Как сделать работу с заказчиками из сферы образования более эффективной

Сфера образования в последние годы стала одним из быстро развивающихся вертикальных рынков, где активно применяются ИТ. Остались позади те годы, когда школам и вузам не хватало финансирования, сегодня в образовательных учреждениях часто осуществляются масштабные и дорогостоящие ИТ-проекты, а компаниям приходится конкурировать в борьбе за таких заказчиков. Особенно ощутимо для ИТ-рынка это стало, когда начался нацпроект «Образование».

Потребности сферы образования довольно разнообразны — настольные ПК с мониторами, ноутбуки, графические станции, серверное оборудование, различное ПО, сложные инфраструктурные решения, включая ЦОДы, и др.

У многих ИТ-компаний с этой сферой связана уже большая часть бизнеса. «Эти клиенты дают компании примерно 50% бизнеса, а если говорить про региональные представительства, то, возможно, и больше — порядка 70%», — говорит генеральный директор Polymedia Eлена Новикова. Техника быстро морально устаревает, поэтому полностью обновлять оборудование необходимо раз в 3–5 лет.

«Вполне естественно, что образовательные структуры, как государственные, так и коммерческие, — это любимые заказчики ИТ-компаний», — говорит Алексей Сероус, генеральный директор Merlion Projects.

Менеджер по индустриальному маркетингу Xerox Леонид Коновалов также считает, что деятельность в этой сфере чрезвычайно выгодна. По его мнению, наиболее значимый аспект — перспективы долгосрочных взаимовыгодных отношений.

Именно перспективы по-прежнему заставляют большинство ИТ-компаний идти на спецусловия и низкие спеццены. «Сфера образования всегда была для нас важным направлением работы, однако назвать его очень прибыльным нельзя. Сейчас, правда, ситуация меняется, и для оснащения учебных заведений выделяется немного больше денег. Однако ИТ-компании все еще идут на специальные условия при поставке продуктов», — говорит Юрий Корюкин, директор департамента корпоративных проектов компании ABBYY.

Широкое взаимодействие со сферой образования связано еще и с тем, что отечественный ИТ-рынок в значительной степени сформирован людьми из академической среды, многие из них совмещают основную работу с преподавательской деятельностью.

Клиенты из сферы образования привлекательны для ИТ-компаний не только возможностью крупных поставок и потенциальных долгосрочных контрактов. Это еще и возможность маркетинга «на будущее». «Предоставляя продукты для образования, мы не просто продаем технику Epson, но и растим наших будущих пользователей», — говорит Александр Давыдов, директор по развитию бизнеса московского представительства компании Epson Europe B.V.

«Широкое использование наших продуктов в образовательных учреждениях имеет огромное маркетинговое значение, так как формирует лояльность студентов — будущих клиентов из других отраслей», — уверен Леонид Коновалов. Исходя из подобных соображений, некоторые ИТ-компании предпочитают взаимодействовать не с образовательным учреждением, а индивидуально со студентами и сотрудниками. «В отличие о других компаний, мы не стремимся сразу заключать формальные договоры о сотрудничестве с администрациями учебных заведений, а предпочитаем работать с конкретными людьми, — рассказывает Алексей Ишмяков, директор по развитию компании «Нанософт». — Студенты и преподаватели могут получить индивидуальную лицензию для работы непосредственно дома на личном компьютере».

Многие ИТ-компании смотрят на взаимодействие со сферой образования еще шире, считая, что тем самым закладывают фундамент развития собственной отрасли.

«Мы считаем, что для рынка в целом сотрудничество с образовательными учреждениями является залогом успешного развития отрасли в будущем. Поэтому задача любого крупного вендора ИТ-индустрии — привнесение передовых инновационных решений, методик и бизнес-моделей в образовательный процесс», — считает Игорь Баландин, директор направления по работе с системой образования компании Microsoft в России.

«Для «Лаборатории Касперского», как и для любого крупного производителя ПО, работа с учебными заведениями не является бизнесом в чистом виде, — полагает Сергей Земков, управляющий директор «Лаборатории Касперского» в России. — Эти клиенты играют существенную роль в развитии компании, но не в структуре доходов. Проекты, реализуемые в данном сегменте, — это прежде всего инвестиции в развитие системы образования в области информационной безопасности и в подготовку профессиональных кадров, владеющих передовыми решениями».

Клиенты с особыми мотивами

Главная особенность заказчиков из сферы образования состоит в том, что их основная задача — использовать ИТ в учебной деятельности, в отличие от других предприятий, которые применяют ИТ для совершенствования своих бизнес-процессов. Поэтому ИТ-проекты в этой сфере должны учитывать специфику оказания образовательных услуг; идеально, если архитектор проекта дополнительно имеет педагогическое образование или значительный опыт работы в системе образования (или у исполнителя есть специалист, который может «переводить» запросы учебного заведения на язык разработчиков системы). «В противном случае у исполнителя могут возникать сложности в понимании нужд и пожеланий заказчика, а разработка системы будет проходить не столь гладко, как хотелось бы обеим сторонам», — считает Зоя Попова, директор Учебного центра «Информзащита».

ИТ-решения для образования — они проще или сложнее, чем для корпоративных заказчиков? Мнения специалистов по этому вопросу расходятся.

«Обучающий процесс выходит за рамки работы в офисных приложениях и требует интересных, иногда даже сложных программных решений. Например, демонстрация учебных книг, работа с ними в интерактивном режиме и др. Отсюда — использование интерактивных досок, проекторов, компактных ноутбуков с диагональю дисплея 9–10 дюймов и мобильных компьютерных классов. Безусловно, и обычные предприятия используют такую технику. Но в массе своей они все-таки применяют типовые решения», — считает Алексей Сероус.

Бюджеты вузов, особенно региональных, также часто не позволяют реализовывать дорогостоящие проекты. «Региональные вузы довольно существенно отстают по техническому оснащению от московских. Например, только в 30% случаев (это по самым оптимистичным оценкам) можно говорить о современном компьютерном парке в том или ином региональном вузе. Безусловно, при том темпе развития ИТ, который сегодня диктует конъюнктура рынка, многие вузы просто не в состоянии позволить себе новые аппаратно-программные средства для обучения. К тому же в государственных образовательных учреждениях бюджеты на ИТ невелики. Ситуация в частных вузах несколько лучше, но также далека от идеала», — считает Константин Комаров, генеральный директор Paragon Software Group.

Поэтому многие вузы работают с открытым ПО. «Специфика заказчика в сфере образования — это свободное ПО и Linux-ориентированная архитектура. Не секрет, что более 50% вузов используют Linux ОС. Для многих вендоров это может стать серьёзным препятствием на пути к внедрению и интеграции своих решений, так как существуют известные проблемы совместимости с данной ОС», — говорит Комаров.

Новая специализация?

Нужны ли для работы с образовательным сектором «особые» специалисты? Какими они должны быть? Свое мнение высказывают Ирина Клюсова, территориальный директор, и Слава Мамай, консультант по подбору персонала отделения по подбору персонала «Келли ИТ Ресурсы» компании «Келли Сервисез»:

«По нашему опыту, категория специалистов, знающих и понимающих заказчика из сектора образования, «выделилась» относительно недавно, несколько лет назад. Впервые такие специалисты появились в наиболее крупных компаниях-вендорах, которые увидели в работе с сектором образования большой потенциал и сформировали для этого специальные отделы. Сегодня все большее число компаний планируют развитие данной вертикали в своей структуре или выход на рынок образования. Смеем предположить, что вслед за этим будут востребованы и специалисты в данной области. Особенность рынка образования состоит в том, что количество специалистов здесь пока невелико. Это в первую очередь люди, понимающие среду заказчика изнутри, часто они сами выросли из научной среды.

Очень важен личностный подход к заказчику из образовательной среды. В частности, здесь абсолютно неприемлема агрессивная манера. Требуется взвешенный подход. Крайне ценным является умение говорить с заказчиком на одном языке (для этого, в частности, нужно отслеживать, что происходит сейчас в сфере образования, и знать, например, традиции конкретного учреждения или научной школы). Также важно понимать, что проекты будут достаточно длительными».

Требуется сопровождение

Полноценный ИТ-отдел в образовательном учреждении — большая редкость. «Одна из особенностей учреждений образования — это, как правило, отсутствие сильной ИТ-службы, способной на высоком профессиональном уровне обеспечить бесперебойную работу сетей и клиентских мест. Поэтому очень важно, чтобы поставляемые решения были максимально просты, дружественны и безопасны, адаптированы для использования в образовательных учреждениях и не создавали барьеров, например, для учителей-предметников или учащихся начальной школы», — считает генеральный директор компании «ДПИ-компьютерс» Михаил Зайдфодим.

Согласен с ним и Александр Давыдов: «Для таких заказчиков критически важен качественный сервис, а вернее, отсутствие необходимости в нем — высокая надежность техники и решений. Этот фактор часто влияет на выбор заказчиков: не секрет, что клиентам от образования бегать по сервис-центрам и заниматься решением проблем с техникой бывает еще сложнее, чем представителям бизнеса».

Фактор сервиса особенно важен в крупномасштабных образовательных ИТ-проектах, когда речь идет о миллионах лицензий на ПО и десятках тысяч точек подключения к Интернету. К сожалению, ИТ-компании не всегда берут на себя адекватную ответственность, и в результате школа или вуз тратит деньги и получает проект, который некому развивать дальше.

«Даже если компания-подрядчик честно постаралась выполнить большой объем работ или поставок, все равно возникнут проблемы — учебные заведения не могут держать в штате достаточное число дорогих квалифицированных специалистов (системных администраторов, наладчиков компьютерной техники, специалистов по адаптации ПО и т. д.). Поэтому велик риск, что любое сложное решение «повиснет»: поддерживать и развивать его на месте некому», — считает Алексей Ишмяков. Сами представители образовательных учреждений говорят о том, что им нужны услуги по сопровождению внедренных ИТ-решений, чтобы специалист ИТ-компании находился рядом если и не постоянно (в идеале речь фактически идет об аутстаффинге — работе специалиста непосредственно у заказчика), то, по крайней мере, мог бы оперативно реагировать на их запросы.

Поэтому для клиентов из сферы образования так важна репутация подрядчика. «Мы участвуем в поставках лишь через наших партнеров и стараемся сотрудничать с проверенным и надежным поставщиком», — говорит Сергей Глущенко, начальник отдела по работе с корпоративными клиентами Brother. «Образование — это жесткий вертикальный рынок, на котором нужно предлагать специализированные решения, нужно постоянно работать с клиентами и создавать сообщество организаций или заказчиков, лояльных к компании и заинтересованных в работе с ней, — считает Елена Новикова. — На этом вертикальном рынке все друг друга знают, и положительная или отрицательная репутация мгновенно становится достоянием многих».

Конечно, завоевать доверие и признание рынка — дело не одного года, и отношения с заказчиками надо выстраивать последовательно и длительно. Лояльности заказчика можно добиться, лишь поддерживая с ним контакты — после поставки ИТ-решения обеспечить его поддержку, обучить персонал заказчика, участвовать в его мероприятиях.

Нужны комплексные решения

Образовательные учреждения нуждаются в широком спектре ИТ-продуктов. В наибольшей степени востребовано оборудование, позволяющее хранить материалы в различных форматах данных (аудио, видео, текст) и предоставлять к ним оперативный доступ. «Есть и своя специфика, в частности оборудование должно быть достаточно защищенным, как, например, дисплеи с защитным покрытием. Дети могут оставлять на них отпечатки не только пальцев, но и ручек, карандашей, фломастеров, что без специальной защиты быстро приводит мониторы в удручающее состояние», — отмечает Алексей Сероус.

Из программных средств наиболее востребованы обучающие программы и средства автоматизации работы с данными (структурирование, рубрикация и т. д.). Еще одна специфическая потребность заказчиков из образовательной сферы — это решения для детей с ограниченными возможностями, в том числе для тех, кто в силу состояния здоровья и отсутствия соответствующей инфраструктуры и условий не имеет возможности посещать учебное заведение. «ИТ-решения для этого сегмента связаны с предоставлением таким ученикам предпрофессиональных навыков — например, компьютерной анимации и видеомонтажа, фотодела или программирования», — говорит Михаил Зайдфодим.

Наряду с прикладными решениями заказчики из сферы образования, очевидно, нуждаются и в системном ПО — чтобы консолидировать работу всех рабочих станций, управлять, защищать и быстро восстанавливать каждую машину. «Это важно в случаях, например, «человеческих ошибок», которые часто происходят во время эксплуатации компьютера неподготовленным пользователем», — говорит Константин Комаров.

По мере того как расширяется применение ИТ в учебном процессе, растет роль средств визуализации — это цветные принтеры и МФУ для предоставления наглядных учебных материалов в необходимом количестве, а также проекторы в комплекте с интерактивными досками для организации современного образовательного процесса с яркими презентациями, учебными фильмами и т. п. «Сегодня наиболее востребованы комплексные, дополняющие друг друга решения — сочетание аппаратных и программных решений. Только с аппаратными решениями в образовании делать нечего, требуются также конкретное содержательное наполнение и методическая поддержка», — считает Елена Новикова.

Помимо ИТ, используемых в учебном процессе, образовательные учреждения все чаще обращают внимание на продукты и решения для автоматизации бизнес-процессов и проектной деятельности, позволяющие осуществлять управление образовательным учреждением как бизнес-единицей. Игорь Баландин отмечает также рост интереса к технологиям виртуализации, которые позволяют значительно сократить количество используемого оборудования, сэкономить на арендуемых площадях и электроэнергии, одновременно сделав учебное заведение более гибким и экологичным.

Еще несколько лет назад казалось, что достаточно оборудовать классы компьютерами с устройствами печати, закупить соответствующее ПО, наладить сеть — и все условия для современного учебного процесса созданы.

Но сегодня, по мнению Алексея Ишмякова, идея использования специализированных программно-аппаратных классов для ведения занятий устарела: «Практически все студенты и преподаватели имеют личные компьютеры, в том числе ноутбуки и КПК, у многих имеется весь набор периферийного оборудования, каждый студент технического вуза знает, в каком принт-бюро можно распечатать курсовой или дипломный проект. Для жителей крупных городов давно перестал быть проблемой выход в Интернет. Таким образом, массированные затраты на оборудование и закупку ПО для учебного процесса теперь будут просто неэффективными». Намного важнее, полагает он, создать инфраструктуру — всюду дотянуть электропровод, «витую пару» или организовать беспроводной доступ в Сеть на каждом рабочем месте учащегося, и для учебного заведения это может оказаться дешевле и эффективнее.

О том, что на смену стационарным компьютерным классам приходят мобильные, говорит и Михаил Зайдфодим: «Сегодня мобильный класс на базе портативных трехплатформенных компьютеров MacBook является нашим «хитом продаж». Это решение позволяет перенести центр учебной информационной деятельности из закрытого кабинета информатики в любой предметный класс, начальную школу, учреждение дополнительного образования и профессиональной подготовки детей».

Цена или не только?

Больная тема — это принципы госзакупок. Ведь часто поставщик выбирается лишь по одному критерию — ценовому.

«Безусловно, важным фактором повышения лояльности является возможность компании предложить комплексный системный проект, довести задуманное до конца, предложить кроме, например, голой поставки «железа» новейшие методические разработки, организовать курсы повышения квалификации учителей и т. д. — говорит Михаил Зайдфодим. — Однако, как известно, окончательный выбор исполнителей и поставщиков происходит в рамках открытых торгов, проводимых на основании ФЗ-94, который категорически запрещает государственным и муниципальным заказчикам принимать во внимание опыт и репутацию участников размещения заказа».

«К сожалению, современная система госзакупок, в том числе для образовательной сферы, не предполагает иного выбора компании-поставщика, кроме как предложившего минимальную цену. Казалось бы, налицо экономия бюджетных средств. Но впоследствии это преимущество сводится на нет, поскольку либо срываются сроки поставок, либо поставляется дешевое и ненадежное оборудование, быстро выходящее из строя, либо новое оборудование плохо стыкуется с существующим и не решает поставленных задач», — сетует Алексей Сероус. Гипотетически у конкурсной комиссии есть возможность проводить проверку квалификации поставщиков, отсеивая недостаточно профессиональные компании, не ориентируясь при этом исключительно на цену. Но не все это делают. Зачастую проявляется просто юридическая некомпетентность — из опасения, что какая-либо из не допущенных к конкурсу компаний подаст жалобу и поставка оборудования затянется или сорвется, к участию допускают все подавшие заявки компании.

Как отмечает Михаил Зайдфодим, этим же ФЗ-94 предусмотрены определенные способы защиты, которыми, к сожалению, многие заказчики пренебрегают. Прежде всего, это установление максимально возможного обеспечения аукционных и конкурсных заявок (5% от суммы размещаемого заказа), а также обеспечения самих контрактов (30%). Во-вторых, тщательно составленное и оформленное согласно закону задание на поставку товаров или услуг. В-третьих, продуманные формы-приложения к заявке, требующие от потенциального участника предоставления исчерпывающей информации о предлагаемых товарах или услугах. В-четвертых, тщательный контроль за исполнением контракта, за наличием сертификатов на поставляемую продукцию, за качеством и своевременностью оказываемых услуг, а также тщательная проверка соответствия технических характеристик привезенного товара тому, что являлось предметом торгов и указано в контракте. Сергей Земков считает, что существенно снизить риск получения некачественных предложений и успешно бороться с недобросовестными поставщиками поможет включение в состав конкурсной комиссии ИТ-специалиста, способного дать экспертную оценку предлагаемых продуктов или услуг.

Мнения заказчиков

В ходе прошедшей недавно конференции Moscow Education Online 2008, посвященной вопросам обучения с применением технологий e-learning, мы попросили представителей вузов рассказать, каких решений и услуг они ожидают от ИТ-компаний в области электронного обучения и автоматизации сферы образования в целом.

Виктор Звонников, проректор по учебной работе Государственного университета управления: «Какие именно продукты и решения e-learning сейчас особенно востребованы в учреждениях сферы образования? Однозначно ответить на этот вопрос сложно: все зависит от особенностей образовательного учреждения. Нельзя сравнивать запросы, например, школ и вузов, учреждений дополнительного образования и т. д. Даже для вузов трудно сформулировать единые требования к продуктам и решениям e-learning, поскольку сами учебные заведения сильно разнятся по уровню технологизации, компьютерной грамотности профессорско-преподавательского состава, технической оснащенности, финансовым возможностям и др.

Тем не менее наиболее востребованными представляются системы управления обучением (learning management system, LMS), поскольку они позволяют людям, живущим вдали от крупных городов, получать качественное образование с использованием технологий электронного обучения. Это же касается и других категорий потенциальных слушателей дистанционного обучения: людей с особыми потребностями, желающих учиться без отрыва от работы, и т. д.

Можно сформулировать ряд основных требований к LMS: поддержка стандартов электронного обучения, возможность широкого использования мультимедиа в учебном контенте, совместной виртуальной работы слушателей и преподавателей, расширение функциональности и обновление версий системы. Вот далеко не полный список ожиданий вузов от ИТ-бизнеса. Основной сложностью является недостаточно отработанная схема бесперебойной технологической и информационной поддержки LMS, особенно при одновременной работе большого количества пользователей».

Вера Панова, заместитель директора по учебно-методической работе Института дистанционного образования Ульяновского государственного технического университета: «В нашем вузе автоматизация идет по двум направлениям. Первое — это автоматизация управления обучением, т. е. внедрение ИТ для управления работой подразделений вуза — деканатов, кафедр, приемной комиссии и т. п.; у нас осуществлена интеграция с бухгалтерским ПО, системой учета библиотечного фонда, есть блок мониторинга и прогнозирования. Второе направление — это непосредственно контент, возможность проведения в электронном виде обучения студентов-заочников, электронные учебные пособия и т. п. Изначально у нас были собственные разработки (и сейчас мы даже продаем их другим вузам), но по мере их развития мы ощущаем потребность в услугах и внешнего подрядчика, нам уже недостаточно того, что поддержкой системы занимаются собственные старшекурсники и молодые стажеры. Так, сейчас мы думаем о переходе на более мощную платформу, и нам было бы интересно найти ИТ-компанию, которая помогла бы осуществить этот переход и в дальнейшем поддерживать работу системы.

Очень важна для нас обратная связь с разработчиками. У нас есть опыт совместной с ИТ-компанией доработки тиражного продукта, системы электронного обучения компании WebCT. Мы обращались с просьбой внести в этот продукт некоторые изменения, а именно так называемые контрольные точки. WebCT — западный производитель, и его продукты рассчитаны на западную систему обучения и менталитет студентов. Российские студенты нуждаются в постоянном контроле выполнения учебных планов, и мы совместно разработали такой механизм в продукте WebCT. Однако некоторое время назад мы отказались от сотрудничества с конкретным разработчиком в пользу открытого ПО, более выгодного нам финансово.

В целом мы ощущаем рост потребности в инструментах электронного обучения со стороны взрослых учащихся, т. е. не очных студентов, вчерашних школьников, а заочников, людей, обучающихся дистанционно и без отрыва от производства. Многие предприятия, столкнувшись с дефицитом кадров, готовы платить за обучение своих сотрудников непосредственно на рабочих местах, используя электронные курсы, видеоконференции и прочий инструментарий e-learning. Вузы должны иметь возможность с помощью современных ИТ предлагать такие формы обучения».

Марина Вайндорф-Сысоева, проректор Московского государственного областного университета: «Что мы хотели бы получить от ИТ-компаний? У вузов есть довольно много пожеланий и замечаний к представителям ИТ-рынка.

Так, нам бы хотелось, чтобы компании прилагали больше усилий для ознакомления учреждений сферы образования со своими разработками. Для нас важна возможность адаптации этих разработок под нужды конкретного учебного заведения. К сожалению, масса проектов в вузах закрывается на фазе развития, когда оказывается, что ИТ-решение не удается развивать и адаптировать дальше, и сотрудничество с ИТ-компанией прекращается. Мы хотели бы, чтоб ИТ-компании научились, работая с нами, не только конкурировать между собой, но и интегрировать свои продукты. Например, мы приобрели какое-то решение у одной фирмы и в дальнейшем хотим его доработать. А новый подрядчик такую услугу нам оказать не может или не хочет, предлагая вместо этого полностью все менять и заново внедрять уже его систему. Аналогичная проблема с интеграцией контента. У каждого вуза существуют своя образовательная среда, свои учебные пособия и материалы в электронном виде. Если мы начинаем использовать какие-то сторонние системы электронного обучения, нам крайне важно, чтобы весь наш контент мог, во-первых, легко в них интегрироваться, а, во-вторых, при необходимости без потерь мигрировать в другие системы.

Востребованы вузами и услуги по созданию и поддержанию работы интернет-сайтов. Сейчас они, к сожалению, в большинстве случаев создаются вузами самостоятельно и получаются довольно однотипными. Было бы интересно получить инструмент, позволяющий интегрировать сайты разных вузов в единую среду, но при сохранении «лица» каждого сайта.

И еще одна очень важная потребность — полноценное сопровождение купленной вузами техники и ПО. Зачастую, продав партию оборудования, ИТ-компания оказывается не в состоянии обеспечить необходимый сервис. У ИТ-компаний, к сожалению, нет таких «спецсотрудников», которые могли бы заниматься только обслуживанием заказчиков из образовательного сектора, а у школ и вузов такого собственного персонала просто нет. И это большая проблема».

Без господдержки не обойтись

Нацпроект «Образование» стал локомотивом автоматизации образовательного сектора и сделал его привлекательным для ИТ-компаний — с этим согласны все мои собеседники.

«Недавно Рособразованием был объявлен конкурс на построение отраслевой системы мониторинга и сертификации компьютерной грамотности и ИКТ-компетентности учащихся, преподавателей и руководителей, что, на наш взгляд, является важной для развития сферы образования инициативой со стороны государства», — приводит пример Наталья Панфилова, директор департамента по работе с государственными структурами компании APC.

«Сейчас мы видим мощную поддержку внедрения ИТ в образование со стороны государства, и это двигатель, который влечет за собой совершенно естественный интерес производителей, в том числе разработку специализированных и более доступных продуктов», — говорит Александр Давыдов.

При всех благоприятных перспективах развития ИТ-бизнеса в сфере образования, считает Сергей Земков, обязательным условием сохранения достигнутых на этом рынке темпов роста является не только увеличение бюджетов самих образовательных структур, но и господдержка ИТ-проектов в сфере образования и компаний, занятых их реализацией.

Развитие бизнеса в сфере образования требует взаимодействия ИТ-компаний между собой, так как осуществить масштабный проект в одиночку часто не под силу даже очень крупному игроку. «Безусловно, одна ИТ-компания никогда не сможет реализовать масштабный ИТ-проект, направленный на комплексную автоматизацию всех подразделений образовательного учреждения. Это должно происходить либо в рамках совместных усилий нескольких ИТ-компаний (брендов), либо, если независимо, с использованием современных стандартов интеграции ИС», — говорит Леонид Коновалов. Взаимодействовать надо не только ИТ-компаниям, полагает Алексей Сероус: «Было бы очень полезно, если бы государство в лице Рособразования и министерств инициировало создание ассоциации, в которую вошли бы профессионалы ИТ-рынка. Ее можно было бы выстроить на базе АП КИТ с привлечением активных представителей сферы образования, учителей и технических специалистов».

Каковы перспективы работы с образовательным сектором на фоне нынешнего кризиса? С одной стороны, учитывая масштабы российской сферы образования, первичной автоматизацией школ и вузов можно будет заниматься еще долго. «Автоматизация пойдет все дальше в регионы, охватит все большее количество школ, других образовательных учреждений и помещений в них (так, если сейчас интерактивная доска и проектор имеются в одном-двух классах школы, то в будущем они станут необходимы везде). Так что простор для развития в этом сегменте определенно есть», — считает Александр Давыдов. У «продвинутых» заказчиков можно внедрять более специализированные и современные образовательные решения. «Мы ожидаем увеличения количества специальных программ и продуктовых предложений от различных производителей и компаний-интеграторов для этого сегмента рынка», — говорит Наталья Панфилова. «Ожидается все более активный переход к мобильным и интерактивным технологиям, которые используются в учебном процессе, а также к технологиям, помогающим образовательным учреждениям создавать открытое информационное пространство», — уточняет Михаил Зайдфодим.

С другой стороны, вполне вероятно, что в кризисных условиях сократится число проектов «для галочки». «Сегодня внедрение тех или иных решений довольно часто продиктовано не столько собственными целями образовательного учреждения, сколько внешними условиями. Госпрограммы, маркетинговые стратегии и прочие проекты, порой не учитывающие внутренние потребности вузов, вынуждают учебные заведения выделять из бюджета средства на ИТ. Безусловно, в такой ситуации те, кто не видит в этом смысла, будут стараться максимально урезать статью расходов на такие проекты», — говорит Константин Комаров.

Задача ИТ-компаний в этой ситуации — объяснять перспективность вложений в ИТ, тогда образовательные структуры сами станут инициаторами проектов. Таким образом, впереди переход от порой мало осмысленных массированных поставок «железа», ПО или оргтехники к реализации комплексных проектов для решения насущных задач, стоящих перед заказчиками в сфере образования.


Версия для печати (без изображений)