В этом и нескольких последующих номерах мы воспроизводим хронику событий российского ИТ-рынка за последнее 10-летие. Событий важных или просто интересных, иногда вместе с комментариями их фигурантов или других участников рынка, в разное время опубликованными в CRN/RE. Редакция, конечно, не претендует на полноту хроники, но надеется, что она напомнит и поможет (хотя бы немного) понять, как развивался отечественный ИТ-бизнес во втором десятилетии своей истории.

Предвосхищая возможные вопросы и возражения типа «почему вы то (того) упомянули, а это (этого) нет?», «на самом деле это произошло потому, что...» и т. п., обращаем внимание читателей на следующие обстоятельства.

Прежде всего, «хроника» — это все-таки не «история» (как исследование определенных явлений в определенный период времени). За написание «Истории ИТ-бизнеса в России: 1996—2006 гг.» редакция не осмелилась бы взяться. Кроме того, наша хроника — это некая выжимка только из того, что опубликовано в CRN/RE, так сказать «выбор редакции», не лишенный субъективизма. Другие источники информации использовались минимально — лишь для уточнения некоторых фактов.

У CRN/RE, как и у любого издания, есть свой профиль. Поэтому мы не скрываем, да и читатели это сразу заметят: хроника явно смещена в сторону тех сегментов и аспектов ИТ-бизнеса, которые традиционно находятся «на стержне» интересов CRN/RE, — например, дистрибуции, вопросов менеджмента, развития рынка и каналов сбыта, производства компьютерной техники. При этом некоторые другие, например весь сектор ИТ-услуг, ныне очень широкий, или вертикальные рынки, отражены гораздо слабее — учитывая наш профиль, редакция уделяла им меньше внимания.

Наверное, читатели обратят внимание и на то, что о событиях в одних компаниях наша хроника рассказывает, а о том, что происходило в других, порой не менее крупных и значимых, — нет. Причин здесь две: об одной — нашем «CRN-вском смещении» — уже говорилось выше; другая причина — информационная политика компаний и их руководителей. Одни открыты для общения с прессой, готовы встречаться, рассказывать о своей компании, о проблемах ИТ-рынка в целом. Другие на годы залегли глубоко на дно; не всегда это их вина, часто и беда — таковы были (и частично остаются) условия ведения бизнеса в стране. Но условия эти одинаковы для всех, а действия разные...

1996

Летом группа компаний IBS при участии финансовой корпорации Citycorp создала фирму DellSystems. Она получила статус эксклюзивного дистрибьютора техники Dell в России (прежде IBS была мастер-дистрибьютором Dell). Директором DellSystems стал Азер Бадалов, прежде руководивший дивизионом ПК в IBS. От этого дивизиона новая фирма унаследовала всех корпоративных клиентов, которые давали более 90% оборота, и всю дилерскую сеть (около 120 партнеров). В предшествующие годы IBS, продвигая технику Dell, ориентировалась в основном на крупных клиентов, теперь же Бадалов решил изменить стратегию — по его словам, основной задачей на будущий (1997-й — Ред.) год будет прорыв на рынок средних компаний (с персоналом 100—1000 человек).

«Знамя» Apple в России не раз переходило из рук в руки, и 29 августа стал известен очередной «знаменосец» — в этот день из рук одного из руководителей Apple в регионе ЕМЕА статус официального (но не эксклюзивного) дистрибьютора Applе получила компания DPI, один из крупнейших отечественных дилеров этого вендора. Ранее в течение ряда лет интересы Apple на нашем рынке представляла Apple IMC (независимая маркетинговая компания) во главе с Дэвидом Краускопфом. На некоторое время президентом DPI стал Краускопф, а бывший глава компании Евгений Бутман — вице-президентом. На этом «эстафета» закончилась — DPI во главе с Бутманом несет это «знамя» уже 10 лет.

В сентябре фирма «Кирилл и Мефодий» (образована в июле 1995 г.) представила свой первый мультимедиа-продукт — «Большую энциклопедию Кирилла и Мефодия», которая базировалась на отечественном 12-томном «Большом энциклопедическом словаре». Генеральный директор фирмы Алексей Локотков отметил, что особое значение придавалось лицензионной чистоте продукта: авторские права были приобретены у всех правообладателей

В декабре компания «АйТи» объявила о начале поставок структурированной кабельной системы под собственной маркой «АйТи-СКС», будучи одновременно дистрибьютором СКС Systimax компании Lucent Technologies. Проект развивался успешно: уже в следующем, 1997 г. объем поставок «АйТи-СКС» достиг 4 млн. долл., число установленных портов — 30 тыс. Неудивительно, что в декабре 1997 г. Lucent расторгла дистрибьюторский контракт с «АйТи». Правда, доля отечественных компонентов в «АйТи-СКС» была весьма мала и даже спустя пять лет составляла примерно 20%.

В декабре холдинг Lanck (Санкт-Петербург) принял решение о разрыве отношений со своим московским офисом. Для рынка это стало неожиданностью: московский офис работал 2,5 года и очень многое сделал для превращения питерского дистрибьютора в общероссийского. Спустя несколько месяцев (в мае 1997 г.) зарегистрирована созданная на базе этого офиса компания LanData. Ее возглавил Александр Калинин, бывший генеральный директор холдинга Lanck и глава московского офиса. Руководители LanData решили взять курс на дистрибуцию для системных интеграторов. Впоследствии, рассказывая CRN/RE о подробностях «бракоразводного процесса», президент Lanck Владимир Просихин говорил: «Мы (с Александром Калининым. — Ред.) люди активные, с амбициями, склонные достаточно агрессивно решать проблемы, хотя и не переходя грани... Наш раздел прошел цивилизованно, я считаю его продажей компании».

До 2000 г. было еще далеко, но «проблемой 2000» уже начали пугать: вот заголовок статьи (переведенной из американского издания CRN) в одном из ноябрьских номеров CRN/RE: «Близится катастрофа» и подзаголовок «Кризис 2000 г. угрожает целостности информации во всем мире».

В июне 1996 г. состоялись выборы президента РФ, на которых победил Борис Ельцин. Напряженная предвыборная кампания сопровождалась значительным падением продаж на ИТ-рынке. В «нормальное» состояние рынок вернулся лишь в октябре, в последующие два месяца наблюдался уже существенный рост продаж, и, по общему мнению, год закончился вполне успешно. «Пожалуй, впервые зависимость бизнеса от политики проявилась в этом году так сильно на нашем компьютерном рынке (это ведь не нефтянка, не банки и т. п.), казалось, защищенном от внешних воздействий», — писал издатель CRN/RE Николай Федулов в последнем декабрьском номере газеты.

1997

В феврале фирма «Арсеналъ» («дочка» компании «АйТи») выпустила новую версию текстового редактора «Лексикон», претендовавшего в свое время на звание «национального». У компании были большие планы по продвижению серии продуктов «Русский офис». В частности, осенью 1997 г. она объединилась с фирмой «Бикар» (Санкт-Петербург), получив права на ее офисные пакеты «Иван Федоров» и «Дела в порядке». Тем не менее перспективы продаж и привлекательность «Лексикона-97» для реселлеров многим представлялись довольно туманными. Напомним, что прежде разработкой и продажей этого текстового редактора, существующего с 1985 г., занималась компания «Микроинформ». В частности, приложила руку к его продвижению и Ольга Дергунова, которая занималась маркетингом в «Микроинформе» с 1992-го по 1994 г., а затем перешла в московский офис Microsoft (в настоящее время она — президент Microsoft в России и СНГ). Но в 1995 г., вскоре после выпуска Windows-версии «Лексикона» его основной разработчик Евгений Веселов покинул компанию «Микроинформ», которая прекратила все работы по развитию этой программы и в 1996 г. продала «Лексикон» компании «Арсеналъ». Как признавал Борис Фридман, президент «Микроинформа», в последние годы его компания продавала примерно по 20 тыс. копий «Лексикона» в год, но «реальных доходов это не приносило». Спустя несколько лет «Арсеналъ» была вынуждена отказаться от продвижения «Лексикона».

В мае о начале своей деятельности объявила Ассоциация производителей компьютеров (АПК), в которую вошли 16 компаний — «Вист», R&K, CLR, DVM Group, TOK, Klondike, Nienschanz, Ramec, Nonolet, Inel, Arbyte Computers, Acer, DellSystems, Hewlett-Packard, Intel и Olivetti, а впоследствии могли присоединиться и другие производители и дистрибьюторы ПК. По словам организаторов, АПК задумывалась как независимая, не имеющая юридического лица организация, основной задачей которой является сбор «достоверной и своевременной» информации о состоянии компьютерного рынка России и прогнозирование его развития. Для обобщения и анализа предоставляемых данных, а также в качестве гаранта их конфиденциальности была привлечена фирма PriceWaterhouse. Создание АПК свидетельствовало об определенном недоверии к данным о российском рынке, предоставляемым компаниями Dataquest и IDC. Однако АПК не суждена была долгая жизнь. Ассоциация — не первая попытка объединения отечественных сборщиков: например, в 1993 г. была организована Российская компьютерная ассоциация (РКА), но некоторые крупнейшие фирмы, например «Вист» и «Формоза», в нее не вошли.

Также в мае известная американская компания Silicon Graphics купила фирму ParaGraph International, возглавляемую Степаном Пачиковым, после чего она создала дочернюю фирму Cosmo Software, объединившую российских программистов, занимавшихся в ParaGraph International разработкой ПО для создания виртуальных миров в Интернете, и разработчиков аналогичного ПО из Silicon Graphics. Степан Пачиков был назначен вице-президентом Silicon Graphics, его брат Георгий Пачиков — руководителем АО «ПараГраф» в России, теперь на 100% принадлежащего Silicon Graphics. Однако эта престижная и, казалось бы, перспективная для российской компании сделка оказалась недолговечной — после прошедшей вскоре в Silicon Graphics реорганизации топ-менеджеры российской компании выкупили ее и переименовали в ParallelGraphics. Теперь это частная компания со штаб-квартирой в Ирландии и центром разработки в Москве.

В сентябре компания ИВК выиграла конкурс на поставку Госналогслужбе РФ компьютерной техники (рабочие станции и серверы ИВК, принтеры НР и другие периферийные устройства) на общую сумму 41 млн. долл. По словам генерального директора ИВК Григория Сизоненко, это был самый крупный контракт в истории российского ИТ-рынка. Предыдущий крупнейший контракт, заключенный при создании ГАС «Выборы» (его получила компания Compaq), оценивался в 18 млн. долл.

На восьмом году своего существования компания BIT Software сменила название на ABBYY Software — по словам Давида Яна, президента компании, это было «связано с выходом на международный рынок, а там компаний с названием BIT Software очень много».

Компания RSI в начале осени объявила о запуске дилерской части своего Web-сайта — RSI Dealers Network. Как говорили представители компании, RSI стала первым крупным дистрибьютором, начавшим внедрение системы электронной торговли для дилеров. Правда, примерно в то же время о существовании у себя подобных систем сообщили и некоторые другие ведущие дистрибьюторы — «Дилайн», CHS/Russia, Merisel CIS. Эти системы позволяли дилерам более или менее удобно просматривать прейскурант, состояние склада и транзита. Но нужно ли двигаться дальше — дать дилерам возможность заказывать товар через Интернет без участия персонала дистрибьютора, стремиться к повышению доли таких заказов и вообще «переходить в Интернет»? Мнения дистрибьюторов на этот счет существенно различались.

В последние месяцы 1997 г. в нескольких ведущих компаниях произошли важные изменения.

Так, 17 ноября стало известно, что одна из крупнейших в мире дистрибьюторских компаний CHS Electronics планирует приобрести фирму Merisel CIS. «Мы не планируем никоим образом менять стратегию, — сказал тогда CRN/RE Михаил Краснов, президент Merisel CIS. — Merisel CIS потому и была куплена, что ее стратегия понравилась». По его словам, CHS покупает процветающие компании, стремится сохранить в них предпринимательский дух и агрессивность и требует, чтобы основатели фирм оставались у руля. Соглашение вступило в силу в мае 1998 г., и Merisel CIS сменила название на CHS-Merisel. Таким образом, в России работали три принадлежащие CHS, но самостоятельные дистрибьюторские компании — CHS-Merisel, CHS/Russia и Karma International. Однако CHS Electronics оказалась хоть и быстрорастущей, но неустойчивой компанией: в 1999 г. она стояла на грани краха, и в 2000-м CHS-Merisel расторгла соглашение с ней.

Один из крупнейших в то время сборщиков ПК компания «Вист» превратилась в «Корпорацию Вист». «Наша цель — создать полноценный российский brandname, т. е. престижную и известную торговую марку не только в Москве, но и в регионах. Каждый, кто ее использует, должен дорожить репутацией этой марки и не разменивать ее на свои частные интересы», — говорил директор по маркетингу Юрий Трынкин. В «Корпорацию Вист» вошла группа ведущих дилеров «Виста» из разных регионов, взаимоотношения между ее членами регулировались «Хартией дилера» (юридического понятия «корпорация» в законодательстве РФ не было). По словам Трынкина, традиционная схема «изготовитель — дистрибьютор — дилер» компанию не устраивает, так как она не обеспечивает достаточного контроля над партнерами и качеством их ПК. «Я думаю, это ошибка», — сказал тогда, оценивая действия «Виста», Николай Можин, генеральный директор R&K.

Также осенью 16 организаций из разных регионов страны, в том числе дистрибьюторские компании CompuLink и LanData, образовали консорциум «Системинвест». Большинство его членов — это в прошлом предприятия Министерства радиопромышленности СССР и Роскоминформа РФ, выполнявшие различные проекты специального назначения, в частности участники создания ГАС «Выборы». Основным направлением деятельности консорциума было заявлено «развитие информатизации в регионах путем совместного участия в конкурсах и взаимной поддержки при внедрении крупных проектов федерального и регионального уровня». Но некоторые участники рынка видели в создании «Системинвеста» и некие скрытые цели. Вот что говорил в комментарии для CRN/RE Игорь Крохин, президент холдинга «Анкей»: «Честно говоря, я до сих пор не понимаю, зачем организован консорциум. Если для лоббирования интересов в госструктурах, то пока нет закона о лоббировании, мы знаем, как это делается. И для этого не надо делать громких заявлений... Если для консалтинга, то надо по-другому. Если для создания структуры с филиальной сетью, тоже... Вот если для приватизации вошедших в него предприятий бывшего Роскоминформа, тогда понятно. Зачем продавать по отдельности задешево, если можно собрать их вместе и продать задорого, как “Связьинвест”». Правда, последний не продан до сих пор.

В декабре объединились компании «Белый ветер» и ДВМ, образовав концерн «Белый ветер—ДВМ». Целью этого шага, по словам их руководителей, было создание многофункционального производственно-торгового комплекса. Сопрезидентами новой структуры стали Юрий Дубовицкий, бывший президент «Белого ветра», и Сергей Шуняев, ранее генеральный директор дистрибьюторской компании «ДВМ-Системы», а председателем совета директоров — президент группы компаний ДВМ Евгений Черепов. Использовавшиеся ранее торговые марки продуктов, услуг и магазинов были сохранены. Финансово-юридические аспекты сделки, как обычно, не разглашались. Не были четко сформулированы и ожидаемые результаты. После дефолта 1998 г. Евгений Черепов ушел из концерна, образовав компанию DVM Group.

Компания R-Style начала наступление на розничный рынок, открыв в декабре сразу шесть компьютерных магазинов: три собственными силами и три в результате приобретения компании «Битман». Правда, по рынку ходили разговоры, что R-Style приобрела «Битмана» сама у себя.

В этом году как независимая организация были созданы компания «Лаборатория Касперского» (до этого отдел компании «Ками»), а в составе корпорации Business Computer Systems (BCC) — фирма Lynx BCC, специализирующаяся на решениях по автоматизации управления и документооборота с акцентом на платформу Unix.

В целом этот год был удачным для ИТ-рынка. В течение нескольких последующих лет показатели 1997 г., последнего перед кризисом 17 августа, служили базой для оценки состояния рынка (по аналогии с 1913 г. в Советском Союзе).

1998

В России год запомнился прежде всего как год августовского кризиса.

А на мировом ИТ-рынке он начался с сенсации: 26 января объявили о слиянии компании Digital Equipment и Compaq. Эта сделка, на тот момент самая крупная в истории ИТ-индустрии — 9,3 млрд. долл., вывела Compaq на второе место в мире по производству компьютеров. Более того, Compaq стала «настоящей компьютерной компанией», а не просто очень крупным сборщиком на платформе Intel. До российского рынка эхо этой сделки докатится лишь к концу 1998 г., но у некоторых партнеров мрачные предчувствия появились с самого начала. «У нас есть опасения, что процесс (слияния каналов сбыта. — Ред.) окажется более чем болезненным», — сказала тогда CRN/RE Марина Никитина, вице-президент по маркетингу Merisel CIS. Ускорился процесс «растаскивания» клиентской базы Digital и ее персонала, начавшийся еще в предшествующем году на фоне трудностей, переживаемых Digital в нашей стране.

В апреле на выставке «Комтек’98» объявлено о слиянии компаний «Галактика» и «Парус» (обороты в 1997 г. соответственно 8,4 и 12,2 млн. долл., численность персонала — 500 и 1,2 тыс. человек). Было решено, что все имеющиеся продукты сохранят свои торговые марки и объединенная компания не будет создавать единый, универсальный для всех клиентов продукт. Тем не менее начались работы по интеграции систем «Парус-Корпорация» и «Галактика». Как признавали руководители обеих компаний, тогда у них еще не было ясных финансово-организационных механизмов объединения. О завершении формирования основных организационных структур корпорации «Галактика-Парус» и назначении ведущих руководителей было сообщено лишь в середине июля: председателем совета директоров стал Дмитрий Черных (ранее гендиректор «Галактики»), президентом и сопредседателем совета директоров — Александр Карпачев (гендиректор «Паруса»). Планировалось, что через два — три года объединенная компания будет реорганизована в АО открытого типа. Однако вскоре партнеры разошлись.

В апреле группа компаний «КомпьюЛинк» объявила о переходе к двухуровневой системе дистрибуции своих компьютеров CLR. Как заявил председатель совета директоров «КомпьюЛинка» Сергей Цуканов, это главная задача в развитии CLR в 1998 г. Уже в мае первым дистрибьютором CLR стала компания «Марвел». Однако затем построение такой системы застопорилось, спустя несколько лет «КомпьюЛинк» начала создавать одноуровневую сеть региональных партнеров, а в 2004 г. вообще отказалась от партнерской модели продаж CLR.

С самого начала 1998 г. на фоне общеэкономических проблем в стране у большинства ИТ-компаний дела обстояли значительно хуже обычного. Конечно, первые месяцы года — традиционно не самые лучшие для ИТ-бизнеса, но потом, как правило, все как-то «выправляется». В 1998 г. не «выправилось». В мае, комментируя для CRN/RE состояние бизнеса и перспективы на ближайшие месяцы, многие участники рынка были пессимистичны: «По моим прогнозам, летом не будет ничего хорошего» (Ольга Наумова, начальник отдела маркетинга «Дилайна»); «Рынок ушел глубоко вниз, и никаких показаний к его подъему нет» (Дмитрий Комягин, директор по развитию OCS).

В мае рубль, к счастью, устоял. Однако два обвала на фондовом рынке, два громадных скачка ставки рефинансирования, уход из страны денег западных инвесторов (за несколько майских дней — 14 млрд. долл.), правительственные меры жесткой экономии не сулили ИТ-рынку ничего хорошего.

Резкое ухудшение экономической ситуации сказалось прежде всего на поставках ПК. По оценкам IDC, во II квартале их было продано на 22% меньше, чем год назад, а в III — на 57,9%.

В числе наиболее пострадавших оказалась «Корпорация Вист». Как рассказывал позднее CRN/RE один из руководителей компании, «мы, возможно, раньше других поняли, что находимся на пороге системного кризиса, и те, кто к нему не готовы, понесут катастрофические потери. Поэтому примерно с начала января уже занимались антикризисной программой». С 1 августа вступили в силу решения об изменениях в руководстве и существенной корректировке планов «Виста» на второе полугодие. Главным управляющим (второе лицо в компании после президента Александра Раппопорта) был назначен Сергей Маневич, работавший в те годы в США в «дружественной» компании Alliance Marketing Group. Но, как показали дальнейшие события, эти меры не помогли. Дальнейшая судьба компании «Вист» нам неизвестна. Но до сих пор эта самая раскрученная на нашем ИТ-рынке марка ПК не забыта... Уход «Виста» из «большого ИТ-бизнеса» привел к тому, что в лидеры по сборке ПК вышли компании «Формоза» и R&K, которые оспаривали друг у друга пальму первенства в течение нескольких послекризисных лет.

Напряженная обстановка в стране не помешала 8 июля американской компании EDS (одной из крупнейших в мире в сфере ИТ-услуг; численность ее персонала в то время составляла 110 тыс. человек) и холдингу ЛАНИТ объявить о создании фирмы «ЭДС-ЛАНИТ» по оказанию услуг в сфере ИТ. Как завил прибывший в Москву вице-председатель EDS Гари Фернандес, вопрос об инвестициях в России компания рассматривала более года, и именно сейчас для этого наступило подходящее время. По словам Георгия Генса, президента ЛАНИТ и генерального директора «ЭДС-ЛАНИТ», до конца года в компании будут заняты 150—200 человек. «Создание компании «ЭДС-ЛАНИТ» подтверждает все предсказания, что ведущие западные системные интеграторы присматриваются к российскому рынку и будут на него выходить, но пока в «мягких» формах», — так комментировал это событие для CRN/RE Тагир Яппаров, президент компании «АйТи».

До 17 августа оставалось менее полутора месяцев...

Версия для печати (без изображений)