Несмотря на хорошие макроэкономические показатели, в российской экономике начинают проявляться достаточно тревожные тенденции. Одна из них — резкое замедление темпов роста физического объема экспорта. По словам главы Минэкономразвития Германа Грефа, если в 2004—2005 гг. экспорт ежегодно увеличивался на 10—12%, то в прошлом году его прирост составил 5,3%. А начиная с 2007 г. он будет расти не более чем на 2—3%. На этом фоне наблюдается опережающий рост импорта по отношению к внутреннему производству. «По потребительским товарам разница в динамике роста импорта и производства составляет около трех раз (6% против 20%), по инвестиционным — от 7 до 8 раз (4% против 29,7%)», — отмечает министр.

О необходимости диверсификации экономики и о построении инновационной системы уже давно говорится с самых высоких трибун. Но реальная попытка сделать первые шаги в этом направлении, пожалуй, была предпринята лишь в прошлом году.

Одним из «локомотивов» диверсификации экономики является отрасль ИКТ. Она продолжает развиваться достаточно динамично, но в 2006 г., по оценке Мининформсвязи, темпы ее роста снизились примерно в полтора раза по сравнению с предшествующими годами. Подводя предварительные итоги 2006 г., министр Леонид Рейман сообщил, что общий объем рынка ИКТ увеличился примерно на 20% и составил 1160 млрд. руб. (напомним, что в 2005 г. рост составил 31%). Из них на услуги связи приходится 745,6 млрд. руб., что на 21% больше, чем в 2005 г.

Объем российского ИТ-рынка оценивается в 361,5 млрд. руб., он вырос на 17,3%. При этом, по данным Мининформсвязи, общее число эксплуатируемых в стране ПК в 2006 г. превысило 23 млн. шт., увеличившись по сравнению с предыдущим годом более чем на 35%, а объем информации, передаваемой по глобальной Сети, вырос в 1,6 раза. Особо отметил министр значительный рост ИТ-экспорта — по предварительным оценкам его объем может достигнуть 1,8 млрд. долл. (в 2005 г. — около 1 млрд. долл.).

Замедление темпов роста в отрасли ИКТ связано с тем, что основные сегменты телекоммуникационного рынка приблизились к насыщению (в первую очередь это относится к мобильной связи, которая в последние годы являлась главной «точкой роста»). По прогнозу заместителя министра информационных технологий и связи Дмитрия Милованцева, в 2009 г. темпы роста отрасли связи снизятся до 10%. «На смену вытеснению фиксированных операторов операторами мобильной связи идет тенденция вытеснения услуг сотовой связи услугами передачи данных», — отметил он. По расчетам Мининформсвязи, объем этого сегмента в 2008 г. удвоится по сравнению с 2005 г. и составит 74,6 млрд. руб. Основной рост придется на услуги широкополосного доступа в Интернет.

Сергей Щебетов, генеральный директор холдинга «Система Телеком», считает залогом успеха телекоммуникационных компаний увеличение их инновационного потенциала. По его мнению, доходность операторов связи может быть повышена путем внедрения конвергентных решений на базе таких перспективных технологий, как VoIP, DECT, Wi-Fi, IPTV, UMTS, WiMax и др., а также за счет интеграции с другими отраслями и реализации смежных проектов.

В прошлом году наблюдалось снижение темпов роста инвестиций в ИКТ, который ранее обеспечивался в основном за счет развития сетей операторов сотовой связи. По предварительным данным, отечественные инвестиции в основной капитал составили около 150 млрд. руб., на 7,1% больше, чем в 2005 г. Объем иностранных инвестиций вырос на 19,5% — 110 млрд. руб.

По оценке Российской ассоциации прямого и венчурного инвестирования (РАВИ), общий объем вложений в российскую экономику составляет 247 млрд. долл. Из них в ИТ-отрасль было направлено всего около 250 млн. долл., но лишь 28,7 млн. долл. можно считать венчурными инвестициями, осуществлявшимися на ранней, «посевной» стадии разработки продуктов и технологий.

Подобная ситуация характерна не только для ИТ-отрасли. По оценке президента РАВИ Кирилла Дмитриева, в настоящее время годовой объем российского венчурного рынка не превышает 300 млн. долл. (для сравнения — в США, по данным американской Национальной ассоциации венчурного капитала, его величина приближается к 22 млрд. долл.). Но в течение двух ближайших лет, по прогнозам РАВИ, российский венчурный рынок может вырасти в 10 раз — до 3 млрд. долл., при этом доля российского капитала увеличится с 40 до 60%. По мнению Кирилла Дмитриева, это произойдет благодаря новым инициативам государства, в частности, по созданию Российской венчурной компании (РВК).

Президент группы IBS Анатолий Карачинский считает, что предпосылки для прорыва в венчурном инвестировании созрели: «В России появилось много богатых людей, которые уже не хотят заниматься бизнесом каждый день. Но притом большинство из них находится почти в «детском» возрасте, у них много идей и энергии. Это важная предпосылка, чтобы они стали новой армией инвесторов. Но так как они все очень амбициозны и крайне нетерпеливы, то быстро заработать большие деньги можно, лишь беря на себя высокие риски, — это и есть венчурные инвестиции».

Существует еще одна немаловажная предпосылка для роста инвестиций в инновационные сектора экономики. «В последнее время инвесторы и биржевые игроки очень «полюбили» те компании и даже целые сектора экономики, которые пользуются «покровительством» государства, — отмечает старший аналитик инвестиционной компании «Тройка-Диалог» Андрей Богданов. — И с этой точки зрения вложения в ИТ-сегмент могут представляться рациональным решением».

Действительно, чиновники достаточно четко обозначили правила игры в частно-государственном партнерстве при построении инновационной системы. И в данном случае речь идет не только о «политике партии», но и об экономических стимулах для потенциальных инвесторов.

Любой инвестор, принимая решение о целесообразности вложения средств в какой-либо проект, исходит из оценки соотношения его доходности и риска. Задача государства, стремящегося привлечь инвестиции в высокотехнологичные отрасли, — изменить это соотношение в более благоприятную сторону, т. е. снизить риски и/или повысить доходность. К примеру, при разработке концепции РВК Минэкономразвития планировало убить двух зайцев. Внеся в ее уставной капитал 15 млрд. руб., государство таким образом демонстрирует готовность поделить риски с частными инвесторами. При этом оно не будет претендовать на свою долю дивидендов от вложенных инвестиций — прибыль достанется инвесторам (за исключением выплат, полагающихся независимой управляющей компании).

Вместе с тем, как подчеркивает начальник отдела развития механизмов частно-государственного партнерства Минэкономразвития Юрий Амосов, государство не намерено полностью оплачивать создание инновационной системы: «Это все равно что тушить огонь бензином. Рынок перестоится таким образом, что все слетятся на этот неиссякаемый источник. Мы не будем заливать рынок деньгами, их изобилие вредит технологическим компаниям не меньше, чем домашним животным — избыток пищи». По его мнению, подобная ситуация наблюдалась в 2000 г. в США, когда многие Интернет-компании буквально лопнули от жира.

По замыслу Минэкономразвития в построении инновационной системы государство должно сыграть роль своеобразного катализатора. Оно подтолкнет процесс, который впоследствии сможет развиваться самостоятельно за счет постоянного обновления инвестиционного цикла.

Схема работы РВК базируется на использовании успешного опыта израильского венчурного фонда Yozma («Инициатива»), созданного в 1993 г. Этот государственный «фонд фондов» сформировал 10 отраслевых венчурных фондов (по 20 млн. долл. каждый, из них по 8 млн. долл. вносились государством), которые привлекали частные инвестиции и вкладывали средства в стартап-компании. По официальным отчетам, только с 1993-го по 2000 г. удалось привлечь около 7 млрд. долл. частных инвестиций. В настоящее время Израиль занимает первое место в мире по доле венчурных разработок в ВВП страны, а по количеству венчурных компаний (более 3 тыс.) уступает лишь США.

Принципиальным моментом в работе РВК является то, что государственные чиновники не будут влиять на принятие решений об инвестициях. Дело не только в возможной коррупции. «Когда работаешь на государство, неизбежно отклоняешься в сторону. Коммерческая эффективность инвестиций будет значить все меньше и меньше, а на первый план, к примеру, может выйти их общественная значимость или пиар», — считает Юрий Амосов. С этим соглашается и Олег Бяхов, директор департамента стратегии построения информационного общества Мининформсвязи: «Компетенция госслужащих отличается от компетенции, которая позволяет принять верное инвестиционное решение».

РВК (100% ее акций принадлежат государству) из Инвестиционного фонда России будет выделено 15 млрд. руб. Одна треть от этой суммы уже переведена на счет РВК, остальные должны поступить в этом году. Эти средства РВК вложит в закрытые паевые инвестиционные фонды. Предполагается, что будет создано от 8 до 12 таких фондов, каждый из которых получит от 600 млн. до 1,5 млрд. руб. При этом доля РВК в каждом из этих фондов составит 49%. Остальной капитал, 51%, должен быть сформирован за счет частных инвестиций. Таким образом, в совокупности общий объем капитала каждого венчурного фонда составит от 1,2 до 3 млрд. руб.

Руководство фондами и привлечение инвесторов возьмут на себя отобранные по конкурсу управляющие компании (по принципу «одна компания — один фонд»). После того как капитал фонда сформируется, его управляющая компания сможет начать отбор инновационных стартап-компаний для прямых инвестиций. Венчурные фонды будут ориентированы на инвестиции в сфере нанотехнологий, ИКТ, биотехнологий, микроэлектроники, рационального природопользования, медицинских технологий, экологически чистой энергетики и т. д. Предполагается, что управляющая компания каждого фонда за несколько лет сможет инвестировать средства в 10—20 инновационных компаний.

Согласно общепринятой мировой практике, за руководство фондом управляющая компания будет получать вознаграждение — 2,5% от активов фонда в год на текущие расходы и 20% от чистой прибыли по итогам работы. Первый конкурсный отбор управляющих компаний планируется провести в I квартале этого года.

Через пять лет управляющие компании и частные вкладчики на выгодных условиях смогут выкупить у РВК ее долю в венчурном фонде. Для этого им надо лишь вернуть РВК принадлежащие ей 49% и всего 3% годовых от дохода на эти средства.

В декабре прошлого года правительство сформировало совет директоров РВК. В него вошли три независимых директора и три чиновника. Независимыми членами совета директоров РВК избраны бывший премьер-министр Финляндии, президент фонда Sitra Эско Ахо, президент израильской ассоциации венчурных фондов и президент фонда Yozma Игал Эрлих, а также бывший советник Германа Грефа, а ныне владелец «Независимой газеты» Константин Ремчуков. Правительство в совете директоров будут представлять Герман Греф, руководитель Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев и заместитель главы Министерства образования и науки Дмитрий Ливанов. Кандидатура седьмого члена совета директоров — руководителя РВК — пока не определена. На первые полгода председателем совета назначен Герман Греф.

Примерно по той же схеме, как фонды РВК, будут работать и региональные венчурные фонды. Они также построены по модели закрытых паевых фондов, руководство которыми осуществляют управляющие компании. Как сообщил Юрий Амосов, в общей сложности из бюджета им выделено около 3 млрд. руб.

Управляющая компания «Альянс РОСНО Управление Активами» выиграла конкурс на формирование двух региональных венчурных фондов — в Москве и в Пермском крае (их минимальная капитализация составит соответственно 800 и 200 млн. руб., половина из них — бюджетные деньги). По словам Дмитрия Васютинского, заместителя генерального директора управляющей компании, в работе приходится сталкиваться со множеством юридических проблем. Так, в типовом проекте доверительного управления обязательно должен быть пункт о том, что региональный венчурный фонд не имеет права инвестировать средства в аффилированные компании. Но специфика венчурного инвестирования заключается в том, что вложения в инновационную компанию происходят не единовременно, а в несколько этапов. С правовой же точки зрения после получения первого транша инвестиций компания автоматически становится аффилированной. Подобных примеров, по словам Дмитрия Васютинского, можно привести множество, работа ведется методом проб и ошибок. Из-за несовершенства нормативно-правовой базы венчурные фонды, формируемые РВК, наверняка столкнутся с проблемами еще большего масштаба.

Мининформсвязи удалось добиться создания «своего» отраслевого венчурного фонда. Он будет независим от РВК, которая подконтрольна Минэкономразвития. Распоряжение президента о создании венчурного инвестиционного фонда развития ИТ-отрасли было направлено в правительство еще в июне 2005 г. Но документы долгое время не удавалось согласовать с Минэкономразвития, отстаивавшего концепцию создания «фонда фондов», который, по мнению Грефа, должен был финансировать отраслевые инвестиционные фонды. Для преодоления этих межведомственных противоречий в очередной раз понадобилось вмешательство президента. В марте прошлого года он потребовал от Грефа в ближайшие сроки подготовить все необходимые документы: «По какому пути вы пойдете: будет ли это отдельный венчурный фонд по ИТ-технологиям либо в более широком варианте — это вы решайте сами».

Правительство одобрило создание Российского инвестиционного фонда информационно-коммуникационных технологий (РИФИКТ) в августе 2006 г. Как и настаивал Леонид Рейман, фонд получил отдельный статус и отдельное финансирование.

Уставной капитал РИФИКТ в размере 1,45 млрд. руб. сформируется за счет Инвестиционного фонда РФ, но 100% акций РИФИКТ лишь на первых порах будет принадлежать государству. Предполагается, что в течение первого полугодия 2007 г. будет проведена дополнительная эмиссия, и 49% акций фонда будут проданы частным инвесторам. После этого фонд сможет начать инвестирование компаний отрасли ИКТ. Объем средств, выделяемых на каждый проект, не должен превышать 100 млн. руб.

Полномочия акционера от имени государства возложены на Мининформсвязи. Предполагается, что за счет привлечения частных инвесторов его доля в РИФИКТ в 2009 г. сократится до блокирующего пакета (25,1% плюс 1 акция), а в 2010 г. государство сможет выйти из состава акционеров. Не исключено, что после этого РИФИКТ попадет под контроль РВК.

При Мининформсвязи образована межведомственная рабочая группа по организации работы РИФИКТ. В ее состав, помимо чиновников различных департаментов министерства, вошли представители Минэкономразвития, Росимущества и Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР). Руководителем межведомственной рабочей группы, в которую вошли 14 человек, назначен Олег Бяхов. Также при Мининформсвязи образован консультационный совет по развитию венчурного инвестирования, в который вошли представители международных венчурных фондов, ИТ-компаний и российские финансисты. Секретарем консультационного совета стал президент группы компаний «Элвис» Александр Галицкий, венчурный партнер фонда «Русские технологии».

Среди задач, поставленных перед межведомственной рабочей группой, — доработка устава фонда, реализация всех юридических процедур, связанных с его регистрацией, а также первичной и вторичной эмиссий акций ОАО РИФИКТ. Планируется также подготовить предложения по регулированию финансовых рынков. В частности, в числе первоочередных задач — внесение изменений в нормативно-правовые документы ФСФР, которые на данном этапе позволяют РИФИКТ инвестировать средства в акционерные общества, но не в ООО (большинство стартап-компаний, на инвестиции в которые нацелен РИФИКТ, создаются именно в форме обществ с ограниченной ответственностью).

Регистрацию ОАО РИФИКТ планируется завершить в течение I квартала этого года. По словам Олега Бяхова, управляющая компания для РИФИКТ пока не выбрана. Переговоры с претендентами продолжаются, но окончательное решение будет принято после утверждения юридической схемы управления фондом.

Таким образом, гипотетически ИТ-отрасль сможет получить «двойное» инвестирование — как из РВК, так и из РИФИКТ. Своеобразное «соревнование» между Минэкономразвития и Мининформсвязи позволит определить, какая модель и схема работы окажутся наиболее эффективными. По мнению представителей Минэкономразвития, модель закрытых паевых инвестиционных фондов, принятая в РВК, с точки зрения потенциальных инвесторов может выглядеть предпочтительнее — они освобождены от уплаты налогов, в отличие от РИФИКТ, создаваемого как ОАО. Это по идее должно способствовать некоторому повышению отдачи от вложенных инвестиций.

Смогут ли инициативы государства по созданию РВК и РИФИКТ привлечь инвестиции в ИТ-отрасль? По мнению Андрея Богданова («Тройка-Диалог»), ИТ-рынок в ближайшей перспективе может стать достойной альтернативой телекоммуникационному сектору, где темпы роста инвестиций значительно снизились. Он полагает, что в ближайшие годы ИТ-рынок будет расти на 21% в год, тогда как телекоммуникационный — на 15% (можно заметить, что эти оценки выглядят более оптимистично, чем прогнозы Мининформсвязи).

Особенностью российского ИТ-рынка является острая конкуренция и сильная раздробленность. По оценке Андрея Богданова, доля ведущих десяти игроков выросла с 37% в 2002 г. до 52% в 2006 г. (к десятке компаний, контролирующей более половины российского ИТ-рынка, он относит Merlion, «Ситроникс», НКК, IBS, R-Style, «ТехноСерв А/С», ЛАНИТ, Verysell, «Крок» и «КомпьюЛинк»). На ИТ-рынке нет доминирующей компании, чья доля превысила бы 10%, высока диверсификация отрасли. В дальнейшем, по прогнозам аналитика, рынок будет консолидироваться вокруг 5—7 игроков. По мнению Михаила Ляща, президента группы компаний «КомпьюЛинк», к 2010 г. останется 3—5 крупных игроков, предоставляющих максимальный спектр услуг. «Масштаб проектов и профиль клиентов требуют укрупнения игроков ИТ-рынка», — поясняет он.

Основная доля ИТ-рынка приходится на дистрибуцию и сбыт компьютерного оборудования — 67% (еще 21% занимают ИТ-услуги, 12% — разработка ПО). В ближайшие годы этот сегмент, по прогнозам Андрея Богданова, будет расти на 15% в год, но его доля снизится до 50—55%. Вряд ли это привлечет внимание венчурных инвесторов — аналитик характеризует сегмент дистрибуции как низкорентабельный и малорискованный. Впрочем, в последнее время риски растут: главная проблема — взаимоотношения с таможенными органами.

Рентабельность в сегменте дистрибуции, по мнению Андрея Богданова, не превышает 3—5%, а в сегменте ИТ-услуг высокая — до 25%. Это направление, по прогнозам аналитика, до 2009 г. будет расти на 25% в год.

Говоря об оценочных коэффициентах, на которые ориентируются потенциальные инвесторы, Андрей Богданов отметил, что они выше всего у компаний, занимающихся офшорным программированием. С небольшим отрывом идет сегмент системной интеграции и консультационных услуг.

По оценке Дмитрия Лощинина, генерального директора компании Luxsoft, Россия с долей 3% занимает четвертое место в мире по экспорту ПО, значительно уступая Индии (44%), Ирландии (17%) и Китаю (13%). По его мнению, многие заказчики начинают ощущать дефицит качественных услуг и подыскивают альтернативу Индии. По словам Дмитрия Лощинина, индийские фирмы испытывают острый дефицит квалифицированного персонала. Дело доходит до того, что за несколько месяцев рабочие «перековываются» в программистов, посещая краткосрочные курсы. На этом фоне растет привлекательность России, где разработчики пользуются заслуженной репутацией. Но на крупные заказы могут претендовать лишь крупные компании. Офшорным программированием в России занимаются около 500 компаний, в основном это небольшие фирмы с годовым оборотом менее 1 млн. долл.

Среди факторов, негативно влияющих на развитие этого сегмента российского ИТ-рынка, Дмитрий Лощинин отметил недостаточный маркетинг как со стороны государства, так и со стороны компаний-разработчиков. В прошлом году Мининформсвязи предприняло шаги для исправления ситуации — по инициативе Леонида Реймана президент поручил правительству создать при министерстве Федеральное агентство по поддержке экспорта в области информационных технологий. Оно будет отвечать за информационную, аналитическую и маркетинговую поддержку при продвижении товаров и услуг отечественной ИТ-индустрии на мировой рынок (прежде всего имеется в виду экспорт ПО). Предполагается, что штатная численность нового агентства составит от 50 до 70 человек.

Еще одним фактором, который может оказать негативное влияние на развитие ИТ-экспорта, Дмитрий Лощинин считает вызванный объективными обстоятельствами рост зарплат российских программистов: «Скоро мы уже не сможем конкурировать с дешевой рабочей силой из развивающихся стран. Чтобы получить признание в качестве ведущего игрока на этом рынке, нам нужно успеть проскочить в это “закрывающееся окошко”».

Можно отметить, что компании, работающие на рынке разработки ПО, нуждаются не столько в финансовых инвестициях, сколько в постоянном притоке квалифицированных специалистов. По данным опроса, проводившегося ассоциацией «Руссофт», 47% руководителей крупных компаний не удовлетворены ситуацией с кадрами, 53% поставили оценку «удовлетворительно».

Подобная ситуация характерна не только для компаний-разработчиков ПО. По оценке директора фирмы «1С» Бориса Нуралиева, потребность российских компаний в новых ИТ-специалистах в 2007 г. составит 175 тыс. человек. По его данным, сейчас в России насчитывается около 1,1 млн. ИТ-специалистов. Около 300 тыс. из них заняты непосредственно в ИТ-индустрии, остальные работают в ИТ-отделах компаний и в государственных структурах. Количество подготавливаемых вузами специалистов не соответствует потребностям отрасли. К тому же качество их подготовки, мягко говоря, оставляет желать лучшего — система образования по этому направлению устарела.

Еще более плачевно выглядит ситуация с менеджерами и управляющим звеном, особенно в стартап-компаниях, на развитие которых нацелены инициативы государства. «В руководстве таких фирм, как правило, бывшие инженеры. С ними сложно найти общий язык, прийти к какому-то решению по коммерческим вопросам», — считает генеральный директор инвестиционного холдинга ФИНАМ Виктор Ремша. По мнению Михаила Гамзина, генерального директора инвестиционного фонда «Русские технологии», главная причина этого заключается в высокой доходности других секторов экономики: «Человек, получивший хорошее образование, тем более МВА, естественно, предпочтет пойти работать в нефтегазовый сектор, а не в стартап-компанию. Как ни парадоксально, для смены приоритетов должен грянуть какой-нибудь кризис... Но государство в последнее время делает все возможное, чтобы изменить эту ситуацию».

«Бесперебойное снабжение отрасли человеческим потенциалом», по словам Ольги Дергуновой, президента Microsoft в России и СНГ, является одним из необходимых условий сохранения потенциала российского ИТ-рынка. Чтобы эти возможности материализовались в конкретные инвестиции, не менее важно, по ее мнению, обеспечить прозрачность ИТ-компаний для инвесторов.

Оценивая перспективность российского ИТ-рынка с точки зрения инвестора, Оуэн Кемп, вице-президент НР и генеральный директор «НР Россия», признал, что Индия и Китай привычнее для инвестиций. В этих странах работают 10 тыс. сотрудников НР, сформирована система поставщиков и партнеров для производства и НИОКР. Но Россия, по словам Кемпа, такой же источник научного и интеллектуального капитала, как Индия и Китай. В числе сдерживающих факторов роста инвестиций в российскую ИТ-индустрию он отметил особенности бизнес-среды, инфляцию и рост затрат на ведение бизнеса, слаборазвитую инфраструктуру импорта и экспорта продукции, несовершенство законодательства в области защиты интеллектуальной собственности.

Среди требований со стороны инвестора Михаил Гамзин называет возможность выхода из проекта с ожидаемой нормой прибыли. На данном этапе развития проекта компаниям важно приобрести новых акционеров, которые могли бы обеспечить возможность ее дальнейшего роста.

Существует несколько способов выхода венчурного капитала из проекта. Чаще всего используется три варианта: продажа доли венчурного инвестора другим акционерам или менеджменту компании, продажа акций стратегическому партнеру или путем публичного размещения (IPO). В связи с этим уместно вспомнить, что в 2006 г. совет директоров ММВБ принял решение о создании новой секции для обращения ценных бумаг инновационных и развивающихся компаний. Она станет аналогом сектору AIM (Alternative Investment Market) Лондонской фондовой биржи. Для прохождения листинга в этот сектор ММВБ капитализация компании должна быть не менее 100 млн. руб. и не более 5 млрд. руб. Одним из приоритетов получения листинга станет не менее чем 20%-ный рост оборота за последний финансовый год. О планах создания секции RTS Start, предназначенной для размещения акций компаний с небольшой капитализацией, объявила также и биржа РТС.

Первой российской ИТ-компанией, которая проведет IPO в нашей стране, может стать дочерняя компания РБК. В конце января холдинг объявил о консолидации всех ИТ-активов в дочерней компании «Армада», выделив ИТ-бизнес в отдельную структуру. Первичное размещение акций новой компании планируется провести до июля 2007 г.

Естественно, до IPO многим российским инновационным фирмам очень далеко. Но плоха та стартап-компания, которая не мечтает об IPO...

Говоря об инициативах государства, можно также вспомнить о масштабных планах, которые косвенно способствуют развитию отрасли ИКТ. В первую очередь это, естественно, глобальные национальные проекты. Проект «Образование» (как в свое время программа «Дети России») может существенно повлиять на ИТ-рынок. До конца года планируется подключить к Интернету все российские школы (всего их насчитывается около 53 тыс.). О масштабах этого проекта свидетельствует сумма, которая может быть потрачена на оснащение всех школьных компьютеров «антинаркотическими фильтрами», блокирующими попадание на сайты этой тематики. По данным «Парламентской газеты», только на эти цели государство может израсходовать 50 млн. долл.

Еще один крупный национальный проект — «Здоровье», к сожалению, пока не оказывает заметного влияния на ИТ-рынок, особенно в части ПО. «На рынке здравоохранения нет ни одного тиражируемого продукта. Причина в том, что медики до сих пор не могут договориться о том, в каких стандартах хранить учетные записи пациентов», — считает Ольга Дергунова.

В конце 2006 г. правительство утвердило концепцию федеральной целевой программы (ФЦП) «Национальная технологическая база» на 2007—2011 гг., координатором которой станет Минпромэнерго. Программа нацелена на преодоление технологического отставания России и должна оказать косвенное (но существенное) влияние на развитие ИКТ. По словам главы министерства Виктора Христенко, недостаточная конкурентоспособность отечественных высоких технологий очевидна, по некоторым из них Россия отстает от других стран на 2—3 технологических поколения. ФЦП включает подпрограмму «Развитие электронной компонентной базы», благодаря реализации которой Россия, по словам Христенко, выйдет на уровень самых передовых технологий в этой сфере.

Расходы на эту ФЦП составят почти 100 млрд. руб., при этом из федерального бюджета будет выделено около 50 млрд. руб. (из них 36 млрд. руб. — на НИОКР), а 50 млрд. руб. предполагается изыскать во внебюджетных источниках. Из средств бюджета более 23 млрд. руб. должно быть израсходовано на подпрограмму по развитию электронной компонентной базы. Финансирование ФЦП будет последовательно нарастать: так, в 2007 г. предполагается выделить из бюджета 11,2 млрд. руб., из которых 5 млрд. руб. будет потрачено на НИОКР.


Версия для печати (без изображений)