В 2019 г. преобладающими на ИТ-рынке станут технологии виртуальной реальности, Интернета вещей, машинного обучения, 5G и mini-LED. По крайней мере так считают аналитики Gartner, TrendForce и других известных компаний. А самым быстрорастущим сегментом, по прогнозам Gartner, должны стать услуги по предоставлению облачной инфраструктуры (IaaS).

Насколько данные тенденции вписываются в реалии российского рынка? С одной стороны, развитие нашей страны практически всегда идет «своим путем», особенно в условиях санкций и курса на импортозамещение. С другой, технологии аполитичны, миром правит глобализация и в России происходят те же самые процессы, что и во всем мире. Так, например, в конце ноября появилось сообщение, что Минкомсвязи одобрило концепцию развития сетей 5G. Мы предложили представителям компаний, работающих в России, поделиться мнением о том, какие технологии станут ведущими в 2019 г. на нашем рынке. Показательно, что практически все эксперты признали: Россия движется в едином потоке с остальными странами. Однако наиболее «родными» для российского рынка мож­но считать облачные технологии, технологии машинного обучения, Интернета вещей и 5G.

По мнению аналитика дирек­ции по стратегическому развитию «Марвел-Дистрибуции» ­Антона Фомина, хотя для на­шего рынка и характерно некоторое отставание от мировых тенденций, нам стоит ждать дальнейшего развития телекоммуникаций, в частности сетей 5G, «в качестве одного из основных трендов».

«Как мы знаем, на заседании наблюдательного совета АНО „Цифровая экономика“ были утверждены сроки стандарти­зации такого формата связи: это должно произойти в первом квартале 2019 г., — напомина­ет Фомин. — Значит, к концу 2019 г. в нашей стране появят­ся пионеры этого стандарта. ­Сегодня основная повестка го­сударственного аппарата — ­безопасность граждан. Поэтому Интернет вещей, машинное ­обучение и „машинное зрение“ как его элемент уже начинают формироваться в готовые решения для инфраструктуры „ум­ного города“ не только на территории Москвы, но и других городов-миллионеров. Ключевым драйвером развития выступает заинтересованность руководства страны, а значит, можно надеяться на существенный прогресс. Ну и нельзя не упомянуть облака, так как сейчас повсеместно идет плавный перевод большей части данных полностью в облачную инфраструктуру либо используются разные гибридные решения».

Генеральный менеджер RRC Россия Роман Моисеев ­полагает, что из всего вышеперечисленного наиболее активно в России будут развиваться облака и 5G: «В нашем портфе­ле стабильно растет доля облачных решений. Кроме того, список вендоров, предлагающих эти технологии, постоянно ­пополняется новыми именами. ­Растущая популярность технологии 5G обусловлена больши­ми расстояниями нашей стра­ны и необходимостью переда­чи данных на эти расстояния. Сейчас все крупные телеком-операторы уже внедряют упомянутую технологию, и, я уверен, совсем скоро мы увидим первые результаты».

Кроме того, Роман Моисеев напоминает еще об одном «не технологическом, но важном тренде в России: импортозамещении»: «Это, во-первых, стимулирует российских производителей (и мы уже видим результаты в портфеле нашей компании). Во-вторых, мотивирует западных вендоров менять свою по­литику, чтобы соответствовать текущим запросам заказчиков».

Директор по маркетингу ­российского представительства компании CyberPower Татьяна Проворова считает, что все эти технологии в той или иной степени уже либо есть в России, либо стоят на пороге, дожидаясь своего времени.

«В следующем году мы не ждем какого-то существен­ного прорыва в развитии Ин­тернета вещей или расширении области применения виртуальной реальности, — говорит Татьяна Проворова. — Они понемногу завоевывают наше внимание, скорее всего, темп раз­вития здесь просто сохранится. Примерно так же и с облаками. Единственное, что заставило ­выделить их отдельно, а не поставить через запятую с Интернетом вещей и виртуальной ­реальностью, это совершенно другой уровень развития, применения и вполне осязаемые объемы рынка, темпы роста которого по всем признакам действительно должны сохранить­ся. Если же говорить о ставках, то существенного прорыва мы ожидаем от машинного обучения. Много интересных наработок, экспериментальных проектов с искусственным интеллектом внесут существенные ­изменения в нашу жизнь. Причем это примеры самого разно­го масштаба: от беспилотных ­автомобилей до спортивных ­новостей, написанных роботом во время Олимпиады на основе анализа многочисленных табло с результатами. Вторым по зна­чимости должен стать переход на 5G, его мы тоже ждем в следующем году».

По оценкам руководителя ­департамента по работе с коммерческими заказчиками Cisco Дмитрия Лещинского, все эти тренды вполне соответствуют реалиям российского рынка. С поправкой на то, что в целом существует «гэп» в несколько лет между нашим рынком и американским или европейским. «Конечно, есть и прият­ные исключения в некоторых традиционных областях — ­например, в банковской сфе­ре мы по некоторым парамет­рам и услугам превосходим ­зарубежных коллег, — уточня­ет Лещинский. — Из конкретных технологических областей я бы упомянул информацион­ную безопасность (рынок киберпреступлений сегодня почти в два раза больше совокупных мировых затрат на ИТ) и все направления автоматизации — в области сетей, ЦОДов и т. п. Отмечу и гиперконвергентные решения, и класс так называемых программно-определяемых решений».

В компании «Открытые ­Технологии» в силу специфи­ки бизнеса и направленности на рынок Enterprise из упомя­нутых выше перспективных ­решений сталкиваются в основном с IIoT (промышленным Интернетом вещей). По оценкам директора департамента интеграционных решений компании Павла Анащенко, происходит «уверенное движение отрасли по пути развития этих техно­логий»: «Также нельзя не отметить развитие облачных вычислений. Несмотря на скепсис и утверждения, что в российских реалиях облачные подхо­ды не востребованы, мы видим рост числа проектов в сфере как частных, так и публичных облаков. Я бы сказал, что практически в любом проекте построения виртуальной инфраструктуры серверов или АРМ заказчики хотели бы если не реализовать какие-то моде­ли самообслуживания изначально, то обязательно предусмотреть развитие в этом направлении в ближайшей перспективе».

Вице-президент компании Tripp Lite в СНГ, на Ближнем Востоке и в Северной Африке, генеральный директор представительства в России Александр Халаев полагает: поскольку ­потребности в облачных и граничных вычислениях растут экспоненциально, компании ­будут искать решения, соче­тающие высокий уровень производительности, быстрое развертывание, а также наличие данных обратной связи от са­мих систем. Значит, потребуют­ся инновационные решения в области электропитания, охлаждения и подключения: «Компании, которые предо­ставляют данные в режиме ­реального времени с несколь­ких устройств, будут опреде­лять направления развития в ближайшие годы, так как ­прогнозирование работы систем и возможных системных сбоев становится стандартным требованием».

А вот директор по маркетин­гу и развитию бизнеса Konica Minolta Business Solutions Russia Артур Синицин считает, что Россия пока отстает от общемировых тенденций. «По данным IDC, в ближайшие годы более 60% мирового ВВП будет по­ступать от цифровых решений и технологий. Этот прогноз ­полностью совпадает с резуль­татами собственных исследований Konica Minolta, — рассказывает он. — Для России такие показатели достижимы, возможно, в более отдаленной перспективе, чем в целом по миру, по разным причинам — начиная от незрелости многих тех­нологий и недоказанной экономической эффективности применения последних и заканчивая ограничениями и требованиями локального рынка. Облачные услуги — один из немногих ­растущих сегментов и у нас в стране, при этом серьезные темпы роста (по разным оценкам, от 10 до 30%) объясняют­ся тем, что этот сегмент достаточно молодой, и в то же время заказчики уже сейчас понима­ют преимущества таких услуг и оценивают возможности для своего бизнеса».

По мнению Артура Сини­цина, цифровизация приходит во все отрасли: от космической до обычного потребительского рынка, поэтому сказать, что ­добиться максимальной доход­ности позволят какие-то отдельные технологии или решения, невозможно.

«Главное — провести корректный анализ бизнеса и его потребностей и грамотно подой­ти к внедрению цифровых инициатив в своей организации, обеспечив прогнозируемый возврат инвестиций и понятные преимущества от внедрения, — уверяет Артур Синицин. — Наиболее перспективными ­отраслями для цифровизации, как и раньше, можно считать финансовый сектор, здравоохранение и ритейл, как онлайновый, так и традиционный, то есть те, где требуется обрабатывать большое количество данных и создавать новые сце­нарии продаж. Перспективно выглядит и логистика — умные склады, беспилотные перевозки грузов, автоматизация процес­сов управления перевозками и многое другое».

По мнению Presale Manager KYOCERA Document Solutions Russia Сергея Свистунова, ­развитие и применение техно­логий в России происходит несколько неравномерно: «В каких-то областях мы шагаем ­впереди планеты всей, напри­мер в доступности и проникновении мобильной связи, в других мы „середнячки“ — можно вспомнить такие проекты, как электронное правительство, а во многих сферах, к сожалению, заметен низкий интерес и отсутствие прогресса по причине в том числе и безопасно­сти с политикой. Так, облачные решения не получают должно­го развития именно по этим причинам. Если говорить о тех­нологиях, которые на слуху, то еще недавно я бы назвал все, что связано с блокчейном, очень перспективным направ­лением. Сейчас, однако, энтузиазм заметно поубавился, блокчейн будет применяться толь­ко там, где он действительно нужен, т. е. мало где. Этот пример показывает, что техноло­гии не только должны красиво выглядеть в „пауэр-пойнт презентации“, — они должны быстро приносить деньги после внедрения. Если говорить о ра­боте Kyocera Document Solutions, то мы наблюдаем взрывной рост интереса к системам документооборота, управле­ния печатью, системам скани­рования и управления доку­ментами».

Сергей Свистунов считает, что все перечисленные трен­ды можно свести к одному — данным: «Это современная нефть, и те, кто владеют дан­ными или предоставляют инструменты по ее добыче и об­работке, — уже сейчас востре­бованы, а будут — еще больше. В России мы видим изменения в структуре доходов многих компаний, все большую долю приносят не пользователи, не основной товар или услуга, а информация о них».

«Структура российской ­экономики остается сырьевой, поэтому можно ждать даль­нейшего развития технологий, направленных на повышение эффективности добычи, обра­ботки и транспортировки природных ресурсов, а также систем геологоразведки и анализа геоданных, — уверен директор по маркетингу компании X-Com Сергей Лапенок. — Крупные компании, работающие на мас­совых рынках (финансово-банковский сектор, ритейл, опера­торы связи), продолжат развивать технологии искусственного интеллекта, big data и робото­техники и, возможно, представят новые интересные дости­жения. Операторы большой ­четверки будут сосредоточены на тестировании сетей пятого поколения и сервисов на их ­основе, а также приведении ­инфраструктур в соответствие с требованиями регуляторов. Что же касается облачных ­сервисов, то их динамика в России вряд ли достигнет обще­мировой, поскольку наш биз­нес все еще не готов отдать ­данные на откуп сервис-про­вайдерам».

Ставим «на свое»?

Так на каких же технологиях и решениях стоит сфокусироваться в ближайшем будущем для того, чтобы добиться мак­симальной доходности? Понят­но, что рассуждая о перспек­тивных направлениях, практи­чески все спикеры делают упор на хорошо знакомые им продукты и решения, те, что они уже предлагают рынку.

Konica Minolta делает став­ку на собственные технологии. По словам Артура Синицина, «центры бизнес-инноваций BIC (Business Innovations Center) и многолетние инвестиции в R&D позволяют компании выявлять потребности биз­неса и предлагать актуальные решения для цифровой трансформации, такие как плат­формы для управления ИТ-инфраструктурой предприятия, интеллектуальное видеонаблюдение, виртуальные секретари, программные продукты для оп­тимизации бизнес-процессов и программно-аппаратные ре­шения класса DaaS».

Дмитрий Лещинский уве­рен, что в ближайшем буду­щем продолжит рост рынок ­сетевых решений. «Мы в Cisco фокусируемся на облачных ­технологиях, Интернете вещей, информационной безопасности — эти тренды все более ­актуальны для заказчиков, стремящихся ускорить про­цессы цифровой трансформа­ции, — рассказывает Лещинский. — И заниматься этими ­вопросами невозможно вне контекста сети. Упрощение и ав­томатизацию можно считать своего рода завтрашним днем (а в некоторых случаях и настоящим) сетевых технологий — кстати, автоматизация проис­ходит в том числе и с приме­нением технологий машинного обучения и искусственного интеллекта».

По оценкам Сергея Свисту­нова, в России, как и во всем мире, будут востребованы ­технологии, которые экономят ­время работников и/или полностью заменяют их. «В юри­дической, финансовой области, логистике мы видим постоян­ный прогресс», — уточняет ­Свистунов.

«Проектные облачные ре­шения — это определенно то, на чем стоит сфокусироваться в 2019–2020 г., — утверждает Антон Фомин. — Основные статьи расходов по данной схеме — интеграция и обуче­ние соответствующих специа­листов — по сути разовые ­затраты, а на поддержку об­лачной инфраструктуры нуж­ны существенно меньшие рас­ходы, нежели на полноценную серверную или корпоративный ЦОД и их регулярное обслу­живание».

По мнению Александра ­Халаева, одним из самых быстрорастущих сегментов как в плане рентабельности, так и доходности станет SaaS (программное обеспечение по тре­бованию). «Поскольку компа­нии используют все больше ­облачных сервисов, стремитель­но растет потребность в без­опасности и надежности, что, в свою очередь, стимулирует спрос на надежные инфраструктурные решения, основанные не на хранении данных и вы­числении, а на передаче и по­лучении данных, — рассказы­вает Халаев. — Будет наблюдаться высокий спрос на все ­инфраструктурные решения и связанные с ними продукты, что обусловлено в первую ­очередь необходимостью бы­строго развертывания в сре­дах граничных вычислений. ­Вызовут интерес занимающие минимальное пространство ­решения, которые можно бы­стро разработать и развернуть в средах граничных вычисле­ний и которые можно вклю­чить во множество приложе­ний, как, например, микро­центры обработки данных (или ЦОД в коробке) или инно­вационные решения по охлаж­дению».

Александр Халаев подчер­кивает: большое преимуще­ство получат компании, спо­собные предоставлять подобные решения и быстро раз­вертывать их с минимальной ­настройкой: «При взаимодействии с клиен­тами важно выходить за рамки простого запроса на „продукт“, что позволит увеличить ценность предложения. Комплексный ­подход к проекту в целом будет одновременно способствовать увеличению ­доходности и росту доверия со стороны клиентов. Зачастую последние не в полной мере осведомлены о возможностях реселлера по предоставлению полного решения. Например: клиент планирует купить ИБП для стойки оборудова­ния в ЦОД большого рознич­ного магазина. Если реселлер предложит только ИБП и не поинтересуется остальной частью проекта, он упустит возможность продать стойки и блоки питания для решени­й бэк-офи­са, ИБП для POS и систем безопасно­сти, а также вспомо­гательные продукты: крепле­ния для мониторов, системы охлаждения и т. д. Всегда нуж­но смотреть на бизнес клиента в целом, чтобы иметь возможность предоставить весь комплекс решений, полностью ­удовлетворяющий потребности ­заказчика. Поставщики с рас­ширенными каталогами про­дуктов, нейтральных к про­изводителям, выгодны ресел­лерам в плане роста объемов продаж».

«В качестве системного ин­тегратора мы трансформируем технологии в инструмент фор­мирования прибавочной стои­мости, — поясняет Сергей ­Лапенок. — Наша задача — дать заказчикам средство производства, а CIO должен задуматься, как наиболее эффек­тивно их применять, рациональ­но использовать имеющиеся ИТ- и финансовые ресурсы. Трансформация управления ИТ-ресурсами в управление бизнес-процессами на основе ИТ — тренд, влияющий на ка­чественные характеристики и эффективность бизнеса. Так, для заказчиков становится ­актуальным внедрение при­кладных решений, позволяю­щих прогнозируемо управлять функциональными процесса­ми, типизировать их, контро­лировать и совершенствовать на базе накопления знаний. Фактически ITSM-практика, ­которая ложится в плоскость других прикладных бизнес-­процессов».

Tripp Lite делает ставку на новую серию ИБП SmartOnline S3MX для защиты ИТ-оборудования быстрорастущих сегментов рынка


Новая трехфазная система ИБП SmartOnline S3MX мощностью от 30 кВА до 200 кВА

Компания Tripp Lite, ведущий мировой производитель решений по защите электропитания, представляет на российском рынке новую трехфазную систему ИБП SmartOnline® S3MX мощностью от 30 кВА до 200 кВА.

ИБП Tripp Lite S3MX обладают высокой мощностью при компактных габаритах, отличаются простотой управления и низкими эксплуатационными расходами. ИБП идеально подходят для обеспечения бесперебойного электропитания критически важных систем в таких областях, как ИТ- и телекоммуникационные системы, центры обработки данных, корпоративные сети, системы безопасности, аварийные службы, финансовые организации, предприятия розничной торговли, транспорт, а также промышленные предприятия.

Линейку S3MX отличает экономичная и высокоэффективная архитектура, которая снижает стоимость эксплуатации. КПД до 98% позволяет сократить расходы предприятия на электропитание и охлаждение. Низкий коэффициент гармонических искажений на входе THDi (<3%) исключает дополнительные расходы, связанные с вынужденным завышением мощности генераторов и другого оборудования, а низкий коэффициент искажений напряжения на выходе THDv (≤2%) и коррекция коэффициента активной мощности повышают производительность и совместимость с разными типами нагрузки.

Спецпроект

Роман Моисеев говорит о решения­х в области инфор­мационной безопасности. «Тренд не новый, но сейчас он приобрел большие масшта­бы. Если ранее мы говорили о безопасных предприятиях, то сейчас речь идет о ком­плексных решениях для безопасных районов и даже городов. Также высокодоходными будут системы хранения дан­ных и оборудование для авто­матической идентификации, ­сбора и передачи данных. ­Гиперконвергентные решения ­пришли к нам с Запада и тоже набирают популярность, поскольку делают ИТ-инфраструктуру более гибкой».

«Все вышеперечисленные тренды в той или иной степени способствуют повышению ­автоматизации нашей жизни и, как следствие, росту потреб­ления электроэнергии, что, в свою очередь, дает нам осно­вание строить оптимистичные прогнозы по поводу нашей ­отрасли, знакомому и близко­му для нас рынку ИБП, — ­уверена Татьяна Проворова. — А вот успех на этом рынке все больше будет зависеть от качества продукта, техно­логичности предлагаемых ре­шений, энергоэффективности и способности комплексно под­ходить к решению поставлен­ных задач».

Alcatel-Lucent Enterprise меняет правила игры

Компания Alcatel-Lucent Enterprise дополнила свое решение для беспроводных сетей компонентом OmniAccess® Stellar LBS. Нововведение поможет улучшить обслуживание клиентов за счет сервисов, учитывающих местоположение пользователя.

С помощью LBS компании смогут оценить и проанализировать, как используются их площади, повысить эффективность работы сотрудников и сократить издержки. Решение задействует сразу две технологии — Bluetooth Low Energy (BLE) для пользователей мобильных телефонов и Stellar Wi-Fi для сервисов, использующих местоположение.

Решение OmniAccess Stellar LBS оптимизировано для широкого круга задач и отраслей, в том числе транспорта, здравоохранения и образования. Его алгоритм задействует встроенные в смартфон сенсоры — Bluetooth, Wi-Fi, GPS и датчик ускорения для предоставления информации о точном местонахождении — и минимизирует использование батареи телефона. Stellar LBS адаптируется к окружающим условиям и непрерывно функционирует при перемещении между зданиями и по территории. В частности, новая функция Smart Park помогает найти место, где припаркован автомобиль.

Спецпроект

Перспективная вертикаль

Традиционно наиболее перс­пективными рынками в плане ИТ выглядели финансовый ­сектор и телеком. Однако в последнее время на передний план выходит (по крайней ме­ре, по словам аналитиков) ­здравоохранение. Какие вер­тикальные рынки выглядят ­наиболее перспективными для применения новых тех­нологий?

По оценкам Романа Моисе­ева, это телеком, государст­венный сектор, силовые струк­туры: «Хотелось бы, чтобы здравоохранение тоже стало перспективным рынком, но по­ка устойчивого тренда в этой области мы не наблюдаем».

«Здравоохранение опреде­ленно хочется видеть фаворитом, но на текущий момент это все-таки телеком, — гово­рит Антон Фомин. — Сейчас ­индустрия почти приблизилась к оптимальному уровню развития по скорости пере­дачи данных, инфраструкту­ры и т. д. Предполагаю, что в ближайшем будущем это ­процесс достигнет своего мак­симума, а значит, можно бу­дет на какое-то время вывести телеком из списка основных стратегических направлений и сфокусироваться на других отраслях».

Александр Халаев полага­ет, что «наиболее перспектив­ны такие отрасли, как корпоративные ИТ, телекоммуникации, государственные структуры, ­образование, а также медицина. В том числе IoT в медицине, ­который будет развиваться очень активно в течение последующих 20 лет, поскольку население планеты в целом стареет и ищет инновационные и качественные решения в медицинском обслуживании, растет объ­ем обмена данными, робототех­ника берет на себя всё больше основных операций».

«Традиционные драйверы российского ИТ-рынка — ­госсектор, ресурсодобываю­щие и перерабатывающие ­предприятия, финансово-бан­ковский сектор, а также транспортно-логистические компа­нии и ритейл, — напоминает Сергей Лапенок. — Полагаю, в следующем году эта тенденция сохранится».

«Я бы прежде всего выделил те отрасли, которые так или иначе поддерживает го­су­дарство, — подчеркивает Дмитрий Лещинский. — Они зачастую связаны с национальными инвестиционными программами: это, безусловно, и здравоохранение, и образование. ­Иными словами — инвести­ции в человеческий капитал. Большая доля ВВП в России так или иначе связана с государственными инвестициями. Из других отраслей стоит упо­мянуть ритейл, сектор финан­совых услуг, промышленное производство».

Татьяна Проворова считает, что ориентироваться на западных аналитиков не совсем корректно, так как каждая страна имеет свою специфику разви­тия. «Мы принимаем, конечно, во внимание опыт наших западных и восточных коллег, но всегда смотрим сквозь призму ­процессов, происходящих в нашей стране. На следующий год среди приоритетных направлений мы выделили промышленный сектор и медицину», — ­отмечает она.

По оценкам директора по стратегическому развитию и маркетингу ALE в России и странах СНГ Натальи Пан­филовой, продолжает расти спрос на внедрение облачных и коммуникационных решений. «Наряду с финансовым сектором, где темпы внедрения ин­новаций стабильно высокие, ­эксперты ALE видят большой потенциал в пяти вертикаль­ных рынках, — рассказывает она. — Это здравоохранение, ­образование, госсектор, транспорт и гостиничное дело. Кли­ентам интересны индивидуальные решения c поддержкой ­технологий Интернета вещей, искусственного интеллекта, ­которые адаптированы специально под их бизнес-процессы и задачи. В Европе основное внимание уделяется развитию технологической инфраструк­туры в здравоохранении, образовании и транспорте. Фокус на социальные сегменты есть и в России, но пока речь идет о закупках профильного обо­рудования. Внедрение передовых IoT и Mobility-решений остается исключением из об­щей тенденции. Тем не менее потенциал у данных направ­лений есть, они будут развиваться и в следующем году. Еще один традиционно крупный сегмент нашей экономики — государственные органи­зации и корпорации. Здесь ­сохраняется возможность реа­лизации масштабных и инте­ресных проектов, в частности в сфере обработки и аналитики данных».


Версия для печати (без изображений)