В течение всего уходящего года внимание многих участников ИТ-рынка было приковано к пертурбациям в таможенном ведомстве. Для нормального ведения бизнеса важна хоть какая-то стабильность, рынок весьма болезненно реагирует на любые серьезные изменения устоявшихся правил игры.

Борьба с «серым» импортом, начавшаяся с рынка мобильных телефонов, вскоре затронула и импортеров компьютерной техники. В декабре прошлого года были арестованы склады трех ИТ-дистрибьюторов «второго эшелона», где хранилось оборудование и комплектующие на сумму 7 млн. долл.

Многие ИТ-компании поддерживают меры по борьбе с нелегальным импортом. Крупные игроки уже не могут жить в тени, их бизнес стал большим, и его уязвимость со стороны фискальных и правоохранительных органов из-за непрозрачности таможенных процедур становится головной болью. Но до тех пор, пока определение таможенной стоимости товара будет оставаться прерогативой таможенных инспекторов, всегда найдется должностное лицо, способное принять решение, отличное от других. Это одна из лазеек, которыми могут пользоваться недобросовестные игроки.

Коррумпированность таможенной структуры в последние годы достигла немыслимых размеров. Но серьезные неприятности у таможенников начались лишь после того, как в апреле на совещании с членами правительства президент жестко спросил у Германа Грефа: «Когда прекратим практику, при которой таможенные органы и представители бизнес-структур сливаются в экономическом экстазе?». После этого правоохранительные ведомства стали чуть ли не ежедневно рапортовать о возбуждении уголовных дел против чиновников таможенной службы.

Как и прогнозировали многие аналитики, активное «наведение порядка» и массированная «информационная атака» предшествовали серьезным кадровым и структурным перестановкам. В мае президент подписал указ, выводящий ФТС из-под контроля МЭРТ. Все функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в области таможенного дела, ранее осуществлявшиеся этим министерством, были переданы самой ФТС. Курировать ее работу было поручено непосредственно председателю правительства.

Уже на следующий день Михаил Фрадков освободил от занимаемой должности руководителя ФТС Александра Жерихова с официальной формулировкой «в связи с переходом на другую работу». Его место занял Андрей Бельянинов, в течение 20 лет служивший в финансовом секторе службы внешней разведки (в частности, в Германии), а до нынешнего назначения возглавлявший Федеральную службу по оборонному заказу.

В руководстве ФТС была проведена масштабная кадровая «зачистка». Среди прочих, лишился своего поста и заместитель главы этого ведомства Леонид Лобзенко. В свое время в одном из интервью он говорил буквально следующее: «Мы просим бизнесменов пустить нас в свои компьютерные внутренние сети, мы не шпионы, мы государственный контрольный орган».

Между тем, как неожиданно выяснилось, «компьютерная внутренняя сеть» самой ФТС, мягко говоря, не соответствует предъявляемым к ней требованиям. «У меня сложилось мнение, что Главное управление информационных технологий с 1998 г. попросту втирало очки», — так весьма резко оценил работу бывшего руководства ИТ-подразделения новый глава ФТС в интервью журналу «Таможня». По его словам, «была выстроена неправильная, вредоносная схема, с которой мы сейчас боремся». Андрей Бельянинов считает, что на исправление информационной системы ФТС могут уйти годы. «Похоже, все это абсолютно сознательно делалось, и в какой-то степени не только не проверялось, но и покрывалось со стороны вышестоящего руководства», — добавляет он.

Стоит заметить, что деньги на модернизацию информационной системы ФТС были. Их под гарантии правительства дал Международный банк реконструкции и развития (МБРР). Как показала проверка аудиторов Счетной палаты, в течение 2003—2005 гг. из 50,9 млн. долл. этого займа было освоено лишь немногим более половины — 26,9 млн. долл. В результате потери бюджета на уплату комиссии за неиспользованную часть займа составили 60 тыс. долл. Кроме того, как показала проверка, закупка компьютерного оборудования и ПО на сумму 20,5 млн. долл. была произведена без технических заданий на основные компоненты ИТ-инфраструктуры.

Несмотря на многочисленные внутренние проблемы, связанные с кадровыми перестановками, руководство таможенной службы рапортует о значительных успехах в борьбе с «серым» импортом. Согласно таможенной статистике, с января по сентябрь в Россию было ввезено 268,1 тыс. ноутбуков — в 2,56 раза больше, чем за тот же период прошлого года. Их общая таможенная стоимость выросла в 4,6 раза — до 163,6 млн. долл. Между тем, по оценке ITResearch, за девять месяцев этого года в России было продано 940 тыс. ноутбуков.

Наведение порядка в таможенной структуре многие игроки ИТ-рынка связывают с предстоящим вступлением нашей страны в ВТО. Этот процесс, наконец, сдвинулся с мертвой точки. На двусторонних переговорах с США удалось договориться по всем принципиальным вопросам. Американцы по традиции стремятся завершать переговоры членов ВТО с претендентами. Можно отметить, что в целом российское бизнес-сообщество положительно относится к вступлению России в эту организацию. Об этом говорят результаты опроса, проведенного в ноябре Ассоциацией менеджеров и ИД «Коммерсантъ», в котором участвовали 120 топ-менеджеров и собственников ведущих российских компаний. Почти половина респондентов (49,2%) оценивают предстоящее вступление в ВТО скорее положительно, еще около одной трети (29,8%) — положительно. Лишь пятая часть опрошенных (19,3%) оценивают его скорее отрицательно.

Христо Каракашев, управляющий директор Verysell Distribution, убежден, что это не сильно отразится на дистрибьюторском сегменте ИТ-рынка. На первом этапе интеграция в ВТО скажется прежде всего на сфере производства. «С одной стороны, здесь возможно обострение конкуренции, с другой — это рано или поздно приведет к более существенному развитию в области трансфера технологий, так как существующие барьеры постепенно будут сниматься, что в свою очередь повлечет за собой создание крупных производственных и исследовательских международных предприятий и перенос производства некоторых крупных международных концернов в Россию», — считает он.

ИТ-компании, безусловно, получат определенный выигрыш от вступления в ВТО. Россия будет обязана подписать «Соглашение по информационным технологиям» (ITA), которое предусматривает постепенное обнуление таможенных пошлин на ПО, компьютерное оборудование и комплектующие. Между тем, по мнению исполнительного директора АПКИТ Николая Комлева, переходного периода может и не быть: правительство отменит таможенные пошлины ранее. Не исключено, что этот вопрос будет рассматриваться на февральском заседании межведомственной комиссии по защитным мерам во внешней торговле.

Стоит заметить, что основная часть сборов с импортеров приходится все же не на таможенные пошлины (от 5 до 15%), а на НДС на ввозимый товар. В мае стоимость таможенной очистки ощутимо выросла. ФТС повысила так называемые «профили риска» на некоторые категории ИТ-оборудования — минимально допустимые ввозные цены (цена товара в инвойсе, представляемом импортером, должна быть не ниже, чем в соответствующем «профиле риска»). По сути, новые «профили риска» по некоторым позициям оказались примерно равны нынешней розничной цене товара за вычетом 10%. Расходы импортеров на таможенное оформление некоторых из товарных групп увеличились в полтора-два раза, а по отдельным позициям — втрое. Как утверждает Николай Комлев, в свое время АПКИТ предлагала ответственным специалистам ФТС экономически обоснованный механизм расчета размера таможенной пошлины и НДС на товары «от розничной цены», который был согласован с участниками рынка. Однако его не приняли. Подобные действия ФТС, по мнению Комлева, могут ударить прежде всего по тем компаниям, которые ведут честный бизнес и исправно платят налоги.

Крупных импортеров ждал еще один неприятный сюрприз — в последний день пребывания на своем посту экс-глава ФТС Александр Жерихов подписал телетайпограмму о приостановке таможенного оформления электроники по приказу № 727. В соответствии с этим приказом вошедшие в «белый» список «добросовестные» импортеры могли оформлять грузы по упрощенной схеме, предъявляя для определения таможенной стоимости лишь счет-фактуру (инвойс) производителя. Приказ, упрощающий таможенное оформление электроники, в лоббировании которого участвовала РАТЭК, появился еще в 2002 г. Затем требования для включения в «белый» список были ужесточены и приказ № 727 приняли заново два года назад. В мае в числе прочих разоблачений коррумпированных таможенников генпрокуратура объявила о пресечении контрабандного канала поставок дорогостоящей бытовой техники и электроники «отдельными участниками РАТЭК». По всей видимости, именно с этим и было связано решение о приостановке действия приказа № 727. Это, по мнению некоторых игроков, привело к заметным задержкам в таможенном оформлении и замедлению поставок товаров.

По всей видимости, в следующем году «добросовестные» импортеры все же смогут вернуть себе отобранные у них преференции. В ноябре консультационный совет по таможенной политике ФТС решил создать рабочую группу, которая займется «выработкой мер для дальнейшей легализации импорта мобильных телефонов, бытовой и компьютерной техники». В ее состав вошли представители нескольких управлений ФТС и РАТЭК. Рабочая группа должна подготовить подзаконные акты, которые позволят перейти к режиму упрощенного таможенного оформления.

Стоит признать, что в этом году борьба с «серым» импортом велась с определенными перегибами на местах. Так, Уральское таможенное управление проверило склады нескольких крупных екатеринбургских ИТ-компаний, не являющихся участниками ВЭД, и предъявило штрафные санкции из-за несоответствия номеров ГТД на товары, закупленные у московских дистрибьюторов. Компании, являясь добросовестными приобретателями и честно заплатив все налоги, тем не менее оказались не застрахованными от серьезных неприятностей. В качестве варианта «минимизации коммерческих рисков» руководство Уральской таможни посоветовало местным фирмам «напрямую, без посредников, заключать договора с иностранными производителями компьютерных комплектующих и проводить таможенное оформление в региональных таможнях». К счастью, практика взимания с региональных компаний недополученных с импортеров таможенных сборов, похоже, не получила дальнейшего применения.

С импортерами таможенные органы могут справиться далеко не всегда. Судебная статистика, связанная с исками по поводу корректировки таможенной стоимости ввозимого товара, свидетельствует далеко не в пользу таможенников. Так, за девять месяцев этого года арбитражными судами было рассмотрено 1827 подобных дел, из которых участники ВЭД выиграли 1256. Рекордсменом является Северо-Западное таможенное управление, проигравшее 73,7% дел. Чаще всего иски импортеров удовлетворяются, если таможенники не соглашаются использовать основной метод определения стоимости товаров — по цене сделки — и пытаются самостоятельно установить стоимость декламируемых товаров.

Наступающий год Свиньи может принести импортерам немало новых хлопот. С 1 января начинает действовать новый документ для таможенного оформления и транзитных перевозок — грузовая таможенная декларация/транзитная декларация (ГТД/ТК). Новая декларация соответствует Единому административному документу (ЕАД) Евросоюза. Предполагается, что ее введение упростит таможенные и транзитные процедуры между Россией и странами ЕЭС. Каждый комплект бланков новой ГТД/ТК состоит из пяти сброшюрованных листов, имеет специальные элементы защиты, сквозную нумерацию, а также «самокопируемые» графы. Новые правила декларирования товаров в принципе могут упростить деятельность участников ВЭД и ускорить товарооборот. Руководство ФТС заверяет, что задержек с доставкой новых бланков в регионы не будет. Тем не менее по опыту прошлых лет известно, что введение новых документов на первых порах всегда приводит к неразберихе и задержкам на таможне. «Изменения в таможенном законодательстве, если это не упрощение сложных процедур и базы расчета импорта, чаще всего не очень хорошо сказываются на бизнесе. В данном случае можно надеяться, что в январе товаропоток традиционно не слишком большой и недочеты, связанные с внедрением новых бланков, не отразятся негативно на рынке», — считает Христо Каракашев.

Стоит также учесть, что одновременно с 1 января вступает в силу новая редакция таможенного тарифа. Изменения непосредственно не коснутся товаров, ввозимых ИТ-дистрибьюторами. Тем не менее это может еще более осложнить ситуацию на таможне. Дело в том, что постановление об изменении таможенного тарифа включает в себя пункт о признании утратившими силу ряда других постановлений и влечет за собой необходимость изменения значительного числа подзаконных актов. Новая редакция таможенного тарифа утверждена в конце ноября, и вряд ли до Нового года чиновники успеют внести все необходимые коррективы и довести их до таможенных постов. Вполне вероятно, что инспекторы будут вынуждены руководствоваться прежними директивами, содержащими старые коды товарной номенклатуры, — это вызовет неразбериху и разночтения. Вся надежда не то, что в январе товаропоток через границу значительно снижается, и этого времени хватит на притирку нововведений.

По всей видимости, в следующем году импортеров ожидает еще одно изменение «правил игры». ФТС готовит поправки в Таможенный кодекс, вводящие обязательное предварительное информирование таможенных органов о ввозимых товарах. Пока что эта норма применяется в добровольном порядке. С принятием поправок по идее должно сократиться время оформления груза. По мнению некоторых экспертов, переход на обязательное предварительное информирование сократит время оформления и упростит работу добросовестных импортеров. Напротив, жизнь «серых» и «черных» участников ВЭД усложнится — если сейчас они договариваются непосредственно с инспектором, досматривающим груз, то при наличии в таможенных органах информации о ввозимом товаре сделать это будет не так просто.


Версия для печати (без изображений)