Сказка-ложь

Только самые маленькие и глупые девочки могут подумать, что жизнь принца в сказочном королевстве протекает легко и безоблачно. Взрослые мальчишки (а других не бывает!) вам точно скажут, что, если человек в ранние годы ни разу ничего не разбил, у него не было детства!

Жил в сказочной Айтиании принц Филип. И вот как-то раз холодной зимой играл он в большом зале королевского дворца и по нечаянности разбил локтем окно. Да не простое окно, а витраж, причем тот самый, на котором была изображена историческая победа его родного прадеда. Король, отец Филипа, глядя на этот витраж, часто рассказывал ему истории из прошлого. Ясное дело, Филип немного испугался. А надо вам знать, что всего лишь за один день до этого старый придворный волшебник ушел на покой, а вместо себя оставил ученика помоложе. В обязанности придворного волшебника в Айтиании входило незримо присматривать за принцем, чтобы с ним ничего серьезного не случилось. И вот молодой волшебник почувствовал, что принц взволнован и отправился лично выяснять, в чем там дело. Но переноситься без шума и треска он еще не очень умел, к тому же боялся опоздать, так что возник волшебник в зале с дымом, громом и искрами. Ясное дело, от этого принц перепугался уже по-настоящему, настолько, что потерял сознание. Привести в себя его удалось довольно быстро, но, нахватавшись ледяного воздуха из разбитого окна, мальчик сильно простудился. Вот уж в лечении простуд молодой волшебник преуспел, и все окончилось почти благополучно. «Почти» потому, что, изгоняя простуду, волшебник не заметил другую неприятность: от испуга принц начал немного заикаться. Если бы за дело приняться вовремя, этого бы не произошло, но не до того было. Волшебник засел за книги и узнал о заикании все, что уже нашли другие ученые. Оказалось, что научить принца говорить так, что заикание будет едва заметно, довольно просто. Однако, чтобы совладать с неприятностью окончательно, требуется хитрое снадобье. Все необходимое для этого снадобья удалось раздобыть — за исключением одной вещи. Чтобы лечение действительно прошло нормально, нужно было добавить в микстуру измельченный волос из собственных усов больного. Так что надо было ждать, пока у принца не начнут расти первые усики.

Ну, ничего страшного. С тем большим рвением принялись принца обучать всем королевским наукам, по крайней мере тем, для которых не требовалось громко и гладко говорить. От заикания тоже почти избавились, разве что иногда Филипу приходилось немножко приостанавливать речь там, где это в общем не требовалось бы.

Мальчик был прилежный и к семнадцати годам освоил все науки. Свои познания он проверил и на практике, только вот в произнесении речей поупражняться не мог — усы все никак не пробивались. Впрочем, во всех остальных отношениях Филип был уже настоящим мужчиной — и в боевых искусствах редко кто с ним мог соперничать, и характер был мужской, и девушек вниманием не обходил. А небольшое заикание всего лишь мелкий недостаток, который даже вошел в моду: некоторые молодые придворные, в подражание красавцу принцу, нарочно чуть-чуть заикались. И усы сбривали начисто.

А время брало свое и настал день, когда принц стал королем. Молодой король Филип оказался достойным, мудрым и дальновидным правителем. Им были довольны все — и придворные, и купцы, и простой народ. А вот соседние королевства завидовали. Поначалу втихомолку, а потом и воевать начали. В Айтиании, как и во многих других державах, во время войны король становится верховным главнокомандующим. Филипу эта должность была вполне по плечу. Но... Перед войсками все время речи надо говорить. И перед битвой, чтобы вдохновить и ободрить, и после победы, чтобы поздравить, а если случится поражение (на войне без этого не бывает), чтобы утешить и объяснить, что битва не последняя была. А вот этого король Филип не умел. И пришла ему в голову мудрая, как тогда показалось, мысль. Случилось ему однажды побывать в театре, где давали пьесу о его прадеде, том самом, изображение которого он в детстве разбил. И понравился ему артист, который роль короля играл. Здорово он речи говорил — громко и с выражением. И вот король велел найти этого артиста и назначил его... своим заместителем по военной части. По правде говоря, это народу так было объявлено. На самом деле артист только речи говорил перед народом. Да и то эти речи сочинял сам король, а артист их только наизусть выучивал. Но до поры до времени обман оказался удачным. Войска воевали и по большей части побеждали. Имя этого артиста теперь все уже забыли, а почему — вы узнаете, дочитав сказку до конца. Мы будем его называть просто Артист.

Но вот однажды в военном лагере королю пришло в голову навестить одного старого капитана, который когда-то в детстве его боевым искусствам обучал. А на обратном пути, пробираясь между палатками к своему шатру, король случайно услышал разговор солдат. Говорили они о том, что заместитель короля всем хорош, только вот король воли ему не дает. Мол, война бы быстрее кончилась, если бы заместитель и впрямь был королем. Обидно, конечно, стало Филипу, но стерпел. В конце концов, главное — победить, а там видно будет.

Но дело на этом не кончилось. Через несколько дней докладывают королю, что прибыли послы из королевства Усания для подписания договора о военном союзе. Как говорится, в соответствии с ранее достигнутыми договоренностями. А Филип ни с кем ни о чем не договаривался. Оказалось, что артист слишком талантливый оказался, до того он со своей ролью сжился, что и впрямь себя полководцем возомнил. И стал самостоятельные шаги предпринимать. Свои-то командиры все о нем знали, но вот из других королевств именно к нему посланников направляли. Делать нечего, пришлось договор подписывать. Но по-серьезному брать Усанию в союзники никак нельзя было — подведут.

А вот перед решающей битвой, где Айтиания с Усанией на одной стороне должны были воевать, Филип втайне распорядился смотреть в оба и готовиться к тому, что усанские войска могут в самый решающий момент напасть на айтианские. Только это и спасло. Крови пролито было, конечно, немало, но победили двух противников сразу. Вечером после боя, когда король смывал с лица пыль и кровь, он вдруг увидел, что на верхней губе появился вполне заметный темный пух. Так что совсем скоро он сам начал речи говорить. Конечно, не так выразительно, как Артист, но народу нравилось.

А Артиста разжаловали и направили начальником стражи в самый захудалый городишко на окраине. Живет он совсем неплохо — там и пиво хорошее варить умеют, и девушки красивые. И только раз в год, во время осеннего равноденствия, Артист уходит один к дальнему лесному озеру и говорит там хриплым командирским голосом краткую речь. Вскоре после этого первая стая птиц выстраивается в аккуратный клин и вылетает к югу. А за ней еще одна, и еще, и еще...

Намек-урок

Хотите вы этого или нет, но руководитель фирмы должен быть персоной публичной. И не стоит отговариваться, что вы для этого не годитесь, перекладывать общение с прессой и собственным персоналом на заместителей, менеджеров по маркетингу и т. д. Никто вас в этой роли не заменит. Никакой заместитель. Тому есть примеры в реальной жизни.


Версия для печати (без изображений)