Официальное его название — федеральный закон № 374-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон „О противодействии терроризму“ и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности». Громоздко и как-то безлично, поэтому чаще говорят об «антитеррористическом пакете», «пакете Яровой» или «законе Яровой» — по фамилии депутата Ирины Яровой, которая вмести с сенатором Виталием Озеровым внесла законопроект.

Часть из этих многочисленных изменений затрагивает бизнес операторов связи и ИТ-компаний.

В частности, первые должны будут хранить записи звонков и содержание текстовых сообщений (включая мультимедийные вложения) всех своих абонентов до полугода (в первоначальном варианте закона — даже три года!), а информацию о сеансах связи (метаданные) — в течение трех лет. Для интернет-компаний этот срок сокращен до одного года. Поправки о хранении метаданных действуют с 20 июля 2016 г., а о содержании звонков и переписки вступят в силу с 1 июля 2018 г.

Операторов почтовой связи закон обязывает использовать спецоборудование (рентгенотелевизионное, металлодетекторы и др.) для контроля внутренних почтовых отправлений на всех этапах — от отправления до вручения адресату — на предмет наличия в них запрещенных веществ, например взрывчатых. Сейчас такие меры применяются только для международных почтовых отправлений.

Законопроект оказался явно сырым, было понятно, что закон № 374-ФЗ сразу придется поправлять. Но власти торопились — Госдума приняла его сразу во 2 и 3 чтениях 24 июня, Совет Федерации — 29 июня, президент подписал 7 июля.

«В этом законопроекте содержится ряд статей, которые, на наш взгляд, трудно реализуемы с технологической точки зрения. Уверены, что требуется целый ряд детализирующих поправок к этим статьям, которые касаются технологической сферы», — говорил глава Минкомсвязи Николай Никифоров в конце июня, еще до принятия закона.

В том же ключе высказывался замглавы Минэкономразвития Олег Фомичев: нужно будет поработать совместно с Госдумой над уточнением отдельных положений закона, чтобы было понимание, как он должен работать в реальной жизни. «Пока этого понимания нет», — отметил он.

Правительство должно было в срок до 1 ноября 2016 г. представить проекты нормативных актов, конкретизирующих положения закона. Не представило. Так что окончательного понимания нет до сих пор.

А вопросов немало. Прежде всего, сколько все это будет стоить?

Ранее Экспертный совет при правительстве РФ оценивал затраты операторов связи на реализацию требований закона в 5 трлн. руб. Операторы предупреждали: при таких затратах их бизнес станет убыточным и они не смогут платить налог на прибыль, что приведет к потерям госбюджета. Или им придется поднять цены на услуги связи в два-три раза.

Еще большую критику, чем требование о хранении, вызвало положение о дешифровке сообщений пользователей. Соблюдение закона потребовало бы изменения алгоритмов шифрования, т. е. нарушения международных стандартов, что может привести, например, к исключению российских платежных систем из международного обмена.

«Почта России» оценила затраты на оснащение необходимым оборудованием своих 42 тыс. почтовых отделений в 500 млрд. руб., еще 100 млрд. в год потребуется на обслуживание этой техники и оплату работающего с ней персонала. В то же время вся выручка «Почты России» за прошлый год составила 149 млрд. руб., т. е. вчетверо меньше затрат на реализацию «закона Яровой».

Возможное резкое удорожание услуг «Почты России», через которую, по разным оценкам, сейчас проходит до 45% всех доставок российских интернет-магазинов, может привести к тому, что последние откажутся от ее услуг. В итоге из-за общего роста стоимости доставки снизится оборот.

Мнение интернет-бизнеса при принятии «пакета Яровой» не учитывалось, напомнил недавно Герман Клименко, советник президента по вопросам развития Интернета, и игрокам рынка пришлось «разгребать последствия».

В недавнем интервью CRN/RE Илья Массух, президент Фонда информационной демократии, бывший замминистра связи и массовых коммуникаций, ныне возглавляющий подгруппу «Интернет+Суверенитет» рабочей группы по Интернету Администрации Президента РФ, сказал: «Думаю, что, в том числе и из-за широкого общественного резонанса, в конечном итоге этот закон, который вступает в силу через год с лишним, может быть модифицирован в нечто более приемлемое. Тем более что президент уже допустил возможность его корректировки».

В июле на совещании у президента, посвященном выполнению принятого «пакета», было признано: большей части необходимого оборудования российские предприятия не выпускают.

«Надо загружать, — заметил президент. — Тем более хороший, гарантированный заказ». «Будет сделано», — отрапортовал глава Минкомсвязи, пообещав оперативно загрузить.

Другие чиновники насчет «оперативно загрузить» были настроены пессимистично. «Судя по оценочным данным, такого класса оборудования и в таком количестве даже нигде за рубежом на сегодняшний день нет», — сказал, в частности, Олег Фомичев.

На фоне критики закона, особенно со стороны операторов связи, «Национальный центр информатизации» (НЦИ, одна из структур госкорпорации «Ростех») в августе представил в Минпромторг свой проект создания единого центра хранения и обработки данных, который бы предоставлял соответствующие услуги всем операторам. По заявлению НЦИ, он разработал технологическую платформу на базе защищенной ОС «Аврора» для создания защищенных СХД сверхбольших объемов — до десятков экзабайт.

Для операторов это действительно было бы предпочтительнее — заменить огромные разовые инвестиции в свою инфраструктуру на текущие операционные платежи.

Однако в конце ноября на совещании в Минпромторге этот проект вызвал большие вопросы. Начиная с того, что по действующему закону хранением абонентских данных могут заниматься только операторы, а создание единого хранилища небезопасно, поскольку создает дополнительные угрозы утечки данных.

У ФСБ есть собственный вариант — он требует расширения системы оперативно-розыскных мероприятий (СОРМ). Оборудование СОРМ, предназначенное для прослушивания, уже установлено на сетях операторов.

В свою очередь, «Ростелеком» предлагает задействовать инфраструктуру принадлежащей ему поисковой системы «Спутник», которая уже хранит массивы данных из социальных сетей.

Окончательные решения, скорее всего, будут приниматься «на самом верху».

Но какими бы они ни были, определенное (скорее всего, небольшое) число ИТ-компаний на «законе Яровой» смогут неплохо заработать. Прежде всего это производители СХД и отдельных видов коммуникационного оборудования, а также разработчики ПО. Ну и, конечно, зарубежные поставщики электронных компонентов и их дистрибьюторы.

Некоторые российские компании среагировали весьма оперативно: едва закон был подписан, они начали через СМИ предлагать собственные решения для его реализации.

*  *  *

Сейчас рабочая группа по вопросам развития Интернета при Администрации Президента работает над законопроектом, регулирующим работу с «большими пользовательскими данными» (обезличенными). Основные подходы должны быть определены до конца 2016 г. И здесь важно избежать повторения ситуации с «пакетом Яровой» — быстро принять, а потом долго «разгребать».


Версия для печати (без изображений)