Несмотря на усилия коммерческих и государственных образовательных структур в области ИТ, по-прежнему остро стоит вопрос нехватки ИТ-специалистов.

ИТ-обучением в России сегодня занимаются и вузы, и коммерческие учебные центры (УЦ). Если вуз в большей степени нацелен на то, чтобы заложить фундамент знаний без акцентированной привязки к отдельным решениям, то обучение в УЦ, наоборот, чаще всего позволяет за короткий срок получить знания о конкретных новых технологиях, продуктах и решениях вендоров. Причем последние часто сами и разрабатывают методики обучения. Есть и другие особенности и отличия.

«Жизненный цикл отдельного продукта в ИТ-сфере составляет 1–2 года. В этих условиях вузы не в состоянии оперативно менять учебные программы, чтобы в полной мере соответствовать требованиям рынка. Сейчас вузы должны быть ориентированы на фундаментальные знания в области ИТ, хотя даже основы в этой динамичной отрасли меняются быстро. В большей мере требованиям рынка отвечают коммерческие учебные центры с их более гибкой политикой», — говорит генеральный директор Учебного центра RRC Тимур Рахимбабаев.

УЦ гораздо оперативнее вносят изменения в программы обучения в соответствии с актуальными потребностями предприятий. «Отличия вузов и учебных центров очевидны, — говорит Сергей Третьяков, руководитель учебного отдела УЦ «Сетевая Академия» ЛАНИТ. — Во-первых, принципиальным моментом является разный цикл обучения. В вузе он пятилетний, а в учебных центрах, если считать не отдельные курсы (в среднем они 2–5-дневные), а «трек», то есть всю цепочку курсов, которые необходимо пройти, чтобы получить сертификацию, — месяц. Отсюда разница подходов. Во-вторых, вузы готовят специалистов «с нуля», а коммерческие УЦ работают уже с теми, которым нужна переподготовка, обновление знаний для более продуктивной работы с постоянно меняющимися технологиями».

Андрей Чумаков, исполнительный директор Учебного центра РДТЕХ, считает, что основная черта, отличающая коммерческое ИТ-обучение от вузовского образования, — это интенсивность подготовки: «Те знания, которые мы даем в рамках пятидневного курса, в университете студенты могут получить за два—три семестра».

В такой оперативности есть как плюсы, так и минусы. Так, по мнению Николая Новожилова, директора УЦ «Академия Корпоративных Систем», дефицит ИТ-кадров приводит к тому, что огромное количество специалистов после короткого курса бросаются в бой на поле ИТ. «Поэтому у многих специалистов, прошедших «курсы молодого бойца» или получивших некачественную подготовку в вузе, остаются серьезные пробелы в знаниях. Такие пробелы имеются даже у некоторых преподавателей», — говорит он.

Но УЦ могут давать и полноценное ИТ-образование. Так, Юрий Малинин, ректор НОУ «Академия Информационных Систем», напоминает, что коммерческие УЦ сегодня уже реализуют не только краткосрочные программы (24–72 академических часа), но и рассчитанные на 100 и даже 500 академических часов, что означает получение ИТ-специальности.

Если вуз заканчивают один раз, в УЦ можно вернуться вновь, чтобы повысить свою квалификацию. «В отличие от диплома о высшем образовании фирменный сертификат имеет ограниченный срок действия (как правило, не более 2–3 лет), что «заставляет» ИТ-специалиста постоянно осваивать новые версии продукта, проходить соответствующие новые курсы, сдавать новые сертификационные тесты», — поясняет Олег Литвин, заместитель директора компании «Микроинформ», директор Учебного центра «Микроинформ».

Разница между УЦ и вузом существует и в стиле преподавания. Вуз — это продолжение школы, где есть учитель и ученики. По мнению Сергея Третьякова, такой подход в учебном центре невозможен, сюда приходят взрослые, сложившиеся специалисты. Занятия в учебном центре — это, как правило, двустороннее общение и обогащение. Преподаватель — не ментор, он товарищ и коллега, знающий больше, у него есть обязанность помочь коллегам постичь то, чего они пока не знают.

Но здесь возникает еще одна важная проблема — чтобы быть более знающим, преподаватель УЦ должен быть не столько теоретиком, сколько практиком. И здесь УЦ оказываются в более выигрышном положении, нежели вузы. «Наибольшая проблема в академических вузах — нехватка преподавателей, имеющих практический опыт работы, что связано с востребованностью подобных специалистов на ИТ-рынке, где их труд оплачивается выше. В коммерческом УЦ тренеры — обязательно специалисты-практики», — уверена Ирина Трашкова, руководитель Учебного центра iProLab.

«К сожалению, существуют центры, где преподаватели неплохо ориентируются в текущем состоянии ИТ, но не имеют практики. Это как раньше военные летчики — знания есть, а летных навыков из-за отсутствия керосина — нет», — говорит Николай Новожилов.

ИТ-обучение как бизнес

Хотя востребованность ИТ-обучения никем не ставится под сомнение, как ни странно, сам бизнес коммерческих учебных центров очень выгодным не назовешь. «Высокий спрос на ИТ-специалистов привлек в сферу ИТ-образования заметные инвестиции. Количество коммерческих учебных центров в последние три года увеличилось очень значительно. Возрастающая конкуренция, дефицит квалифицированных преподавателей и рост накладных расходов снижают прибыльность бизнеса. При этом рентабельность напрямую зависит от известности бренда и наполняемости групп», — говорит Тимур Рахимбабаев.

Олег Литвин приводит даже конкретные цифры для своего УЦ — ИТ-обучение выгодно, если в течение одного года в учебном классе на 10 мест слушателей на 5-дневных курсах обучаются более 200 ИТ-специалистов или 300 пользователей.

Но высокая конкуренция между УЦ приводит к «недозагрузке». «Рынок коммерческого ИТ-обучения достаточно насыщенный, классы заполняются в среднем на 70%. Мощности явно недоиспользуются, конкуренция растет. Хотя и спрос растет довольно быстро», — рассказывает Николай Новожилов. Коммерческого успеха, по его мнению, добиваются те УЦ, кто наиболее активен в маркетинговом отношении, качество обучения при этом решающей роли не играет. Впрочем, в долгосрочной перспективе именно качество позволяет формировать устойчивую клиентскую базу. Сергей Третьяков видит причину невысокой рентабельности ИТ-обучения в том, что в России стоимость любых услуг, а не только обучения вообще, отстает от рынка: «На Западе ситуация лучше: стоимость авторизованных курсов в России и там, при одном и том же содержании, существенно различается — у нас цены ниже в разы».

Тем не менее за последние годы ИТ-специалисты привыкли учиться и считают нормой время от времени повышать свой профессиональный уровень. По сравнению с 90-ми годами, когда необходимость обучения приходилось доказывать как специалистам, так и их руководству, это безусловный прогресс. «Сверхдоходов ИТ-обучение, конечно, не дает, но при хорошей организации учебного процесса и профессиональных преподавателях учебный центр полностью себя окупает и приносит прибыль», — утверждает Андрей Чумаков. При этом учебные центры нередко являются лишь частью более широкого бизнеса ИТ-компании или ИТ-холдинга.

В условиях высокой конкуренции каждый УЦ стремится предложить что-то особенное: уникальный авторизованный курс, методики и оборудование. Однако играют роль и такие детали, как удобство схем оплаты обучения и учет пожеланий заказчиков при оформлении договоров. Елена Харитонова, директор авторизованного учебного центра технологий IBM Tivoli CompuTel, указывает на такое конкурентное преимущество, как минимальный временной разрыв между выходом новых ИТ-продуктов и их версий и появлением новых курсов в УЦ.

Директор по продажам Учебного центра Softline Анна Крылова отмечает, что за последнее десятилетие отраслевые образовательные учреждения появились в регионах и странах СНГ, что привело к оттоку слушателей из столичных учебных центров. Поэтому УЦ может привлекать клиентов возможностью разработать программу любой сложности, в том числе территориально распределенную, кастомизированную под клиента, работающего в нескольких регионах страны.

«Если просмотреть список учебных центров только Москвы, складывается впечатление, что конкуренция очень высока. Однако это не совсем так — есть не очень большая обойма учебных заведений, которые реально конкурируют. Рынок уже сложился, новым учебным центрам трудно выйти на него и еще труднее удержаться», — считает Сергей Третьяков. Это связано с ростом требований клиентов. Им важны и стабильность учебного центра (а значит, они выберут тот, который давно существует на рынке), и отзывы других клиентов, и опыт работы с клиентом именно из их отрасли, и возможность обучить большое количество сотрудников по курсам различных вендоров. Значит, в большинстве случаев не будут рассматриваться недавно образованные центры обучения, предлагающие курсы по продуктам только 1–2 вендоров (за исключением случаев с эксклюзивными курсами). Более того, для клиентов все более важной становится способность специалистов УЦ разрабатывать курсы под специфику компании, а специалисты-методологи есть далеко не во всех учебных центрах, и не везде есть преподаватели, имеющие соответствующий опыт разработки и проведения таких курсов.

Юрий Малинин полагает, что конкуренция между УЦ пока не достигла апогея, и на рынке еще есть направления, где учебные центры могут развиваться. «При усилении конкуренции мы станем наблюдателями, а возможно, и участниками слияний и поглощений учебных центров. И в жизни Академии Информационных Систем три года назад была такая ситуация: мы поглотили один из учебных центров в Москве», — говорит он.

Бизнес на любителя

«Трудно», «сложно», «если нужны большие быстрые деньги, то это не здесь» — вот такие комментарии мы получили в ответ на вопрос о том, трудно ли сделать своим бизнесом ИТ-обучение. Трудностей здесь действительно немало.

«Обучение ИТ — это особый, специфический бизнес, им нельзя заниматься от случая к случаю. Непосвященному иногда кажется, что наличия помещения и специалиста, понимающего в ИТ, для обучения вполне достаточно, — говорит Зоя Попова, директор Учебного центра «Информзащита». — На самом деле необходимы не только комфортные условия обучения, но и компьютерные стенды, правильно сконфигурированные и своевременно подготовленные к учебному процессу; преподаватели, умеющие методически грамотно донести знания до слушателей и имеющие желание отвечать на их не всегда простые вопросы. Обязательными требованиями современного ИТ-обучения являются наличие методических пособий для учащихся и развернутых презентаций для каждой изучаемой темы. Если обучение становится постоянным бизнесом, эти проблемы преодолеваются».

Андрей Чумаков считает, что основная проблема, которая тормозит развитие коммерческого ИТ-обучения в России, — неразвитость законодательства в этой сфере. Государственные органы, занимающиеся лицензированием и сертификацией компаний, занимающихся обучением, ориентированы на традиционное школьное и вузовское образование и потому не учитывают особенностей работы коммерческих учебных заведений.

ИТ-обучение — ресурсоемкий бизнес. Это и специалисты-преподаватели, которых надо не только найти и подготовить, но и постоянно вкладывать средства в повышение их профессионализма, ведь технологии развиваются очень быстро. И финансы, поскольку оборудование для курсов также постоянно должно обновляться, а оно стоит немалых денег (раз в 2–3 года необходимо полное обновление). Серьезной проблемой для рынка обучения вообще, не только в ИТ-отрасли, является его сезонность — заметный подъем начиная с февраля-марта, существенный спад летом, пик в ноябре—начале декабря.

«Еще одна сложность, которую мы ощущаем на себе: клиенты порой не понимают, что услуги по кастомизации или по разработке курса «с нуля» стоят денег. Как уже было сказано, сейчас все большей популярностью пользуются авторские курсы, разработанные методистами и преподавателями учебных центров, но почему-то клиенты, ожидая от последних внимательного подхода к их проблемам и задачам, специфике бизнеса и персонала, не готовы платить за кастомизацию и хотят получить такие курсы по стандартной цене авторизованных», — рассказывает Сергей Третьяков.

Олег Литвин тоже согласен с коллегами в том, что бизнес УЦ — достаточно сложный. Он видит три главные причины этого — обеспечение загрузки классов (продажа курсов обучения, привлечение заказчиков); подготовка и удержание квалифицированных преподавателей и обеспечение технического парка классов (обновления им необходимы каждые три года). Кроме того, когда преподавателями являются специалисты-практики, то они обычно совмещают преподавательскую и практическую деятельность. По мнению Елены Харитоновой, одной из трудностей УЦ является согласование нагрузки специалистов по разным видам деятельности.

Николай Новожилов убежден, что большинство организаторов и владельцев УЦ занимаются этим бизнесом «из любви к искусству» — то есть по призванию, а кто-то по инерции: «Если нужны большие быстрые деньги, то это не здесь. Хотя бизнес — развивающийся, интересный, перспективный. Но для любителей!» А Юрий Малинин считает, что бизнес — это несколько больше, чем организация и проведение ИТ-обучения. По его мнению — это не что иное, как поддержка бизнеса, а в некоторых случаях — хороший маркетинг для организующей его ИТ-компании.

Перелетные ИТ-звезды или проверенные соседи?

УЦ не может существовать без команды компетентных преподавателей. О дефиците преподавательских кадров говорят представители всех образовательных структур в области ИТ. Преподаватель УЦ может быть как практиком с большим опытом реальных проектов, для которого преподавание — лишь часть общей занятости, так и штатным сотрудником УЦ. Таким образом, УЦ имеют два основных источника для набора преподавателей. С одной стороны, это опытные, продвинутые, сложившиеся ИТ-специалисты, сотрудники компаний-интеграторов, которые стремятся передать свой опыт. С другой стороны, преподаватели из вузов, которые хотят работать в более актуальной и динамичной сфере обучения и готовы переквалифицироваться в преподавателей УЦ, а также талантливые студенты последних курсов и выпускники вузов. Важно учитывать, что не всегда хороший специалист может стать хорошим преподавателем.

«Найти такого преподавателя очень непросто, поэтому мы в Учебном центре RRC зачастую готовим их сами. И хотя такой процесс занимает довольно много времени, в итоге мы получаем высококвалифицированного эксперта с богатым практическим опытом и можем быть абсолютно уверены в качестве преподавания», — говорит Тимур Рахимбабаев.

Согласна с ним и Зоя Попова: «Один из путей решения этой проблемы (этот путь выбрал и наш УЦ) — собственный штат преподавателей, работающих в режиме полного рабочего дня. При таком подходе, более затратном, чем приглашение «со стороны», есть реальные возможности «доращивания» специалистов до нужного уровня, для их профессионального роста и совершенствования методического мастерства».

Те УЦ, которые существуют «при» ИТ-компаниях, часто в качестве преподавателей приглашают специалистов этих компаний. Подобное сотрудничество оказывается взаимовыгодным. Например, для сотрудников Центра технической поддержки РДТЕХ обязательным условием карьерного роста является преподавательская работа в УЦ РДТЕХ. Клиенты компании также получают от этого пользу — обладая навыками преподавателя, технические специалисты с легкостью общаются с заказчиком, объясняя необходимые вещи на общедоступном, нетехническом языке. В УЦ CompuTel преподаватели также являются действующими сотрудниками компании, что позволяет им поддерживать форму.

«Преподавателями в УЦ приглашаются наиболее опытные в конкретной сфере эксперты, сотрудники ИТ-компаний, так происходит и в «Линкс». Лучшие сотрудники имеют богатый опыт преподавания, в том числе на английском языке», — говорит Виталий Кузьмичев, директор по развитию «Линкс», тесно сотрудничающей с UNIX Education Center.

Чему учат, а чему не учат отечественные УЦ. Мнения клиентов

Татьяна Козлова, заместитель генерального директора — директор по персоналу ГК «Оптима»: «В нашей компании более 60% персонала — сертифицированные специалисты. Обучение происходит преимущественно (до 80%) по специализациям: SAP, Cisco, HP, Siemens, Microsoft, по защите информации и другим узкоспециализированным направлениям. Мы также стремимся развивать у своих сотрудников управленческие навыки. Например, организуем учебу в области управления проектами. Трудности, конечно, бывают — чаще всего из-за неудобных сроков и высокой загрузки специалистов на проектах. Например, когда очередной курс запланирован только в следующем полугодии, а по проекту специалисты необходимы уже через 1–2 месяца. Иногда затруднения возникают из-за того, что курсы проводятся на английском языке и за рубежом. Сейчас рынок специального образования, по крайней мере в Москве, хорошо развит, поэтому в большинстве случаев нам удается найти необходимые курсы обучения. Впрочем, если речь идет об обучении работе на новом оборудовании или использовании последних технологий, подобрать подходящее учебное заведение очень сложно».

Борис Ломов, руководитель Группы обучения персонала компании «Инфосистемы Джет»: «Своих специалистов мы направляем в учебный центр IBM, в авторизованные учебные центры REDCENTER, «Информзащита», «Микроинформ», ЛАНИТ и др. Специализации, по которым проходят обучение наши сотрудники, — это вычислительные комплексы, системы хранения данных, системы резервного копирования, информационная защита данных, сетевое оборудование. Потребности нашей компании вполне удовлетворяются указанными УЦ, а также учебными центрами вендоров за рубежом — Sun Microsystems, Hitachi, Cisco, Nortel и др.».

Дамир Гибадуллин, директор по маркетингу «КОСС Плюс» (Самара): «Мы пользуемся услугами учебных центров, в частности «Микроинформ». Но чаще посылаем сотрудников на курсы производителей (HP, Fujitsu Siemens, Microsoft и т. д.). Большую часть составляет «железная» тематика. К сожалению, выездные сессии по обучению в регионах практикуются редко, большой минус столичных УЦ — затраты партнера, как финансовые, так и временные. На актуальность информации и методики обучения особых нареканий нет. Сегодня учебными центрами охвачены наиболее популярные hard-n-soft направления ИТ-бизнеса. На мой взгляд, недостаточно прикладных курсов с узкой специализацией по «тяжелым» решениям с практической работой на оборудовании».

Виталий Кузьмичев, директор по развитию «Линкс»: «Компания «Линкс» широко использует различные виды обучающих программ. Но в любом случае обязательно действует также внутрифирменное обучение — постоянно проводятся силами лучших собственных специалистов семинары для сотрудников по новым технологиям, новым методам, инновационным решениям; неоднократно у нас проводилась апробация нового решения или инновационной технологии впервые в России и СНГ. Кроме того, ведется работа совместно с вендорами — обучение, сертификация. «Линкс», как системный интегратор, нуждается не только в ИТ-специалистах, инженерах и программистах самой высокой квалификации, но и в тех, кто умеет грамотно управлять проектами. В среднем сотрудники проходят какие-либо курсы обучения не реже двух раз в год, в некоторых случаях чаще, в зависимости от производственной необходимости. За последние год-полтора несколько наших сотрудников закончили курсы по управлению проектами, внедрению ИТ-технологий в малом и среднем бизнесе, в том числе по программе E-skills (электронные навыки для малого и среднего бизнеса) сотрудничества с ЕС (TACIS)».

Поиск и удержание профессиональных преподавателей — основная проблема УЦ, уверен Дмитрий Гудзенко, директор Центра компьютерного обучения «Специалист» при МГТУ имени Н. Э. Баумана: «При огромном дефиците ИТ-специалистов профессиональные ИТ-тренеры — очень дорогой и штучный «товар», требующий индивидуального подхода. Идеальный преподаватель находит нас сам. Как правило, это ИТ-эксперт, который располагает обширным багажом знаний и у которого имеется огромный опыт и самое главное — желание делиться всем этим с другими. Мы делаем все, чтобы такой специалист оказался в нашем центре».

Николай Новожилов советует УЦ с осторожностью относиться к «внештатным экспертам»: «Только воспитание и подготовка собственных высококачественных тренеров может обеспечить стабильную и качественную работу. Перелетные «ИТ-звезды» такой возможности не дают».

Что касается самих курсов обучения, то в УЦ используют как западные наработки и методики, адаптированные к российскому рынку, так и самостоятельно разработанные авторские курсы. Порой отечественные специалисты по ИТ становятся авторами методик, которые используют не только в собственном УЦ, но и за его пределами. Умение самостоятельно разрабатывать курсы, используя как российский, так и западный опыт, может стать одним из ключевых преимуществ УЦ. В частности, сотрудничество с таким учебным заведением может заинтересовать российских вендоров, планирующих организовать свое авторизованное обучение.

Кого и чему учат?

Еще несколько лет назад основной контингент УЦ составляли сотрудники российских ИТ-компаний. Сейчас среди обучающихся таких — меньшинство. Свой ИТ-персонал обучают компании из самых разных отраслей экономики — телекоммуникационного и банковского секторов, энергетики, производственных предприятий, госсектора.

«В 2002 г., когда мы только начинали работать, 100% слушателей были специалистами ИТ-компаний, через несколько лет уже половина учащихся представляла конечных пользователей, сейчас это соотношение примерно 30:70. Эти цифры отражают развитие рынка систем управления и показывают, что к настоящему моменту у заказчика внедрено довольно большое число систем, и их необходимо развивать и поддерживать», — рассказывает Елена Харитонова.

В УЦ «Академия Корпоративных Систем» специалисты из ИТ-компаний составляют 30%, в REDLAB/REDCENTER — примерно 7%, в УЦ iProLab — 20% слушателей. В УЦ РДТЕХ также большая часть слушателей — специалисты компаний, где ИТ — не главная специализация, а форма поддержки бизнеса. Однако, по словам Андрея Чумакова, в УЦ приходит и много разработчиков. «В последнее время тенденция такова, что большую долю среди наших учащихся занимают представители компаний, где ИТ — не главная специализация», — подтверждает Сергей Третьяков.

В сфере ИТ специалист должен учиться постоянно. Опрос представителей УЦ показал, что при нынешней скорости смены технологий проходить обучение надо 1–2 раза в год, а три года без переподготовки грозят практически потерей квалификации. Но обучение должно быть осмысленным и прежде всего соответствовать нуждам компании.

«В деле обучения надо отталкиваться от текущих потребностей компании. Например, если планируется внедрять новый софт, — лучше обучить специалиста хотя бы до покупки. Это позволит сэкономить время и средства компании при внедрении», — говорит Дмитрий Гудзенко.

Тимур Рахимбабаев рассказывает, что системные интеграторы и value added дистрибьюторы обучают своих сотрудников наиболее часто, что связано со спецификой их бизнеса. По мнению Андрея Чумакова, если ИТ-компания сама занимается созданием информационных систем, ее разработчикам желательно проходить обучение не реже 1–2 раз в год, чтобы не потерять квалификацию.

Помимо авторизованных курсов по продуктам и технологиям различных вендоров в УЦ отмечают большой интерес к ИТ-менеджменту и к курсам по управлению проектами. Все чаще слушатели хотят не просто получить технические навыки, а понять, как получать бизнес-результаты от применения ИТ.

Поскольку некоторые УЦ занимаются корпоративным обучением, им приходится вводить у себя курсы «гуманитарных» дисциплин, связанных с менеджментом, навыками ведения переговоров и т. п. «Мы работаем с крупными компаниями, а в любой корпорации спектр потребностей в сфере обучения чрезвычайно широк — это не только ИТ, но и вопросы менеджмента, формирования различных профессиональных навыков (например, умение вести переговоры, управлять проектами и т. д.)», — рассказывает Андрей Горемыкин, директор по маркетингу REDLAB/REDCENTER. Именно корпоративное обучение, когда компания направляет в «класс» не отдельного специалиста, а целую команду, в этом УЦ считают одной из главных точек роста бизнеса.

Тимур Рахимбабаев отмечает, что УЦ в последнее время шире стали предлагать дополнительные услуги, «обеспеченные» высококвалифицированными экспертами: например, различные программы оценки персонала (вплоть до формирования целостной системы подготовки и оценки кадров компании), другие консалтинговые услуги в рамках компетенции УЦ.

Клиентам часто требуется специализированное обучение, ориентированное на конкретные проблемы и потребности их организаций. «Большинство контрактов, заключенных в последние два года не только с госструктурами, но и с коммерческими предприятиями, — на специфическое, нестандартное ИТ-обучение. Иногда это адаптивные курсы, иногда — новые, разработанные под заказ организации», — говорит Сергей Третьяков.

В УЦ «Сетевая Академия», в последние два года отмечают большой интерес к ИТ в госструктурах, в результате заключается много контрактов на обучение не только ИТ-специалистов, но и рядовых сотрудников. Большое количество государственных тендеров, появление масштабных федеральных проектов по ИТ-обучению, которые характеризуются территориальным размахом и значительным количеством вовлеченных в процесс людей в «Сетевой Академии» считают главной тенденцией на рынке коммерческого ИТ-обучения.

Еще одно направление деятельности, которое развивают УЦ, — дистанционное обучение, пока более популярное на Западе. «В 2007 г. мы открыли новое направление дистанционного обучения, которое развивается в трех направлениях: готовые курсы e-learning, организация и проведение на нашей платформе «вебинаров» для территориально распределенных компаний, разработка и внедрение корпоративных систем управления обучением (LMS), включающих в себя систему дистанционного обучения (СДО)», — рассказывает Анна Крылова.

Сами же ИТ-специалисты, как правило, охотно «садятся за парты» и благодарны своим работодателям за такую возможность. Для них возможность профессионально расти является сильным мотивирующим фактором: обучение они рассматривают как поощрение, а отказ часто воспринимается ими как повод для поиска новой работы.


Версия для печати (без изображений)