2001

Это год замедления мировой экономики и кризиса ИТ-индустрии, который не обошел стороной, пожалуй, ни одну из крупных зарубежных компаний.

Тем временем в России некоторое время еще продолжался Интернет-бум. Так, в феврале из холдинга R-Style выделена группа e-Style, объединившая 10 компаний (всего около 400 сотрудников), бизнес которых так или иначе связан с разработкой ПО и использованием Интернета. Президентом e-Style стал Вячеслав Рудников. Планы у руководства e-Style были весьма амбициозными — в духе популярной тогда, хотя и шедшей на спад, Интернет-эйфории: в течение пяти лет выйти на зарубежные рынки, добиться капитализации 1 млрд. долл. и получать 30—50 млн. долл. прибыли в год. О том, что эти планы достигнуты, широкой компьютерной общественности неизвестно.

Компания «Дилайн» объявила о внедрении «Электронной торговой системы», а чтобы подчеркнуть новое качество своего бизнеса и его Интернет-направленность, даже изменила свое название — с тех пор это Центр электронного бизнеса «Дилайн».

В апреле состоялась встреча группы руководителей отечественных ИТ-компаний (10 человек) с Президентом РФ Владимиром Путиным — это был первый прямой диалог верховной власти и ИТ-бизнеса. Никаких официальных сообщений о результатах встречи не публиковалось, но, по мнению участников, сам факт ее проведения — свидетельство пробуждения у государства интереса к сфере ИТ.

В июне в Санкт-Петербурге прошел первый международный форум «Возможности России в области экспорта услуг по разработке ПО», организованный консорциумом «Форт-Росс». Впоследствии эта встреча получила название Russian Outsourcing & Software Summit (ROSS) и стала ежегодной. Объем экспорта продуктов и услуг в области разработки ПО составлял в 2001 г., по разным оценкам, от 170 до 265 млн. долл.

19 ноября объявлено об учреждении Ассоциации предприятий компьютерных и информационных технологий (АПКИТ), в которую вошли более 30 ведущих отечественных и зарубежных ИТ-компаний. В качестве основных целей Ассоциации были заявлены представление интересов российской ИТ-индустрии на внутреннем и внешнем рынках, создание условий для существенного роста рынка ИТ, защита корпоративных интересов участников ИТ-бизнеса, организация конструктивного и эффективного диалога с государством и др. В правление АПКИТ вошли Евгений Бутман (DPI), Василий Васин (R-Style), Георгий Генс (ЛАНИТ), Ольга Дергунова (Microsoft), Юрий Дубовицкий («Белый ветер»), Михаил Краснов (Verysell) и Борис Нуралиев («1С»). Вскоре АПКИТ удалось заинтересовать в сотрудничестве и некоторые другие ИТ-компании и ассоциации, в частности «Руссофт», «Силиконовая тайга», СИРИУС.

В декабре на сборочном производстве компании «Аквариус» в НИИ «Восход» официально открылась линия по сборке ПК с маркой Hewlett-Packard. Произошло это уже после того, как стало известно (3 сентября) о намерении компании НР поглотить Compaq, сотрудничество не заладилось, и вскоре проект был свернут.

2002

В отличие от предшествующего, 2001-го года, в течение которого в отечественном ИТ-бизнесе ничего особенно выдающегося не произошло — как представляется нам сейчас, спустя четыре года, — наступивший 2002-й оказался богат важными и интересными событиями и в мировой ИТ-индустрии, и на российском рынке.

В нашей стране он прошел под знаком утвержденной в январе Федеральной целевой программы «Электронная Россия». Ее идея зародилась в недрах Минэкономразвития РФ еще в начале 2000 г., в период работы над стратегическим планом развития страны до 2010 г. В ИТ-сообществе эта программа с самого начала была воспринята неоднозначно, ее много критиковали, и вполне заслуженно, за неконкретность и недостаточное финансирование. Безусловно, «Электронная Россия» — не та программа, которую хотел бы видеть ИТ-бизнес. Всем хотелось большего! Но могла ли рассчитывать на большее отрасль, которая обеспечивала меньше 1% ВВП?

Как показали последующие события, критики были в основном правы. Ответственные за реализацию ФЦП ведомства — Минсвязи и Минэкономразвития — никак не могли поделить сферы влияния. Средства (660 млн. руб.), выделенные из федерального бюджета на реализацию мероприятий «Электронной России» в 2002 г., были освоены менее чем наполовину, остальные деньги «зависли» в разных министерствах. Многие запланированные задачи оказались практически не решены и почти в полном объеме перешли на следующий год. В основном по этим причинам бюджет «Электронной России» на следующий, 2003-й, год был урезан почти вдвое — до 7,5 млрд. рублей, в том числе из федерального бюджета — 1,23 млрд. рублей. Но все-таки это вдвое больше, чем в 2002 г.

Тем не менее сам факт принятия и финансирования этой ФЦП придал ИТ-отрасли больший вес и побудил, в первую очередь органы власти в центре и на местах, обратить внимание на внедрение ИТ.

«Электронная Россия» имела немалый маркетинговый эффект: развернутая правительством пропагандистская кампания (в лучшем смысле этого понятия) оказала воздействие не только на госчиновников, но и на коммерческие организации. К тому же ИТ-компаниям удалось-таки поучаствовать в некоторых проектах «Электронной России» и получить часть бюджетных денег. Со временем отношение к этой программе стало гораздо спокойнее. Критики подрастеряли былой пыл, приверженцы — былую эйфорию, у руководителей заинтересованных ведомств прибавилось прагматизма. Самой большой проблемой в реализации ФЦП по-прежнему остается несогласованность ведомственных программ информатизации с общефедеральными мероприятиями. А объемы финансирования и в последующие годы существенно отставали от запланированных.

Также в январе вступил в действие закон об электронной цифровой подписи. Однако затем пыл к «электронному» у депутатов Госдумы, видимо, угас, и другие законопроекты, регулирующие сферу электронных транзакций, были отложены.

В марте объявлено об открытии московского представительства компании AMD. Его руководителем и региональным менеджером по продажам в России и СНГ назначен Александр Беленький. Уже в течение первого года работы компания смогла добиться определенных успехов, наиболее заметным стало увеличение доли AMD на отечественном рынке настольных ПК с 16,3% в IV квартале 2001 г. до 20,6% в IV квартале 2002 г. (данные Gartner Dataquest). «Мы прежде всего решали задачи создания широкой сети партнеров, опираясь на которых можно стабильно и уверенно расширять продажи. Нам удалось создать устойчивый канал поставок», — сказал Александр Беленький, оценивая итоги 2002 г.

С 1 мая генеральным директором московского представительства корпорации IBM стал Кирилл Корнильев. Впервые за все время работы IBM в нашей стране (с 1974 г.) его возглавил российский гражданин. Доля наших соотечественников в менеджменте представительства, вспоминал он в интервью CRN/RE, начала расти примерно с середины 90-х годов. Например, в 1993 г., когда Корнильев пришел в компанию IBM EE/А, в ней работало около 100 человек и не было ни одного российского менеджера, а к концу 2002 г. остался только один иностранец, отвечавший за отношения с руководством IBM.

«Событием года» в мировой ИТ-индустрии, несомненно, стало слияние компаний Compaq и Нewlett-Рackard, которое юридически завершилось в мае. Представительство «обновленной» НР возглавили «высшие чины» московских офисов НР и Compaq, а общая его численность превысила 300 человек. Генеральным директором НР в России был назначен Роберт Беллман, ранее в течение пяти лет возглавлявший российское представительство Compaq; а генеральным директором в других странах СНГ — Хилмар Лоренц. Однако некоторые видные члены бывшей команды Compaq стали покидать компанию: Сергей Карпов, Валерий Перепелов, Святослав Сорокин... В результате слияния продуктовых линеек пришлось проститься и с некоторыми хорошо знакомыми рынку торговыми марками.

А партнерская сеть НР значительно расширилась — объединенная компания получила «в наследство» более 300 дилеров, практически всех крупнейших российских дистрибьюторов и большинство ведущих системных интеграторов. Пьер Мирлесс, директор по работе с партнерами и дистрибуции в регионе ECEMEA, посетивший в начале июня Россию, перечисляя основные проблемы, стоявшие тогда перед российским представительством НР, отметил: «слишком много» (14) дистрибьюторов, слишком сильные позиции субдистрибьюторов, а также «ненормальные» условия поставки техники (от шести до восьми недель).

24 мая в Москве состоялся первый российско-американский «круглый стол», посвященный взаимодействию в сфере ИТ. Идею по его проведению высказал Президент Владимир Путин в ходе визита в США в конце 2001 г. Во встрече приняли участие Леонид Рейман, министр по связи и информатизации РФ, Дональд Эванс, министр торговли США, а также руководители нескольких десятков крупных российских и американских компаний. Проходили подобные «круглые столы» и в последующие два года, попеременно в США и России, было решено, в частности, создать постоянно действующий оргкомитет для их проведения. Однако в 2005 г. «круглый стол» так и не состоялся, хотя и готовился.

В 2002 г. в ряде ведущих ИТ-компаний произошли важные структурные изменения.

Так, TopS System Integrator разделилась на две отдельные компании: TopS Business Integrator во главе с генеральным директором Феликсом Гликманом и председателем совета директоров Леонидом Богуславским, которую было решено превратить в крупного сервис-провайдера, и MONT (ее генеральным директором стал Дмитрий Москалев), которая стала специализироваться на дистрибуции ПО.

В самостоятельную компанию «АВА Дистрибуция», специализирующуюся на поставках пассивного сетевого оборудования, в том числе «АйТи-СКС», был выделен и департамент дистрибуции компании «АйТи».

В составе группы DPI создана компания Dihouse, которая сосредоточилась на дистрибуции компьютерного оборудования, переняв этот бизнес у компании DPI Computers, также входящей в DPI. В портфеле новой компании было 14 дистрибьюторских контрактов. В свою очередь DPI Computers было решено перепрофилировать на реализацию проектов, в том числе на базе компьютеров SGI. Генеральным директором Dihouse стал Евгений Кривошеев, пришедший из Compaq. Однако вскоре после того как холдинг ЛАНИТ приобрел контроль над группой DPI (в 2003 г.), Dihouse была ликвидирована.

Второй дистрибьютор появился в составе группы Verysell — к ней присоединилась дистрибьюторская фирма MDC 2000 (сменившая название на Verysell IT-Express) во главе с Дмитрием Курасовым. Параллельная работа двух дистрибьюторов (Verysell Distribution и Verysell IT-Express), говорил тогда президент группы Verysell Михаил Краснов, сулит обоим определенные выгоды. Но эти выгоды оказались либо недолговечны, либо неоднозначны. Осенью 2004 г. компании были слиты в единую дистрибьюторскую компанию Verysell Distribution под руководством Юрия Ходоса. Михаил Краснов мотивировал их объединение тем, что за два года первая начала поставлять не только массовые, но и высокотехнологичные продукты, а вторая научилась успешно работать с массовыми товарами, и в результате между ними появилась «потенциальная конкуренция». Дмитрий Курасов вскоре покинул Verysell.

На базе производственного подразделения концерна «Белый ветер» создана группа компаний Rover Computers, которую возглавил Сергей Шуняев, сохранивший также должность сопрезидента концерна. Cоздание Rover Computers мотивировалось желанием дистанцировать производственное подразделение от структур «Белого ветра», прежде всего от розничной сети. Юрий Дубовицкий, второй сопрезидент «Белого ветра», признал тогда, что объединение в 1997 г. компаний «Белый ветер» и DVM было ошибкой и сдерживало продвижение марки Rover на отечественном рынке. Rover Computers объявила о прекращении сборки настольных ПК RoverPC. Вскоре компания изменила свое позиционирование на рынке, начав поставки под своими марками различных устройств цифровой потребительской электроники — карманных ПК RoverPC, фотоаппаратов RoverShot, MP3-плееров RoverMedia, ЖК-телевизоров RoverScan и др. А на российском рынке ноутбуков компания несколько лет лидировала, например в 2002 г. с долей 26,2% (данные ITResearch).

О новой стратегии развития и реорганизации объявила компания RRC. Президент RRC Константин Сидоров мотивировал это быстрым ростом RRC как международной компании и скорым вступлением в ЕС ряда восточноевропейских стран, в которых она активно работает (в 2002 г. на эти страны приходилось 43% ее продаж). Решено было создать три подразделения (первые два на базе существующих департаментов, третье организовать с нуля), которые со временем могут быть преобразованы в отдельные компании в рамках холдинга RRC. Специализация первого — Focus Distribution — нишевая дистрибуция оборудования, не требующего серьезной технической экспертизы; второго — Enterprise Networking — поставка высокотехнологичного сетевого оборудования; третьего — Consulting Services — обучение, консалтинг, оказание финансовых и иных услуг.

Сразу два больших сюрприза преподнесла рынку в 2002 г. компания Kraftway.

В июне генеральный директор Алексей Кудрявцев сообщил о начале строительства нового производственно-складского комплекса в Обнинске (Калужская обл.), на территории запланированного там научно-промышленного технопарка. Предприятие площадью более 22 тыс. м2 было рассчитано на выпуск 6,5 тыс. единиц электронного оборудования (прежде всего ПК) в смену, раcсказывал он CRN/RE, а стоимость проекта оценивалась в 14—16 млн. долл. Планировалось завершить строительство осенью 2003 г., а в январе 2004 г. пустить завод. (Кстати, вскоре о планах строительства нового сборочного предприятия объявил и главный соперник Kraftway — группа «Аквариус».) Однако сообщений о запуске этого комплекса в эксплуатацию нет до сих пор.

В октябре компания объявила о новой стратегии развития, направленной на формирование партнерской сети в регионах. Ранее Kraftway концентрировалась на прямых продажах крупным корпоративным клиентам (в конце 2002 г. их доля в обороте компании составляла примерно 95%) и принципиально отказывалась от партнерской модели продаж. В рамках новой стратегии было решено в каждом регионе строить одноуровневую партнерскую сеть с эксклюзивным реселлером. Первым региональным партнером стала нижегородская компания «Восток-НН». Однако уже через год компания пересмотрела эту стратегию и приступила к построению двухуровневой сети: было решено уменьшить число эксклюзивных партнеров с 50 до 30, мотивировав их не только на прямые продажи конечным пользователям, но и на поставки другим ИТ-компаниям региона.

В октябре Центр электронного бизнеса «Дилайн» объявил о начале работы своего производственного подразделения. Его первая продукция — настольные ПК под маркой DEPO. Идея создать собственную торговую марку ПК, рассказывал впоследствии CRN/RE Сергей Эскин, генеральный директор «Дилайна», возникла еще в 1996 г., когда «стало очевидно, что компания займет лидирующее место на российском рынке дистрибуции, и у ее руководства возник вопрос: куда идти дальше?». Обсуждались различные варианты. В частности, компания вела переговоры с IBM, которая хотела организовать производство в России на базе какого-либо дистрибьютора (идея сборки в канале была очень популярна в то время). Как считали руководители компании, для успешной работы на рынке ПК сначала необходимо выйти на рынок комплектующих и понять, как он устроен. Это удалось реализовать в конце 1998 г.

В последующие годы компания «Дилайн» предпринимала несколько попыток занять место в нише недорогой техники российской сборки. Так, в 1999 г. было подписано дистрибьюторское соглашение с компанией R&K на поставку ее настольных ПК. Генеральный директор R&К Николай Можин назвал тогда это событие началом новой эпохи в развитии обеих компаний и компьютерного рынка в целом. Но это сотрудничество не принесло ожидаемых результатов. Летом 2001 г. начался очередной этап — «проект white box», сборка ПК и поставка платформ без торговой марки «Дилайн» по заказам дилеров. Однако качество поставляемых ПК не всегда удовлетворяло последних, что неудивительно, поскольку это не были сбалансированные машины, а лишь наборы компонентов, установленных в корпус по заданию того или иного дилера, и «как они работали вместе, оставалось на совести дилера». По данным «Дилайна», проект white box вышел на уровень поставок в несколько тысяч штук в месяц. После чего перестал развиваться.

Как заявляли в 2002 г. руководители «Дилайна», они рассчитывают вывести свои компьютеры в лидеры рынка ПК уже примерно через год, правда уклоняясь от каких бы то ни было цифр. Это, естественно, встретило скептическое отношение рынка. Понадобился не год, а два, но компания все же добилась желанной цели — с 2004 г., по данным ITResearch и IDC, она входит в первую пятерку поставщиков ПК, а в некоторые кварталы даже лидирует на рынке.

В октябре в Москве впервые состоялся Intel Developer Forum (IDF) — традиционная встреча разработчиков аппаратных и программных средств на платформе Intel. По словам руководителей Intel, выбор России как места проведения IDF был обусловлен ее лидирующими позициями в регионе ЕМЕА по темпам внедрения компьютерных и телекоммуникационных технологий. Основной доклад на открытии IDF’2002 в Москве сделал Крейг Барретт, главный управляющий Intel.

В этом году в Москве открыли представительства тайваньская компания BenQ (ранее известная как Acer Communications & Multimedia) — его главой стал Юрий Студеникин, в течение ряда лет возглавлявший московский офис Acer CIS; Hitachi Data Systems; NEC-Mitsubishi Electronics Display Europe. А также ViewSonic, которая, что примечательно, пошла на этот шаг после резкого сокращения ее доли на российском рынке мониторов: если в 1999 г., по данным ITResearch, она составляла 24,5%, то в первом полугодии 2002 г. — лишь 4%. По мнению партнеров, это объяснялось сокращением маркетинговых расходов и снижением качества продукции. Глава представительства Вадим Степанишин заявил о намерении вернуться в тройку лидирующих поставщиков, сделав основной акцент на продвижении ЖК-мониторов.

Версия для печати (без изображений)