Слияние Seagate Technology и Maxtor завершилось. 17 мая акционеры компаний одобрили сделку. В этот же день в Россию с деловым визитом прибыл Ян О’Лири, директор Seagate по связям с общественностью в регионе ЕМЕА, который в беседе с обозревателем CRN/RE Владимиром Смирновым рассказал о целях сделки и планах Seagate.

CRN/RE: По оценкам аналитиков, Seagate занимает на мировом рынке лидирующую позицию среди семи ведущих производителей жестких дисков. Чем обусловлена покупка Maxtor?

Ян О’Лири: Действительно, нашей компании сейчас принадлежит около 28% рынка жестких дисков всех типов для всех видов применений — это почти в полтора раза больше, чем у ближайшего конкурента. Но рынок этот быстро растет (по нашим оценкам, в количественном выражении ежегодно увеличивается на 19—20%) и диверсифицируется. Наряду с традиционными устройствами для компьютеров появились диски разных форматов для потребительской электроники — цифровых фотоаппаратов, мобильных телефонов, игровых приставок, мультимедийных центров, видеорекордеров. Кроме того, быстро растет рынок ноутбуков и вместе с ним сегмент жестких дисков формата 2,5 дюйм. Все эти сегменты очень быстро развиваются, и, как считают аналитики, именно такие типы устройств в ближайшие три — четыре года будут приносить основную прибыль.

Поэтому Seagate три года назад начала расширять номенклатуру продукции, и за это время число выпускаемых нами моделей жестких дисков увеличилось с 8 до 30, покрывая потребности потребителей на восьми различных рынках. В течение следующих двух лет мы планируем еще более расширить номенклатуру и довести количество моделей до 50.

Для решения этих задач нужны дополнительные ресурсы — производственные, людские, необходимо наращивать присутствие на локальных рынках, что можно сделать, расширяя канал продаж. Поэтому мы приобрели компанию Maxtor. Это позволит нам получить дополнительный потенциал для развития бизнеса и укрепления позиций Seagate как лидера на рынке жестких дисков.

CRN/RE: Как происходит слияние двух компаний? Интегрирует ли Seagate исследовательские и производственные мощности Maxtor?

Я. О’Л.: Нет. Как подчеркнул президент и главный управляющий Seagate Билл Уоткинс, компания подошла к процессу слияния иначе, чем это принято при традиционных приобретениях. Мы не собирались использовать выпускавшиеся ранее продукты Maxtor. У самой Maxtor был негативный опыт такой «традиционной интеграции» после покупки производства жестких дисков у компании Quantum. Это распыляет ресурсы, задерживает модернизацию продукции и внедрение новых разработок.

За время, прошедшее с момента объявления о сделке, Seagate перестраивала производственные мощности Maxtor с целью выпуска собственных продуктов по нашим технологиям. Поэтому по завершении сделки мы значительно увеличим масштабы нашей производственной базы, опираясь на собственную модель бизнеса, которая продемонстрировала свою успешность в последние годы.

CRN/RE: Означает ли это, что с рынка исчезнут жесткие диски Maxtor?

Я. О’Л.: Сразу они не исчезнут. Например, у Seagate существуют складские запасы, позволяющие продолжать поставку продукции в течение пяти недель. Это достаточно большой срок. Полагаю, что подобные запасы существовали и у Maxtor. Кроме того, продукция Maxtor осталась на складах дистрибьюторов. Но, конечно, уже в III квартале этого года найти жесткие диски Maxtor на рынке будет сложно.

CRN/RE: Что будет с каналами продаж Maxtor на локальных рынках и, в частности, в России?

Я. О’Л.: Мы сейчас разрабатываем планы обновления каналов сбыта. Полагаю, что в ближайшее время после консультаций со своими партнерами и партнерами Maxtor мы сможем предложить российским компаниям продуманный план реорганизации местного канала сбыта. Сейчас в деталях говорить об этом плане преждевременно.

CRN/RE: В официальном заявлении о завершении сделки сказано, что увеличение масштабов бизнеса Seagate позволит ей предлагать продукцию по более агрессивным ценам. Так ли это?

Я. О’Л.: Когда увеличивается производственный потенциал и возрастают ресурсы компании, которые она может направить на НИОКР, маркетинг, поддержку партнеров, появляются возможности для экономии на отдельных участках всего процесса — от разработки до выпуска и поставки готовой продукции. Мы рассчитываем, что сможем изыскать такие возможности экономии и снизить цены на определенные виды изделий.

CRN/RE: Когда можно ожидать появления новой продукции Seagate в России?

Я. О’Л.: Уже в июне европейский офис планирует начать поставки полного спектра новых жестких дисков.


Версия для печати (без изображений)