи оборудования — клиенты выжимают максимум из своих мощностей. Но продолжают инвестировать в программное обеспечение — по ряду позиций даже заметен рост. В направлении услуг вектор сместился от проектных работ в сторону сопровождения и ИТ-аутсорсинга.

От праздных разговоров об импортозамещении в 2015 г. рынок перешел к конкретным действиям. Но говорить о результатах пока рано. Они станут видны только в 2017 г., когда отыграются конкурсы этого года. Там станет понятно, вышел из реестра российского ПО рабочий инструмент или он себя дискредитировал.

Что касается нашей компании, то в этом году мы выпустили собственную платформу «Медведь» — комплекс взаимосвязанных приложений для повышения эффективности работы предприятия. Мы продолжим технологическое развитие платформы. Будем разрабатывать новые прикладные решения на ее основе и строить партнерскую сеть в России и СНГ.

Алексей Коваленко, руководитель филиала компании «Тайле» в Екатеринбурге, Анна Кравцова, руководитель филиала компании «Тайле» в Челябинске:

Объем ИТ-рынка в близких нам сегментах за это время существенно не изменился. В частности, продажи по челябинскому филиалу остались на уровне 2014–2015 гг. Тем не менее наши партнеры неоднократно упоминали о значительном (вдвое) снижении объемов работ и продаж.

В нашей сфере деятельности наступил значительный спад по поставкам продуктов D-Link (в силу понятных причин: «Тайле» перестала быть ее дистрибьютором в 2015 г.). В то же время можно отметить рост продаж кабельной продукции NETLAN.

Если говорить о самочувствии важных для нас клиентов, то они держатся на плаву, при этом считают, что ситуация на рынке еще далека от стабилизации. Стали чаще появляться просроченные задолженности.

Местные ИТ-компании, как могут, стараются бороться с кризисом. Основные их усилия направлены на оптимизацию затрат в проектах. Кроме того, многие расширяют сферы деятельности и номенклатуру поставляемых товаров, перепрофилируются.

Объявленный государством курс на импортозамещение значимых результатов пока не принес. На наш взгляд, ИТ-рынок еще не готов к импортозамещению.

В целом ситуация на рынке сейчас такова, что о быстром выходе из кризиса говорить не приходится.

Что же касается ближайших планов нашей компании, то мы рассчитываем на увеличение продаж за счет новых продуктов (прежде всего в собственных брендах «Тайле», в частности, бюджетной линейки Lite 19-дюйм шкафов TLK и сетевых кабелей NETLAN) и за счет «вымирания» конкурентов.

Максим Нахабо, руководитель управления маркетинга компании «СКБ Контур» (Екатеринбург):

Ключевой для нас рынок — документооборот между бизнесом и государством. В 2015 г. самым значимым событием на этом рынке стал новый порядок декларирования НДС: участники рынка начали передавать в составе отчетности данные о счетах-фактурах. Кроме того, если еще в 2014 г. компании могли, заплатив штраф, отчитаться по НДС на бумаге, то с 2015 г. такую отчетность налоговая инспекция принимать перестала. Эти изменения подтолкнули плательщиков НДС, которые еще не пользовались интернет-отчетностью, заключить договоры с операторами ЭДО. Кроме того, у всех плательщиков НДС появился новый бизнес-процесс — сверка с контрагентами, а соответственно и спрос на сервисы, которые ищут расхождения и ошибки в данных покупателей и продавцов.

Знаковым стало другое событие — внедрение ЕГАИС. С 1 января 2016 г. оптовые и розничные продавцы алкоголя должны передавать в ЕГАИС данные о поступлении продукции на склад, а с 1 июля — отражать в системе продажу алкоголя потребителю. Новые требования вызвали спрос на сервисы, которые обеспечивают взаимодействие продавца с ЕГАИС. Сегодня, по данным ФСРАР, к системе подключено 97% лицензированной розницы.

Другой тренд, который наметился в 2015 г. и в полной мере проявился в 2016-м, — рост рынка ЭДО. Если за первое полугодие 2015 г. через «СКБ Контур» передано 18,5 млн. электронных юридически значимых документов, то в первом полугодии 2016 г. — уже 42,7 млн. Опасения, с которыми бизнес встретил новую технологию, постепенно рассеиваются.

Наконец, в 2016 г. увеличился спрос на решения в области безопасности и проверки контрагентов. Здесь чувствуется влияние сложной экономической ситуации (компании банкротятся, стало больше мошенников), а также ощущается повышенное внимание ФНС к неблагонадежным фирмам. При этом если раньше подобными сервисами пользовались в основном руководители служб безопасности и юристы, то теперь больше знать о партнерах хотят предприниматели и бухгалтеры. Отсюда спрос на сервисы, которые встраиваются в интернет-банки, системы отчетности, CRM-системы. Пользователи не анализируют большие массивы информации, а получают сводку критичных фактов о контрагентах попутно с решением других повседневных задач.

Для «СКБ Контур» ключевые клиенты — представители малого и среднего бизнеса. Несмотря на кризис, их количество не уменьшилось, значит, подавляющее большинство из них по-прежнему на плаву. С другой стороны, падает платежеспособный спрос: клиенты стали чувствительнее к цене. Впрочем, это не приводит к отказу от привычных решений. Например, даже небольшие компании, которых закон не обязывает отчитываться через Интернет, зачастую не готовы вернуться к «бумажной» отчетности.

Событий в ИТ-сфере, которые бы касались только Екатеринбурга/Урала, не так много. Отметим факт не из области ИT-бизнеса, а ИТ-образования: команда Уральского федерального университета, которая готовилась к соревнованиям под руководством Михаила Рубинчика на базе Тренировочного центра «СКБ Контур», стала серебряным призером Международной студенческой олимпиады по программированию (ICPC-2016, 8 место). До этого она трижды завоевывала медали на чемпионате мира, но это была «бронза».

Падения ИТ-рынка мы пока не почувствовали. Вероятно, это связано с тем, что «СКБ Контур» работает в равной степени со всеми отраслями и сегментами бизнеса — от микропредприятий до промышленных и ресурсодобывающих холдингов. Общий экономический спад тем не менее ощущается. Мы стали вдумчивее подходить к расходам. В частности, это коснулось инвестирования в новые проекты, каждый проект проходит через несколько фильтров.

«СКБ Контур» работает на рынках, которые сильно «завязаны» на российское законодательство (отчетность, ЭДО, бухгалтерия, зарплата). А законодательство — это постоянные, в режиме нон-стоп, обновления. Разрабатывать такие продукты в отрыве от реалий невозможно. У нас очень мало иностранных конкурентов, и, как правило, мы не участвуем с ними в одних и тех же тендерах. Так что на работу нашей компании поправки к 44-ФЗ не влияют.

Андрей Пономарев, руководитель кластера «IBM Урал, Сибирь, Дальний Восток»:

Судя по возросшему спросу, есть ощущение, что общий объем ИТ-рынка региона вырос, но незначительно.

Если говорить о самочувствии клиентов, то, на мой взгляд, нужно рассматривать каждого заказчика в отдельности — нет никаких общих тенденций. Рынок меняется, и те, кто успевает подстраиваться, извлекают из изменений пользу, а кто менее гибок, тот проседает. Для ИТ-ориентированных компаний (телеком, банки) стало важно быстрее конкурентов выдавать новые актуальные продукты (тарифные планы, финансовые предложения), для них очень важно, чтобы ИС были способны это сделать. Следовательно, стали востребованы шины данных, сервис-ориентированная архитектура, системы управления бизнес-процессами. Для производств, ритейла важно снижение себестоимости, и закономерно более востребованными стали продукты для оптимизации цены, производства, логистики, бюджетирования. Для ИТ-подразделений сейчас необходимо не просто масштабировать инфраструктуру в соответствии с ростом потребности в вычислительных ресурсах и емкости хранения, а оптимизировать ее, выжать из существующих ресурсов максимум. Как следствие, выросла потребность в виртуализации систем хранения информации, мониторинге ресурсов, частных, внешних и гибридных облаках.

Вообще, тренд роста количества проектов с использованием решений «услуга из облака» продолжается. Это, во-первых, связано со степенью зрелости компании. Все больше ИТ-руководителей смотрят на это трезво и считают эффективность в деньгах, а не интуитивно, даже не рассматривают этот вариант из-за классических предубеждений против облачных сред. Во-вторых, сейчас цена неэффективного внедрения системы — а риск такой остается всегда — слишком высока, так как у многих компаний нет финансового ресурса для подобных трат. Облако же дает гибкость, так как подписку на сервис можно всегда остановить, да и при старте проекта траты на услугу растут постепенно, что вряд ли возможно в случае покупки софта.

Для нашей компании важным событием стало создание в начале 2015 г. кластера «IBM Урал, Сибирь и Дальний Восток». Его цель — репликация успешных процессов на территории, удаленные от центрального офиса, распространение зоны влияния региональных партнеров, имеющих уникальную компетенцию. Два года работы показали правильность принятого тогда решения.

Местные ИТ-компании продолжают «бороться с кризисом», и здесь все «персонально». Одни нашли новые ниши рынка в софте вместе с IBM и получили желаемые проекты, расширили сферу компетенций. Другие принялись демпинговать в традиционных поставках «железа». Третьи сильно сузили штат и свое присутствие на рынке. Думаю, в среднесрочной перспективе станет ясно, чья стратегия окажется более эффективной: неэффективные компании уйдут с рынка или их доля сильно сократится.

Влияние политики импортозамещения, конечно же, ощущалось, это привело к расцвету российских брендов, ведь IBM есть что предложить ИТ-партнерам. Например, сообщество OpenPOWER предоставляет доступ к IBM RISC процессорам на условиях открытого кода, частью такого сообщества стали несколько российских ИТ-компаний, которые создают собственные решения на базе этих технологий. Да и наши софтверные платформы могут становиться частью местных решений, при этом их можно внедрять в компаниях с госучастием.

В коммерческом же сегменте фактически ничего не поменялось — коммерсанты всегда выбирали для себя максимально эффективное решение за минимальные деньги.

Что касается перспектив, то я, как практик, мало занимаюсь прогнозами и, как и другие участники рынка, слежу за различными и зачастую разнонаправленными мнениями экономистов, принимаю текущую ситуацию как данность и корректирую свою деятельность, чтобы быть максимально эффективным сейчас.

Компания продолжит работу с заказчиками из самых разных отраслей и секторов экономики региона, я имею в виду внедрение новейших ИТ-моделей, предназначенных для эры когнитивных технологий. Сюда дополнительно входит и обучение региональных представителей, и выбор партнеров, и проведение совместных маркетинговых акций.

Сибирь

Сибирский федеральный округ

Сибирский федеральный округ (СФО) состоит из 12 субъектов РФ. Это четыре республики: Алтай, Бурятия, Тыва, Хакасия; три края: Алтайский, Забайкальский, Красноярский; пять областей: Иркутская, Кемеровская, Новосибирская, Омская, Томская. По размерам территории (5,145 млн. км²) СФО — второй федеральный округ после Дальневосточного, он занимает 30% территории РФ. Протяженность территории с севера на юг — 3566 км, с запада на восток — 3420 км.

На начало 2016 г. в СФО проживало 19,324 млн. человек (13,2% населения страны), плотность населения — 3,75 чел./км2. Доля городских жителей — 72,8%, они проживают в 132 городах. Административный центр СФО — Новосибирск, крупнейший город в азиатской части России (1,584 млн. жителей). Другие наиболее крупные города: Омск (1,179 млн. жителей), Красноярск (1,067 млн.), Барнаул (636 тыс.), Иркутск (623 тыс.), Томск (569 тыс.), Кемерово (553 тыс.), Новокузнецк (551 тыс.), Улан-Удэ (431 тыс.), Чита (344 тыс.), Братск (234 тыс.), Ангарск (227 тыс.), Бийск (204 тыс.). Население остальных городов не превышает 200 тыс. человек.

СФО расположен на территории двух экономических районов, объединяя юго-восточную часть Западно-Сибирского экономического района и Восточно-Сибирский экономический район. Округ отличается неравномерностью развития территории, в его состав входят как дотационные регионы (Республика Тыва, Читинская область), так и экономически развитые Красноярский край, Иркутская и Кемеровская области, а также регионы с высоким потенциалом инновационного развития — Томская и Новосибирская области, Алтайский край.

На территории округа действуют Сибирское отделение РАН, в состав которого входит 79 научно-исследовательских институтов. Летом 2016 г. двум сибирским моногородам — Юрге и Краснокаменску — присвоен статус территории опережающего экономического развития (ТОР), общий объем инвестиций в их развитие должен превысить 40 млрд. руб.

Входящие в СФО субъекты РФ существенно различаются по условиям ведения хозяйства, структуре экономики (северные ресурсодобывающие и южные аграрно-промышленные с преобладанием обрабатывающих отраслей) и по уровню социально-экономического развития. В СФО расположены территории с экстремальными условиями для проживания. Значительная часть округа относится к районам Крайнего Севера и приравненным к ним местностям — Тыва, а также часть территории Бурятии и Алтая, Красноярского края, Иркутской, Томской и Читинской областей.

На территории СФО находятся 85% общероссийских запасов свинца и платины, 80% угля и молибдена, 71% никеля, 69% меди, 44% серебра, 40% золота. Ведущие отрасли экономики — черная и цветная металлургия, химическая и нефтехимическая промышленность, электроэнергетика, производство строительных материалов, машиностроение и металлообработка, топливная, лесная и деревообрабатывающая промышленность, пушной промысел, пищевая и мукомольная промышленность. В Сибири сосредоточено почти 40% лесных запасов России, лесопромышленный комплекс занимает одно из ведущих мест в экономике СФО.

СФО отличается развитым топливно-энергетическим комплексом, это самый крупный угледобывающий регион. Крупнейшие по объемам добычи угля бассейны: Кузнецкий (каменный, в том числе коксующийся уголь, объем добычи — около 100 млн. т в год), Канско-Ачинский, Иркутско-Черемховский, Минусинский. На базе добываемого угля и гидроэнергоресурсов в округе создана мощная электроэнергетика. По абсолютным объемам вырабатываемой электроэнергии и по ее производству на душу населения Сибирь занимает первое место в России. Преобладают тепловые электростанции, крупнейшие из них, мощностью более 2 млн. кВт каждая, расположены в Кузбассе и Канско-Ачинском бассейне. Ряд крупных ТЭЦ на мазуте работают при нефтеперерабатывающих заводах в Омске, Томске, Ачинске и Ангарске. Все крупные гидроэлектростанции округа относятся к Ангаро-Енисейскому каскаду.

Обилие топлива и дешевой электроэнергии послужило базой для развития большой группы топливо- и энергоемких производств: цветной металлургии (глинозем, алюминий, никель, кобальт, медь, свинец, цинк, вольфрам, молибден и др. цветные металлы); химии органического синтеза (синтетические смолы и пластмассы, каучук, синтетические волокна); целлюлозно-бумажной промышленности.

По данным Росстата, в 2015 г. объем промышленного производства в СФО по сравнению с предыдущим годом незначительно вырос (на 0,2%), тогда как в среднем по РФ был зафиксирован спад (на 3,4%). При этом добыча полезных ископаемых в СФО увеличилась на 1,9%, а объем производства в обрабатывающих отраслях снизился на 2,5%. Лидером стала Республика Алтай, где промышленное производство выросло на 25,6%. Доля округа в общем объеме отгрузки промышленной продукции РФ в 2015 г. составила 11,8%, в пересчете на душу населения в СФО произведено продукции на 293,4 тыс. руб. (в среднем по России — 327,4 тыс. руб.). Инвестиции в основной капитал снизились на 16,7% — до 1382,8 млрд. руб. (9,5% общего объема по РФ), в пересчете на душу населения инвестиции составили 71,6 тыс. руб. (в среднем по РФ — 99,3 тыс. руб.).

По итогам первого полугодия 2016 г., по данным Росстата, СФО оказался единственным федеральным округом, где наблюдался спад промышленного производства (на 0,4%). При этом добыча полезных ископаемых выросла на 4,3%, а снижение в обрабатывающих отраслях составило 4,7%. Лидером вновь стала Республика Алтай (рост на 44,5%), в аутсайдерах — Бурятия (спад на 6,7%), Омская и Томская области (спад соответственно на 7 и 14,6%). Совокупный оборот предприятий и организаций СФО в первом полугодии 2016 г. составил 6,4 трлн. руб., на 2,1% больше, чем в первом полугодии прошлого года. Объем инвестиций в основной капитал — 537,7 млрд. руб., на 6,1% меньше, чем в первом полугодии 2015 г.

Консолидированный бюджет субъектов СФО в первом полугодии 2016 г. исполнен с дефицитом 17,5 млрд. руб., расходы составили 515,9 млрд. руб., доходы — 498,4 млрд. руб. По данным ФНС, поступление налогов и сборов в СФО снизилось на 1,4% по сравнению с тем же периодом прошлого года и составило 602 млрд. руб.

По данным Росстата, за первое полугодие потребительские цены в СФО выросли на 3,1%, в том числе продовольственные товары подорожали на 2,8%, непродовольственные — на 3,8%, услуги — на 2,2%. Оборот розничной торговли уменьшился по сравнению с тем же периодом прошлого года на 6,8%, до 1297 млрд. руб. В расчете на душу населения было реализовано товаров на 67,1 тыс. руб. (в среднем по России — 89,8 тыс. руб.).

Денежные доходы в расчете на душу населения в целом по СФО составили 21 883 руб. в месяц (в целом по России — 28156 руб. в месяц). Среднемесячная номинальная начисленная зарплата в ДФО в первом полугодии 2016 г. выросла по сравнению с первым полугодием 2015 г. на 5,4%, до 30 601 руб., реальная зарплата снизилась на 1,9%.

Евгений Камардин, менеджер по работе с заказчиками Сибирского федерального округа, подразделение IT Division компании Schneider Electric:

Если смотреть по отдельным сегментам, то тяжелое «железо» (ЦОДы, мощные ИБП, системы охлаждения и т. д.) немного просело, так как рублевые цены существенно выросли. Рынок «коробок», в свою очередь, увеличился. Некоторые крупные проекты замораживаются либо существенно растягиваются по времени, а там, где стоит задача срочно модернизировать уже использующееся оборудование, заказчики пытаются оптимизировать заложенные ранее решения.

Что касается самочувствия важных для нас клиентов, то если судить по некоторым из них, создается впечатление — ничего не изменилось. В основном это касается добывающей отрасли, там продолжается реализация программ по модернизации и развитию ИТ-инфраструктуры. Крупные коммерческие клиенты, безусловно, переживают сейчас не лучшие времена.

В 2016 г. началась активная работа на объектах Универсиады, которая пройдет в Красноярске в 2019 г. Сейчас все силы брошены на это, объектов много, мы так или иначе участвуем в их проектировании.

Чтобы выстоять в условиях кризиса местные ИТ-компании используют разные методы. Некоторые пересчитывают проекты на более дешевом оборудовании тех же вендоров — в связи с этим мы с 2014 г. активно расширяем модельный ряд среднего ценового диапазона и некоторые проекты сейчас реализуем именно на этом. Кто-то переходит на совсем дешевые решения, другие расширяют сферу деятельности — если раньше компании занимались преимущественно ИТ-направлением, сейчас многие заинтересовались электротехническими решениями (щиты, распределительные сети и т. д.). В общем, масса вариантов.

Год назад преобладали панические настроения, но сейчас экономика стабилизировалась. Люди начали к этому относиться спокойнее. На мой взгляд, в 2016 г. мало что изменится. Мне кажется, что первая половина 2017 г. пройдет точно так же — явного падения или роста не будет. Бизнес исходит из текущих потребностей, решает насущные задачи и настороженно посматривает в направлении развития. Начнут ли рынок и экономика расти в 2017 г.? Время покажет.

Наталья Малышко, региональный директор компании OCS Distribution:

Сравнивая ситуацию в первом полугодии 2015 г. и первом полугодии 2016 г., прежде всего надо сказать, что в разных регионах она складывалась по-разному. К сожалению, продолжилось падение (до 20%) в депрессивных Кузбассе, Омске, Томске, но в то же время был и рост на Дальнем Востоке. В целом — сейчас показатели примерно на уровне прошлого года.

Что касается отдельных сегментов ИТ-рынка, то продажи персональных систем (компьютеры, комплектующие, ноутбуки) в корпоративный сектор выросли (в деньгах) примерно на 15%, в рознице — прибавка порядка 5–7%. Печать и расходные материалы — здесь роста в рублях практически нет. Продолжает падать сегмент оригинальных расходных материалов.

Проектный бизнес в первом полугодии 2016 г. в объемах реализации мало изменился по отношению к 2015 г. Но есть и хорошие новости — потенциальных проектов в работе и заделов на второе полугодие ощутимо больше.

Растут продажи в таких сегментах, как безопасность, причем и физическая (СКУД, видеонаблюдение, ИБП), и информационная.

В регионе в начале 2015 г. была заметна перестановка сил среди партнеров. Это время стало самым тяжелым для организаций, которые выживали за счет исторических связей и были ориентированы на продажу дорогого оборудования. Заказчики стали рассматривать варианты и других брендов, и других компаний, готовых предоставлять лучшие условия (читай: более низкие цены), банки и поставщики снизили кредитные лимиты. И тем, у кого не было финансовой подушки безопасности, пришлось сокращать количество проектов и сотрудников. Самые квалифицированные и преданные искали новое место работы — точнее, это новое место находило опытные кадры, покупая с ними новые рынки. Доли компаний явно перераспределились. Монстры отдали свои позиции молодым, менее опытным в проектном рынке компаниям, у которых просто меньше постоянных издержек и претензий на маржу.

Уже можно сказать, что рынок пришел в норму, точнее, принял «новую реальность» ведения дел как норму. Сейчас в нашем регионе наиболее платежеспособный сегмент — это крупные структуры: нефть, энергетика, авиастроение. Госсектор сократил затраты на всё, включая ИТ, а в прошлом году был практически парализован скоростью роста цен и изменениями в законодательстве. Малый бизнес значительно поредел, розница осталась только в регионах, где нет конкуренции с федералами и есть возможность держать маржу.

Среди важных для нас событий 2015–2016 гг. в регионе я бы отметила два: в Новосибирске построили новый корпус Государственного университета и крупнейший за Уралом аквапарк. В этих проектах мы участвовали с нашими партнерами.

В трудные годы партнеры, занимающиеся «коробочным» бизнесом, ужали свои склады до двухнедельного запаса. То, что раньше могли брать большими партиями, сейчас берут маленькими. Чтобы получать наилучшую цену, дилеры стали объединять свои заказы у вендора/дистрибьютора.

Партнеры стали гораздо меньше участвовать в сомнительных тендерах, перестали бояться подавать иски в суд на государственных заказчиков. Раньше был страх попасть в список ненадежных поставщиков. Более жестко выстроена работа по погашению дебиторки, научились считать деньги, учитывать их стоимость.

В 2015 г. мы боролись с издержками, в 2016 г. видим тренд на расширение и новые инвестиции в бизнес.

Стоит отметить сдвиг игроков по рыночным сегментам: те, кто ранее занимался розницей и «коробочным» корпоративом, стали «подхватывать» проектное оборудование, системные интеграторы сместились в стройку, бизнес по «чистым» коробкам теснят дискаунтеры/интернет-проекты. Каждый из игроков ищет эффективное применение своей построенной бизнес-модели. Партнеры перестроились, как и все, успешно прошедшие эту яму, сократили постоянные издержки до минимума, сохраняя только кадры.

Влияние курса на импортозамещение у нас ощущается. В 2015 г. это было менее заметно, а сейчас если на коробке написано «Собрано/сделано в России», заказчик выберет именно этот продукт. Хотя все понимают, что внутри ничего российского может и не быть. Это в большей степени касается сложного компьютерного оборудования.

Что касается перспектив: можем предположить, что местный ИТ-рынок начнет выходить из кризиса, когда общая экономическая ситуация в регионе немного стабилизируется. Опять же я бы разделила Восточную и Западную Сибирь. В Восточной Сибири ситуация более позитивная за счет приближающейся Универсиады.

В Западной Сибири пока нет крупных строек, но все может измениться (ожидается строительство регионального центра по спортивной гимнастике в Заельцовском районе Новосибирска).

Сейчас же мы наблюдаем, что в целом в регионе кризис не закончился, проходит очередной его виток. На это указывают и происходящие сокращения, и спад в строительной сфере. Областные ИТ-бюджеты в рублях сократились, а кое-где остались на прежнем уровне (2014 г.) при значительном росте курса доллара.

Но 2016 г. явно лучше предыдущего. Объем бизнеса все же понемногу растет, партнеры переделили рынок, перестроили бизнес, все привыкли к доллару и новым финансовым инструментам. Везде, где можно, перешли на аутсорсинг. Конечные заказчики стали платить вовремя и строят планы на увеличение бюджетов в 2017 г., скоро узнаем, насколько успешно.

Сергей Пак, коммерческий директор компании «Интант» (Томск):

Кризис по-прежнему сильнее отражается на розничном сегменте. Объем продаж продолжает сокращаться, хотя темпы падения снизились до 10–15% (оценочно по нашему региону). Понятно, что сокращение спроса в большей степени вызвано сложившимся курсом рубля к доллару, но все больше сказывается фактор снижения доходов покупателей и переориентации спроса, причем не только из-за смещения в сторону электронной коммерции (объем интернет-продаж уже сопоставим с показателями традиционной розницы), но и из-за смены приоритетов.

Что касается нашей компании, то по итогам первой половины 2016 г. розничные продажи выросли, но этот рост обеспечен лишь увеличением объемов интернет-продаж на фоне снижения маржинальности и с явным трендом снижения темпов прироста к концу полугодия. Всё это не дает оснований для оптимистических прогнозов. В целом вклад розницы в общий результат компании по-прежнему сокращается. Корпоративные продажи по итогам первого полугодия у нас тоже подросли, но и здесь заметно снижение активности, уменьшается число запросов и средний объем сделки, сокращаются ИТ-бюджеты заказчиков.

Сложность нынешней ситуации видится в затяжном характере кризиса и отсутствии «хороших новостей». Положение компании на рынке пока позволяет избегать жестких мер (сокращение персонала, снижение зарплат и т. п.), но нарастающая сложность долгосрочного планирования блокирует инвестиции в развитие. Продолжающаяся рецессия, падение маржинальности, рост издержек и налоговой нагрузки вынуждают сосредоточиться на вопросах «выживания».

Опираясь на текущие данные, мы рассчитываем добиться результатов не хуже прошлогодних, а если удастся, то и превзойти их, но ситуация на рынке все еще не позволяет строить планы на перспективу (текущий горизонт планирования сократился до одного квартала). Скорее всего, тактические вопросы будут превалировать над стратегическими, как минимум, в течение ближайших двух-трех кварталов. Поэтому наше основное внимание по-прежнему сконцентрировано на вопросах оптимизации расходов и поиске путей повышения эффективности, в том числе за счет автоматизации текущих бизнес-процессов и развития дистанционных продаж.

Дмитрий Рубченко, директор ГК «Компьютеры и сети» (Новосибирск):

В первом полугодии 2016 г. по сравнению с аналогичным периодом 2015 г. российский ИТ-рынок стал меньше.

В 2015 г. в условиях экономического кризиса ГК «Компьютеры и сети» активно развивалась и показала рост на 49,50%. В 2016 г. ситуация поменялась. Те усилия, которые раньше приводили к росту, сейчас позволяют только сохранять объемы. Обусловлено это тем, что у большинства заказчиков проекты, реализуемые в начале 2015 г., были начаты еще в 2014-м. Соответственно наша работа шла планомерно и резкого падения не наблюдалось. Сегодня трудно оценить глубину кризиса, поэтому клиенты сосредоточились на решении текущих, неотложных задач, сворачивают долгосрочные проекты и не выделяют для этого бюджеты. Крупные заказчики приостановили программы развития и заняли позицию выжидания.

Чтобы работать в текущих экономических условиях, мы стали больше вкладываться в оптимизацию собственных бизнес-процессов при сохранении стратегии развития, направленной на качественный и «географический» рост. В 2016 г. компания открыла представительство в Якутске и держит курс на дальнейшую региональную экспансию.

Что касается развития отрасли в целом, рынок уходит от поставки «железа» в сторону предоставления комплексных услуг. Ранее свои потребности клиенты в большей степени закрывали покупкой новой техники, расширением парка ПК. Сейчас стараются более эффективно использовать имеющиеся ресурсы. Для нашей компании это выразилось в активном предоставлении ИТ-услуг полного цикла, использовании инженерного состава и штата продакт-менеджеров.

Ощущаем ли мы импортозамещение? Конечно. Введенные в государственном секторе преференции для российских производителей внесли много неопределенности. Не всегда понятен регламент взаимоотношений участников рынка. При этом мы оперативно среагировали на изменившиеся реалии: с 2015 г. в рамках программы импортозамещения ГК «Компьютеры и сети» начала развивать свое производство компьютерной техники с использованием собственных инженерных и программных разработок. Мы собираем компьютеры и серверы специально для корпоративных и государственных заказчиков.

Еще в 2015 г. мы понимали, что кризис будет долгосрочным. На рынке останутся только те компании, которые сумеют мобилизоваться в новых условиях работы. Даже по оптимистичным прогнозам, мы ждем улучшения не раньше конца 2017 г. Но мы уверены, «всё, что нас не убивает, делает нас сильнее».

Валентин Фосс, директор по маркетингу и сбыту компании «Утилекс» (Новосибирск):

Мы — компания-производитель с головным офисом в Западной Сибири и производственными площадками по всей России, а рынок для нас — вся планета. Поэтому у нас нет каких-то ключевых клиентов, мы ориентируемся на тех (из разных отраслей и стран), которые на данный момент способны платить. В последнее время в России растут сельскохозяйственная отрасль, фармацевтика — соответственно мы создаем модульные ЦОДы для них, одновременно обсуждая проекты на пространстве от Таиланда до США.

Так сложилось, что цикл принятия решений в строительстве ЦОДа может занимать несколько лет. Поэтому монетизировать потребность в импортозамещении обратившихся к нам заказчиков мы еще не успели. В этом разрезе нам гораздо больше помог валютный курс, поскольку многие клиенты, бюджетировавшие строительство ЦОДов в 2012–2014 гг., теперь вынуждены искать замену в виде более дешевых продуктов, но при этом с техническими характеристиками не хуже импортных решений.

Что касается видов на будущее, то, несмотря на регулярные громкие заявления о намерениях сделать ИТ-индустрию драйвером экономического роста, в России эта отрасль по большей части по-прежнему остается сервисной, зависимой от состояния других отраслей, и я, честно говоря, затрудняюсь делать какие-либо прогнозы о ее перспективах.

А в ближайших планах нашей компании — увеличение доли на рынке модульных ЦОДов в России и странах бывшего СССР, вывод ряда новых продуктов, например микро-ЦОД DataStone+ в стандартах Open Rack, и выход на рынок Юго-Восточной Азии.


Версия для печати (без изображений)