В середине года главный управляющий Intel Брайан Кржанич был отправлен в отставку — ­даже невзирая на то, что ему удалось выправить ситуацию с уяз­вимостями Meltdown и Spectre, а также в целом выстоять перед конкурентным напором AMD с ее новейшими процессорными семействами Epyc и Ryzen. Cherchez la femme!

С самого начала год 2018-й не задался для пришедшей к пятидесятилетнему юбилею Intel. Буквально со 2 января глобальное ИТ-сообщество, уже успевшее вернуться в рабочую колею после рождественских праздников, с жаром принялось обсуждать недавно обнаруженные ­аппаратные уязвимости Meltdown и Spectre в процессорах этой всемирно известной марки. За первую рабочую (в мире, не в России) неделю года акции Intel потеряли в цене 9%.

К чести компании следует сказать, что, не придав большого значения обнаружению этих уязвимостей в первые дни, Intel затем собралась и развила бурную деятельность по выпуску программных обновлений, призванных устранить опасность для пользователей ее процессоров. Под руководством Кржанича компания начала масштаб­ную трансформацию и сумела вернуть себе доверие рынка, — уже по итогам первого кварта­ла ее акции подорожали почти на 13%. Доход в сегменте чипов для обработки больших данных (а не компьютерных микропроцессоров) обеспечил Intel почти 49% всей выручки от продаж — впервые в ее истории.

К началу июня стало ясно, что не одни только Meltdown и Spectre грозят устойчивому развитию лидера рынка микропроцессоров архитектуры х86. Intel в очередной раз отложила начало массового выпуска сво­их 10-нм процессоров (первый экспериментальный ЦП, созданный по этой технологии, увидел свет в мае) и осталась верна освоенному еще в 2014 г. техпроцесу 14-нм. Форрест Норрод, старший вице-президент и ге­неральный директор подразделения Datacenter & Embedded Solutions в AMD, сказал тогда: «Мы не ожидали, что Intel застрянет с производственной частью. И это дает нам фору. Мне нравился наш прежний план, но это — подарок, который дала Intel. Нам нужно только не оплошать».

Брайан Кржанич, быть может, и имел в запасе какой-то план, который позволил бы Intel успешнее противостоять набирающей обороты AMD, которая всерьез наметила на 2019 г. ­массовый выпуск 7-нм процессоров. Кржанич проработал в компании долгое время: пришел инженером в 1982 г., в 2012-м стал директором по операционной деятельности, а в 2013-м — ­шестым главным управляющим после Пола Отеллини.

Но все изменилось ранним утром 21 июня. Незадолго до того руководству Intel стало извест­но о любовной связи Кржанича с сотрудницей компании. Шестой глава Intel был отправлен в отставку, а временным главным управляющим стал финансовый директор Роберт Суон, ранее ­занимавший ту же должность в eBay Inc. и в Electronic Data Systems Corp.

Многие солидные корпорации регламентируют личные взаимоотношения сотрудников своими внутренними правилами, и Intel — как раз из их числа. В специально выпущенном по поводу отставки Кржанича пресс-релизе компания сообщила, что расследование, в котором принимали участие ее собственные и независимые ­адвокаты, подтверж­дает: Кржанич нарушил внутренний кодекс, прямо запрещающий любовные отношения руководителей с сотрудниками. Пусть даже, признает пресс-­релиз, эта связь имела место «по взаимному согласию», в от­личие, скажем, от бесславных адюль­теров голливудского продюсера Харви Вайнштейна.

Несколько позже выяснилось, что ко времени отставки Кржанича его возлюбленная уже ­какое-то время не работала в компании, но на решение ­уволить главного управляюще­го это не повлияло. Ведь на момент начала их связи нарушение внутреннего кодекса было налицо. По итогам первого полугодия акции Intel еще продолжали расти (почти на 8%), одна­ко результаты третьего квартала оказались неутешительными: спад примерно на 5%.

Это объясняется тем, что на так и не увенчавшиеся успехом поиски достойной замены Кржаничу наложились затруднения с поставками процессоров для массовых х86-компьютеров — не грядущих 10-нм, а самых что ни на есть акту­альных, выполненных по 14-нм технологии. Нехватка чипов для конечных заказчиков, контрактных сборщиков настоль­ных ПК и ноутбуков, привела к определенному снижению ­поставок готовых компьютеров под всемирно известными брендами. Временно исполняющий обязанности главы Intel Суон в конце сентября признавал: «Поставки [процессоров семейств Xeon и Core], вне вся­кого сомнения, недостаточны, особенно в той части, что касается ПК начального уровня».

Сейчас трудно давать прог­нозы по поставкам процессоров Intel и изготовленных на их ­основе ПК на четвертый квартал, — предновогодний всплеск продаж в самом разгаре. Понят­но, что сейчас компания в це­лом перестраивает свою стратегию, смещая акцент с бизнеса, ориентированного на ПК, на новые области роста, такие как решения для ЦОДов и системы искусственного интеллекта, в том числе встроенные (авто­мобильные).

Не менее ясно, впрочем, и то, что, оставайся у руля Intel Брайан Кржанич, эти преобразования проходили бы более гладко. Мораль всей истории лежит на поверхности: устав компании следует неукоснительно соблюдать — не только ради собственной карьеры, но и ради дела, которому отдано 36 лет жизни.


Версия для печати (без изображений)