В своем выступлении на ИТ-саммите-2007 (он состоялся в апреле в Санкт-Петербурге. — Ред.) директор Департамента профессиональной политики и нормативно-правового регулирования в сфере образования Министерства образования и науки РФ Исаак Калина вдруг вспомнил о христианских миссионерах. О том, что они призваны обращать людей в свою веру. «Наверное, наша общая миссия — и системы образования, и специалистов отрасли — обращать в свою профессиональную веру», — заявил он.

Но путь этот — нелегкий. Точки соприкосновения вроде бы есть, но достичь понимания удается с трудом. Необходимо время.

Нужды

Борис Нуралиев, директор компании «1С», возглавляющий Комитет по образованию АП КИТ, утверждает, что сейчас узкое место в развитии ИТ в России — это кадры. «Некоторые считают, что налоговые льготы, но я полагаю, что именно отсутствие кадров сдерживает развитие отрасли», — подчеркивает он.

В частности, в компании «1С», опросив своих партнеров-франчайзи, пришли к выводу, что на их развитии негативно сказывается не конкуренция, не отсутствие денег или заказов (заказов полно!), а именно нехватка специалистов.

По некоторым оценкам, в России ИТ-специалисты составляют сейчас лишь около 1,5% работающего населения, в то время как в странах ЕС — 2,5%, а в США, по данным ITAA (Information Technology Association of America), — 9,3%.

«Если мы намерены быть передовой страной, то должны широко использовать ИТ и участвовать в их создании, — говорит Борис Нуралиев. — США доминируют в мире не только потому, что у них много стратегических ракет — у нас их тоже немало, а потому, что весь мир смотрит американское кино и использует американские операционные системы. Хотелось бы развиваться в этом направлении, а не искать место между Индией и Китаем».

О нехватке ИТ-специалистов говорят практически все участники нашего быстро растущего рынка, причем уже в течение нескольких лет. Однако предпринимать какие-то консолидированные действия для решения этой проблемы ведущие ИТ-компании и отраслевая ассоциация АП КИТ начали лишь в самое последнее время. Есть и первые примеры взаимодействия отраслевого ведомства (Мининформсвязи) и образовательного (Минобрнауки) с ИТ-бизнесом в деле подготовки кадров.

«В отрасли ИТ государство создает только среду, но не так жестко навязывает свои требования, как, например, в авиационной и некоторых других отраслях. И если ИТ-отрасль жалуется, что ей не хватает кадров, то решать эту проблему придется ей самой», — считает Игорь Морозов, ректор «Академии АйТи».

Своя правда

Как известно, отношение к высшему образованию в наше время двоякое. С одной стороны, диплом нужен как «поплавок» и после института все равно придется переучиваться, с другой — хотелось бы все же получить знания по востребованной специальности, причем знания конкретные — а то в вузе начнут «рассусоливать, давать общеобразовательные предметы...».

Исаак Калина подробно остановился на этом «рассусоливании», поясняя, что образование должно удовлетворять многообразным потребностям общества, личности и государства. Представители ИТ-бизнеса, как одна из самых активных и инновационных частей общества, естественно, имеют право высказывать требования к системе образования. Однако следует понимать, что зависимость между его содержанием и сегодняшними потребностями той или иной отрасли далеко не прямолинейна. Этим и отличается системное профессиональное образование от простой профподготовки. Содержание образования должно обеспечивать формирование личности, способной к саморазвитию, к изменению своего профессионального вектора и к выполнению гражданских обязанностей.

«Кадровые требования отрасли не могут просто зеркально отражаться системой образования. Поэтому прошу все требования формулировать в многомерном пространстве, не исходить из интересов только одной оси координат», — подчеркнул Калина.

Кадровая проблема ИТ-отрасли отнюдь не исчерпывается дефицитом специалистов, участников рынка не устраивает и качество их подготовки в высших и средних учебных заведениях.

«Мы сейчас довольно активно взаимодействуем с высшей школой на уровне совместных проектов и т. п., и я всегда прошу своих коллег оценивать уровень выпускников, — говорит Игорь Морозов. — И хотя им и не хочется ронять честь мундира, они признают, что уровень все ниже и ниже. То же утверждают и работодатели: к ним приходят специалисты, качество подготовки которых с каждым годом становится все хуже».

По законодательству подготовка специалистов и массив их знаний гарантируются государственными образовательными стандартами. Но, увы, жизнь показывает, что одних этих стандартов недостаточно.

Ситуация вынудила представителей ИТ-бизнеса в лице ассоциации АП КИТ подойти к решению этой проблемы с другой стороны, взявшись за разработку по ряду наиболее массовых ИТ-специальностей профессиональных стандартов, опирающихся на требования рынка и тенденции развития отрасли. «После того как президент сказал в своем послании Федеральному собранию, что „нам нужно с представителями бизнеса определиться...“, нас собрал министр Леонид Рейман и сказал: „Давайте сбросьтесь деньгами, и мы организуем разработку профессиональных стандартов, чтобы понимать, какие специалисты вам нужны“», — рассказывает Борис Нуралиев.

Таким образом, у ИТ-отрасли появляется возможность «заказать музыку», т. е. принять участие в формировании заказа на подготовку специалистов. Правда, в процессе подготовки профстандартов возникло немало сложностей, и об этом тоже говорилось в ходе дискуссии на ИТ-саммите. А впереди следующий этап — необходимо установить взаимосвязь между этими профстандартами и государственными образовательными стандартами нового поколения, поскольку прямого соответствия между ними нет.

Новые веяния все заметнее и в вузах

Например, в Санкт-Петербургском электротехническом университете (ЛЭТИ), рассказывает ректор Дмитрий Пузанков, уже в течение нескольких лет ищут новые пути подготовки специалистов, которые были бы востребованы на рынке труда. Его мнение: таких специалистов можно готовить только совместно с работодателями, поскольку «оборудование, ПО, кадры, методическая литература — всего этого вузу самостоятельно не осилить — только вместе».

Все кажется логичным, тем не менее Исаак Калина несколько скептически прокомментировал слова ректора о его готовности действовать так, как нужно отрасли: «Ректор-то готов, но у него есть тысячный коллектив преподавателей, который вряд ли сможет работать так, как хочет ректор...»

Заглядывая иногда в учебные пособия, сетует Калина, он обнаруживает практически те же тексты, по которым сам учился 30 лет назад, и «если их будут продолжать писать наши преподаватели, они такими и останутся». Потому что основная когорта преподавателей не изменилась.

Именно поэтому и представитель Минобрнауки, и ректор ЛЭТИ, по сути, призывают ИТ-компании — придите к нам и обратите нас в свою веру.

Правда, от своих прежних верований они тоже не спешат отказываться: «Высшее образование имеет большой фундаментальный компонент, иначе это не высшее образование», — подчеркивает Дмитрий Пузанков.

С обеих сторон часто слышны призывы: пусть представители ИТ-компаний почаще приходят в вузы и рассказывают о состоянии и тенденциях развития отрасли, о том, какие специалисты ей сегодня нужны. Это, в частности, помогло бы руководителям вузов повернуть в нужном направлении свой преподавательский корпус, как правило, возрастной, консервативный и далекий от потребностей быстро меняющейся жизни.

Возможно, к подобной «проповеди» прислушаются. Но никаких гарантий нет. «Неоднократно я выступал перед вузовскими преподавателями. Говорю, вот это нужно, вот это... Они слушают, аплодируют, а потом все делают по-своему», — делится своими впечатлениями Борис Нуралиев.

Может быть, высказал предположение один из участников панельной дискуссии, университеты просто побаиваются работать исходя из требований рынка, в частности потребностей ИТ-компаний.

Но дело не в боязни. Полтора десятилетия скудного государственного финансирования, а то и его отсутствия, научили вузы выживать и развиваться даже в этих тяжелейших условиях. На самом деле, признают представители высшей школы, у них сегодня такие широчайшие права в формировании образовательной программы, каких никогда раньше не было и, возможно, больше не будет.

«Боятся они не вас, а себя. Потому что им слишком многое нужно перестроить в собственной работе», — считает Исаак Калина.

Поэтому компаниям ИТ-отрасли нужно устанавливать более широкие контакты с системой образования, больше объяснять, убеждать, помогать...

Хотя в крупных столичных вузах положение лучше, в целом потребности высшей школы — в деньгах, квалифицированных кадрах, творческих подходах — значительно превышают имеющиеся возможности.

Контакты разных видов

В числе популярных форм взаимодействия крупных ИТ-компаний с вузами — дополнение учебных программ новыми, востребованными на рынке ИТ-специальностями и создание соответствующих базовых выпускающих кафедр. Последнее требует обязательного согласования с Минобрнауки РФ (за исключением случаев, когда диплом государственного образца не выдается), наличия паспорта и шифра специальности.

К сожалению, у Минобрнауки пока нет нормативных материалов по созданию и функционированию таких кафедр. Фактически каждый вуз действует на свой страх и риск, не будучи уверен, что разрешено, а что нет, и опасаясь различных проверок. Это, конечно, сковывает инициативу и препятствует расширению взаимодействия с бизнесом.

А примеров успешного сотрудничества немало.

Например, в Государственном университете у правления (ГУУ) на кафедре ИС в рамках специальности «Математические методы в экономике» в 2006 г. появилась новая учебная дисциплина «Корпоративная информационная система на основе бизнес-приложений Oracle». Отметим, что к этому времени в ГУУ уже были учебные дисциплины, связанные с другими платформами, в частности SAP. Все они появились в университете «с подачи» компании «ТехноСерв А/С».

По словам Алексея Ананьева, председателя совета «ТехноСерв А/С», задачу помогать вузам компания не ставила, а хотела «помочь себе в подготовке дефицитных специалистов». В эти проекты компания инвестировала несколько сотен тысяч долларов, которые ушли на создание ЦОДа и рабочих мест с ПО Oracle, оплату труда сотрудников компании, направленных на кафедру в качестве инструкторов, а также студентов, проходящих практику в «ТехноСерв А/C».

Среди ежегодно выпускаемых ГУУ специалистов компания «курирует» примерно 50 человек, говорит Александр Замятин, директор департамента информационных и телекоммуникационных технологий «ТехноСерв А/С», причем активная работа с ними начинается, как правило, на третьем курсе. Но с учетом географии деятельности компании это лишь частично покрывает ее запросы для Москвы и Санкт-Петербурга, а в отдаленных регионах поиск необходимого персонала требует значительных усилий.

Совместно с вендором в 2005 г. открыт центр по изучению решений SAP в Санкт-Петербургском государственном университете, а в Государственном университете — Высшая школа экономики (ГУ-ВШЭ) — базовая кафедра SAP.

Компания ABBYY создала на факультете инноваций и высоких технологий МФТИ базовую кафедру «Распознавание изображений и обработка текста». По словам Сергея Андреева, генерального директора ABBYY, сегодня компания вышла на такой уровень развития, что ей постоянно требуются квалифицированные кадры, талантливые программисты.

«Мы даже в Физтехе устраиваем конкурс, отбирая лучших из лучших, очень тщательно подбираем преподавателей. Естественно, много работаем над программой обучения. «Своя» специальность с определенным номером нам не нужна. Нам необходимы высококвалифицированные инженеры по специальности ВУС 511600 «Прикладная физика и математика». Сейчас выпускников приходится доучивать от одного до двух лет, а здесь это «доучивание» можно провести в самом институте. Кроме того, не надо сбрасывать со счетов и социальный фактор: мы не просто обучаем студента, но и трудоустраиваем его, причем в одну из самых передовых технологических компаний», — рассказывает Андреев.

«Лаборатория Касперского» тесно взаимодействует с рядом ведущих вузов — МГУ им. М. В Ломоносова, МГТУ им. Н. Э. Баумана, МИФИ, МФТИ, Санкт-Петербургским государственным технологическим институтом, Пермским, Новосибирским, Оренбургским и Южно-Уральским университетами и др., а также с двумя вузами Украины.

Сотрудничество ведется по трем направлениям: образовательному, конкурсному и научно-исследовательскому; формы различные: написание диплома под руководством специалистов компании, работа в студенческой лаборатории, организованной на базе вуза, поддержка московской городской олимпиады по программированию, стажировка студентов в компании, а при особых успехах даже зачисление в штат.

«А заинтересованы ли вузы экономически в подготовке большого количества хороших специалистов и можно ли вообще их в этом заинтересовать?» — задал вопрос чиновнику Минобрнауки Александр Голиков, генеральный директор компании АСКОН. Действительно, если все зиждется только на квалификации, добросовестности и иногда энтузиазме отдельных преподавателей, то в условиях рыночной экономики это ненадежная опора.

К сожалению, признал Исаак Калина, сегодня базовая система финансирования высшей школы не учитывает качество знаний, полученных ее выпускниками. Хотя некоторые инструменты стимулирования все же есть.

Например, можно использовать результаты конкурса инновационных вузов — победители могут получить дополнительные деньги при распределении фонда стимулирования, а он сегодня не маленький. Существует также конкурс на распределение контрольных цифр приема в вузы. По словам Калины, эта схема уже запущена, хотя пока конкурс очень формальный. Например, в Екатеринбургском горном университете, если у выпускающей кафедры на четвертом курсе все выпускники трудоустроены, ей увеличивают контрольные цифры приема на следующий год. Если же ее выпускники не пользуются спросом, то контрольные цифры снижаются, снижается и прием на эту кафедру.

Возможны варианты

ИТ-отрасль — одна из наиболее инновационных и динамичных, возможно, поэтому мы привыкли и воспринимаем как должное, что все разговоры о нехватке кадров касаются лишь специалистов с полным высшим образованием (диплом магистра). А что же другие уровни образования?

«Убедительно прошу вас — рекламируйте среднее профессиональное образование, это поможет тысячам людей получить его. Это, кстати, очень приличное образование, ведь в стране осталось много хороших техникумов. А представление о том, что вам нужен только вузовский специалист, искривляет траекторию получения образования. К вам же прислушиваются!» — Исаак Калина заступился за среднее образование.

Действительно, в ИТ-отрасли укоренилось мнение, что на специалистов со средним специальным образованием не стоит рассчитывать. Тем более что, как принято считать, хороших техникумов мало.

Однако такое мнение, заявил представитель Минобрнауки, «опасно и для бизнеса, и для бюджета». Если его растиражировать в прессе, то молодые люди поймут, что на работу в приличную фирму их возьмут лишь при наличии диплома магистра. В результате их претензии на зарплату вырастут на 20–30%, хотя они будут выполнять ту же работу, которую мог бы выполнять выпускник техникума или колледжа.

«Нерационально и с точки зрения бизнеса, и с точки зрения бюджета использовать специалистов, которых учили шесть лет, на рабочих местах, где могут трудиться те, кто учился три года, — говорит Калина. — И если, к примеру, директор «1С» скажет, что с гораздо большим удовольствием возьмет очень хорошего выпускника очень хорошего колледжа, чем не очень хорошего выпускника не очень хорошего вуза, это будет и ему полезно, и стране». Поэтому Калина призывает при разработке профессиональных стандартов обращать самое серьезное внимание на эффективное использование людей со средним специальным образованием.

В нашей стране введена, хотя и не повсеместно, двухуровневая система высшего образования: бакалавриат + магистратура. Такая система, с точки зрения ее сторонников, дает возможность молодому человеку сначала получить базовые знания, а потом подумать — нужно ли ему продолжать обучение, необходима ли более серьезная специализация. Считается, что двухуровневое образование повышает готовность специалиста к переменам, к перестройке, а это неоценимые качества в условиях быстро меняющегося рынка. Однако далеко не все — и в сфере образования, и за ее пределами — одобряют переход на эту систему, кстати, принятую во всем мире.

В ИТ-отрасли успело сложиться некое предубеждение против бакалавров. «Выпускники бакалавриата пока не имеют для нас большой ценности. Они могут работать, но все равно будут доучиваться до специалиста или магистра», — считает, например, Борис Нуралиев.

И снова руководителям ИТ-компаний оппонировал Исаак Калина: «Я понимаю, что все мы получили образование в другой форме, и оно нам кажется хорошим. Но вы — исключение. И вы такие совсем не потому, что образование было хорошо организовано 20 лет назад. Если бы оно было хорошо организовано, то вы бы не одни пробились. Вы пробились, потому что пробились».

В ситуации, когда специалистов не хватает, очевидно, усложняется и задача их удержания. «Это не менее значимо, чем их подготовка», — подчеркнул еще один участник дискуссии Владимир Фомин, директор фонда Human Capital. Он согласен с мнением, что нужно сформировать адекватные профессиональные вертикали, не сосредоточенные только на одном уровне квалификации, соответствующем высшему образованию, а включающие и другие уровни. Не стоит забывать и про школьные учебно-производственные комбинаты.

За многоуровневый подход высказывается и Игорь Морозов. Необходимо создавать, полагает он, современные учебные заведения нового типа — образовательные комплексы, в которых бы интегрировалось среднее и высшее специальное образование, а также переподготовка (повышение квалификации) специалистов.

Что ж, у каждого своя вера.

В статье использованы материалы панельной дискуссии, состоявшейся в ходе ИТ-саммита (Санкт-Петербург, апрель 2007 г.).


Версия для печати (без изображений)