Как известно, по уровню потребления алкоголя на душу населения Россия занимает одно из первых мест в мире, однако ценителей и знатоков вин у нас мало. Но они есть среди лидеров ИТ-рынка. Для Максима Сорокина, президента OCS, коллекционирование вин стало, если можно так сказать, профессиональным хобби — сейчас у него есть свой винный погреб. А началось все 10 лет назад.

«Тогда я, честно говоря, вино не очень любил и не разбирался в нем, — вспоминает Максим Сорокин. — Как-то раз с другом мы зашли в винный бутик и купили несколько бутылок французcкого вина. Наугад. И вот, когда я попробовал вино, которое выбрал мой друг, это было буквально потрясение — тонкий вкус, удивительный букет. Я такого никогда до этого не пробовал. Это было Шато Тальбо 1989 г., кстати говоря, и по сей день одно из моих самых любимых вин».

После этого Максим Сорокин решил изучить «винный вопрос» в подробностях — попросил своего знакомого автора книг о кухнях разных стран найти материалы о винах и виноделии, стал целенаправленно искать книги на «винную» тему, пробовать вина, о которых узнавал из этих источников. Потом были несколько поездок по винодельческим регионам Франции — Бордо, долина Луары и Роны, Прованс, Бургундия. «Я побывал и в других странах — в Европе есть много регионов, вина которых в России практически неизвестны. Но научиться разбираться значительно легче в винах французских, так как во Франции уже очень давно существует их четкая классификация», — говорит он.

«Среди моих знакомых равнодушных к этому напитку не осталось. Если говорить об ИТ-рынке, то средний возраст топ-менеджмента и владельцев бизнеса растет. Когда-то всем нам было по 25—30 лет, да и время было другое. И дело даже не в том, что сейчас многие стали состоятельнее. Просто вкусы у людей меняются, становятся тоньше. Даже в еде мы больше следуем традициям европейской кухни, которая органичнее подходит к вину, нежели традиционный русский стол», — так Максим Сорокин рассуждает о причинах, по которым все больше знакомых и коллег начинают разделять его увлечение.

Хотя качественные вина не могут быть дешевыми, с тем, что цена всегда определяет качество, он не согласен: «Вероятность, что дорогое вино окажется лучше, конечно, существует, но не это определяющий фактор. Цену действительно диктует качество вина, но не наоборот». Так, всем известное понятие «столовое» вино говорит лишь о месте напитка в классификации вин, но никак не о его качестве. Например, в Италии производители вин иногда специально «записывают» свои вина в столовые, чтобы избежать сложностей с сертификацией, необходимой для вин более высокой категории.

Существует много систем классификации вин, которые потом влияют на его цену. Наиболее распространена среди дегустаторов и знатоков 100-балльная шкала Роберта Паркера. И опять же, высокую оценку может получить вино, по классификации вовсе не являющееся «элитным». «Надо понимать, что вино первого крю-класса, т. е. самой высокой категории может иметь оценку 70—80 баллов, а вино четвертого крю-класса, которое формально относится к более низкой категории, получит 96—98 баллов. Но первое все равно может быть дороже, поскольку класс и марка вина традиционно влияют на его цену», — поясняет Максим Сорокин.

Итак, чтобы стать знатоком вина, нужно ориентироваться не только и не столько на его цену, сколько на мнения экспертов. Существует масса справочников, Интернет-сайтов, посвященных оценке вин. Например, оформив подписку на сайт www.erobertparker.com за 100 долл. в год, вы получите доступ к десяткам тысяч «винных рецензий». В этих рецензиях содержится, помимо прочего, и подробное описание вкусовой палитры напитка. Максим Сорокин советует искать и пробовать те вина, которые подробно экспертами описаны. Лучше не разбрасываться, заняться изучением вин какого-то конкретного региона.

«Очень рекомендую посетить традиционные винодельческие регионы. Помимо дегустации вин, вы сможете оценить их в сочетании с местной кухней, да и сама атмосфера, природа этих мест вряд ли оставят вас равнодушными», — говорит он. Как пробовать вино, что такое первый и второй «нос», «ножки», «ободок» — об этом и других дегустационных терминах и тонкостях тоже могут рассказать на любой экскурсии-дегустации, которые очень популярны в винодельческих краях. Вина лучше изучать и дегустировать, следуя советам и рекомендациям профессионалов.

Если вы увлеклись коллекционированием вина по-настоящему серьезно, вам потребуется помещение для его хранения. По мнению Максима Сорокина, собственный винный погреб в загородном доме — идея не такая уж сложная для реализации: «Нужна комната около 20 м2 площади с высотой потолка примерно 2 м 20 см. Такого помещения вполне достаточно для хранения большого количества бутылок — 1,5-2,5 тыс. Нужен кондиционер, поддерживающий влажность и температуру, помещение должно быть изолировано. Все необходимое для этого оборудование, стеллажи для бутылок и т. д., можно приобрести в России». А тем, у кого необходимости в большом винном погребе нет, можно ограничиться винным шкафом, который умещается в обычной квартире и при этом позволяет поддерживать нужные условия хранения вина.

Вино становится частым гостем и на корпоративных мероприятиях, встречах партнеров по бизнесу. По мнению Максима Сорокина, выбор вин для мероприятий «по протоколу», где много участников и каждый просто может выпить бокал за обедом, проблемой не является. А вот удивить гостей во время встречи в узком кругу — задача более интересная, необходимо подумать над сочетанием вина и кулинарии.

«В идеале вино должно «обыгрывать» блюдо, и наоборот. Иногда они могут спорить. Я даже сталкивался с таким сочетанием вина и еды, которое само по себе было кулинарным шедевром и где сама комбинация воспринималась как веселая шутка. Но подбирать вкусовые комбинации на таком уровне должен высокопрофессиональный сомелье», — говорит Сорокин. В России, по его мнению, таких специалистов практически нет, как нет и ресторанов, где просто не позволят себе непрофессионального совета в отношении вин. У российских ресторанов, как правило, несколько поставщиков вина, и каждый стремится приплатить сомелье, иначе его вино попросту не будет пользоваться спросом в этом ресторане. Цель советов такого сомелье не дать вам подходящую рекомендацию, а продать максимально дорогое вино, чтобы получить свой «процент».

«Недавно я читал интервью сомелье одного из ресторанов на Лазурном берегу. — рассказывает Максим Сорокин. — У них в ресторане работает шесть сомелье, и, прежде чем включить какое-то новое вино в карту вин, они вечером, уже после работы, собираются и дегустируют его. И только если все шестеро дают вину положительную оценку, оно включается в винную карту. У нас такого подхода я не встречал».

Вопрос о том, откуда в России вообще может взяться профессиональный специалист по винам, тесно связан с вопросом о популярности вин как таковых. «Чтобы стать подлинным профессионалом, нужно иметь возможность пробовать хорошие вина с молодых лет. Это должно быть практически семейной традицией. Вот тогда и появятся те сомелье, которые будут работать не ради «чаевых» дистрибьютора, а ради искусства», — считает Максим Сорокин. К сожалению, есть и объективные факторы, не добавляющие оптимизма: дегустация вин на профессиональном уровне — занятие отнюдь не дешевое, а в России к тому же цены на качественные вина в 2—3 раза выше, чем во Франции (причем без гарантии качества), доходы же населения — ниже. Да и по своей популярности вино сегодня вряд ли сможет тягаться с традиционными для России крепкими алкогольными напитками. На вино пока нет массового спроса, поэтому и высокие наценки сохраняются.

Тем не менее Сорокин не теряет оптимизма. Да, традиционные винодельческие страны по массовости и культуре потребления вин нам, скорее всего, не догнать. И здесь Россия не «отсталое исключение», это характерно для всех холодных стран, где виноградники не занимают больших площадей. Однако все это совершенно не препятствует отдельно взятому человеку изучать вина и наслаждаться ими. «Я не думаю, что вино — это нечто элитарное, — говорит Максим Сорокин. — В таких странах, как Франция или Испания, люди пьют вина и хорошо разбираются в них независимо от своего материального положения. Даже клошары во Франции пьют вино, а не водку. Для того чтобы стать знатоком и ценителем вин, нужно обладать какими-то чертами гедонизма в характере плюс определенным упорством, ведь быстро научиться разбираться в вине не получится. Но зато для таких людей пить вино не только приятно, но и интересно».

Будьте бдительны!

Россия не Франция. Можно ли найти по-настоящему хорошие вина в наших магазинах и ресторанах? Увы, далеко не всегда. «Проблема не в подделках, как может показаться человеку неопытному, — я лично никогда подделок дорогих вин не встречал, — рассказывает Максим Сорокин. — Не все это знают, но вина крайне чувствительны к условиям транспортировки и хранения. Увы, поставщики-дистрибьюторы соблюдают эти условия далеко не всегда, что существенно портит многие вина». Чтобы сохранить все качества вина, его надо хранить в горизонтальном положении (пробка не должна рассыхаться) при температуре 10—14оС, оно должно быть защищено от прямого освещения. Рассохшаяся пробка и соответственно попадание кислорода в бутылку, высокая температура и воздействие света — все это приводит к печальным последствиям, вино теряет свой букет и оттенки вкуса, «умирает». Глядя на то, как продается вино в супермаркетах, можно сразу понять — все эти условия не соблюдаются. Но там и не продают коллекционных, дорогих вин. «Обманутым» скорее можно оказаться в винном бутике, где есть специальные помещения и шкафы для вин. Да, сейчас бутылки хранятся по всем правилам, имена производителей не позволяют усомниться в происхождении напитка. Но как он попал в Россию и что с ним происходило по дороге? Этого покупатель не узнает и рискует, заплатив большие деньги, получить «поблекшее», «мертвое» вино. Более того, есть и нечистоплотные на руку поставщики, которые приобретают в Европе на специальных распродажах вина, о которых известно, что по каким-то причинам они плохо хранились и поэтому уценены, а потом в России продают их по завышенной цене, совершенно не соответствующей качеству. Ведь по этикетке определить, сохранилось ли содержимое бутылки, нельзя. Зачастую неправильно хранят вино и рестораны. Поэтому доверять стоит специализированным винным бутикам, да и то только тем, за которые могут поручиться люди, компетенции которых в «винном вопросе» вы доверяете. Кстати, есть прекрасное высказывание: «Не существует великих вин, есть великие бутылки».


Версия для печати (без изображений)