История денег полна захватывающих примеров, на которых можно изучать как экономические науки, так и многое другое — от философии до PR. У денег много функций; тут мы будем говорить про деньги как средство платежа и про соответствующие изменения в этом направлении, других функции денег касаться не будем. Сжатый характер повествования требует некоторого загрубления терминов, поэтому часть из них будем брать в кавычки.

В этой истории было много ситуаций, ставших прекрасной иллюстрацией для действия диалектического закона отрицания отрицания: например, переход с использования денег из драгметаллов к применению денег бумажных. Однако мы поговорим не о давних прецедентах, а о примерах, которые разворачиваются перед нашими глазами или ожидают в ближайшем будущем. Все примеры, разумеется, тесно связаны с digital.

DX для финансовой индустрии

Произошедшая революция в средствах платежей, по сути — пролонгированный мегапроект многогранного финтеха. Начиналось все для ускорения и удешевления процессов, но сработал диалектический закон превращения количественных изменений в качественные, в результате на наших глазах произошла «цифровая трансформация» средств платежей, причем еще до того, как появился сам термин DX.

Российские рубли — как лежащие в карманах, так и «оцифрованные» и помещенные на банковских счетах — не отличаются друг от друга по свойствам и стоимости, это просто разные варианты «агрегатного состояния». Заметим, что купюры и монеты всегда были хай-тек изделиями — вспомним средства защиты, реализованные в них полиграфическими способами! — но сейчас средства платежей становятся digital.

Системы платежей снизу доверху обслуживает digital, который сделал избыточной наличность! Напомним, что банкомат — специализированный компьютер, равно как и современная касса; пластиковые карты получают микроконтроллеры и приемопередающие устройства; банки превращаются в ИТ-компании и т. д. Как видно, тут уже произошли мощные изменения, но нас ждут не менее удивительные.

Деньги становятся «виртуальными»

Метафора «печатного станка», которой еще активно пользуется пресса в описании некоторых деталей финансовой политики, уже много лет вызывает улыбку. Основная масса денег давно существует в digital-формате, это зафиксированные в памяти компьютеров различные цифры, описывающие состояние банковских счетов и электронных кошельков. Для бизнеса такая ситуация давно стала реальностью, сейчас этот тренд полным ходом идет у частных лиц: все больше денег даже в наших карманах находятся не в формате наличных, а приходят и уходят в безналичной форме.

Мы все чаще получаем деньги на зарплатные банковские счета и со счетов же тратим, ведь карты платежных систем и банковские приложения позволяют делать это легко и просто, а также повсеместно. Появление наличных в карманах становится избыточным. Доля безналичных трат россиян за первый квартал 2020 в очередной раз обновила исторический максимум, увеличившись на 3,5 процентных пункта и достигнув 59,4%, как сообщает агентство «Прайм» со ссылкой на исследования аналитического портала «СберИндекс» и оператора фискальных данных «Платформа ОФД». Заметим, что это данные по всей стране, включая отдаленные села и маленькие городки, для крупных городов еще выразительнее: в крупнейших городах РФ доля безналичных трат за первый квартал впервые превысила 60%, а в восьми из них уже более двух третей операций проводится без наличных.

Переход к расчетам через «пластик» продолжает радовать ритейл, так как эти технологии несут много разноплановых преимуществ. Например, уменьшается объем наличных для инкассации, снижается привлекательность торговых точек для грабителей, уменьшается удельное время на обслуживание покупателя (кассиру не нужно считать-пересчитывать купюры и монеты), открывается простор для автоматизации процесса продаж (от «касс самообслуживания» до вендинговых автоматов) и т. д. Также важным фактором оказывалась бо́льшая легкость, с которой покупатели тратили «электронные» деньги, с физическим «кэшем» человек расстается сложнее, выполняя меньше спонтанных покупок.

В современном мире как средство платежа «пластик» отрицает кэш! Заметим, что раньше такого не было. Например, купюры и монеты не отрицали друг друга, хотя на практике иногда оказывается, что для оплаты подходит только одна из «агрегатных форм»: например, некогда для звонка с уличного телефона-автомата нужны были именно монеты, а купюры решительно не подходили. Но и «пластик» становится отрицаем.

Банковские карты виртуализируются

Но сейчас набирает обороты тренд отказа и от пластиковых карточек! Виртуальные карты для интернет-покупок банки предлагают давно, но сейчас виртуальную карту можно привязать к банковскому приложению на смартфоне и/или к платежным сервисам (Apple Pay, Google Pay, Huawei Pay и т. д.), что позволяет выполнять бесконтактные платежи в физических магазинах, на транспортных терминалах и др., а также снимать наличные в банкомате.

Банковские карты «виртуализировали» наличные деньги, софт приложений на смартфонах «виртуализировал» банковские карты — диалектический закон отрицания отрицания в действии! Что мы имеем: деньги стали данными, средства платежа превратились в код. Но развитие идет дальше.

Отрицание отрицания и гаджеты как средство платежа

Сейчас мы наблюдаем параллельный мощный тренд, отрицающий как средство платежа и пластиковые карты, и гаджеты (смартфоны, «умные часы», фитнесс-браслеты и т. д.): развитие биометрии ведет к распространению соответствующих форм авторизации для оплаты, с распознаванием по лицу, по голосу, по отпечатку пальца и т. п. Уже существуют решения, в которых для расставания с деньгами при покупке даже смартфон доставать не надо, достаточно посмотреть в объектив камеры.

Сразу ответим на самые распространенные вопросы, которые задают о системах биометрической оплаты

  1. да, они надежны, во всяком случае, их надежность соответствует современном требованиям платежных систем, которые в данном случае участвуют в процедуре оплаты;
  2. да, оплата «биометрией» быстрее и проще, чем платеж со смартфона, посредством пластиковой карты или по QR-коду;
  3. нет, подсунуть системе фото вместо живого лица для проведения платежа не получится — камера определяет глубину изображения;
  4. да, объемная маска в теории может обмануть систему, но на практике ее изготовление стоит денег и оказывается нерентабельным для небольших покупок, а для «оплаты лицом» значительных сумм, разумеется, требуется двухфакторная авторизация — обычно бывает нужно ввести PIN-код.

До недавнего времени соответствующие решения не получали широкого распространения. Однако ситуация меняется прямо сейчас! В этом году Москва запустит пилотный проект биометрической оплаты проезда в метрополитене — FacePay. Реализация «оплаты фэйсом» на самом популярном транспорте столицы послужит популяризации подобных решений в других секторах: ритейла, транспорта и т. д. Как видно, очередной этап «отрицания отрицания» уже близок.

Криптовалюта тоже переживает «отрицание отрицания»!

Термин «криптовалюта» очень молод — ему всего десять лет, впервые он был использован в 2011 году — но и в этом сегменте мы уже проявляется действие закона отрицания отрицания. Например, в ближайшее время мы увидим «цифровой юань» и другие аналогичные решения от государств. Будет и «цифровой рубль», второе законное платежное средство на территории РФ. Напомним, что в СССР было много платежных средств — рубль обычный, рубль безналичный, рубль инвалютный, чеки Внешторгбанка и т. д. — которые друг от друга отличались довольно сильно, конвертация средств из одного состояния в другое была процедурой непростой, а иногда и запретной. В данном случае ничего подобного пока не планируют, «цифровой рубль» будет привязан к рублю традиционному, во всяком случае, на начальных этапах.

«Цифровой рубль», «цифровой юань» и их аналоги — по сути, «легализованная криптовалюта», гражданам майнить ее нельзя, эмитировать ее может только государство. На первый взгляд кажется, что ничего особенного в этом нет, просто деньги наличные и деньги «цифровые» — точнее, оцифрованные — будут дополнены полноценными «цифровыми деньгами», выполненными на более современном и высоком технологическом уровне. Но это не совсем так.

Идеи технической реализации удобных, защищенных и гибких криптовалют впервые были озвучены криптоанархистами около полувека назад. Тогда «крипту» называли «цифровой наличностью» (electronic cash), но несмотря на схожесть названия своими возможностями она радикально отличалась от «оцифрованных» денег на банковских счетах. Учитывая анархистские взгляды первых криптоидеологов, создание криптовалют должно было уменьшить роль государства в финансовом секторе, что по понятной причине очень не нравилось государствам. Но как только криптовалюта из абстракции стала превращаться в реальные финансовые инструменты, государства достаточно быстро поняли преимущества «крипты» и теперь планируют использовать их для решения своих задач. Например, хотя Китай запретил на своей территории практически все связанное с традиционными криптовалютами, эта страна одной из первых начала тестирование «цифрового юаня». Причина интереса прежде всего в актуальных возможностях контроля над государственной «криптой».

Возможности контроля действительно широчайшие: каждая государственная «цифровая монета» может получать дополнительные характеристики. На каждую «криптомонету» государство может установить «срок годности», после которого она «обнуляется», где бы ни находилась. Мы уже знакомы с такими ограничениями на баллы и другие «условные единицы» в разных программах лояльности, да и обычные рубли иногда вели себя так же — например, внезапно обретали «срок годности», попадая на предоплаченные карты метрополитена, а по истечении этого срока «сгорали».

Есть и другие варианты, в которых «цифровые монеты» могут становиться инструментом для решения задач, поставленных государством. Например, появилась возможность ограничивать возможности траты некоторых «криптомонет», задавая для них «черные» или «белые списки». Как вариант, можно запретить тратить деньги из пособий на алкоголь или разрешить приобретение на них только фиксированных категорий товаров, например, только детского питания, подгузников или лекарств. Про возможность «помечать» новые деньги, чтобы отслеживать все их перемещения за указанный промежуток времени, я уже и не говорю: варианты применения digital-версии «несмываемой краски» — как «видимой», так и «ультрафиолетовой» — очень многочисленны, а местами затейливы.

В идеальном мире такие возможности упрощают и удешевляют массу различных практических задач для государственных органов. Однако следует помнить, что в реальности далеко не все государства являются «белыми и пушистыми», а поэтому новые возможности «крипты» могут быть применены для различных форм тотального контроля над гражданами, а в сочетании с системами мониторинга и «социального рейтинга» легко и просто позволяют реализовать на практике варианты очень суровых антиутопий. Но в контексте нашего разговора отметим действие закона «отрицания отрицания», когда инструмент, задуманный для нового уровня свободы, оказывается актуальным для различных форм тотального контроля.

Вместо заключения

Digital стремительно меняет деньги как средство платежа. Это далеко не все изменения, которые происходят даже в платежных схемах — в рамках этой статьи мы даже не упомянули разные финтех-инструменты, которые банки, страховые компании и другие структуры внедряют сегодня в огромных количествах! В других областях финансового рынка происходят столь же значительные изменения, которые вполне можно рассматривать как «цифровую трансформацию», но это уже совсем другая история.

Партнеры юбилейного номера


Версия для печати (без изображений)