Наблюдая за развитием российской экономики, аналитики выделяют две, казалось бы, противоположные тенденции. С одной стороны, активно идет процесс формирования национальных «суперкомпаний», крупнейших отраслевых гигантов. К примеру, как утверждает глава общественной организации «Деловая Россия» Борис Титов, если в 2000 г. 80% ВВП России производили около 1,2 тыс. компаний, то в прошлом году их было всего около 500. При активном вмешательстве государства в экономику это может свидетельствовать о приближении эры «госкапитализма».

С другой стороны, опережающий рост наблюдается «на противоположном полюсе» российской экономики — увеличивается число предприятий СМБ, а динамика развития малого бизнеса заметно выше, чем у большинства крупных корпораций.

В последние годы многие ИТ-компании уделяют особое внимание сегменту СМБ. Это объясняется не только большим объемом рынка и высокими темпами роста бизнеса этих предприятий. Крупные корпорации, как правило, уже имеют сложившийся круг поставщиков ИТ-оборудования, а также своих, «проверенных», системных интеграторов. Основная конкурентная борьба теперь ведется за более мелких потенциальных заказчиков. И здесь есть за что бороться — по прогнозам IDC, как минимум до 2009 г. расходы малых и средних российских компаний на ИТ будут расти не менее чем на 19% в год.

«Он и вас посчитал!»

Что же представляет собой сегодня сегмент СМБ?

К сожалению, свежих и точных официальных данных о состоянии среднего и малого бизнеса в России найти практически невозможно. На сайте «информационного портала малого предпринимательства», который создан по заказу Минэкономразвития в рамках ФЦП «Электронная Россия», последние официальные статистические данные датируются еще 2003 г. (тогда, по данным МЭРТ, в стране действовало 890,9 тыс. малых предприятий, в них работали 7,43 млн. человек, а общий объем произведенной ими продукции, выполненных работ и услуг составил 1682,4 млрд. руб.).

Отчеты о состоянии сегмента СМБ появляются довольно редко, да и вряд ли они могут точно отразить реальную ситуацию. В какой-то степени это можно объяснить специфическими «особенностями» российской экономики и налоговой политики. Ежедневно регистрируется и закрывается огромное число фирм-«однодневок». Многие малые предприятия в течение длительного времени представляют в налоговые органы «нулевые» балансы. Кроме того, успешные компании часто делятся и «клонируются», чтобы пользоваться упрощенной схемой налогообложения.

По данным Федеральной налоговой службы (ФНС), на начало 2007 г. в России было зарегистрировано более 3,26 млн. юридических лиц, в том числе коммерческих предприятий — 2,6 млн. (78%). Из них 85% зарегистрировано в форме ООО, 8% — в форме ОАО и ЗАО. В прошлом году появилось 486 тыс. новых юридических лиц, а 348 тыс. прекратили свое существование. По мнению руководства ФНС, более половины новых фирм создаются с целью уклонения от налогов. Организации, которые более года не сдают в налоговые органы никакой, даже «нулевой», отчетности, в ФНС и считают «однодневками». Среди всех зарегистрированных юридических лиц на 1 октября прошлого года насчитывалось 1,175 млн. таких «брошенных» фирм.

Интересно, до что сих пор нет четких критериев, которые формально позволяли бы отнести ту или иную зарегистрированную фирму к сегменту СМБ. Да и само понятие СМБ, не имея юридического определения, многими воспринимается по-разному. Чаще всего в качестве основных показателей используются численность сотрудников, оборот, стоимость активов. В устаревшем законе «О государственной поддержке малого предпринимательства в РФ» ничего не говорится о «среднем бизнесе», а под определение «субъектов малого предпринимательства» попадают коммерческие организации, максимальная численность штата которых зависит от их отраслевой принадлежности: до 100 человек в промышленности, строительстве, на транспорте; до 60 — в сельском хозяйстве и научно-технической сфере; до 50 — в оптовой торговле; до 30 — в розничной торговле и бытовом обслуживании.

Именно этими критериями руководствовались сотрудники Национального института системных исследований проблем предпринимательства (НИСИПП), проводя очередное исследование развития малого бизнеса (при этом использовалась информация Росстата и ФНС). В отчете НИСИПП не учитывалась деятельность предпринимателей, работающих без образования юридического лица (их насчитывается около 3 млн.).

На начало 2007 г., по данным НИСИПП, в России было зарегистрировано 1032,8 тыс. малых предприятий, на 5,5% больше, чем годом ранее (для сравнения — в США насчитывается 23 млн. малых и средних компаний). Их количество в расчете на 100 тыс. жителей достигло 719,9, увеличившись за год на 37,3 единицы.

Совокупный оборот малых предприятий в 2006 г. вырос на 15% по сравнению с позапрошлым годом и составил около 12,1 трлн. руб. Внушительно выглядят темпы роста инвестиций в основной капитал малых предприятий — в прошлом году они увеличились на 30,5% и достигли 171,32 млрд. руб. (в 2005 г. инвестиции выросли на 15,6%). Это более чем в два раза превышает показатель роста общего объема инвестиций в основной капитал всех российских предприятий (13,7%). Но в абсолютных цифрах инвестиции в малый бизнес выглядят пока достаточно скромно — всего 3,7% от общего объема вложений в российскую экономику (около 4,6 трлн. руб.).

Общая численность россиян, зан ятых в сфере малого бизнеса (без учета внешних совместителей и индивидуальных предпринимателей), превысила 8,58 млн. человек, рост составил 6,7%. В прошлом году на малых предприятиях было создано 537,6 тыс. новых постоянных рабочих мест. Удельный вес работников малых предприятий в общей численности занятых в экономике россиян увеличился до 17,8%.

Согласно прогнозу НИСИПП, в 2009 г. в России будет действовать более 1,137 млн. малых предприятий, а общая численность их сотрудников превысит 9,41 млн. человек.

Президент общественной организации «Опора России» Сергей Борисов, ссылаясь на данные Росстата, утверждает, что более половины малых предприятий работают в сфере торговли и общественного питания. Строительство и промышленность в отраслевой структуре малого бизнеса занимают по 13%. Еще 3% приходится на транспорт и связь и столько же — на науку и информационные технологии.

В июне этого года, выступая на заседании Совета по конкурентоспособности и предпринимательству при Правительстве РФ, глава Минэкономразвития Герман Греф назвал структуру малого бизнеса неудовлетворительной. По данным МЭРТ, на сферу торговли приходится более 72% оборота всех малых предприятий, на втором месте — промышленность и строительство (13,6%), и лишь менее 15% совокупного оборота остается на долю всех остальных отраслей.

Центр и регионы

В различных регионах малый бизнес развивается крайне неравномерно. Естественно, наибольшее число фирм сосредоточено «в столицах» и в крупных городах. Если в среднем по России на начало года было зарегистрировано 719,9 малых предприятий в расчете на 100 тыс. населения, то в Москве этот показатель составил 1996,8, а в Санкт-Петербурге — 2397,8 (см. таблицу 1).

По данным НИСИПП, прирост числа малых предприятий на 100 тыс. населения в 2006 г. зафиксирован в 57 регионах. Наиболее активно малый бизнес развивался в Томской области (прирост — 221,9), Республике Коми (190,7), Калининградской (190,5) и Сахалинской (187,8) областях, Хабаровском крае (169), Республике Удмуртия (154,6). Заметнее всего число малых предприятий на 100 тыс. населения в прошлом году сократилось в Магаданской области (на 114,5), в Санкт-Петербурге (на 91,3), Ленинградской области (на 48,4), Северной Осетии (на 42,6) и Саратовской области (на 38,1).

Максимальный рост числа работников малых предприятий был отмечен в Архангельской (на 74,6%) и Амурской (на 55,1%) областях, Корякском АО (на 44,4%), Смоленской области (на 44%), Татарстане (на 42%) и в Башкортостане (40,9%). Максимальное сокращение произошло в Усть-Ордынском Бурятском АО (на 33,3%), Северное Осетии (на 30,4%), Новгородской области (на 25,8%), Чукотском АО (на 24%) и в Магаданской области (на 18%).

Удельный вес работников малых предприятий в общей численности занятых в экономике выше всего в Москве (37,1%), Калининградской области (36,1%), Санкт-Петербурге (31,4%), Ленинградской области (25,5%).

На московские фирмы приходится примерно треть всего совокупного оборота малых предприятий России (4 трлн. руб. из 12,1 трлн., см. таблицу 2). В прошлом году в столице зафиксирован умеренный рост оборота малого бизнеса — 8,5%. Более значительный рост произошел в Сибирском (38,3%) и Северо-Западном (29,5%) федеральных округах. Минимальный прирост наблюдался на Дальнем Востоке — 3,6%.

Сибирь лидирует и по темпам роста инвестиций в основной капитал малых предприятий — в прошлом году их объем вырос на 71,1%. Московский малый бизнес отстает от многих регионов не только по динамике роста инвестиций в основной капитал (1,1%), но и по абсолютным цифрам. На долю столичных фирм приходится менее 10 млрд. руб. из 171,3 млрд., инвестированных в прошлом году в основной капитал всех малых предприятий России.

Бой с тенью

Анализируя развитие малого бизнеса, следует учитывать не только его совокупный «официальный» оборот (12,1 трлн. руб.), но и «теневые» операции. По оценке заместителя генерального директора НИСИПП, в прошлом году величина «теневого» оборота составила 5,3 трлн. руб. Эксперты оценивают его как сумму двух основных составляющих — продажи продукции «вчерную» (для сокрытия доходов с целью уклонения от налогов) и незаконной «обналички».

Доля «теневых» операций в обороте малых предприятий очень высока, хотя постепенно снижается. Как утверждают в НИСИПП, с 2002-го по 2006 г. масштабы «теневого» бизнеса уменьшились с 45 до 41% от совокупного оборота малых предприятий. При этом снижение произошло за счет уменьшения доли «теневых» продаж — с 21 до 16%. Незаконная «обналичка» осталась практически на том же уровне — 24% от оборота. Наиболее существенное «обеление» бизнеса было зафиксировано два года назад, оно было обусловлено введением упрощенной системы налогообложения для малых предприятий.

Тем не менее высокие налоговые ставки остаются одной из основных причин ухода «в тень». Вторым важным фактором, заставляющим использовать нелегальные схемы бизнеса, является коррумпированность государственного аппарата. Кроме того, малые предприятия нередко оказываются включенными в «теневые» цепочки — зачастую они вынуждены расплачиваться «черным налом» со своими поставщиками. Эксперты НИСИПП выделяют три наиболее распространенные статьи расходов, на которые направляются средства от «теневой» деятельности малых предприятий, — «серые» зарплаты, расчеты с поставщиками, взятки чиновникам.

Доля фирм, выплачивающих основную часть зарплаты «в конвертах», по оценке НИСИПП, постепенно сокращается — с 76% в 2002 г. до 69% в 2006 г. Доля малых предприятий, вынужденных давать взятки чиновникам, в последние годы также снижалась — с 56 до 46% в 2005 г., однако в прошлом году она увеличилась до 48%. Постоянно и неуклонно растет объем «теневых» расчетов с поставщиками. Доля фирм, которым приходится расплачиваться за сырье, материалы и услуги «черным налом», выросла с 46% в 2002 г. до 52% в 2006 г. «Теневые» выплаты за аренду помещений вынуждены производить 27% малых предприятий.

По оценке НИСИПП, лишь относительно небольшая часть фирм (18–21%) платит дань криминальным «крышам». В последнее время все чаще их функции берут на себя коррумпированные чиновники.

О высоком уровне коррупции свидетельствуют и данные опроса, проводившегося ВЦИОМ и «Опорой России», — 41% предпринимателей заявили, что в их регионе широко распространена практика незаконных выплат чиновникам, и лишь 11% респондентов отметили, что подобная проблема отсутствует. В среднем предприниматели в 2006 г. потратили на взятки 9,6% от выручки (годом ранее — 8,5%).

Выживание или развитие?

Несмотря на удовлетворительную «температуру в среднем по больнице», по данным опроса ВЦИОМ и «Опоры России», в 2006 г. лишь четверть владельцев малых предприятий отметили улучшение финансового состояния своего бизнеса, заявив, что есть источники для его развития. Как относительно устойчивое определили состояние дел 53% опрошенных — «для поддержания бизнеса средств хватает, для развития недостаточно». Еще 14% предпринимателей отметили, что финансовая ситуация ухудшается — у них не хватает средств даже для поддержания текущего состояния. Таким образом, основной массе малых предприятий приходится решать проблему выживания, а не развития.

Основные вопросы, которые беспокоят предпринимателей, — недостаток производственных и офисных площадей (рост арендных платежей в качестве угрозы бизнесу назвали 61%), нехватка оборотных средств (54% опрошенных полагают, что получить банковский кредит малому предприятию невозможно или очень сложно).

В этой ситуации построение и развитие современной ИТ-инфраструктуры, казалось бы, не должно являться первоочередной задачей для фирм сегмента СМБ. По данным опроса ВЦИОМ и «Опоры России», лишь 35% малых предприятий производили в прошлом году закупки оргтехники для нужд бизнеса. Под «компьютеризацией» многие небольшие фирмы в первую очередь понимают приобретение одного или нескольких ПК, принтера, стандартного пакета офисных программ и программы автоматизации бухучета (при этом до сих пор нередко используется нелицензионное ПО, хотя ситуация в этой сфере в последние годы существенно улучшилась). Спроса на сложные ИТ-системы, по крайней мере в «нижнем» сегменте СМБ, практически нет. Здесь в основном преобладают недорогие «коробочные» решения.

Тем не менее, по прогнозам IDC, до 2009 г. расходы малых и средних российских фирм на ИТ будут расти с темпом 19% и более.

Оценить размеры ИТ-бюджетов малых предприятий достаточно сложно в силу повышенной «непрозрачности» информации об их финансовых операциях. Многое зависит от отраслевой специализации этих компаний. Некоторые из них в настоящее время действительно не видят других сфер применения компьютерной техники, кроме как для составления бухгалтерской отчетности. А доля фирм, работающих в научно-технической области, остается ничтожно малой.

Произойдет ли ИТ-прорыв в СМБ, во многом будет зависеть от того, удастся ли изменить отраслевую структуру этого сегмента экономики за счет увеличения удельного веса инновационных компаний.

СМБ в законе

С 1 января 2008 г. вступает в силу новый закон «О развитии малого и среднего предпринимательства в РФ», принятый Госдумой в последний день весенней сессии и подписанный президентом в конце июля. Соответственно утратит силу устаревший закон «О государственной поддержке малого предпринимательства в РФ», который был принят еще в 1995 г.

В российском законодательстве впервые вводится юридическое понятие «среднее предпринимательство», а также термин «микропредприятие». Закон поделит СМБ на три «весовые категории»: микропредприятия (до 15 сотрудников), малые (до 100 сотрудников) и средние предприятия (до 250 сотрудников). Эта градация, в принципе, соответствует европейским нормам. Кроме того, еще одним критерием станет выручка предприятия и балансовая стоимость его активов — в каждой категории они не должны превышать предельных значений, которые еще предстоит установить правительству. Предполагается, что эти предельные величины оно будет пересматривать раз в пять лет.

Для предприятий СМБ законом предусмотрены специальные налоговые режимы, упрощенный способ ведения бухгалтерской отчетности, особые правила приватизации арендуемых у муниципалитетов помещений. Планируется создание системы региональных целевых фондов поддержки малого бизнеса для предоставления в аренду помещений по льготным ценам.

Вместе с тем, как признают эксперты, новый закон носит скорее декларативный характер. Он является «рамочным» — для его реализации требуются многочисленные поправки в Налоговый, Гражданский и Трудовой кодексы.

Даст ли новый закон импульс к активному развитию СМБ? Это во многом будет зависеть от того, как скоро и в каком виде будут согласованы и утверждены многочисленные подзаконные нормативные акты.

Пока что малый бизнес, похоже, не просто скептически относится к инициативам правительства по поддержке СМБ — он практически не знает о них. Так, согласно данным опроса ВЦИОМ и «Опоры России», о программе строительства бизнес-инкубаторов осведомлены 21% предпринимателей, причем половина из них не верит в ее эффективность. С программами кредитования малого бизнеса знакомы 30% опрошенных, немногим более половины из них уверены, что они принесут реальную пользу бизнесу. Из всех программ, реализуемых правительством, менее всего известна программа создания венчурных фондов, о ней знают лишь 14% предпринимателей.

По оценке Минэкономразвития, в настоящее время доля малого бизнеса в ВВП России составляет 15–17% (в странах с развитой экономикой — 60–80%). По словам главы МЭРТ Германа Грефа, стратегия государственной поддержки малого предпринимательства предусматривает, что к 2020 г. СМБ будет обеспечивать до 40% ВВП. При этом прогнозируется сокращение в два раза доли торговых фирм в общем числе малых предприятий (до 25%). А доля фирм, работающих в сфере науки и информационных технологий, должна вырасти в пять раз.

Летом президент подписал закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части формирования благоприятных налоговых условий для финансирования инновационной деятельности». В соответствии с ним инновационные компании могут получить некоторые дополнительные преференции и налоговые льготы. В частности, освобождаются от НДС операции по передаче прав на изобретения, промышленные образцы, программы и базы данных, а также определяется перечень НИОКР, освобождаемых от этого налога. Кроме того, вводится коэффициент ускоренной амортизации имущества, используемого для научно-технической деятельности.

Согласно опросу ВЦИОМ (лето 2007 г.), 63% россиян считают инновации «необходимым условием процветания страны» (правда, каждый второй опрошенный затруднился ответить, что же такое инновация).

Оптимистов, прогнозирующих, что в течение ближайших пяти лет Россия может стать высокоразвитой державой, в основе экономики которой лежит наука и высокие технологии, оказалось 13%. Около 35% респондентов считают, что это произойдет через 10–15 лет, еще 20% — к середине XXI века. Меньше всего пессимистов, полагающих, что Россия никогда не станет высокотехнологичной державой, — 11%.


Версия для печати (без изображений)