Представители ИТ-бизнеса внимательно следят за тенденциями рынка бытовой техники и электроники. У этих «смежных» сегментов немало общего — начиная от «взаимопроникновения» (диверсификации) ассортимента традиционных компьютерных магазинов и крупных розничных сетей бытовой техники и заканчивая схожими проблемами при импорте товаров.

Во второй половине июня 29 российских и зарубежных компаний подписали подготовленную ассоциацией РАТЭК «Декларацию прямого импорта бытовой техники и электроники». По словам президента РАТЭК Александра Онищука, этот документ является своего рода «джентльменским соглашением, прообразом кодекса добросовестного участника рынка». «Цель декларации — построить систему продаж по международным правилам, создать условия для оздоровления и эффективного развития рынка бытовой техники и электроники», — добавляет он.

«Подписавшиеся компании заявляют о своем негативном отношении как к поставкам продукции в Российскую Федерацию не по прямым контрактам, так и к запрещенным и/или несанкционированным зарубежными производителями [поставкам]», — говорится в официальном сообщении РАТЭК. Среди компаний, подписавших этот документ, не только вендоры (Philips, Samsung, Olimpus), но и многие крупные розничные сети («Эльдорадо», «М.видео», «Техносила», «Мир», «Белый Ветер ЦИФРОВОЙ», Media Markt) и даже дистрибьюторы (в частности, Merlion). По мнению директора по маркетингу сети «Белый Ветер ЦИФРОВОЙ» Максима Захира, соблюдение декларации приведет к тому, что «улучшится ситуация с товаром, облегчится конкуренция, производителям будет легче контролировать рынок».

Как отмечается в тексте декларации, подписавшие ее зарубежные вендоры «готовы начиная с 1 октября 2007 г. осуществлять поставки своей продукции по прямым контрактам, заключенным с российскими покупателями». В свою очередь российские компании «готовы осуществлять только санкционированные зарубежным производителем поставки продукции при наличии предложения от зарубежного производителя о заключении прямого контракта на поставку продукции». Кроме того, подписанты признают, что «в дальнейшем система продаж в основном будет базироваться на импорте продукции самими зарубежными производителями (прямом импорте)». При этом отмечается, что решение о переходе на прямой импорт каждый вендор будет принимать самостоятельно, исходя из экономической эффективности и целесообразности. Компании, подписавшие декларацию, поручили РАТЭК обратиться в Федеральную таможенную службу (ФТС) с просьбой усилить контроль за поставками продукции в Россию.

Как подчеркивает Александр Онищук (РАТЭК), декларация носит добровольный характер и не направлена против какого бы то ни было добросовестного участника рынка. Список подписантов не закрыт, к декларации могут присоединиться другие российские и зарубежные компании.

Через несколько дней после подписания этого документа на сайте РАТЭК «в связи с некоторыми искажениями в СМИ смысла декларации» появились дополнительные разъяснения. В частности, утверждается, что декларация не предоставляет подписавшим ее компаниям каких бы то ни было преимуществ по сравнению с другими участниками рынка: «Компаниям, не подписавшим декларацию, не будут чиниться никакие препятствия по доступу на рынок электробытовой и компьютерной техники». Кроме того, указывается, что декларация является «документом о намерениях и стратегии» и не вводит механизмов контроля и ответственности за ее несоблюдение.

Незадолго до подписания этой декларации компания Philips Consumer Electronics сообщила о том, что с 1 июня 2007 г. она начала переход к прямым поставкам на российский рынок полного ассортимента потребительской электроники. Продажа товаров партнерам будет производиться на территории России за рубли. Полностью перейти на модель прямого импорта планируется до 1 августа, чтобы успеть «обкатать» новую схему работы до начала «высокого» осеннего сезона, когда любая проблема в логистике может обойтись гораздо дороже.

Ранее компания уже импортировала напрямую в Россию мобильные телефоны и аксессуары. Теперь это коснется всего ассортимента продукции (около 80% оборота компании приходится на аудио- и видеотехнику и телевизоры), включая компьютерные мониторы.

По мнению Дмитрия Страшнова, вице-президента Philips Consumer Electronics и генерального менеджера российского представительства компании, прямой импорт позволит сократить издержки, связанные с неэффективностью существовавшей логистической цепочки. Продукция будет доставляться в Россию, минуя промежуточные транзитные склады в Финляндии и в Прибалтике. Время доставки товара, по его оценке, может сократиться на 1–2 недели. Соответственно новые продукты будут быстрее появляться на российском рынке. «Схема прямых поставок даст возможность наладить более эффективные механизмы контроля и управления бизнес-процессами. Кроме того, это позволит минимизировать использование нелегальных схем таможенной очистки, что в значительной степени гарантирует конкурентоспособность добросовестным участникам рынка», — считает Дмитрий Страшнов. По его словам, подготовка к внедрению новой схемы заняла около 7 месяцев.

Как утверждает руководитель представительства, переход на прямой импорт не должен повлиять на объемы поставок продукции Philips и на ее розничную цену. Топ-менеджеры сетей «Эльдорадо» и «М.видео» также не ожидают роста цен. Не предполагается и изменений в партнерской сети: «Мы просто возьмем на себя ответственность за доставку продукции в Россию, освободив от этого наших партнеров».

Роль вендора в новой схеме поставок будет заключаться в организации логистической цепочки, координации и управлении. Переходя на прямой импорт, компания Philips Consumer Electronics тем не менее не планирует открывать собственный склад и самостоятельно заниматься логистикой. Эти функции, по словам Дмитрия Страшнова, отдаются на аутсорсинг крупным логистическим компаниям. Вендор доставит товар до таможенного терминала на территории России. Груз будет сопровождаться оригинальным инвойсом, по которому и произойдет таможенная очистка. Подделать его для «корректировки» таможенной стоимости, как утверждает Дмитрий Страшнов, практически невозможно.

По мнению Александра Онищука, действенным механизмом защиты от «параллельных» «серых» поставок может стать использование таможенного реестра объектов интеллектуальной собственности. Производитель предоставляет таможенным органам список «официальных» импортеров своей продукции или заявляет, что он будет импортировать ее самостоятельно. Если какая-то компания, которой нет в этом списке, пытается провести товар через таможню, то он просто задерживается. Далее следует запрос в российское представительство вендора, после чего товар может быть признан контрафактным. Как утверждают в РАТЭК, этот механизм защиты от несанкционированных вендором «параллельных» поставок активно используется на других рынках (алкоголь, парфюмерия, бытовая химия и т. п.), но производители электроники и компьютерной техники до сих пор его практически не применяли.

По словам Дмитрия Страшнова, Philips намерена использовать «все возможные средства, чтобы минимизировать шансы нелегальных поставок». Он призывает последовать этому примеру и других производителей: «Сложившаяся в данный момент ситуация на рынке делает старые механизмы работы неэффективными и требует введения новых правил. Наша инициатива по переходу на прямой импорт должна дать другим компаниям сигнал о том, что российский рынок уже достаточно развит и на нем могут успешно применяться механизмы, широко используемые по всей Европе».

Как утверждает Александр Онищук, к модели прямого импорта в самое ближайшее время также готовятся перейти многие известные европейские, корейские и японские производители бытовой техники и электроники. Сегодня напрямую свою продукцию в Россию уже поставляют компании Braun и SEB Group (торговые марки Moulinex, Tefal, Roventa). По мнению президента «Эльдорадо» Игоря Яковлева, его сеть «уже в следующем году будет закупать 90% товара в России за рубли». Он также отметил, что прямой импорт позволит не только сократить сроки доставки товаров, но и улучшить условия кредитования — день выдачи кредита совпадает с моментом получения товара на российском складе.

Крупные федеральные розничные сети одобряют переход на прямые поставки. Но, естественно, даже при этом далеко не все ритейл-компании смогут заключить прямые контракты с тем или иным вендором. Для взаимодействия с массой мелких реселлеров их российским представительствам пришлось бы выделить значительные ресурсы. Так что вряд ли останутся без работы дистрибьюторы, сотрудничающие с производителями, которые перейдут на схему прямых поставок. Хотя выполняемые ими функции могут измениться — им придется закупать товары на российских складах вендора и распространять их через дилерскую сеть.

Безусловно, ИТ-рынок имеет свою специфику. Номенклатура товаров здесь, пожалуй, несопоставима по количеству и сложности с номенклатурой рынка бытовой техники. И доля «серого» импорта по сравнению с рынком бытовой техники и электроники достаточно велика. Конечно, не стоит ожидать массового перехода ИТ-вендоров на прямой импорт в ближайшее время. Но по мере «миграции» ИТ-продуктов в категорию потребительских товаров «правила игры» должны будут все более приближаться к схемам ведения бизнеса, принятым на смежном рынке.

Примеры перехода на прямые поставки оборудования есть и на ИТ-рынке. В частности, год назад компания «Мицуи-Рико СНГ» объявила об открытии собственного склада в Москве и о начале прямого импорта оборудования Ricoh (см. CRN/RE № 16/2006). Кроме того, не отказываясь от сотрудничества с дистрибьюторами, компания начала активно развивать прямые продажи техники дилерам и системным интеграторам. На вопрос о том, как за прошедший год изменилась схема взаимодействия с дистрибьюторами, генеральный директор «Мицуи-Рико СНГ» Аоми Есихиро ответил так: «Они освободились от импортных и складских рутинных операций и могут сосредоточить свое внимание на маркетинге».

По мнению аналитиков, доля прямых поставок вендоров в общем объеме импорта, в том числе и на ИТ-рынке, будет расти. По мере приближения действующих схем внешнеэкономической деятельности к общепринятой мировой практике многим компаниям придется пересмотреть сложившие стереотипы ведения бизнеса, обусловленные «российской спецификой». В немалой степени это связано с реальным желанием государства навести порядок на таможне перед вступлением России в ВТО. Как утверждает глава Минэкономразвития Герман Греф, переговоры об этом могут завершиться уже до конца года.


Версия для печати (без изображений)