Компания «Корус Консалтинг» и информационное агентство «Росбалт» провели «круглый стол» «Тема года в ИТ: лицензирование программного обеспечения — проблемы и пути решения».

Дискуссия, как и следовало ожидать, не решила каких-либо вопросов, но они все же были сформулированы в духе старой русской интеллигенции: «Что делать?», «Кто виноват?» и «Где мои очки?».

Что делать?

Ответ на этот вопрос был дан в самом начале беседы — разработчикам надо продавать ПО, правоохранительным органам — пресекать противоправные действия. А всем остальным — присмотреться к Open Source, потому что использование ПО с открытым кодом по идее должно ликвидировать многие проблемы с лицензиями.

Участники «круглого стола» отметили, что пользователи, и тем более предприниматели, не заинтересованы в той практике обысков и изъятий компьютеров, которая последовала за ужесточением отношения к пиратскому ПО. Но что с этим делать?

Адвокат Владимир Болтянский посетовал, что статья 146 УК РФ, которая применяется в случаях использования нелицензионного ПО, во многом несовершенна. Данное преступление отнесено к разряду тяжких, и срок лишения свободы может составить от 5 до 6 лет, причем преступление считается групповым, да и примирение сторон здесь не предусмотрено (что крайне неудобно для производителей). Болтянский добавил, что статья вводит ответственность вне зависимости от того, для каких целей используется ПО, и от того, какое возмещение ущерба требует правообладатель. Ответственность же при этом персональная и уголовная.

По словам специалистов, присутствовавших на «круглом столе», в соответствующих органах не хватает кадров, чтобы сидеть в офисах и проверять содержимое компьютеров. В МВД, конечно, все проверят, но на это уходит время, а вынужденный простой может губительно сказаться на бизнесе компании. Правда, в соответствии с современным законодательством, задержать технику могут лишь на 90 дней, не больше. Но и этого вполне достаточно. Между прочим, увозят и компьютеры, на которых установлена ОС Linux, прихватывают даже мониторы.

«Я давно предлагал расстреливать за использование пиратской копии, — заявил Сергей Середа, исполнительный директор Центра выбора технологий и поставщиков TADvise, и добавил: — Это, чтобы довести все до абсурда».

Кто виноват?

Виноватым может оказаться любая российская компания, использующая компьютерную технику. Почти везде можно найти то самое, нелицензионное...

Правда, сейчас у компаний, как правило, есть бюджет на приобретение лицензионного ПО, и положение должно улучшиться.

Немало нареканий было и в адрес правоохранительных органов. Сейчас получается — кого поймали, того и засудили. А поскольку в соответствии со статьей 146 подобные преступления перевели в категорию тяжких, оперативники, которых и так не хватает, станут ловить не воров и убийц, а пользователей нелегального ПО — ведь это значительно проще и безопаснее, а статистика раскрытых тяжких групповых преступлений при этом, возможно, несколько улучшится.

Константин Грибов, менеджер российского представительства Adobe Systems по программам легализации, сообщил, что его фирма не намерена иметь дело с правоохранительными органами и старается бороться с пиратством с помощью вполне мирных организаций — НП ППП, BSA, «Русский щит». Что же касается 146-й статьи, то в ней, с точки зрения Грибова, есть недоработки — например, если в организации работает молодой сисадмин, не знающий обстоятельств закупки ПО, то нельзя сваливать на него всю ответственность.

Где мои очки?

Найдя очки, человек начинает ясно видеть все происходящее вокруг. Анна Власова, директор направления открытых программных решений компании «Корус Консалтинг», заметила, что сотрудники фирм должны совершенно точно знать, как отчитываться, если к тебе пришли, а у тебя все легально и ты не хочешь никаких неприятностей. Дмитрий Соколов, директор «Некоммерческого партнерства поставщиков программных продуктов» (НП ППП), поспешил сообщить, что его организация готовит справочник по корпоративному лицензированию, чтобы помочь заинтересованным сторонам грамотно строить правовые взаимоотношения. Он пояснил также, что проводятся специальные семинары как для представителей правоохранительных органов, так и для сотрудников и юристов компаний-пользователей.

Алексей Кравченко, директор управляющего офиса Клуба директоров ИТ (Москва), посоветовал не покупать ПО напрямую у вендора, а приобретать его у российского партнера, который умеет правильно оформить сделку и знает, какие бумаги и с какими печатями вам дать.

Но как определить правовой статус ПО с открытым кодом? И какое впечатление окажет на оперативного сотрудника лицензия в электронной форме и на английском языке?

Поэтому, с точки зрения присутствовавших, если вы приобретаете решение, использующее Linux, или услуги по обслуживанию продуктов Open Source (делать это лучше всего у отечественной компании или сотрудников представительства иностранной), то необходимо оформить все бумаги на русском языке и в привычных для нашего законодательства терминах.

Но при этом между двух огней оказывается поставщик решений. Он, как правило, имеет только электронную лицензию на английском, а пользователю выдает на русском и со своей печатью. Поэтому участники «круглого стола» посоветовали поставщикам решений подготовить вместе с юристами документ, подтверждающий законность их деятельности, и всегда держать его наготове.


Версия для печати (без изображений)