Итак, дело о торговой марке MMX практически завершилось. В конце апреля компании Intel и AMD подписали соглашение, в соответствии с которым последняя признала авторские права на сокращение MMX. Неожиданно быстрое завершение конфликта (до второго этапа судебных разбирательств, намеченного на 29 апреля, дело так не дошло) объясняется просто — победа AMD вполне могла оказаться пирровой. Представители AMD предпочли договориться — в противном случае компания рисковала оказаться втянутой в длительные и дорогостоящие судебные процессы во многих странах (см. «Комментарий юриста» с оценкой сложившейся ситуации с точки зрения российского законодательства, полученной в «Столичном агентстве деловых консультаций»). В то же время Intel осознавала, что ее шансы очень и очень невысоки и поэтому согласилась с некоторыми требованиями AMD.

Впрочем, пусть говорят документы: «AMD имеет право использовать торговую марку MMX для рекламы, продвижения, распространения и продажи своих процессоров, включая, но не ограничиваясь ЦП серии AMD K86, а также, включая, но не ограничиваясь, рекламой, информационными материалами, логотипами, или любыми другими, публично доступными письменными материалами» (здесь и далее фрагменты официального текста соглашения даны в переводе автора статьи. — Прим. ред.). AMD имеет право безнаказанно утверждать, что K-6 и остальные ее ЦП «исполняют MMX-команды», «выполняют MMX-программы» или, что они представляют собой процессоры «с MMX-командами», «оснащены средствами MMX», «совместимы с технологией MMX». Если Intel когда-либо изменит аббревиатуру MMX (например, начнет рекламную кампанию технологии MMX2) и впоследствии будет использовать эту марку в маркетинговых или рекламных целях, то и AMD, и ее партнеры автоматически получают права на новую аббревиатуру.

Стороны отказываются от взаимных претензий, относящихся к торговой марке MMX, Intel снимает обвинение в нарушении своих прав. Процесс регистрации сокращения MMX пока еще не завершен (окончательно этот вопрос должны решить соответствующие законодательные органы США), но AMD больше не будет препятствовать этому.

На каких же условиях было подписано соглашение? Intel согласилась указывать AMD как владельца торговой марки каждый раз, когда заходит речь о процессорах K-x. Впрочем, это стандартное требование.

Кроме того, Intel отказалась от попыток зарегистрировать аббревиатуру AGP (Advanced Graphics Port) как собственную торговую марку и обязалась отказаться от всех прав, которые уже успела получить. В то же время Intel может оспорить действия AMD, связанные с деятельностью последней на рынке процессоров, например, результаты сравнительных исследований производительности ЦП, если только они не были связаны с различиями в названиях ЦП. Иными словами, сравнение процессоров Pentium Pro и K-6 допустимо, а, скажем «Pentium with MMX Technology» и «K-6 MMX Enabled» — нет. Но самое главное — Intel вынудила AMD подписать обязательство не посягать на римскую цифру два до тех пор, пока Intel не снимет с производства Pentium II.

Комментарий юриста

Андрей Давыдов

Основным современным национальным законодательным актом, регулирующим правоотношения в области регистрации, правовой охраны и использования товарных знаков, можно считать Закон Российской Федерации «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров», вступивший в силу в октябре 1992 г.

Указанным Законом дается определение товарного знака как «обозначения, способного отличать соответственно товары и услуги одних юридических или физических лиц от однородных товаров и услуг других юридических или физических лиц», а также устанавливались следующие основные принципы правовой охраны товарных знаков:

1. Правовая охрана товарного знака в Российской Федерации предоставляется на основании его государственной регистрации в порядке, установленном настоящим Законом, или в силу международных договоров Российской Федерации.

2. Товарный знак может быть зарегистрирован на имя юридического лица, а также физического лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность.

3. Владелец товарного знака имеет исключительное право пользоваться и распоряжаться товарным знаком, а также запрещать его использование другими лицами. При этом государственная регистрация товарного знака не дает право его владельцу запретить использование этого товарного знака другим лицам в отношении товаров, которые были введены в хозяйственный оборот непосредственно владельцем товарного знака или с его согласия.

4. Нарушением прав владельца товарного знака признается несанкционированное изготовление, применение, ввоз, предложение к продаже, продажа, иное введение в хозяйственный оборот или хранение с этой целью товарного знака или товара, обозначенного этим знаком, или обозначения, сходного с ним до степени смешения, в отношении однородных товаров.

5. Государственная регистрация договора об уступке товарного знака и лицензионного договора.

Особо следует отметить, что иностранные юридические и физические лица пользуются правами, предусмотренными рассматриваемым Законом, наравне с юридическими и физическими лицами Российской Федерации в силу международных договоров Российской Федерации или на основе принципа взаимности.

Лица, нарушившие права владельца товарного знака, несут гражданскую и/или уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. При этом виновные в части гражданской ответственности обязаны не только прекратить нарушение и возместить потерпевшему причиненные нарушением убытки, но также могут быть принуждены к:

  • опубликованию судебного решения в целях восстановления деловой репутации потерпевшего;
  • удалению с товара или его упаковки незаконно используемого товарного знака или обозначения, сходного с ним до степени смешения, либо уничтожению изготовленных изображений товарного знака или обозначения, сходного с ним до степени смешения.
Уголовная ответственность за незаконное использование товарного знака установлена первой частью статьи 180 Уголовного кодекса Российской Федерации следующим образом:

«Незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания... или сходных с ними обозначений для однородных товаров, если это деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб... наказывается штрафом от двухсот до четырехсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного источника дохода осужденного за период от одного до четырех месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до двух лет».

В статье автор ставит вопрос о возможности появления коллизии, когда аббревиатура MМХ может быть использована двумя компаниями (Intel и AMD) при продаже в России собственных процессоров, оснащенных специальными блоками ускоренного исполнения мультимедиа-команд, причем в условиях, когда Intel официально обратилась с заявкой о регистрации ММХ в качестве товарного знака на территории Российской Федерации.

В этом свете действительно важным будет вернуться к началу статьи, где автор указывает на отсутствие расшифровки ММХ со стороны Intel. Однако российское законодательство прямо и недвусмысленно требует от заявителя предоставления формального описания заявленного обозначения, которое необходимо для понимания его сущности и идентификации. Так, в случае если словесное обозначение не имеет смыслового значения, то должен быть указан способ его образования, например начальные буквы или слоги нескольких слов.

Таким образом, версия о MultiMedia eXtention (мультимедиа-расширение) может превратиться из «вымысла недостаточно осведомленных журналистов» в достаточно серьезное основание для отказа Intel в регистрации ММХ в качестве товарного знака в России. Российское законодательство, как и законодательство США, не допускает регистрации в качестве товарного знака обозначений, указывающих только на качество, свойства, назначение и т.п. товаров.


Версия для печати (без изображений)