Если бы смысл театра был только
в развлекательном зрелище, быть может,
и не стоило бы класть в него столько труда.
Но театр есть искусство отражать жизнь.

Константин Станиславский

Если театр посвящает себя исключительно
классическому репертуару и совсем
не отражает в себе современной жизни,
то он рискует скоро стать академически-мертвым.

Владимир Немирович-Данченко

Эти высказывания двух выдающихся театральных режиссеров, педагогов, реформаторов русского классического театра как нельзя лучше описывают основные правила работы успешных компаний на современном ИТ-рынке. Мы живем в то время, когда информационные технологии перестают быть «развлечением» и «предметом престижа», а становятся неотъемлемой составляющей жизни каждого (будь то отдельный индивидуум или огромное предприятие). И уровень информатизации каждого субъекта как нельзя лучше отражает эту самую жизнь.

В то же время ИТ-рынок и его игроки, как и театр, и актеры, не могут, просто не имеют права оставаться в консервативном поле. А вот о том, в каком театре служат игроки современного ИТ-рынка, какие роли исполняют и каких постановок нам ждать в ближайшем будущем, рассказывают представители дистрибьюторских компаний — партнеров рейтинга. Мы задали им следующие вопросы:

  1. С каким видом театра или театральным жанром вы можете сравнить российский ИТ-рынок? Как изменился этот жанр за последние 19 лет? Как в этом театре чувствуют себя региональные партнеры? Изменится ли жанр российского ИТ-театра в ближайшее время? В каком театре мы будем играть в ближайшее время?

  2. Каких актерских амплуа, по вашему мнению, в настоящий момент не хватает в наших ИТ-театрах?

  3. Что должен предлагать антрепренер (роль которого на ИТ-рынке обычно исполняет дистрибьютор) актерам (своим партнерам), чтобы спектакль имел успех у зрителей (т.е., чтобы работа канала была успешной, а проекты и розничные продажи проходили на «ура!»)?

Эдуард Ивановский, директор по проектным продажам в широкий канал компании «Марвел-Дистрибуция».

1. Если бы Шекспир жил сейчас, то, вероятно, он сказал бы не великое «Весь мир театр и люди в нем актеры», а «Сегодня весь мир — ИТ-рынок, и людям никуда от этого не деться». Банки, транспортные компании, образовательные учреждения, больницы — всё теперь имеет прямое отношение к информационным технологиям. В этом театре дают спектакли практически всех жанров: случаются и драмы банкротств крупнейших интеграторов, и комедии положений с разными вендорами, и, к счастью, не так уж часто мы видим постановки театра абсурда.

Зрители, как и актеры, желающие достичь вершин в своей профессии, конечно, ориентируются на громкое имя режиссера. Но сегодня уже многие стали достаточно искушенными и понимают, что молодой или менее известный постановщик тоже может создать шедевр. Да и билеты не будут стоить баснословно дорого.

2. В классическое время ИТ-дистрибуции, как и театра классицизма, актерам предлагалось более или менее четкое разделение по амплуа. Однако и в театральной сфере, и в нашей в последнее время границы все больше стирались, давая многим возможность попробовать себя в новой роли или просто сохраниться в профессии. Главное, что всегда будет необходимость в сильных, талантливых, разноплановых актерах, способных блестяще сыграть свою роль в любом спектакле.

3. Актерам важно получить хорошую глубокую пьесу, иметь комфортные условия для выступления и уверенность в том, что они получат достойный гонорар. И, конечно же, они заинтересованы в профессиональном антрепренере, который улавливает тренды и чувствует запросы зрителей на те или иные спектакли. Антрепренер знает, какая постановка «зайдет» на определенную аудиторию, а значит, даст хорошие сборы. Такое чутье и дальновидность создают основу для надежного сотрудничества и продуктивности творческого тандема.

Георгий Козелецкий, вице-президент OCS Distribution.

1. ИТ-рынок — это балет! Иностранное искусство, занесенное в родные пенаты. Искусство, требующее от артистов отточенных движений из ограниченного набора. Искусство очень требовательное к артистам — им надо заниматься с младых лет, а не начинать в зрелом возрасте. Если взглянуть на историю балета, то сейчас мы находимся где-то в конце 19 века — крепостное право уже давно отменили, а до «Русских сезонов» в Европе еще далеко. Но уже тогда русский классический балет заметно отличался от французского — вот и сейчас наш ИТ-рынок отличается от любого другого. Хотя бы в силу бескрайней географии.

2. Естественно, что все артисты кордебалета хотят стать солистами и блистать на сцене — не только родного, но и Императорского театра. А для этого нужно многое уметь — причем не только из области балета. Необходимо не только выглядеть привлекательно и быть техничным, надо очаровать взыскательного зрителя и сделать его своим поклонником (и не только в театре). А еще преждевременно не вступить в конфликт с режиссером или антрепренером. Но уж если ты стал звездой, то мир переворачивается, и все эти люди (режиссеры и антрепренеры особенно) будут у твоих ног.

Солистов, правда, много (хотя, конечно же, меньше, чем артистов кордебалета), а век многих недолог. Но ведь были и долгожители — Уланова, Плисецкая... Собственно, вспомнив эти фамилии и историю самого балета, можно предсказать будущее ИТ-рынка. Он трансформируется из классического в современный (впрочем, последний не вытеснит первый), а кроме солисток появятся еще и солисты. В нашем случае, правда, все будет наоборот: больше станет женщин — руководителей успешных ИТ-компаний.

3. А теперь придется перейти на сухой казенный язык: региональные ИТ-компании переживают не лучшие времена (впрочем, когда им было легко?), потому что все деньги утекли в Москву. Но эту печальную тенденцию, возможно, переломят программы национальных проектов и волшебство «цифровизации». Государство и его многочисленные институты наконец-то заметили ИТ-рынок (т. е. пришли в театр на балет), чем и нужно воспользоваться всем участникам его труппы — режиссеру, антрепренеру и многочисленным артистам.

Михаил Прибочий, генеральный директор компании Axoft.

1. Как естественный солнечный свет состоит из полного спектра цветов, так и жизнь в нашем театре — комплекс всех жанров в том или ином сочетании, с перекосом в одну или другую сторону в отдельно взятый момент: от комедийных боев без правил за большой проект до трагедий ухода из жизни вчерашних гигантов.

Самочувствие актеров и их амплуа тогда и сейчас... Еще лет 10 назад все партнеры позиционировали себя как актеров-универсалов самого широкого профиля. Гораздо шире, чем артисты сцены. Они стремились получить как можно больше ролей (а лучше — сразу все) в каждом спектакле, перераспределяя «лишние» среди коллег. Артисты того времени в значительном большинстве стремились в реальной жизни — если уж не удается получить роль, то хотя бы надо стать ближе к режиссеру.

К сегодняшнему дню в целом завершился естественный процесс специализации. Хороший трагик уже не станет бездумно рисковать своим именем (лицом, здоровьем или жизнью) и не запишется, например, в китайский акробатический цирк или в бои без правил. Даже на ведущую роль. Там появились свои талантливые «нишевые» спецы, которые легко «сделают» любую столичную знаменитость. Современный театр становится, как и должно быть, сообществом профессионалов-специалистов.

2. Региональные спектакли. Зачастую провинциальные постановщики на самые интересные роли стремятся пригласить звезд федерального уровня. Самые крупные, самые денежные сделки нередко достаются общероссийским лидерам, что затрудняет развитие мастерства местных тружеников сцены.

3. Дистрибьютор тогда и сейчас... 5–10 лет назад дистрибьюторы были гораздо ближе к машинистам сцены, чем к антрепренерам. Логистика и финансовое плечо — слишком малая роль, чтобы гордо называться импресарио. Сейчас — да: современный VAD-дистрибьютор — это продюсер, в задачи которого входит поиск новых талантливых драматургов, режиссеров и артистов. Это организатор, способный выправить любую постановку. Он взаимодействует с постановщиком и актерами, художниками по свету и костюмерами, проверяет прочность декораций, участвует в прогоне пилотов и работает с прессой. Делает все для успеха своего Театра.

Максим Сальников, региональный директор компании RRC.

1–3. Раз уж нам, айтишникам, предложили порассуждать об ИТ-рынке как о театре, где каждый из его участников играет свою роль, то я предложу свое распределение функций:

Вендор — антрепренер.

Впервые понятие «entrepreneur» ввел французский экономист Жан-Батист Сэй примерно в 1800 г. Он определил его так: «Антрепренер перебрасывает экономические ресурсы из сферы малой продуктивности в сферу большой продуктивности и пожинает плоды».

От антрепренера требуется много энергии, опыта и знаний, чтобы удачно вести дело. Он должен быть знаком со всеми главными представителями интеллигенции и купечества в городе, быть в курсе всех городских событий, бывать у всех в гостях, наконец, быть опытным актером и дельным режиссером.

Известно, что основой любого театрального предприятия была и остается труппа. Она — созидательный потенциал — предопределяет творческое состояние, художественные достижения и поражения театра. В театре утвердился казавшийся незыблемым порядок, известный любому антрепренеру. Труппы подбирались по амплуа, так что в театре обязаны были служить один или несколько актеров каждого из них. В таком случае, как представлялось, труппа способна разыграть любую пьесу. Если же не оказывалось актера какого-либо амплуа, обращались к пьесам, где исполнителя таких ролей не требовалось. Следовательно, взаимосвязь труппы и репертуара выстраивалась в последовательности: репертуар под труппу.

Дистрибьютор — режиссер.

Однажды вечером в институте, который готовит театральных работников, собрались студенты и стали спорить, с каким трудом можно сравнить труд режиссера.

Один сказал: «Режиссер — это офицер, командир в бою. Он руководит всеми, командует, ведет в сражение».

Другой, настроенный не так романтично, возразил: «Нет, это повар. Так же, как повар приготавливает блюдо из разных продуктов, так и режиссер готовит свои спектакли и подает его зрителю».

«Режиссер — каменщик, который строит дом!»

«Архитектор, который его проектирует!»

«Режиссер больше всего похож на переводчика», — сказал студент, сидевший в углу. И объяснил: «Переводчик переводит книгу, пьесу с одного языка на другой. Режиссер занимается тем же: переводит пьесу с языка литературного на язык театральный».

Кто был прав? Каждый и никто. Режиссер действительно похож и на архитектора, и на каменщика, и на командира, и даже на повара. И все-таки он — ни то, ни другое, ни третье. Это совсем особая профессия: режиссер.

Партнер — актер (как же мы забыли о лицедеях, собственно).

Актерское искусство зародилось в Древней Греции. Профессия была одной из самых престижных. Но в средневековой Европе актерскую деятельность считали бесовской. А на Руси эта профессия была даже опасной. Зрители могли сломать музыкальный инструмент скомороха, шута, лицедея, избить его и посадить в темницу. Отношение изменилось лишь в эпоху Возрождения. А престижной она стала в XX веке, когда основатель МХАТа К. С. Станиславский совершил актерскую революцию. И сейчас афиши пестрят объявлениями о новых премьерах. Когда говорят об актерах, употребляют такие фразы, как «украшение света», истинные «сливки общества».

Главной целью любого актера считается желание воздействовать на зрителей, вызвать у них ответную реакцию, эмоции, чувства.

Ну и все это и’театральное (от сочетания ИТ и театр) действо для зрителя — конечного пользователя, заказчика.

Поход в театр — это всегда коммуникация. Зритель смотрит произведение искусства, но и в каком-то смысле произведение искусства смотрит зрителя. То есть многообразие спектаклей, художников, интерпретаций драматургических произведений — да, но и зритель своими ресурсами интеллектуальными, технологическими, эмоциональными, духовными, какими хотите, — смотрит это произведение. Поэтому он равноправный участник процесса. В таких случаях мы должны задавать вопрос: а ты готов смотреть то, что я тебе порекомендую? А насколько ты подготовлен, обладаешь ли «и’театральным» опытом, и так далее и тому подобное? Вот это очень важно сегодня понимать: зритель как никогда раньше становится соучастником процесса.

Вопрос о зрителе — важнейший и’театрального менеджмента: от него во многом зависит экономическое положение и’театра, его финансовый результат. Понятно, что любой театр мечтает о 100%-ной заполняемости зрительного зала. Но всегда ли аншлаг идет на пользу? Какой ценой он достигается? Не стоит ли за сегодняшним успехом потеря завтрашнего зрителя? Как наладить «воспроизводство» своей зрительской аудитории? Какая стратегия необходима для укрепления позиции театра в обществе, чтобы выжить в море множащихся форм культурного досуга?

Зритель в данном случае является творцом искусства. Зритель — необходимое условие его «реализации». Входя в зрительный зал, он вступает в сообщество, называемое публика, становится частью коллективного воспринимающего органа, своей реакцией формирующего и навязывающего актерам зрительскую партитуру спектакля. Всякий раз, от спектакля к спектаклю, эта партитура будет другой, неповторимой — поэтому и спектакль всякий раз будет другим. В этом, собственно, состоит сущность театра, секрет его жизнеспособности и, говоря языком менеджмента, его конкурентное преимущество перед другими видами искусств.

Мы, «и’театральные» деятели, любим и ценим зрителя, иначе «и’театр» прогорит.

Партнеры проекта «25 лучших региональных ИТ-компаний 2019»


Версия для печати (без изображений)