В один день Dell и Hewlett Packard Enterprise (HPE) объявили о крупных сделках, затрагивающих инфраструктуры этих компаний. Седьмого сентября Dell объявила о закрытии сделки по покупке ЕМС, а HPE — о продаже за 8,8 млрд. «непрофильных» софтверных бизнесов (включая решения для больших данных и ИТ-безопасности) британской компании Micro Focus, специализирующейся на разработке программного обеспечения.

Обе сделки привлекли пристальное внимание участников рынка. Сделка по покупке корпорацией Dell компании EMC стала крупнейшей в ИТ-отрасли, почти вдвое перекрывшей предыдущий рекорд — Avago за 37 млрд. долл. купила компанию Broadcom, правда, это приобретение еще не завершено. Сделка HPE и Micro Focus интересна тем, что в ней среди прочих фигурирует компания Autonomy, покупку которой в свое время сопровождали громкие скандалы.

Напомним, что Autonomy, которую сейчас предлагают в пакете с другими компаниями общей стоимостью 8,8 млрд. долл., пять лет назад была приобретена тогда еще единой НР за 11,1 млрд. Но уже на следующий год НР, обнаружив нарушения в бухгалтерской отчетности приобретенной фирмы, из затраченных на ее покупку 11,1 млрд. долл. вынужденно списала в убытки 8,8 млрд. долл., что, по мнению аналитиков, привело к целому ряду проблем, в частности в сфере финансирования ключевого для корпорации направления R&D.

Среди компаний, продаваемых в пакете, присутствуют и другие, например Vertica, также приобретенная в один год с Autonomy, но за существенно более скромную сумму в 350 млн. долл., купленная за год до этого за полтора миллиарда долларов ArcSight, поглощенная десять лет назад Mercury Interactive, которая обошлась НР в 4,5 млрд. долл. Как видно, затраты НР на покупку компаний из продаваемого пакета существенно превышают сумму, которую сейчас сможет выручить получившая их при разделе корпорация Hewlett Packard. При этом нужно учитывать, что у Hewlett Packard Enterprise окажется лишь 2,5 млрд. долл., а сумма в 8,8 млрд. долл. складывается с учетом мажоритарной доли в 50,1%, которую корпорация получает в новой компании!

Однако решение избавиться от подразделений, создающих программное обеспечение для работы с Big Data, корпоративной ИТ-безопасности, управления доставкой приложений, руководства ИТ-ресурсами и управления ИТ-задачами, для корпорации станет бесспорным благом. HPE продает активы, которые так и не стали профильными, несмотря на то, что в течение пяти-десяти лет находились в инфраструктуре корпорации. Теперь она может сосредоточиться на серверах, облаках, сетевом оборудовании, системах хранения данных и развитии решений для программно-конфигурируемой инфраструктуры, наращивая технологическое лидерство на рынках решений для корпоративных заказчиков. Заметим, что одно только сообщение о возможной продаже этих софтверных активов, которое появилось на лентах Reuters за пять дней до официального объявления о сделке, было благосклонно встречено биржей — акции HPE поднялись в цене.

Однако в данном случае речь идет не о финансовых показателях НРE и не о стоимости ее акций, что на российский ИТ-рынок не оказывает практического влияния, не об ошибках в продвижении решений продаваемых компаний, и даже не о том, насколько неудачной для корпорации оказалось приобретение Autonomy, — хотя в глобальной прессе активно осуждается вопрос, стало ли это просто «провалом» или может квалифицироваться как «полный провал». Эта история о том, насколько сложен процесс интеграции приобретенных компаний в структуру корпорации-покупателя, о том, что он растягивается на годы, требует высочайшей корпоративной культуры и очень тщательного подхода, однако даже с учетом всего этого нет гарантий благоприятного исхода.

Это понимают и в Dell. Хотя компания, разумеется, демонстрирует радость от приобретения ЕМС и рисует радужные перспективы развития после того, как многопрофильный бизнес Dell получил усиление в результате покупки одного из мировых лидеров сегмента хранения, защиты и управления данными. Можно предположить, что в данном случае обе структуры окажутся в выигрыше. Выигрыш EMC будет, как минимум, определяться приоритетным продвижением ее решений всей партнерской сетью Dell. Корпорация Майкла Делла также выигрывает, усиливая соответствующее направление, что весьма полезно в борьбе за лидерство на относительно новом для нее поле глобальной ИТ-компании, поставляющей многопрофильные решения корпоративным заказчикам.

Последние действия Майкла Делла, шаг за шагом превращающего Dell, которую рынок рассматривал как производителя компьютеров, в глобального многопрофильного ИТ-гиганта, столь же эффектны, как и его бизнес-идеи, некогда превратившие предприятие по сбору компьютеров в комнате студенческого общежития в одного из крупнейших вендоров ПК. Однако сейчас планы Делла более масштабны и, что важно в контексте рассматриваемой нами темы, приводят к столкновению Dell с такими гигантами, как IBM и НР.

Поэтому вполне возможно, что обе сделки объединяет не только одна дата, которая во многом случайна. Их связь, видимо, более глубока. Ожидаемое усиление Dell в результате покупки ЕМС наверняка стало одним из факторов, подтолкнувших HP Enterprise к необходимости сосредоточиться на основных направлениях своего бизнеса, что заставило вендора отказаться от непрофильных структурных подразделений, включая пресловутую Autonomy.

Александр Маляревский — внештатный обозреватель CRN/RE.


Версия для печати (без изображений)