I. Сказка-ложь

Жили в сказочном королевстве Айтиания два великих волшебника, Бим и Бом. И вот однажды заспорили они. Один говорил, что умеренность должна быть во всем, другой — что есть вещи, сколько ни дай, все мало. Например, ум. И надумали они разрешить спор на деле. Вот так и появился на свет мальчик по имени Лад. Бим подарил ему ум, чтобы все знал-понимал-запоминал, а Бом — назло — чтобы ничего никогда не умел. А имя родители придумали безо всякого волшебства, просто им очень хотелось, чтобы все у сына в жизни было ладно-складно.

И говорить-понимать, и читать-писать Лад выучился быстрее других детей. И неудивительно. Однако, когда пришла пора выбирать профессию, начал себя проявлять черный дар Бома: рассказывать обо всех тонкостях очередной профессии парнишка обучался очень скоро, но вот сделать что-нибудь самостоятельно ему никак не удавалось. А тем временем он подрос, надо и самому себе на жизнь зарабатывать. И вот раз за разом принимается он за дело, а до конца довести не может, приходилось кому-то другому за него доделывать. Но деваться некуда, Лад нанимался к кому-нибудь следующему в новом месте, где его еще не знали. И все повторялось.

Так и перебирался он из деревни в деревню, из города в город. На пропитание хватало, но не больше. Иной раз и поколачивали беднягу. И вот занесло его в столицу. А в столице другая история — познакомился там Лад с девушкой. Слово за слово, и когда оказалось, что и зовут их почти одинаково, она Ладой-Ладушкой была, все у них сладилось. Но девушка серьезная была, рассудительная. Она фрейлиной у королевы служила. А пристроил ее туда дядя, который сам при короле в советниках состоял. И чуть ли не первым делом познакомила юная фрейлина нашего героя со своим дядей. Понравился Лад королевскому советнику — парень начитанный, умный, разговор о самых серьезных вещах поддержать может. Ну, не повезло ему в жизни немного, ничего, дело поправимое. Только бы случай подвернулся.

И случай скоро настал. Надумал король сына своего на принцессе из соседнего королевства женить. Молодые люди тоже не против были, хотя их особенно и не спрашивали — у королей, сами знаете, так принято. И вот приехал в столицу представитель соседского короля, чтобы обо всем договориться. Порешили: принцесса в столицу приедет заранее, чтобы с королем и королевой получше познакомиться, с порядками при дворе, а там, через месяц-другой и свадьба. А покуда надо во дворце специально для нее покои устроить. А дворец-то уже старый был, тесный. Пришлось думать, как его обновить. И тут представитель иностранного короля начал характер проявлять: нет, говорит, у вас в королевстве хороших строителей, придется наших выписывать. Айтианский король тоже не лыком шит, упирается, местные, мол, тоже хоть куда. В конце концов договорились устроить соревнование, по-иностранному «тендер» называется. Соберутся королевские советники и иностранный представитель и станут спрашивать строителей, что и как они делать собираются. Который лучше всех окажется, того и возьмем. Собрались мастера-строители изо всей Айтиании, да и несколько иностранцев подоспели. Тут-то Ладушкин дядя и подсуетился — Лад тоже в очереди оказался. О строительстве он — как и обо всем прочем — поговорить хорошо умел.

И что бы вы думали? Победил Лад всех! Всех разумнее он отвечал, лучше всех о переделках говорил, самые красивые чертежи-картинки на песке рисовал. Делать нечего, пришлось перестройку ему поручить. Выдали Ладу денег, набрал он рабочих, и работа закипела. Не без труда, но к сроку хоромы для принцессы были готовы. Тут и сама она подоспела. А на дворе уже осень.

Вселилась принцесса в новые хоромы, и, надо же такому случиться, в первую же ночь ужасная буря грянула, с дождем и градом. И — вот беда — крыша прямо над головой у принцессы потекла. Лад, по обыкновению, не все до конца доделал. Но ничего, принцесса виду не показывает, даже не заболела, только пару раз чихнула в шёлковый платочек. Король, когда ему доложили, в ярость пришел. Уже было за палачом послать собрался, Ладу голову рубить, но советник отговорил. Лада, говорит, не казнить надо, а наградить. Фокус с горошиной все из старой сказки знают, а тут как бы случайно все получилось. Теперь можно не волноваться: и здоровье у принцессы отменное, и держать себя в трудные минуты умеет. Хорошая из нее королева со временем получится. Помиловал король Лада. Однако награждать не стал.

Но не пропадать же такому разумнику! И советник решил его к себе в помощники взять, вроде как в секретари. Потому что свадьбу Лада и Ладушки пришлось сыграть даже раньше принцевой. Иначе могло неловко получиться — уж больно близко они успели познакомиться.

Но недолго Лад в секретарях пробыл. Зашел как-то король к своему советнику не по делу, а просто так, поговорить о том о сем за чашей. Тут и Лад словечко-другое в разговор ненароком ввернул. «Хорошо болтает!», — подумал мудрый король. И назначил Лада Верховным Придворным Болтуном: когда ко двору иностранные послы или иные высокие гости прибывали, а королю с ними заниматься недосуг, Лад этих гостей умными беседами занимал. И о военной тактике-стратегии, и о соколиной охоте, и об астрономии... — обо всем поговорить мог. Гостям очень нравилось. Если у них тут болтуном такой разумник служит, думали они, то что же о других сказать, которые делом заняты? И уважали королевство. Даже завидно — жалко, что в теперешних державах такой должности не предусмотрено.

А волшебники Бим и Бом так и не разрешили свой спор. Добился, конечно, Лад кое-чего в жизни. Но ведь не умом, другими статями... Надо еще раз-другой попробовать. На ком? А вы вокруг посмотрите. Или в зеркало.

II. Намек-урок

Есть категория людей, которых стоит, елико возможно, избегать — те, кто очень здорово умеет «себя подавать», разумно и интересно говорит о себе и о работе, но реально решений принимать не умеет. Если в резюме у него есть красивые слова, потому что предыдущие хозяева расставались с ним «по-хорошему», такого очень трудно распознать. Ведь люди, которые умеют убеждать, везде в цене.

Очень похожая категория — те, кого кадровики-профессионалы именуют ругательным словечком overqualified. Означает оно, что человек перерос по квалификации должность, на которую претендует. Не берут таких на работу, ибо разбираться, почему он пошел на понижение, некогда, и велик риск, что начнет он либо критиковать начальство, либо лезть с непрошеными советами, либо интриговать. В общем, мешать работать. Единственное исключение — люди в возрасте, кому на покой еще рано, а работать напряженно, как в молодости, уже трудно. Вот эти мешать не будут. Глядишь, и что-нибудь дельное подскажут — если спросить.

Версия для печати (без изображений)