Комментирует: Руслан Чикалов

Победа в рейтингах «25 лучших региональных ИТ-компаний»: 2020 г.

CRN/RE: С каким видом народного творчества или искусства вы можете сравнить российский ИТ-рынок? Как изменится этот жанр в связи с кризисом?

Р. Ч.: На мой взгляд, современные ИТ больше похожи на зодчество, строительство, когда рядом со старыми домами воздвигаются новые, современные, и они пытаются ужиться вместе. Так и в ИТ-отрасли, переживающей эпоху глобальных перемен, некие застоявшиеся традиции работающие здесь пытаются совместить с современными трендами и технологиями. В каком-то смысле мы все стоим на перепутье: то ли мы в городе останемся, то ли в деревню вернемся, в хорошем смысле, конечно, чтобы улучшить качество жизни.

Многие сегодня переезжают жить в пригород, потому что там удобнее, есть все современные средства для эффективной работы вне офиса: доступность Интернета, качество данных, различные технологии, в том числе и инфраструктурные, позволяют вообще освободиться от привязки к месту. Ситуация с пандемией это наглядно показала. Бизнес учится быть мобильнее, быстрее, контролировать ситуацию и принимать правильно взвешенные решения удаленно.

В России исторически всегда была хорошая математическая школа, поэтому на ИТ-рынке имеется некий базовый фундамент, позволяющий нам идти на шаг впереди. Опять же, у нас все хорошо с доступом в Интернет, есть локомотивы, целые отрасли, например банковский, финансовый секторы, которые активнее всего в мире внедряют цифровые технологии. Ситуация с пандемией дала определенный стимул для развития ИТ-сферы, потому что все проекты по трансформации, например инфраструктурные, которые откладывались в компаниях, стали реализовываться быстрее. Бизнес также задумался над инструментами совестной работы, постановки задач, контроля. Для тех, кто смог правильно сориентироваться в ситуации, все эти проекты стали зоной роста.

В период пандемии российским заказчикам уделялось повышенное внимание со стороны ИТ-интеграторов. Ключевые игроки рынка достаточно быстро и правильно сориентировались в этой ситуации и подставили свое «технологическое плечо» клиентам. Например, в нашей компании оперативно разработали и предложили ряд готовых коробочных решений (оборудование для дистанционной работы, настройка, лицензии), чтобы снизить капитальные затраты заказчиков, пополнили запас серверов для услуги аренды, обеспечили наличие девайсов на складах, сформировали портфель облачных решений. Многие заказчики всерьез задумались о переходе в облако. Особенно отрадно за ключевых партнеров и производителей, которые в этот период поддержали клиентов и бизнес выпуском бесплатных решений.

CRN/RE: Многие ваши коллеги уверены, что жизнь и работа на ИТ-рынке уже не будет такой, как до кризиса. Согласны ли вы с этим утверждением?

Р. Ч.: Не думаю, что жизнь изменится кардинально. Глобальный тренд на цифровизацию точно не исчезнет, наоборот, спрос на цифровые решения будет расти. Стратегии, направленные на цифровую трансформацию, пока никто из клиентов не отменял. Однозначно усилится фокус на коллективную работу, так как часть сотрудников останется на удаленке. В связи с этим потребуются средства контроля, например СЭД с элементами ИИ и роботизация процессов.

CRN/RE: Как ваша компания чувствует себя в том жанре народного творчества, которым сейчас можно назвать российский ИТ-рынок? Что нового появилось или появится в вашей работе, а от чего придется отказаться навсегда?

Р. Ч.: Мы чувствуем себя достаточно хорошо. Softline — глобальный поставщик ИТ-решений. Учитывая количество заказчиков, которые нам доверяют, в компании всегда разрабатывается ряд вариантов в зависимости от ситуации. Ведь для нас в первую очередь важно обеспечивать стабильность работы клиентов. Поэтому даже вынужденный переход к режиму home-office прошел абсолютно безболезненно. Сам формат работы у нас подразумевает мобильность, мы были к этому готовы. Ни один из заказчиков также не почувствовал сложности при переходе на дистанционную работу.

Не могу сказать, что работать теперь сложнее или проще, в первую очередь стало интереснее. ИТ-рынок сам по себе достаточно сложный, быстрорастущий и динамично меняющийся, поэтому вряд ли от чего-то пришлось отказаться навсегда. Из нового — стали больше общаться по видеоконференцсвязи, оказалось, что какие-то задачи можно решать дистанционно. И, наверное, в ближайшем будущем многие промежуточные встречи, не связанные с договорными отношениями между партнерами и заказчиками, уйдут в онлайн. Также выросла производительность труда. Точно стало меньше времени для коллективного общения. Хотя живое общение в команде, безусловно, важно и нужно.

Ряд клиентов рассматривают это время как возможность для развития проектов, которые они откладывали ранее. Да, в какой-то степени бизнес встал, но в каких-то проектах процессы продвинулись.

CRN/RE: Может ли народный коллектив оставаться самобытным в современном мире, или, для того чтобы его хорошо принимали зрители, он должен «покориться» тенденции глобализации?

Р. Ч.: Ключевой фокус Softline — быть стратегическим партнером для бизнеса в России и за рубежом. Этот курс принят достаточно давно. Если у заказчика есть запрос на трансформацию, какая-то задача, имеющая для него бизнес-ценность, которую нужно по-новому решить, или он совсем не понимает, как ее решить сейчас, то мы с удовольствием развиваем такие проекты и трансформируемся сами, это постоянный процесс. Конечно, у нас есть система издержек и противовесов, всегда оценивается смысл данного проекта. Есть эксперты, которые разговаривают на языке концепта. И есть огромная команда людей, которые эти идеи реализуют, работая на стыке систем и запросов. Есть решения, которые позволяют снизить финансовую нагрузку в этих проектах, есть свои готовые решения, достаточно инновационные, например, по контролю за виртуальной облачной средой из единого места.

Здесь нам очень помогают технологические партнеры — топ-производители ПО и «железа». Мы также согласовываем стратегию с ними, обмениваемся идеями, потому что ни мы, ни они не видят будущего без совместного взаимодействия.

Партнеры проекта «25 лучших региональных ИТ-компаний 2020»


Версия для печати (без изображений)