В последнее время с самых высоких трибун часто звучали слова о необходимости структурных преобразований в экономике, о планах государственной поддержки развития высокотехнологичных отраслей. В этом году появилась надежда, что эти благие намерения не останутся пустыми декларациями. Ситуация, похоже, наконец, сдвинулась с мертвой точки.

Напомним, что концепцию развития ИТ-отрасли до 2010 г., разработанную Мининформсвязи, правительство одобрило еще в 2004 г. В ней, в числе мер государственной поддержки, предусматривалось строительство технопарков, создание инвестиционного фонда, совершенствование законодательства. Однако из-за бюрократических процедур и традиционных межведомственных разногласий между Мининформсвязи и Минэкономразвития утверждение необходимых документов постоянно откладывалось.

Ведомство Германа Грефа успешно продвигало концепцию создания особых экономических зон (ОЭЗ), которые оказались практически не пригодны для развития ИТ-индустрии. Законопроект об ОЭЗ, подготовленный МЭРТ, подвергался критике со стороны Мининформсвязи. По мнению Леонида Реймана, он «стимулирует в первую очередь территориальное развитие, а не отраслевое». Технопарк, по его мнению, не может быть построен «в чистом поле», как того требует закон об ОЭЗ, а должен использовать потенциал действующих научных центров.

Из-за межведомственных разногласий долгое время не удавалось организовать и венчурный инвестиционный фонд развития ИТ-отрасли. Распоряжение президента о его создании правительство получило в июне прошлого года, но документы все не удавалось согласовать с МЭРТ. Это министерство активно отстаивало другую концепцию — вначале должен быть создан так называемый «фонд фондов», из которого предлагалось финансировать отраслевые инвестиционные фонды.

Для выхода из этой непростой ситуации потребовалось прямое вмешательство президента. Вскоре после февральского заседания президиума Госсовета, посвященного развитию информационных и коммуникационных технологий, Владимир Путин жестко потребовал от главы МЭРТ в кратчайшие сроки преодолеть межведомственные разногласия и согласовать все необходимые документы.

Уже в середине марта правительство одобрило государственную программу «Создание в Российской Федерации технопарков в сфере высоких технологий», подготовленную Мининформсвязи, а спустя месяц было официально объявлено о начале строительства технопарка на базе Санкт-Петербургского государственного университета телекоммуникаций им. Бонч-Бруевича (см. CRN/RE № 10/2006).

Вскоре прояснилась ситуация и с инвестиционным фондом поддержки ИТ-отрасли. Он был учрежден еще до организации «фонда фондов», за создание которого выступало МЭРТ. Как и настаивал Леонид Рейман, фонд получил отдельный статус и отдельное финансирование. Между тем планируется, что через три года «Российский инвестиционный фонд информационно-коммуникационных технологий» (РИФИКТ) все же войдет в состав «фонда фондов» — «Российской венчурной компании» (РВК), создаваемой под эгидой Минэкономразвития.

В РИФИКТ из бюджета планируется вложить 1,45 млрд. руб. Лишь на первых порах 100% акций этого фонда будут принадлежать государству. Предполагается, что в течение года состоится дополнительная эмиссия, и 51% акций продадут частным инвесторам за 1,5 млрд. руб.

Объем средств, выделяемых на каждый проект, не должен превышать 100 млн. руб. По словам Леонида Реймана, первые инвестиционные проекты у РИФИКТ могут появиться уже до конца этого года.

В конце августа премьер-министр Михаил Фрадков подписал также постановление об учреждении ОАО «Российская венчурная компания» и утвердил объем его уставного капитала. В 2006 г. из средств Инвестиционного фонда в распоряжение РВК планируется выделить 5 млрд. руб., в следующем году — еще 10 млрд. руб. Чтобы стимулировать приток частных инвестиций, государство будет претендовать лишь на 3% годовых от доходности вложенных в РВК средств, остальной доход получат частные инвесторы.

В структуру РВК должны войти 10—15 специализированных венчурных фондов, ориентированных на проекты в сфере нанотехнологий, телекоммуникаций, биотехнологий, микроэлектроники, ядерных технологий и т. п.

В настоящее время ведется юридическое оформление РВК. До 1 октября МЭРТ совместно с Министерством образования и науки поручено утвердить правила проведения конкурсного отбора кандидатов в члены совета директоров РВК, при этом они не должны состоять на государственной службе. По словам Германа Грефа, в совет директоров РВК войдут пять человек, а его первое заседание планируется провести в ноябре.

Таким образом, в России практически одновременно начинают действовать две структуры, ориентированные на поддержку инновационных разработок, которые будут курироваться разными министерствами. При этом не исключено, что ИТ-отрасль сможет получить «двойное» инвестирование из этих фондов. Своеобразное «соревнование» между Минэкономразвития и Мининформсвязи позволит определить, какая модель и схема работы окажутся наиболее эффективными. И если РИФИКТ станет успешным проектом, то, возможно, сам собой отпадет вопрос о его передаче в РВК.

Между тем объем государственных инвестиций в РИФИКТ и РВК относительно мал, и некоторые эксперты связывают создание этих структур в первую очередь с попыткой продемонстрировать заинтересованность государства в развитии инновационных отраслей. Тем временем потенциальные инвесторы пока не спешат объявлять о готовности вкладывать деньги в венчурные фонды. По крайней мере, до тех пор, пока окончательно не прояснятся детали.

Многие участники ИТ-рынка приветствуют инициативы государства, но пока что ни у кого нет ясности относительно схем, по которым будет производиться инвестирование, и принципов отбора проектов, под которые конкретные компании смогут получить инвестиции из этих фондов.

«Общаясь с руководителями некоторых ИТ-компаний, я слышал опасения относительно того, что процедура создания фондов и методика управления ими носят закрытый характер. На мой взгляд, только открытые процедуры и публичные обсуждения помогут фондам действовать эффективно и получить реальные, а не бумажные результаты», — считает Николай Комлев, исполнительный директор АПКИТ. Он также обращает внимание на еще одну потенциальную проблему, которая нередко сопровождает процесс «распределения» государственных средств: «При появлении свободных бюджетных денег или возможности раздачи льгот в любой госструктуре возникает объективная опасность создания «карманных», неэффективных проектов».

Александр Калинин, президент «Национальной компьютерной корпорации» (НКК), убежден, что государство должно инвестировать не в бизнес как таковой, а в создание условий для его развития: «Необходимы простые и очевидные правила регистрации фирм, их юридическая защищенность, нормальная законодательная база в области налогообложения, следует создать условия для реализации продукции, в том числе экспорта. Государство должно вкладывать деньги в развитие социальной инфраструктуры: от таких элементарных вещей, как строительство производственных и жилых зданий, сдаваемых молодым компаниям в аренду по льготным ставкам, до таких базовых, как укрепление системы высшего образования, фундаментальной и прикладной науки». По его мнению, необходимо существенно увеличить финансирование научных разработок, иначе просто не может идти речи о появлении новых инновационных проектов: «Научные кадры стареют, одаренная молодежь не связывает с наукой свои планы на будущее: в лучшем случае она готова идти в исследовательские центры, аффилированные с зарубежными компаниями. Поэтому важно создать механизм, который бы стимулировал научные и прикладные разработки, несмотря на то, что не все они могут иметь финансовый успех».

Александр Калинин уверен, что подобные инвестиционные фонды нужны. «Если удастся соблюсти такие условия, как абсолютная прозрачность управления и расходования средств, то, наверное, это принесет пользу не только ИТ-отрасли, но и всей стране», — считает он. Вместе с тем, по его мнению, для смены ориентации экономики с сырьевой на инновационную государство в первую очередь должно выступать в роли гаранта этого процесса: «Частный капитал заинтересован в получении прибыли, власть заинтересована в развитии государства. Пересечение этих интересов может быть взаимовыгодным».

Помимо организации «собственного» инвестиционного фонда, руководство Мининформсвязи «на высшем политическом уровне» заручилось поддержкой и других инициатив, связанных со структурными преобразованиями и направленных на развитие ИТ-отрасли. В середине августа президент поручил правительству создать при этом министерстве два новых федеральных агентства: по информационным системам (ФАИС) и по поддержке экспорта в области информационных технологий. Оба этих агентства могут начать работу уже до конца года.

ФАИС станет наследником «Росинформтехнологий», при этом его функции расширятся. Это преобразование, по словам руководства Мининформсвязи, обусловлено задачами по реализации крупномасштабных государственных проектов в сфере ИТ-технологий: введение паспортов с биометрическими данными, внедрение ГАС «Правосудие», разработка систем учета персональных данных и т. п. По всей видимости, возглавит эту структуру нынешний руководитель «Росинформтехнологий» Владимир Матюхин.

Новое Федеральное агентство по поддержке экспорта в области информационных технологий будет отвечать за информационную, аналитическую и маркетинговую поддержку при продвижении товаров и услуг отечественной ИТ-индустрии на мировой рынок (прежде всего, имеется в виду экспорт ПО). Предполагается, что штатная численность нового агентства составит от 50 до 70 человек.

Леонид Рейман ставит задачу превращения России в одного из ведущих экспортеров ПО. Этому, по идее, должен был способствовать закон о налоговых льготах для ИТ-компаний, принятый в июле Госдумой и подписанный президентом. Предполагалось, что предприятия, занимающиеся экспортом ПО, его разработкой и адаптацией для иностранных заказчиков, получат право перейти на упрощенную систему подачи налоговой отчетности и вместо налога на имущество, ЕСН, НДС и налога на прибыль смогут выплачивать единый налог в размере 6% прибыли. Однако при прохождении второго и третьего чтений в Госдуме законопроект претерпел серьезные изменения — вместо 6%-ного единого налога российские экспортеры ПО смогут воспользоваться лишь льготной шкалой при уплате ЕСН. Предложенные им льготы оказались весьма далеки от тех, которые предусматривались в первом варианте законопроекта.

Кроме того, закон устанавливает жесткие условия для перехода на льготную шкалу уплаты ЕСН — доля доходов компании от реализации ПО должна составлять не менее 90% оборота, при этом доля дохода, полученного от иностранных заказчиков, — не менее 70%. В штате компании необходимо иметь не менее 50 сотрудников. По оценке некоторых экспертов, реально этими урезанными льготами на сегодняшний день смогли бы воспользоваться не более двадцати российских компаний.

По словам Леонида Реймана, принятые поправки «не в полной мере решают задачу создания специального налогового режима для ИТ-компаний». Поэтому в сентябре планируется создать рабочую группу из представителей министерства, депутатов и сенаторов, которая займется разработкой новых законодательных инициатив.

Глава Мининформсвязи с оптимизмом смотрит на перспективы развития ИТ-технологий. В первую очередь это касается экспорта ПО. По данным министерства, в 2005 г. его объем составил порядка 1 млрд. долл., а в этом году может приблизиться к 1,8 млрд. долл. По оценке министра, к 2010 г. экспорт российских программных продуктов может достичь 10 млрд. долл., а общий объем российского ИТ-рынка — почти 40 млрд. долл.

Версия для печати (без изображений)