Дисциплина: Физика
Подраздел: Смена агрегатных состояний

На морозе вода превращается в лёд, а при нагревании — в пар. С тем, что вещества при определённых условиях переходят из одной фазы (агрегата) в другую, знакомы даже те, кто о физике как науке имеет самое отдалённое представление. Однако смена агрегатных состояний свойственна, как показывает практика, не только объектам физической природы. Такая тонкая материя как бизнес — в плане его структурной организации — также подвержена смене фаз. И в настоящее время, в реалиях цифровизации, прямо на наших глазах вызревает его новое, явно не свойственное прежним эпохам агрегатное состояние.

Выход из зоны бизнес-комфорта

Три классических агрегатных состояния — твёрдое, жидкое и газообразное — наука пристально изучает с конца XVIII века. Позже, с развитием атомной теории строения вещества, стала понятна их физическая сущность. Газ представляет собой никак не связанные друг с другом молекулы или атомы: именно потому, что между этими структурными «кирпичиками» вещества нет связи, газ и заполняет весь предоставленный ему объём. В твёрдом теле, напротив, структурные элементы накрепко соединяются один с другим, образуя в предельном случае кристаллическую решётку. Жидкость же — состояние промежуточное: связи между «кирпичиками» есть, но сравнительно непрочные и временные.

Складно, просто, легко запомнить. Однако ближе к концу XIX столетия, когда физики плотно занялись исследованиями электричества и, в частности, газовых разрядов, стало понятно: природа устроена значительно сложнее. В частности, три классических агрегатных состояния сохраняются лишь при относительно низких температурах, не превышающих 10 тыс. градусов по Кельвину. «Скажете тоже, низких!» — возмущённо воскликнул бы физик — современник Екатерины Великой или Людовика XV.

Но всё дело в том, что нормальны для человека земные условия, — а Земля далеко не типична даже для нашей собственной Солнечной системы. Да и планеты в целом — не самая значимая её часть. Чем глубже учёные постигали природу Вселенной, тем яснее становилось, что основную массу видимого вещества образуют звёзды, и что физические условия на них — температура, давление, плотность вещества — значительно отличаются от всего, что наш повседневный опыт заставляет считать нормальным. Привычным. Комфортным.

Бизнес в этом смысле сродни научному поиску, — он также непрерывно стремится выйти за пределы имеющейся зоны комфорта. Хотя бы по той причине, что внутри этой зоны никаких ресурсов для опережающего развития, как правило, уже нет. А если развитие коммерческого предприятия не будет опережающим, выдерживать конкуренцию с коллегами по рынку ему окажется ох как непросто.

В первые десятилетия XX века научное сообщество признало четвёртым агрегатным состоянием вещества плазму: чрезвычайно горячий высокоионизованный газ, состоящий из отрицательно заряженных электронов и положительных ионов. При нормальных условиях электрическая сила притягивает электроны к ионам, они рекомбинируют — и образуются нейтральные атомы. Но плазма настолько горяча, то есть скорости движения её частиц настолько велики, что рекомбинаций практически не происходит. Зато плазменный сгусток как целое (в отличие от облачка нейтрального газа) чутко реагирует на внешние электрические и магнитные поля, демонстрируя коллективное поведение составляющих его частиц — что при обычных условиях свойственно лишь твёрдым телам и, в меньшей степени, жидкостям.

Десятилетиями и даже веками бизнес вёл себя в целом как та же вода в «нормальных», земных условиях: практически замирал при остужении рыночной конъюнктуры до отрицательных температур, становился стремительным и текучим в экономическую оттепель, бурлил и кипел с выделением пара в периоды биржевых бумов. Но стремительное проникновение цифровых технологий в деловую повседневность можно уподобить разогреву вещества до перехода в состояние плазмы.

Уже не имеет значения, каким было то вещество изначально: твёрдым, жидким или газообразным, — то бишь насколько крупным, или успешным в своём сегменте, или высокоэффективным по прежним меркам был этот бизнес ранее. В условиях чудовищных температур, вызванных головокружительной стремительностью цифровых коммуникаций, электроны повседневных забот управленцев и рядовых сотрудников срывает с орбит рутинных процессов. И продолжать действовать тут по старинке — значит попросту сгореть в ревущем пламени перемен, не успев даже сообразить, что и когда именно пошло не так.

Алексей Малышев, генеральный директор «Сонет» (Нижний Новгород)

В 2020 г. на ИТ-рынке произошли «тектонические» сдвиги: изменилось отношение к цифровизации руководителей компаний-клиентов. Топ-менеджеры и собственники, которые во время карантина были вынуждены использовать цифровые платформы, смогли прочувствовать эффект от их внедрения.

У любого бизнеса есть 3 базовые задачи, и цифровизация помогает их решить.

  1. Снижение рисков (уменьшение воровства, брака, несчастных случаев и аварийных ситуаций на производстве). Системы цифрового видеонаблюдения позволяют контролировать использование средств индивидуальной защиты и соблюдение техники безопасности. Контроль станков — оценивать их рабочее состояние в режиме реального времени, а предиктивная аналитика — предсказывать возникновение аварийной ситуации и, как следствие, избежать поломки, а также заранее спланировать время внепланового обслуживания оборудования без ущерба для производства.
  2. Оптимизация и снижение расходов. Современные ИТ-решения позволяют оцифровать рабочий день и найти ответ на вечный вопрос: почему один сотрудник работает хорошо, а другой — плохо? Понять, в чём причина: в нежелании/неумении сотрудника, неэффективной организации бизнес-процесса или устаревшем оборудовании, и исправить узкие места производства.
  3. Повышение эффективности. С точки зрения ИТ, это о передаче части рутинных операций роботам. Например, голосовым. В ближайшем будущем роботы станут нашей реальностью, они будут повсюду: ручной труд будут выполнять цифровые системы, количество людей, занятых в бизнес-процессах, уменьшится, а их выполнение будет ускоряться. Это и есть повышение эффективности.

И это только несколько примеров. Но самое главное, что пришло в бизнес с цифровизацией — ДОСТОВЕРНАЯ информация стала РАВНОДОСТУПНОЙ для всех участников процесса принятия решений, от линейных менеджеров до руководителей и владельцев компаний. Цифровизация стала инструментом, позволяющим объективно управлять бизнесом на основе объективных оцифрованных данных, которые заносятся в информационные системы, максимально исключая человеческий фактор.

На правах рекламы.

Пришла цифра, какую не ждали

Начавшись с безыскусного перевода части документооборота из бумажной формы в электронную, цифровизация сегодня принимает невиданные прежде масштабы. Но какой именно смысл вкладывает бизнес сегодня в это понятие в применении к своим собственным внутренним процессам? Формально всё ясно: цифровизация есть использование цифровых технологий для автоматизации бизнес-процессов. И в этом смысле ИТ-бизнес мало чем отличается от других сфер: здесь тоже имеются трудоёмкие процессы, которые прежде требовали серьёзного вовлечения человеческого ресурса — что чаще всего долго, дорого и несёт определённые риски.

«Уже довольно давно мы автоматизировали процесс размещения заказов, это коснулось размещения лицензий и подписок, — свидетельствует Ольга Гоз, директор по маркетингу компании Axoft. — Сейчас идёт непрерывная работа по улучшению этого основополагающего для любой коммерческой организации процесса: мы изучаем отзывы и пожелания партнёров, ориентируемся на ключевые тренды в области электронной коммерции в целом и постоянно совершенствуем процесс автоматизированного размещения заказов. Что будет дальше? Автоматизация коснётся тех бизнес-процессов, которые напрямую не связаны с размещением заказов, но требуют большого участия в них человека. При этом такую вовлеченность можно без ущерба минимизировать. Мы уже запустили разработки в этом направлении: речь идёт о документации, которая требуется партнёру в онлайн-режиме, о заявках на консультации, услуги, связанные с техподдержкой, маркетингом. Все эти процессы активно автоматизируются, и в ближайшее время мы представим партнёрам первые результаты».

ИТ-отрасль всегда была в авангарде цифровизации, — об этом напоминает Владимир Пузанов, генеральный директор компании BQ: «В первую очередь мы вкладываем в понятие цифровизации такие слова как оптимизация и снижение издержек, а также улучшение сервисов и, конечно же, искусственный интеллект. Развитие будет идти в сторону полностью электронного документооборота. Базы данных продавцов и покупателей будут все плотнее и плотнее интегрироваться между собой и, конечно же, с фискальными органами. Цифровизация в этом плане — это также прозрачность для налоговой службы и других контролирующих органов».

Как указывает Наталья Мишина, директор по работе с партнёрами Cisco в России, глобально цифровизация призвана максимально автоматизировать рутинную работу и высвобождать ресурсы для более интеллектуальной деятельности, в том числе для ускорения взаимодействия бизнеса и ориентации на ключевые процессы: «Автоматизация даёт возможность высвободить ресурсы для более стратегической и значимой работы. Вместе с партнёрами мы давно работаем в условиях гибридной модели. Что касается новых решений и опыта, то они несут с собой новые возможности для развития, служат хорошим толчком извне для того, чтобы задуматься о трансформации. И не просто задуматься, а начать очень активно действовать. Наша задача — помогать заказчикам и рынкам трансформироваться достаточно быстро».

Наталья Соболева, вице-президент OCS Distribution, призывает различать понятия «цифровизации» и «классической автоматизации»: «Во втором случае в электронный формат переводится существующий процесс. А в случае настоящей цифровизации или, как модно сейчас говорить, цифровой трансформации, сам процесс драматически меняется, зачастую объединяется с множеством других, — и создаётся что-то совершенно новое и удобное. Конечно, у себя в компании мы двигаемся обоими путями, ибо не всё и не вся можно трансформировать, во многих случаях достаточно простых автоматизаций. Но там, где возможно, мы ищем существенные пути изменений. И это увлекательный и творческий процесс, который на выходе приносит ещё и огромные выигрыши — экономию на рутинных операциях, в разы повышается удобство и эргономика сервисов для внутренних и внешних пользователей. Например, мы добились серьёзных успехов, внедрив платформу распознавания естественных языков (NLP) сразу в нескольких бизнес-процессах компании. И там, где процесс занимал дни, операции стали выполняться за минуты. Другое направление, в котором мы активно экспериментируем, это замена рутинных операций роботами (RPA). Также мы активно разрабатываем разнообразные цифровые сервисы для партнёров, которые повысят удобство взаимодействия с нами — от ставшего уже привычным для всех ЭДО до совершенно новых и уникальных для рынка сервисов».

Михаил Шаповалов, коммерческий директор 3Logic Group, солидарен с тем, что мы живём в революционный период перехода от автоматизации к цифровизации: «Если раньше задача была просто в переходе со „счёт“ и бумаги в цифру с целью автоматизации процессов и повышения производительности труда, то сейчас цифры стало настолько много, что появилось понятие „большие данные“. А их реально очень много — и, обрабатывая их людьми, мы опять утыкаемся в следующее бутылочное горлышко, именно поэтому сейчас всё чаще в бизнесе и государстве появляются понятия BI и AI. Они могут быть и должны внедряться везде, а не только применительно к каналу. И везде, где они будут внедряться, будет наблюдаться реальный прорыв в эффективности».

Канал в плазменном шнуре

Вроде бы и до наступления коронакризиса, что послужил своего рода запалом для активации перехода бизнес-процессов в новое агрегатное состояние, никто из участников ИТ-рынка не игнорировал высокие технологии в области коммуникаций. Электронной почтой пользовались десятилетиями, мессенджеры применяли для быстрой связи с коллегами и контрагентами ещё со времён ICQ, системы видеоконференцсвязи с готовностью закупали не только для перепродажи заказчикам, но и для установки в собственных офисах.

И всё же нынешнее состояние именно цифровых коммуникаций внутри канала кардинальным образом отличается от того, что было обыденным и привычным полтора года назад. Именно благодаря автоматизации улучшается деловое «сцепление» между партнёрами в канале. Так, развитие электронных торговых систем ускоряет и упрощает процессы закупки, позволяя заказчикам без бумаг, голосовых звонков и писем видеть остатки на складах, резервировать и приобретать продукцию. По словам Владимира Пузанова, издержки сократились, и сам бизнес стал «крутиться» намного быстрее, — так что никаких пробуксовок в области делового сцепления между бизнес-механизмами контрагентов в ИТ-канале не наблюдается.

Наталья Мишина отмечает, вспоминая первый удар коронакризиса: «Мы не заметили серьёзных изменений, потому что у нас уже существовала гибридная модель. Конечно, в начале пандемии нам очень не хватало личного взаимодействия, общения. Тем не менее, мы привыкли — и с успехом решаем задачи по совместному планированию, обсуждению стратегических планов развития нашей компании и партнёрской сети в онлайн-режиме. Да, нам не хватает личного общения, хочется встречаться, но решения для совместной работы предоставляют такие преимущества как скорость взаимодействия и возможность объединить людей из разных уголков страны, мира. Мы можем оперативно обсуждать и решать вопросы, и технологии нам помогают. Удалённая работа имеет свои плюсы и минусы. Все мы люди, и в рамках дозволенных лимитов продолжим видеться и поддерживать отношения. Я в это очень верю».

Последние несколько лет производители стремятся исключить из цепочки товарооборота дистрибьюторов и по мере возможности выйти на прямые поставки крупным торговым сетям, — об этом свидетельствует Андрей Тарасов, исполнительный директор diHouse (входит в группу компаний ЛАНИТ): «Эта тенденция сохраняется и сейчас, и так уже работают несколько известных брендов. В свою очередь, дистрибьюторы, понимая происходящее, стараются выйти на конечных потребителей, развивая розничные онлайн- и офлайн-продажи. Финансовые издержки в основном зависят от экономической ситуации в стране, поэтому говорить об их сокращении было бы неверно. А вот временные — да. Логистика совершенствуется, скорость доставки возрастает. Так, если ещё лет десять назад мы пользовались для ввоза товара в страну исключительно авиационным или морским сообщением из Китая и автотранспортом из Европы, то сейчас появляются новые пути доставки, комбинированные маршруты, ускоряющие процесс. Что касается внутренней логистики, то с появлением в последнее время огромного количества транспортных компаний, а соответственно, и конкуренции между ними, улучшился сервис».

Человеческое, слишком человеческое

Даже переходя в новое агрегатное состояние, бизнес не может не полагаться на человека. Киберпанковские антиутопии, в которых людей с рабочих мест вытесняют роботы, ещё долго будут оставаться на том же уровне достоверности, что и леденящие кровь истории о вампирах. Чем сложнее становятся внутренние и внешние процессы в компании, тем более высококвалифицированный персонал необходим для их организации, — иными словами, ценность человеческого капитала с развитием цифровизации растёт, а не падает. Но, хотя люди остаются людьми, взаимодействие между ними внутри и вовсе компании также переводится в цифровой формат, — и наиболее выразительным примером тому стал прошлогодний локдаун.

Альберт Исламов, директор департамента коммуникационных сервисов системного интегратора CTI

Из-за «удаленки» возрос спрос не только на системы и сервисы видеоконференцсвязи, но и системы контроля удаленных сотрудников, учета рабочего времени, управляемых услуг информационной безопасности и т. д. Перестройка коснулась и офисных пространств — они меняются, подстраиваясь под новый стиль работы сотрудников. Современные помещения, оборудованные новейшими ИТ-ресурсами, занимают место просторных, но малофункциональных залов.

Мы в CTI в полной мере ощутили повышенный интерес клиентов к экосистеме решений для совместной работы и со стороны небольших компаний, и от крупных корпоративных заказчиков.

Главное отличие в запросах — это степень зрелости и готовности заказчиков к внедрению инноваций. Кто-то находится на этапе внедрения простых систем видеоконференций и создания удаленных рабочих мест, а другим уже нужны умные переговорные комнаты с искусственным интеллектом.

На правах рекламы.

Следует признать, что мир после пандемии уже не будет прежним: он становится содержательно цифровым. Бизнесу приходится находить новые средства взаимодействия и воздействия на целевую аудиторию — чтобы коммуникация была эффективной, прозрачной, понятной. Прикладывать усилия не к тому, чтобы возвратиться к привычным офлайн-форматам, а к поиску и обнаружению новых, онлайновых и вместе с тем эффективных способов донесения эмоций. Это нужно принять, нужно адаптироваться к новой цифровой реальности, — так считает Ольга Гоз: «У нас в компании были разные эксперименты в этом направлении. Так, в прошлом году мы испытали новый вариант взаимодействия с партнёрами в онлайне, — провели выставку IT Expo с возможностью персонального воздействия, условно виртуального тактильного контакта. Мы искали различные способы улучшить коммуникации в режиме вебинаров или онлайн-мероприятий, апробировали разные форматы: антиконференции, встречи тет-а-тет, онлайн-бары и детские сады. Уверена, сейчас нет смысла рефлексировать о том, что мы теряем привычные виды коммуникаций; нужно стремиться к тому, чтобы в новой реальности добиваться тех же результатов, что и раньше, а также превзойти их. Как изменится рабочая атмосфера? Все будет зависеть от результатов личных и корпоративных усилий, стремления и желания меняться. Сейчас точно возрастает значимость соцсетей: мнение и авторитет людей и компаний, которые ведут коммуникацию через social media, растут год за годом».

Вместе с тем, как напоминает Владимир Пузанов, пока личные встречи никто не отменял — и, наверное, никогда не отменит: «Во всяком случае, пока „цифра“ не научится передавать эмоции на расстоянии. Мы всегда стараемся встречаться с ключевыми партнёрами лично и как можно чаще и считаем это лучшим способом взаимодействия. Но, конечно же, ИТ-бизнес — очень быстрый и молниеносно развивающийся, и электронную почту и мессенджеры можно признать основными каналами общения. Вообще, голосовые звонки в нашем бизнесе становятся все более редкими, переписка фиксирует договорённости и позволяет спустя месяцы и годы вернуться к разговору».

«Cisco в частности и ИТ-индустрия в целом оказались подготовленными к удалённому и гибридному режимам работы намного лучше, чем другие индустрии, — свидетельствует Наталья Мишина. — Мы регулярно проводили обучающие семинары и тренинги в онлайн-режиме, поэтому единственный нюанс, который мы отметили в начале локдауна — это повышение интереса участников, рост потребности людей в онлайн-общении, высокая посещаемость мероприятий. Мы не останавливались и рассматривали новые форматы, искали новые пути, чтобы заинтересовать аудиторию. Мне кажется, что за эти полтора года было опробовано так много, что разнообразие начало приедаться. Всё равно люди хотят общаться вживую. Однако недавно прошедший Cisco Partner Day показал, что нет предела креативности. Мы сделали мероприятие в совершенно новом формате — телевизионного ток-шоу с музыкантами, гостями в студии, абсолютно живым диалогом. К сожалению, будучи на сцене, выступая, я пропустила большой пласт общения между нашими партнёрами и сотрудниками в эфире, в онлайн-режиме. Выяснилось, что было много шуток, коллеги делились большим количеством информации, публиковали посты, задавали вопросы. Было здорово! Трёхчасовое онлайн-мероприятие получилось максимально динамичным. Мы благодарны партнёрам за то, что с готовностью откликнулись на наш призыв и продемонстрировали обратную связь — выступили с видеообращениями и поделились с нами своими впечатлениями».

«Если говорить о периоде, когда коронавирусные ограничения ослабли и появилась возможность проводить офлайн-конференции и встречи, — тут явка на наши мероприятия резко возросла, — говорит Руфина Гарина, директор по маркетингу 3Logic Group. — Люди очень соскучились по очному, живому общению. На фоне этого онлайн-формат стал для 3Logic Group гораздо менее эффективным, и на сегодняшний день мы видим для себя смысл только в „живых“ встречах. Чтобы соблюсти все меры безопасности в связи с коронавирусом, мы стараемся проводить небольшие мероприятия — примерно на 15-20 человек. Это даёт возможность качественно пообщаться, при этом не подвергать риску наших партнёров и коллег».

Наталья Соболева подчёркивает: «Пресловутая „удалёнка“ и до пандемии была нам не чужда. Поэтому мы „впрыгнули в полный онлайн“ буквально за два дня, и контрагенты этого даже и не заметили. То, что весь рынок и вся компания целиком оказалась полностью в онлайне на долгий срок, дало мощный толчок многим нашим проектам, которые до этого развивались довольно медленно. Мы, например, одновременно запустили наш обучающий портал для партнёров ЗубрIT, который пользуется огромной популярностью, и внутреннюю систему управления обучением (LMS). Мы стали делать онлайн мероприятия любой степени сложности, очень востребованные рынком, но при этому к концу года страшно соскучились по офлайну и живому общению. Сейчас понемногу возвращаемся к небольшим офлайн-ивентам там, где это безопасно и оправдано. Поэтому мы уверены, что когда пандемия окончательно отступит, на рынке приживётся какой-то новый формат, где будут удобно соседствовать онлайн и офлайн. А в каких-то случаях они будут даже „скрещиваться“, потому что люди склонны делать так, как им удобно, — а удобно тогда, когда у тебя есть выбор 😃».

Партнеры юбилейного номера


Версия для печати (без изображений)