Наверное, тяга к прекрасному заложена в большинстве из нас. И как бы ни затягивала повседневная рутина, творческое начало всегда старается найти себе выход и пробивается сквозь наше строгое «бизнес-я», как растение сквозь асфальт. А уж если дело касается женщин... Тем более женщин, работающих на ИТ-рынке... И тем более специалистов по маркетингу и связям с общественностью...

Разве вы не обращали внимания, как они хороши собой, артистичны, коммуникабельны?

Давайте посмотрим на некоторых из них с неожиданной стороны. И тогда вдруг обнаружим в этих бизнес-леди певиц и пианисток, поэтесс и прозаиков, художниц и дизайнеров интерьеров...

Ведь это так просто! «Хочешь шарики с небес поснимать по всей конторе?» — однажды приходят на ум Анне Низовских, менеджеру по маркетингу компании «Аспект СПб» «стихи-нескладушки» (так она сама говорит). Анна рассказывает, что они рождаются внезапно, посреди рабочего дня, в тот момент, когда в написанной строчке обнаруживается ритм. Со смыслом сложнее. Тут, как у Дали, который не всегда мог рассказать о том, что написал.

В данном случае это всего лишь обращение к коллеге с просьбой помочь снять новогодние украшения в офисе.

Или, не внезапно, а методично, в ритме лимерика, сложилось у Анны поздравление монтажникам ко Дню строителя:

Дорогие коллеги-монтажники,
Поздравляем! Проекты бумажные
От Ухты до Москвы
Воплощаете вы,
Несомненно, работники важные.

И еще Анна признается, что и ее почти трехлетний сын рифмует слова с удовольствием и много.

Наверное, чувство языка, любовь к слову, к литературе, присущи женщинам, связанным с пиаром и маркетингом. В одном научно-фантастическом романе описан мир, где был такой особый класс женщин — общительницы. Так это они и есть.

«Мое увлечение стихами началось еще в школе, — рассказывает Анастасия Стависская, директор по маркетингу компании Landata. — Мне очень нравилась поэзия Ахматовой и Цветаевой, я, как, наверное, все девушки в возрасте 15—16 лет, была романтичная и влюбчивая и скоро стала пробовать писать любовную лирику сама. Увлечение получило развитие в студенческие годы. Особенно, как мне казалось, удавались стилизации, в том числе под мою любимую поэтессу — Ахматову. Однажды, во время учебы на факультете иностранных языков МГУ, даже решила поставить довольно смелый эксперимент. Я делала доклад по ранней поэзии Ахматовой, и нужно было зачитывать отрывки из стихотворений наизусть. И вот, рассказывая про определенный период ее творчества, вместо стихов Ахматовой я прочла свое стихотворение, посвященное однокурснику. «Да-да, это стихотворение можно отнести к петербургскому периоду Ахматовой, — с умным видом заметил профессор, поправляя очки на переносице. — В нем говорится о зарождающемся чувстве Ахматовой к Блоку».

Позже в университетском кругу я и мои друзья стали заниматься переводами наших любимых поэтов с английского/на английский, иногда с французского. Один перевод моего самого любимого стихотворения Верлена оказался особенно удачным и даже получил награду от нашей кафедры».

Анна Ахматова

Двадцать первое. Ночь.
Понедельник.
Очертанья столицы во мгле.
Сочинил же какой-то бездельник,
Что бывает любовь на земле.

И от лености или со скуки
Все поверили, так и живут:
Ждут свиданий, боятся разлуки
И любовные песни поют.

Но иным открывается тайна,
И почиет на них тишина...
Я на это наткнулась случайно
И с тех пор все как будто больна.

В переводе А. Стависской:

Twenty First. Night. Monday.
The capital falls in the dark.
What fool has at first, I wonder,
Invented the word ‘Love’?

And of idleness or of dullness
All believed, and so they live —
Wait for meetings, afraid of departures
And loveable songs they sing.

But to some — the truth is reopened,
And the touch of silence they feel...
I somehow came across it
And from then I’m strangely ill.

«На днях рождения часто играли в такую игру: кто-то переводил какое-то известное стихотворение с русского на английский, другой брал получившийся текст — и снова переводил его на русский, третий — снова на английский и т. д., — продолжает Анастасия. — Было ужасно увлекательно в конце цепочки зачитывать получившееся стихотворение и сравнивать его с оригиналом».

Поль Верлен

Il pleure dans mon coeur
comme il pleut sur la ville
quelle est cette langueur
qui penetre mon coeur

Oh bruit doux de la pluie
par terre et sur les toits
pour un coeur qui s’ennuie
oh le chant de la pluie

В переводе А. Стависской:

И слезы на сердце,
Как капли дождя,
О, эта тоска,
Что так мучит меня!

О, сладостный дождь,
С крыш стекающий вниз,
Тебе не смирить
Скуки сердца каприз!

«Филология стала не только моим увлечением, но и работой. Поскольку общественные связи, безусловно, включают в себя большой пласт работы с русским языком», — рассказывает Наталья Вьюникова, заместитель директора по связям с общественностью компании Softline. Ее хобби — собирать интересные слова и выражения, «порожденные современностью». Например: «жестко отпиариться» — нешуточно отрекламировать себя; «машист» — любитель девушек по имени Маша; «Панда!» — ок, договорились; «карандаш» (диалектизм, услышан на территории Поволжья) — маленький симпатичный, упитанный ребенок.

Еще одно ее увлечение — стихи, «являющиеся особым состоянием души и возникающие независимо от нас, — музе ведь не прикажешь!». Наталья Вьюникова пишет стихи. Вот несколько фрагментов:

...Ты улыбнулся нервно: «Се ля ви,
Еще одна на свет свинца попалась».
Мечта свободу оторвать с коленей
Уходит, не краснея на прощанье.
Охота забивать основ ступени
Мне с каждым часом кажется
желанней.

Проснется утром мирная утеха,
И разбегутся караваны дела.
А что свобода? Лишь осколки смеха...

«Сколько себя помню, с самого детства ничто не доставляло мне большего удовольствия, чем читать и писать, — говорит руководитель пресс-службы «Форс — Центр разработки» Алиса Акулова. — О литературе могу говорить часами, и мне действительно повезло, что в спецшколе, где я училась, у нас был отдельный курс по истории английской и американской литературы, которую мы изучали в оригинале».

У нее есть мечта написать книгу, и она очень надеется, что мечту удастся осуществить. Проблема только в нехватке времени.

Есть и еще два увлечения — кинематограф и музыка. Особенно старые фильмы, часто черно-белые, тех замечательных мастеров, творчество которых составляет целую эпоху, ушедшую, увы, навсегда — Бергман, Феллини, ранний Гринуэй, Бунюэль...Что касается музыки, то нравятся самые разные жанры и направления — от итальянской оперы до «черного» джаза Чикаго 40-х. Алиса замечает: «Коммерческий мэйнстрим, заполонивший все медиа-каналы сегодня, — это так грустно». Но к счастью, есть такая команда, как Brazzaville, — последние романтики со времен Doors, как сказал об этих музыкантах уважаемый ею критик Артемий Троицкий.

«Мои родители — профессиональные музыканты, — рассказывает менеджер по корпоративному маркетингу российского представительства HP Ирина Ефремова, — поэтому в детстве я увлекалась многими творческими занятиями: рисовала, писала стихи и рассказы и т. д. Любовь к творчеству сохранилась, благо работа в сфере маркетинга и пиара позволяет какие-то вещи реализовать».

Ирина окончила музыкальную школу, играет на фортепьяно, в школе участвовала в городских музыкальных конкурсах, занимала призовые места. Сейчас играет лишь изредка. Но одно питает другое. Ирина увлеклась электронной музыкой и даже мечтает окончить школу ди-джеев! Правда, добавляет она: «Просто для себя».

«Я девять лет занималась в музыкальной школе, и одним из увлечений в те годы была музыка. Посещая факультатив по композиции, я начала писать небольшие фортепианные пьесы», — рассказывает Александра Богданова, директор по маркетингу российского представительства APC. При этом она так характеризует свои работы: «Стиль моих творений описанию не поддается, в разное время они были похожи то на меланхоличные салонные рулады, то на марши, то на какую-то весеннюю какофонию (это был период «импрессионизма»). Кстати, наиболее цельными с точки зрения формы были мои ранние романтические пьески».

От детско-юношеского увлечения, по признанию Александры Богдановой, сейчас осталась любовь к классической музыке и желание «купить, наконец, инструмент домой (старое фортепиано пылится у родителей)». Она уже предусмотрела для него место.

Кроме этого, поскольку, видимо, гены берут свое, ее сын в старших классах школы (кто бы мог подумать!) начал играть на бас-гитаре.

А Светлана Федотова, пиар-менеджер компании «Пирит», в юности тоже училась игре на фортепиано. Недавно на день рождения муж подарил ей синтезатор. У него, как поняла Светлана, оказалось много преимуществ по сравнению с классическим инструментом. Но основное — это возможность играть при выключенном звуке, в наушниках, т. е. без «аккомпанемента в стену».

Светлана считает, что каждому этапу жизни созвучна какая-либо мелодия. Например, к вступительным экзаменам в институт она готовилась под музыку группы «Воскресение», училась водить машину с песнями Юрия Антонова, первая любовь ассоциируется у нее со Smokiе, при прослушивании композиций Эннио Мориконе она любит помечтать. Из музыкальных инструментов ей нравятся саксофон (это сексуально), аккордеон (романтично) и гитара — любимый инструмент «пиритовцев», который они берут с собой на все корпоративные мероприятия.

Сын Максим слушает огромное количество музыкальных дисков и говорит, что знает почти всех современных исполнителей, муж играет на гитаре, мандолине и балалайке. Недавно Светлана нашла на чердаке родительского дома коробки со своими старыми сборниками нот, многие произведения были переписаны ею от руки...

«У меня странная жизнь. И на первый, и на второй взгляд. Я закончила с красным дипломом музыкальное училище по специальности «хоровое дирижирование» и поступила в Институт имени Гнесиных. Руководила народным хором «Русь», работала в музыкально-развлекательной редакции ВГТРК РТР на разных должностях, закончила свою деятельность на телевидении директором музыкальных программ. Всю жизнь писала песни — и стихи, и музыку».

И еще. «Устала от неразделенной любви шоу-бизнеса ко мне — и практически сбежала на остров Тайвань. Прожила в Тайбее около трех лет: учила в университете китайский язык, каждую пятницу сдавала письменный экзамен. Через год, продолжая учебу, начала работать на Тайваньском телевидении, вела авторскую программу на международном радио Тайбея. На стадии изучения Конфуция в подлиннике поняла, что больше всего на свете я хочу петь, — купила билет и с дипломом с золотой печатью вернулась в Россию. С 2001 г. выступала с авторской программой на разных площадках».

О ком идет речь? И какое отношение все это может иметь к ИТ-рынку? А вот какое: «В 2005 г. меня пригласили в компанию Gigabyte».

Все это рассказывает Ольга Панюшкина, директор по маркетингу российского представительства этой компании.

И дальше она добавляет: «Музыка стала моим хобби и вообще ушла на второй план. Я не борюсь с этим, я выжидаю. А пока компания Gigabyte поет вместе со мной».

Действительно, те, кто бывал в представительстве, знают: там поют!

Поют между прочим не только там. Менеджер по рекламе и связям с общественностью компании MICS Екатерина Медведицына в свое время пела в студенческом хоре Gaudeamus, много выступала. А помимо этого окончила школу манекенщиц «Делли», причем еще и работала в этом агентстве.

А после окончания университета поступила в аспирантуру на кафедру истории и краеведения. Сейчас работает над диссертацией: Кировская область в годы Великой Отечественной войны.

А ее коллега из компании MICS Наталья Казарбина — менеджер по маркетингу — в студенческие годы увлекалась театром, смотрела по пять-шесть спектаклей в неделю и не пропускала ни одной московской премьеры, а по окончании университета всерьез задумала поступать в РАТИ (ГИТИС) на театроведческий факультет. Но... устроившись на работу в «Дистрибьюторскую компанию MICS», c решением о поступлении в РАТИ затянула, а потом и вовсе передумала. Сейчас на театр времени остается все меньше, но на особенно интересные спектакли и премьеры любимых режиссеров ходит регулярно. Один из них — Владимир Мирзоев, чьи постановки она уже много лет старается не пропускать. Наталья Казарбина говорит так: «Сочетание классического текста, оригинальной сценографии и «фирменных» режиссерских приемов делает каждый его спектакль ярким и выделяющимся среди многих. И сознание того, что «скоро идем на Мирзоева», становится целым событием. На «Тартюфе» в Ленкоме я постаралась быть одним из первых зрителей».

Еще одна область — область зрительного, осязаемого, красоты, создаваемой руками, — привлекает этих удивительных женщин.

Еще в начальной школе, как рассказывает Марина Савинова, управляющий по связям с общественностью Oracle СНГ, когда всех девочек отдавали учиться музыке, мама отвела ее в изостудию. До этого она «изводила цветные карандаши дома». Позже — поступила в художественную школу — «художку». Уже там преподаватели отметили ее чувство композиции, которое и сейчас помогает Марине. Учеба в двух школах казалась чуть ли не каторгой. Это продолжалось семь лет. А в каникулы, когда другие школьники отдыхали, ученики художественной школы выполняли творческие задания — мерзли в зоопарке с карандашом в руках, пытаясь поймать движения животных, ставили дома натюрморты и заставляли родственников позировать для портретов. Самыми незабываемыми были летние творческие практики — аналог пионерского лагеря, где в дополнение к отдыху под руководством учителя рисования выходили на пленэр... Каждое лето выезжали в разные уголки Подмосковья и даже под Чернигов. Так Марина и начала путешествовать по живописным местам: сначала — с этюдником, теперь — все больше с фотоаппаратом.

Вернулась она к живописи лишь после десятилетнего перерыва, когда путешествовала по Нормандии и была очарована красотами Руана, Онфлера, Девиля и Трувиля. Не удержалась и купила краски, кисть и бумагу, которые немедленно пустила в дело. Теперь все это почти всегда берет с собой в отпуск.

«К сожалению (а может быть, к счастью), — говорит Марина Савинова, — по сравнению с бизнесом занятия живописью, стихами да и любым другим видом творчества, по моему опыту, требуют совершенно другого состояния души, к которому обычно приходишь после семи дней путешествий или «овощного» отдыха. Зато теперь знаю, что, если устану заниматься маркетингом и пиаром, смогу подрабатывать художником».

Директор по маркетингу компании «Пирит» Светлана Жирухина со школьных лет увлекается оформлением интерьеров. Собиралась поступать в Лондонскую школу дизайна, но финансовый кризис 1998 г. нарушил ее планы. Светлана оформляет квартиры своим друзьям, знакомым, разрабатывает интерьеры магазинов. Самым интересным ее проектом (реализован в 1998 г.) был интерьер ресторана в Швейцарии. Светлана продумала также концепцию бренда ресторана, его фирменный стиль. Молодежный, с морской тематикой: столы в виде бочонков, официанты одеты в тельняшки и кожаные фартуки. Огромное фальшокно с изображением маяка, волн, звезд, нанесенных флюорисцентными красками, которые светились в темноте и создавали ощущение реальных объектов.

В своих работах Светлана предпочитает стиль модерн, любит жизнерадостные краски. До сих пор хранит старые журналы по интерьеру и дизайну, которые привозила из зарубежных командировок. Она говорит: «Процесс творчества невозможно описать, разложить на составляющие, многое приходит по озарению, на интуитивном уровне. Ни один художник не отдает себе отчета в том, как он творит. Знаю точно: нечто главное, что есть в творчестве, есть и в маркетинге».

О связи маркетинга с творческими занятиями говорит и директор по маркетингу компании Patriarch Approved Memory Людмила Петкевич: «Нам всем приходится быть немного маркетологами, когда мы выбираем профессию, делаем прогнозы и строим планы на будущее, когда сравниваем альтернативные варианты! День за днем мы исследуем, изучаем, наблюдаем, экспериментируем, анализируем свои или чужие сильные и слабые стороны, конкурируем, соперничаем с кем-либо». И все это, с ее точки зрения (примерно так же, как у Марины Савиновой, чувство композиции), напрямую связано с приобретенными еще в юности умениями. С детства Людмила рисовала, шила и вышивала. Особым ее увлечением стало макраме. При этом занималась художественной гимнастикой — что так сродни искусству танца! — и получила музыкальное образование по классу фортепиано. И сейчас она повторяет: «Музыку люблю во всех проявлениях, от классики до хауса».

Увлечение Марии Богдановой, директора по маркетингу компании Advanced Printing Technologies, в нашу цифровую эпоху достаточно традиционное — фотография. Мария рассказывает, что первый фотоаппарат она выпросила на день рождения в 10 лет. Роскошный тогда для нее Zenit E родители положили под подушку к величайшей ее радости. Она быстро научилась заряжать пленку, работать с экспонометром и подбирать диафрагму. А в студенческие годы, насмотревшись на многочисленные фото в стиле «это я на фоне...», которыми были переполнены альбомы друзей, Мария решила запечатлевать новые места и страны в ракурсах, отличающихся от стандартных открыточно-календарных. Это совсем не значит, что ей не нравятся красивые виды. Например, около ее рабочего стола висит календарь Анселя Адамса, чьи гениальные пейзажные фото, сделанные еще в середине прошлого века, она считает абсолютной классикой.

По ее словам, лучше всего ей удается репортажная съемка — спонтанные, непостановочные кадры, ловящие настроение. Кстати, именно такой снимок, сделанный на свадьбе друзей, позволил ей завоевать второе (призовое!) место на единственном фотоконкурсе, в котором она принимала участие.

«На мой взгляд, все увлечения взрослых, за редким исключением, берут начало из детства», — считает Елена Ершова, менеджер по маркетинговым коммуникациям компании Aladdin. В школе ей нравилось писать сочинения, рисовать, разгадывать шарады. Теперь она любит составлять композиции из цветов и предметов, а потому всегда радуется случаю оформить подарок для кого-нибудь. И еще помогает шестилетнему сыну превращать груду винтиков, пластинок и пружинок в «чудо техники и город мечты».

Уже во вполне взрослом возрасте Елена увлеклась несколько неожиданным делом — поступила на курсы росписи матрешек, где не только преподавали художественные дисциплины, но и рассказывали о национальных культурах разных стран и об истории костюма. Потом оказалось, что даже учебные ее работы были востребованы и их раскупили (причем за приличные деньги). Однако от идеи поставить свое увлечение на коммерческий поток Елена отказалась: слишком большое удовольствие получает от процесса их создания. Расписывает матрешек для себя и для друзей. Почти каждый комплект — сюжетный.

«Скорость и ритм, которые мы себе задаем, — говорит она, — часто слишком давят на людей, им хочется найти отдушину, поразмышлять. А ведь это, по сути, тоже творческий процесс. Например — созерцание, познание красивых вещей».

Увлечение Марины Панченко, директора по коммуникациям SAP СНГ — коллекционирование фарфоровых фигурок. В ее коллекции около 100 замечательных и забавных созданий, изготовленных в разное время прошлого века на фарфоровых фабриках нашей страны, которая тогда называлась СССР. Все началось около пяти лет назад. Вместе с семьей они были на экскурсии в усадьбе Кусково. Коллекция фарфора, которую там видели, и стала той отправной точкой. Марина поняла, что ей необходимо видеть в своем доме «забавные создания талантливых человеческих рук». С тех пор такие фигурки — объекты ее увлечений, даже охоты. Причем не только ее, но и многих друзей и родных, поскольку все это очень облегчало иногда непростой процесс выбора подарка.

Бывая в командировках, она обязательно старается заглянуть в антикварные магазины и часто приезжает домой с новым персонажем для своей коллекции. Это приносит большую радость. Все, кто приходят в дом, обязательно останавливаются у витринки, где живут ее маленькие фарфоровые любимцы. «Я не могу сказать, что я знаток этой области прикладного искусства. Но абсолютно точно знаю, что коллекционирование делает мою жизнь более интересной и насыщенной», — говорит Марина Панченко.

Есть «подопечные» и у Натальи Кудряшовой, руководителя отдела маркетинга и рекламы компании USN Group. Она собирает... подстаканники. Заинтересовалась ими благодаря мужу. Сегодня дома хранится около 200 подстаканников, в основном советского периода. Друзья удивляются такому редкому хобби, а Наталья полагает, что сейчас сохранилось очень мало действительно интересных предметов, не говоря уже о литературе, связанной с их историей.

Она рассказывает: «Особенно мне нравятся подстаканники, выполненные в технике скань, т. е. состоящие из витой проволоки. Многие из них отличаются изяществом и интересным дизайном. Один из наиболее оригинальных предметов коллекции — подстаканник с медальоном на новогоднюю тему. На рисунке изображена луна с таким наклоном, который теоретически может быть где-то на экваторе. Вот и получается, что подстаканник — эксклюзивный!».

В общем, наши «общительницы» из ИТ-компаний полны энергии и энтузиазма, они с удовольствием занимаются любимым делом. Разве что взгрустнут иной раз: «Больше всего на свете хочется петь!», «А что свобода? Лишь осколки смеха...».


Версия для печати (без изображений)