В Москве открылась первая Лаборатория систем и технологий IBM (Russian Systems and Technology Lab, RSTL). Это четвертый* центр разработок, созданный корпорацией за последнее время. Как отметил на открытии лаборатории председатель совета директоров и главный исполнительный директор корпорации Сэмюель Пальмизано, в течение трех лет IBM планирует инвестировать в проект 40 млн. долл. Директор лаборатории доктор Дженнифер Трелевич согласилась ответить на вопросы корреспондента CRN/RE Наталии Лазаревой.

CRN/RE: Расскажите, пожалуйста, подробнее о направлениях деятельности RSTL.

Дженнифер Трелевич: Одна из областей деятельности лаборатории — разработка ПО для мейнфреймов IBM System z. Помимо этого, у нас есть несколько проектов в области связи между мейнфреймом и системами хранения и, в частности, для совершенствования ПО Data Facility Storage Management System (DFSMS), а также несколько проектов разработки технологий для самих систем хранения. Еще одна тема — IBM BladeCenter нового поколения, и здесь мы будем работать международной командой: российские специалисты совместно с коллегами из США и Германии. В BladeCenter использована новая blade-система на базе процессора Cell Broadband Engine (Cell BE, архитектура Power), которая ориентирована на компании, которым требуется высокая плотность установки вычислительных ресурсов и выполнения приложений, активно использующие графику. Поэтому мы полагаем, что этими системами заинтересуются в нефтегазовой отрасли России, а последнее сулит серьезные перспективы для лаборатории. У нас есть еще одна группа сотрудников — Engineering and technologies services, непосредственно выполняющая заказы клиентов IBM в области специализированного ПО и аппаратного обеспечения совместно с российскими партнерами. Подобные группы есть в Германии и Китае. В будущем направлений работы лаборатории станет больше.

CRN/RE: Какие это направления?

Д. Т.: В ближайшем будущем — в основном разработка программного обеспечения. Но надеюсь, что мы наладим и научно-практическую работу в области новых процессоров. Ведь на самом деле то, что мы делаем, — это всего лишь первый шаг. Направления будут меняться с ростом квалификации сотрудников, и, что немаловажно, в зависимости от развития научных исследований в близких нам областях в российских научных учреждениях и университетах, с которыми мы предполагаем постоянно сотрудничать.

CRN/RE: С какими именно?

Д. Т.: С Московским, Санкт-Петербургским, Новосибирским и Нижегородским государственными университетами, МГТУ им. Баумана, с МИЭМ и, естественно, с Российской академией наук. Мы заинтересованы в сотрудничестве с рядом учeных и инженеров из Белоруссии, Украины и Казахстана.

CRN/RE: Сколько сейчас сотрудников в лаборатории?

Д. Т.: Пока 45 человек, но уже к концу года их станет 75, а года через два штат увеличится до 200 человек.

CRN/RE: Как распределены сотрудники по направлениям?

Д. Т.: Примерно половина занимается разработками для мейнфреймов, четвертая часть — системами хранения, остальные примерно поровну — BladeCenter и сервисными разработками.

CRN/RE: Откуда пришли ваши сотрудники? Работали ли они раньше в IBM, в российских научных учреждениях или вы приглашаете специалистов из компаний-партнеров или клиентов?

Д. Т.: Зачем уводить у наших партнеров и клиентов опытных сотрудников, разрушать коллектив? Ведь лаборатория должна стать частью экосистемы, в которую входят и IBM, и клиенты, и партнеры, а также научные и учебные учреждения России. Сейчас у нас работают те, кто раньше занимался клонами машин IBM в ВНИИ ЦЭВТ (пять-семь человек), выпускники российских вузов, специалисты из Белоруссии и, конечно, сотрудники IBM Восточная Европа/Азия. Есть опытные специалисты, которым 40—50 лет, они начинали свою деятельность еще в советское время. Есть молодежь — вчерашние выпускники.

CRN/RE: Как проводится обучение?

Д. Т.: Тренинги у нас идут постоянно. Молодые специалисты знакомятся с нашими решениями, практически все изучают C++, Java, Linux.

CRN/RE: Вы говорили о широком сотрудничестве IBM с научными и учебными заведениями. С какими из них вам непосредственно приходилось работать?

Д. Т.: Я работала с университетскими специалистами в Болгарии, с Новосибирским государственным университетом, с Математическим институтом РАН им. Стеклова. Многие университеты, как в России, так и в других странах, проводят совместно с нами исследования в области решений для электронного бизнеса, дистанционного обучения, подготавливают курсы для изучения решений IBM. В Новосибирске, кстати, разработки связаны с медицинской тематикой, там создают специальные алгоритмы для изучения проблем выживания. Математический институт им. Стеклова ведет для IBM исследование «Теоретический анализ бизнес-связей». Специалистами института разрабатываются модели бизнес-процессов между компаниями различных размеров из разных стран, а также модели связей внутри самих компаний. Основную часть работ проводит член-корреспондент РАН Игорь Волович. Сейчас для международной конференции готовится доклад с итогами первого этапа исследований.

CRN/RE: Совместную деятельность с вузами и РАН до сих пор курировала IBM Восточная Европа/Азия. Будет ли теперь этим заниматься ваша лаборатория?

Д. Т.: Да, я надеюсь, что часть работы перейдет к нам.

CRN/RE: Насколько известно, в ряде стран подобные центры IBM называются «лабораториями по разработкам», но существуют также «исследовательские лаборатории». В чем разница между ними?

Д. Т.: Лаборатория по разработкам должна предоставить конкретные результаты. Честно говоря, я рада, что у нас именно такое направление, что мы сейчас занимаемся не исследованиями, рассчитанными на далекое будущее, а конкретными проблемами, постоянно общаясь с клиентами и партнерами.

CRN/RE: Будут ли ваши разработки в области менфреймов использовать российские клиенты — банки, госучреждения, крупные корпорации?

Д. Т.: Конечно, все они могут воспользоваться результатами наравне со всеми, а наша сервисная группа готова выполнить конкретные заказы клиентов.

CRN/RE: Вам приходилось иметь дело с центрами IBM в разных странах. Со специалистами каких стран работать интереснее?

Д. Т.: Мне приходилось бывать в университетах Болгарии, в Шанхайской лаборатории. Всюду интересно. Но, скажу честно: я люблю общаться с российскими учеными и инженерами — мне нравится их подход к сложным задачам, их упрямство, трудолюбие. Возможно, такой интерес к русским вызван тем, что во мне четверть русской крови.

* Ранее были созданы Центр технологий Linux в Бразилии, Центр решений и технологий в Индии и лаборатория в Китае, занимающаяся IBM x-Series (с процессорами Intel).

Штрихи к автопортрету

«Мой дедушка по отцовской линии родился в России. Он уехал отсюда перед революцией. Подробностей я не знаю, мне известно только, что его семья занималась сельским хозяйством.

Я начинала работать в компании Motorola, занималась созданием продуктов для обработки речевых сигналов. Получила степень доктора наук в Университете штата Аризона, тема диссертации «Кодирование и детектирование для систем хранения многомерных цифровых данных». Получила степень магистра математики и магистра в области обработки сигналов, а также бакалавра компьютерной инженерии и математики в Университете Карнеги-Меллона. В 2003 г. прошла обучение по программе Micro MBA в исследовательском центре IBM T.J.Watson. В 2002 г. стала членом Технологической академии IBM. Работала в штаб-квартире IBM, а до того — руководителем по исследованиям в IBM Almaden Research Center, менеджером отдела научно-исследовательской деятельности IBM в России, странах СНГ и Восточной Европы.

Мне нравится русская литература, кино, театр, балет. С детства занимаюсь музыкой, играю на фортепьяно. Просто замечательно, что у меня и в Москве есть инструмент. Люблю Чайковского, Моцарта, Бетховена. Мне очень нравится русская зима, отдыхать предпочитаю под Новосибирском в Академгородке. И в этом году отпуск планирую провести там.

Стараюсь побольше читать по-русски, совершенствуюсь в языке. Читаю Михаила Булгакова, Василия Аксенова. С удовольствием посмотрела фильмы «Московская сага», «Мастер и Маргарита». Очень понравились. Хобби до сих пор не было. Теперь появится: стану изучать свою российскую родословную, хочу узнать побольше о прошлом своей семьи».


Версия для печати (без изображений)