Осенью прошлого года было объявлено о намерении французского концерна Schneider Electric приобрести американскую компанию АРС и объединить ее с MGE UPS Systems, также входящей в состав концерна (см. CRN/RE № 22/2006). После одобрения в середине февраля антимонопольными органами сделка по слиянию АРС и MGE UPS Systems официально считается завершенной. Сейчас процесс интеграции идет полным ходом, созданы совместные рабочие группы, занимающиеся отдельными его аспектами, назначены многие топ-менеджеры. О том, на какой стадии находился процесс интеграции к началу апреля, в беседе с шеф-редактором CRN/RE Александром Плитманом рассказывает Ксавье Д’Эсквер, вице-президент по персоналу (human resources) компании АРС-MGE в регионе ЕМЕА и Латинской Америке. Конечно, к моменту выхода этого номера CRN/RE из печати ситуация станет значительно определеннее, но и данный «мгновенный снимок» представляет интерес — не так уж часто крупные компании раскрывают «кухню» такого сложного и ответственного этапа в их жизни, как слияние.

CRN/RE: С момента завершения сделки прошло более полутора месяцев. Насколько прояснились контуры объединенной компании? Какие решения на международном уровне, в частности в регионе ЕМЕА, уже приняты, а что еще предстоит сделать для реальной интеграции бизнеса?

Ксавье Д’Эсквер (К. Д’Э.): Основные контуры уже видны. Результатом слияния является объединенная компания под названием АРС-MGE со своим менеджментом, собственными производственными предприятиями и службой продаж. В качестве автономной компании она войдет в бизнес-подразделение Critical Power and Cooling Services концерна Schneider Electric (как раньше входила компания MGE UPS Systems). Важно отметить, что в АРС-MGE не входит бизнес MGE в области однофазных ИБП, который по требованию антимонопольных органов должен остаться самостоятельным. Торговые марки обеих компаний — APC и MGE — сохраняются.

Процесс интеграции идет очень быстро. Уже в феврале приступил к работе главный управляющий (CEO) компании, спустя неделю он сформировал совет директоров. В частности, назначен старший вице-президент по региону ЕМЕALА (Европа, Ближний Восток, Африка и Латинская Америка), который в свою очередь назначил руководителей всех зон в этом регионе. C 27 марта пост вице-президента зоны СНГ, Ближнего Востока и Африки занимает Леонид Мухамедов*, а генерального менеджера по СНГ — Илья Звонов, ранее глава представительства APC в России и странах СНГ. Если говорить о России и странах СНГ, то вся последующая реорганизация бизнеса APC-MGE в этом регионе — задача, за выполнение которой отвечают Леонид и Илья. Конечно, у нас есть некоторые общие рекомендации с точки зрения интересов бизнеса, кадровой политики и др., но в принципе решения принимаются на локальном уровне.

CRN/RE: Каковы наиболее существенные различия между АРС и MGE, в частности в моделях продаж и организации взаимодействия с партнерами?

К. Д’Э.: Компания АРС начинала свой бизнес с малых ИБП для ПК, постепенно развивая и расширяя его вплоть до создания такой уникальной концепции, как InfraStruXure. У АРС прекрасные позиции в канале и налаженные отношения с ИТ-дистрибьюторами. Сейчас компания наращивает усилия на рынке инженерных систем для оснащения центров обработки данных. MGE, наоборот, стартовала с больших трехфазных систем бесперебойного питания, постепенно расширяя бизнес в область малых ИБП. Она занимает сильные позиции на рынке электрики и систем инженерного обеспечения, взаимодействуя больше с дистрибьюторами электротехнического оборудования, конечными заказчиками которых являются строительные компании и службы эксплуатации зданий.

В целом обе компании хорошо дополняют друг друга. Важно также, что они опираются на взаимодействие с партнерами, хотя эти партнеры действуют чаще всего в разных сегментах рынка, и это очень позитивный момент. В процессе объединения мы не хотим причинять неудобства клиентам АРС и MGE излишними изменениями. Если, например, клиент покупал оборудование АРС и оно его устраивало, пусть он и дальше работает с людьми из АРС. Наш подход — без надобности ничего не менять: если что-то хорошо работает, то пусть работает — не надо это «ремонтировать». В то же время после слияния у АРС-MGE появится больше возможностей, расширится продуктовый ряд, появятся услуги, которых раньше не было, и т. д.

Если говорить о моделях продаж в странах СНГ, то они очень похожи: в обоих случаях смешанные — классическая двухуровневая дистрибуция плюс небольшое число крупных прямых партнеров, работающих по крупным проектам. Это могут быть как ИТ-интеграторы, так и специализированные электротехнические компании, участвующие в инженерном обеспечении строительных объектов.

А вот модели организации сервиса различаются. В компании MGE принято разделение на две большие категории продуктов: однофазные и трехфазные. Однофазные устройства обслуживаются через сеть авторизованных партнеров, а для обслуживания трехфазных систем создана специальная сервисная компания, но при этом часть работ в рамках отдельных проектов выполняют партнеры. АРС структурирует свои продукты и решения по-другому, и сервис почти полностью возложен на партнеров в канале сбыта, что вполне объяснимо, ведь в России установленная база у АРС на порядок больше, чем у MGE. Поскольку международные сервисные службы APC и MGE также объединяются, то «притирка» моделей сервиса потребует некоторых дополнительных усилий.

CRN/RE: Как будут объединяться продуктовые линейки и когда этот вопрос решится?

К. Д’Э.: Мы создали совместную рабочую группу, которая анализирует продуктовые ряды АРС и MGE и отбирает те линейки, которые сохранятся у объединенной компании. Точно сказать, когда именно будут приняты решения, я сейчас не могу, потому что сделка была закрыта совсем недавно и все происходит очень быстро. Возможно, через несколько недель, возможно, через несколько месяцев — по стратегическим вопросам. Но я хочу подчеркнуть главное — мы не хотим, чтобы эти решения застали наших заказчиков врасплох, поэтому заблаговременно сообщим о предстоящих изменениях и о том, какие продукты будут доступны до конца года. На наш взгляд, объединение текущих модельных рядов — не самая сложная задача. Гораздо важнее и интереснее то, какова будет стратегия разработок АРС-MGE, какими станут ее продукты через несколько лет.

CRN/RE: Когда и как объединятся московские представительства АРС и MGE?

К. Д’Э.: Процесс реорганизации локальных структур идет, и очень активно. Конечно, эти офисы будут объединены, за исключением сотрудников MGE, занимающихся однофазными ИБП, поскольку этот бизнес не вошел в АРС-MGE — они пока будут работать самостоятельно. Но говорить о каких-то подробностях еще рано, в том числе и о точном сроке завершения реорганизации. Мы стремимся провести ее максимально «гладко», чтобы партнеры и заказчики обеих компаний не почувствовали лишних неудобств из-за смены места работы или названия должности сотрудников. Я могу назвать лишь косвенный ориентир: в середине мая на выставке «Связь-Экспокомм» в Москве наша компания выступит на объединенном стенде, к этому времени мы постараемся иметь ответы на все основные вопросы.

CRN/RE: Как вы намерены преодолевать различия в корпоративных культурах АРС и MGE?

К. Д’Э.: Безусловно, это разные компании, у них разная история, есть различия в ведении бизнеса и в корпоративной культуре. Практика работы совместных рабочих групп, созданных в феврале, показала: люди из обеих компаний успешно взаимодействуют, они обмениваются идеями и опытом. Главное, что между ними нет барьеров и есть желание совместно двигаться примерно в одном направлении, а не в противоположных. Мы уверены, что в процессе совместной работы будет сформирована единая корпоративная культура АРС-MGE — для этого есть все предпосылки, прежде всего стремление делать общее дело.

Конечно, хотелось бы сохранить лучшее с обеих сторон. Скажем, штаб-квартира АРС-MGE находится в США, в Род Айленде, а главный управляющий Лоран Вернере — француз, но, так сказать, бикультурный — долго работал в Азии и в США и женат на американке. Это, конечно, поможет ему сбалансировать влияние разных корпоративных культур, интересы разных рынков и сгладить возможные шероховатости, тем более что компания станет действительно мультинациональной, причем глава европейского подразделения будет находиться в Европе, азиатского — в Азии, североамериканского — в США. Большинство руководителей менее крупных территориальных подразделений также «местные».

CRN/RE: Какие аспекты работы с персоналом в процессе слияния APC и MGE вы считаете наиболее важными?

К. Д’Э.: Если вести речь об истории, то я могу говорить только об MGE. Один из основных принципов нашей работы — максимально оперативное, разумеется с соблюдением принятых в случае подобных сделок ограничений, информирование сотрудников и участников рынка о происходящих изменениях. Уже через 10 дней после объявления (1 ноября 2006 г.) о планируемой сделке прошла встреча 50 топ-менеджеров АРС и MGE, на которой обсуждались причины и цели объединения, последовательность шагов по интеграции бизнеса, перспективы развития и т. д. Позднее мы информировали об этом всех наших сотрудников, а также бизнес-партнеров, используя интранет и Интернет. В феврале были организованы совместные группы менеджеров АРС и MGE по отдельным аспектам интеграции компаний: финансовые показатели, общая политика в канале сбыта, общая кадровая политика и др. Всего в их работе принимали участие около 80 человек. Одна из важнейших задач в процессе интеграции — как можно более «гладкий» и прозрачный процесс переназначения руководителей основных подразделений, причем провести его нужно максимально быстро, оперативно информируя об этом сотрудников. Поэтому, в частности, претендентов на должности топ-менеджеров трех верхних уровней (а кандидаты были и из APC, и из MGE, и все сотрудники имели возможность выдвинуть свои кандидатуры) оценивали внешние эксперты.

CRN/RE: Я не знаю, как обстоит дело в MGE, но известно, что во французских компаниях, как и в других европейских, уровень компенсации сотрудников в среднем ниже, чем в аналогичных по масштабу и отраслевой принадлежности американских фирмах. Какова будет в этом плане политика АРС-MGE?

К. Д’Э.: Прежде всего мы хотим, чтобы в новой компании все должности в любой стране занимали наиболее подходящие люди — неважно, вышли они из APC или MGE. Определяя размер компенсации, мы оцениваем масштаб ответственности и рыночную стоимость этой должности в конкретной стране — России, Венгрии, Италии и т. д.

* Ранее он работал генеральным менеджером APC по юго-восточному региону ЕМЕА, в его ведении находились Восточная Европа, СНГ, Ближний Восток, Африка и ряд стран Западной Европы.


Версия для печати (без изображений)