Временами я начинаю жалеть, что не завел привычку вести дневник. Большинство из нас склонны подставлять свое теперешнее мировоззрение в восприятие событий прошлого. Некоторые даже, порой неосознанно, и иногда и вполне умышленно «корректируют» свои воспоминания... А ведь было бы, наверное, интересно отследить «изнутри», как мы пришли к той позиции, которую занимаем сейчас. Но не веду я дневника и не знаю теперь, когда впервые узнал об одном стандатном сценарии внедрения новых технологий и когда понял, что этот сценарий именно стандартный. А вот идея связать этот сценарий с макроэкономическими теориями пришла мне в голову буквально на днях.

Один из атрибутов недавнего прошлого безвозвратно ушел из нашей жизни. Это наручные часы. Дамы, разумеется, носят их — в качестве украшения. А точное время мы узнаем либо через настенные и уличные часы, либо с экранчика мобильного телефона. Современные молодые люди только от своих дедушек-бабушек могут узнать, что первые в жизни наручные механические (электронных тогда не было) часы были прекрасным подарком к совершеннолетию, причем подарком недешевым. Самые дешевые часы тогда стоили 15–20% среднемесячного дохода одного работающего человека. А потом появились электронные. Поначалу они стоили даже дороже механических, но потом, год от года, стали дешеветь и в конце концов вытеснили механические, которые, в надлежащем оформлении, сделались предметом роскоши. Если подумать, то странно. Механические часы — это прецизионное производство, рубиновые подпятники, твердые сплавы. А электронные по своей природе предполагают массовое производство, и чем их больше будет выпускаться, тем дешевле в рознице станет каждый экземпляр. Но производители обеих разновидностей часов заключили соглашение не устраивать революционных переворотов. Условия этих соглашений, как обычно, не разглашаются, но в том, что они были, мало кто сомневается.

Второй раз этот же сюжет разыгрался уже на памяти нынешнего поколения. Речь идет о вытеснении дисплеев на ЭЛТ ЖК-дисплеями. В данном случае никакие картельные соглашения не потребовались, потому что и те, и другие дисплеи производили одни и те же фирмы.

Не буду скромничать, о том, что события будут развиваться именно таким образом, я догадался уже тогда, около десяти лет назад. Одна из фирм — производителей дисплеев устроила для журналистов поездку по своим предприятиям. Мне очень хотелось проверить свои смутные догадки, но было ясно, что ответа на поставленный в явной форме вопрос ни от кого из топ-менеджеров получить не удастся. И я тогда догадался задать пару косвенных вопросов шефу отдела разработок, который наряду с другими устроил для нас свою презентацию. Вопросы эти звучали примерно так: «Сколько человек занято у вас сейчас работой над совершенствованием ЭЛТ-мониторов?» — и, после получения ответа, сразу же второй — «А сколько работает над ЖК-дисплеями?». Все стало ясно. В лаборатории ЖК-дисплеев было в несколько раз больше сотрудников. Фирма «добивала» технологическую оснастку производства ЭЛТ, не вкладывая существенных средств в ее обновление, а тем временем развертывала производство ЖК-панелей. Цены изменялись соответственно — ЖК-мониторы постепенно дешевели, а на ЭЛТ оставались практически неизменными. Как ситуация выглядит сейчас, общеизвестно.

Третий и четвертый «сезоны» этого сериала разворачиваются сейчас на наших глазах. Последние три или четыре года емкость аккумуляторов для портативных приборов нарастает на удивление стабильно — на 15–20% в год. При этом цена самого мощного на данный момент аккумулятора остается постоянной. А вот одноразовые щелочные батарейки понемногу дешевеют, но их емкость почти не меняется. И производят их, между прочим, и те, и другие, одни и те же фирмы. Появились сообщения, что нарастает не только емкость аккумуляторов, растет и время удержания полного заряда. Так что последнее прибежище одноразовых батареек — настенные часы, в которых батарейку требуется менять раз в год, через некоторое время можно будет оснащать аккумуляторами. Оно, кстати, и для экологии полезнее. Похожим образом события развиваются и в паре «винчестеры» — флэш-накопители. Емкость и тех, и других нарастает, но совершенно несравнимыми темпами. А цены монотонно сближаются. Так что есть все основания полагать, что в обоих случаях мы имеем дело все с тем же сюжетом замещения технологий.

Можно, конечно, относиться к этому как к коммерческому подходу к делу, но... Джона Мейнарда Кейнса (1883–1946) многие называют отцом макроэкономики и экономистом XX века. Отношение к этому ученому неоднозначное, но некоторые из его открытий имеют непреходящую ценность. Кейнс был первым, кто обнаружил, что макроэкономика зачастую ведет себя как система с положительной обратной связью. Поясним это на упрощенном примере. Предположим, что есть небольшой город с одним крупным заводом, как у нас принято выражаться, градообразующим. Пусть по каким-то причинам завод был вынужден сократить производство и уволить значительное число сотрудников. В результате трудные времена настают не только для самих этих сотрудников и их семей. Они перестают питаться в кафе вокруг этого завода, сокращают объем своих покупок в магазинах города, переезжают на новые места и лишают рынка сбыта фермы вокруг города — словом, начинается цепная реакция — город нищает. Дальше — больше. Приезжая на новое место, они увеличивают предложение труда, давая возможность предпринимателям снижать зарплату. Следствие — снижается потребление товаров и в других регионах. В конечном счете дело может кончиться серьезным кризисом в масштабах целой страны. Возможно, конечно, и противоположное развитие событий: появление новых рабочих мест влечет за собой рост потребления, следовательно, рост производства товаров потребления и появление новых рабочих мест и т. д. Словом, положительная обратная связь в чистом виде. Правда, здесь мы для простоты сделали несколько неявных, но очень важных допущений. В частности, мы предположили, что все свои заработки люди незамедлительно тратят и нет ни накоплений «на старость», ни отложенного спроса, ни расходов на образование детей, которое будет оплачиваться в других странах, ни, наконец, отпусков на дальних курортах. Однако суть явления остается: нормальная экономика стабильной быть не может и не должна.

Так что, возвращаясь к сюжету замещения технологий, мы можем сказать, что фирмы живут и работают в полном соответствии с заветами Адама Смита: действуя к собственной выгоде, они способствуют процветанию общества. Если даже и можно было бы за несколько месяцев наладить производство дешевых твердотельных «винчестеров», не кончилось ли бы все мировым кризисом? За примерами далеко ходить не требуется, всем известно, как отозвалось несовершенство американского законодательства в одном узком секторе экономики — в сфере ипотечного кредитования...

Интересно будет перечитать эту заметку лет через десять...


Версия для печати (без изображений)