В серьезных делах следует заботиться не столько о том, чтобы создавать благоприятные возможности, сколько о том, чтобы их не упускать.
Франсуа де Ларошфуко

О приближении кризиса было известно давно. Все с интересом следили за его «победным» шествием по развитым странам и готовились встретить во всеоружии, но беда, как всегда, подкралась незаметно. После первых же волн финансового шторма отечественный рынок, не испытывавший в последние годы каких-либо серьезных проблем, пришел в замешательство. У некоторых игроков опустились руки, но массовой паники, к счастью, не случилось. Да и с какой стати паниковать? Практически все топ-менеджеры приобрели ценнейший опыт работы в непредсказуемых условиях еще на заре свободного рынка — в конце 80-х годов, а затем и в 1998 г.

Нынешний кризис по многим признакам похож на ситуацию, которую мы наблюдали 10 лет назад. Это девальвация рубля, рост безработицы, удорожание кредитов, банкротства компаний. Однако на этом сходство заканчивается. Главное принципиальное отличие кризиса образца 2008 г. — в его глобальности. Он охватил все страны, даже из Китая и Индии, на устойчивость экономик которых еще недавно уповали во всем мире, приходят все менее обнадеживающие известия.

Оценивая ситуацию, можно сказать, что 10 лет назад российские компании оказались в менее трудном положении, нежели сейчас, поскольку тогда дефолт был явлением одномоментным, и после обвала рубля стало понятно, в каком состоянии находится экономика в целом и отдельные ее отрасли, и что надо делать. Но самое главное, в 1998 г. западная индустрия была на подъеме, и зарубежные производители как могли (а ресурсов у них тогда было достаточно) поддерживали российских партнеров. Не следует также забывать и о том, что объем нашего рынка в 1998 г. был намного меньше, чем сейчас, и для его поддержания требовалось не так много денег. Сегодня же рассчитывать на серьезную помощь со стороны зарубежных вендоров не стоит. Столпы индустрии один за другим сообщают о многомиллионных и даже многомиллиардных убытках, а суммарное количество уволенных сотрудников исчисляется уже сотнями тысяч, если не миллионами человек. Да что говорить о корпорациях — целые государства объявляют себя банкротами.

Неудивительно, что в такой ситуации многие топ-менеджеры ИТ-компаний свою главную задачу видят в том, чтобы удержать фирму на плаву. Чуть ли не самым большим достижением считается сохранение бизнеса на прежнем уровне.

Но есть и другая категория руководителей, которые уверены, что даже во время кризиса можно найти возможности для роста, пусть даже скромного, можно и нужно осваивать новые ниши, предлагать рынку новые продукты, смелее выходить в регионы, искать новых партнеров, клиентов и т. д.

К слову, на Западе пессимистические настроения, похоже, пошли на убыль. Если в конце прошлого года лишь чуть более 20% руководителей компаний считало, что в 2009 г. возможен рост оборота, то сейчас такого мнения придерживается уже 30%. Еще более оптимистичными выглядят результаты опроса, проведенного сайтом www.mbm.ru. На вопрос: «Реально ли в условиях кризиса начать бизнес?» — 13% респондентов затруднились ответить, 16% посчитали это невозможным, но зато 71% ответили «Да».

Больших потерь не будет

Что же ждет российские ИТ-компании, каких стратегий выживания, а может, и развития следует придерживаться игрокам рынка?

По мнению Виталия Фридлянда, главы российского представительства компании EMC, нынешний кризис принципиально изменит не только экономику, но и многие сферы жизни. В России, как отмечает Фридлянд, ИТ-индустрия никогда не была локомотивом экономики. Телекоммуникационной сфере традиционно уделялось больше внимания, связь относили к отраслям группы «А» (производство средств производства). При этом считалось, что компьютерная техника да и весь комплекс задач, связанных с обработкой информации, выполняют обслуживающие функции. Поэтому на них смотрели как на второстепенные вещи.

И в этом таится большая угроза для ИТ-рынка. Стереотипы мышления нашей бизнес-элиты сохранились еще с «госплановских» времен, поэтому, вместо того чтобы повышать эффективность производства, они начинают всеми доступными способами снижать расходы. И первое, что попадает «под нож», — ИТ-бюджеты. А между тем в США, как сообщают некоторые источники, относительные доли ИТ-составляющих в общих бюджетах многих компаний будут не сокращаться, а увеличиваться. Потому, что там не снижают издержки, а оптимизируют их, преследуя главную цель — повысить эффективность производства. А у нас, как и прежде, «режут по живому». Сейчас в ВВП развитых стран доля ИТ составляет 6–8%, в России же она в несколько раз меньше. Что же от нее останется после кризиса, после беспрецедентного сокращения издержек?

Константин Шляхов, генеральный менеджер компании «Марвел-Дистрибуция», согласен с тем, что сейчас перспективы намного хуже по сравнению с 1998 г. и что для выхода из кризиса и преодоления всех его последствий потребуется больше времени и сил. А Дмитрий Москалев, генеральный директор компании MONT, считает, что существуют две противоположно направленные тенденции. С одной стороны, ИТ-рынок действительно вторичен, именно на ИТ начинают экономить в первую очередь. Но с другой стороны, за счет ИТ можно повышать эффективность производства, и это должно способствовать росту ИТ-рынка. Эти тенденции изменят отношение к ИТ. Предприятиям придется больше внимания уделять ERP- и CRM-системам, оживится рынок интернет-решений (торговля, маркетинг, реклама), ибо они позволяют экономить деньги. На первых порах указанные шаги заказчиков не увеличат ИТ-рынок, а лишь приведут к перераспределению средств, но вскоре появятся новые потребности, например повышение информационной безопасности интернет-торговли. А это — новые заказы, проекты, инвестиции.

Однако в ближайшей перспективе все игроки ИТ-рынка будут решать тактические вопросы, обеспечивающие выживание как минимум в первые шесть месяцев текущего года. Стратегические планы развития придется отложить до лучших времен.

Перечень возможных антикризисных мер хорошо известен. Это оптимизация бизнес-процессов, строгая экономия средств, в том числе зарплаты, сокращение персонала, отказ от непрофильных активов. Помимо этого компании могут заняться диверсификацией бизнеса, открыть новые направления деятельности, начать более активную региональную экспансию, обновить ИТ-инфраструктуру, передать часть внутренних функций на аутсорсинг, пополнить штат ценными специалистами, потерявшими работу в своих фирмах, повысить квалификацию собственных сотрудников. Не исключена возможность объединения компаний, а также приобретения других фирм.

Понятно, что общих рецептов быть не может, каждое предприятие найдет свой способ выживания. Александр Гуккин, президент группы компаний ПИРИТ, считает, что практически все игроки будут проводить консервативную, выжидательную политику, сосредоточившись на минимизации убытков. Ведь платежеспособный спрос упал и, судя по всему, к прежнему уровню не скоро вернется. В то же время он не ожидает, что ландшафт ИТ-рынка сильно изменится. «Кризис будет способствовать переделу собственности, — говорит Гуккин. — Однако нашего рынка эти процессы едва ли коснутся. ИТ-индустрия — не та сфера, где у „будущих китов“ могут быть серьезные интересы». По мнению главы ПИРИТ, после кризиса, несмотря на проблемы, большинство крупных дистрибьюторов и системных интеграторов останутся на тех же позициях. При грамотных действиях руководства резервов у компаний для этого вполне достаточно. Что касается розницы, ей придется труднее. Гуккин полагает, что для выживания крупным сетям потребуется найти стратегических инвесторов. Кто справится с этой задачей — будет нормально работать дальше, кто не справится — скорее всего, станет банкротом. Уйдут фирмы, где плохо считали деньги, но таких немного. Есть также предприятия, жившие практически полностью на заемные средства, да к тому же много тратившие на развитие, — вероятный исход такой политики — резкое сокращение числа торговых точек, переход в режим выживания или банкротство.

По мнению Гуккина, рынок станет более консолидированным, но соотношение сил ведущих игроков существенно не изменится. Возможно, часть компаний будет вынуждена объединяться с другими. Потерь, конечно, не избежать, однако число крупных компаний, сошедших с дистанции, будет исчисляться единицами.

С ним согласен Вячеслав Симоненко, генеральный директор компании «Мерлион». «Да, компаний будет поменьше, — подтверждает он. — До кризиса многие фирмы развивались на чужие деньги, часто брали кредиты под залоги, которые сейчас резко упали в цене. В связи с этим у компаний, конечно же, стали возникать финансовые разрывы в балансе.

На мой взгляд, в такой ситуации лучше будут себя чувствовать те игроки, у которых есть собственный капитал в бизнесе. Чем его больше, тем устойчивее компания». А Дмитрий Гудзенко, директор центра компьютерного обучения «Специалист» при МГТУ им. Баумана, считает, что компании, которые до кризиса «жили по средствам», то есть развивались за счет поддержки высокого уровня сервиса, работали без привлечения больших заемных средств и рассчитывали только на будущие прибыли, выйдут из кризиса окрепшими.

Глава ПИРИТ добавил, что ситуация в сегменте российских сборщиков не так однозначна. Труднее всего придется фирмам, работающим с розницей, с крупными торговыми сетями. С одной стороны, покупатели должны заплатить сборщикам за их продукцию, но с другой, многие пока не могут этого сделать из-за резкого снижения платежеспособного спроса. И как разрешится данная ситуация, предсказать пока сложно.

С этой точкой зрения согласен Глеб Мишин, глава российского представительства компании Acer. «Серьезные испытания предстоят российским сборщикам ПК, которые должны консолидироваться или просто закрыть производство ввиду мизерной добавленной стоимости в процессе сборки и огромных накладных расходов, — заявил Мишин. — Конечно же, огромные риски связаны с розничными сетями, где больше всего пострадают игроки, которые не смогут привлечь средства для рефинансирования своей деятельности». Трудности, по словам главы представительства Acer, ждут и дистрибьюторов, особенно не очень крупных, у которых недостаточно ресурсов, чтобы решить проблемы самостоятельно, и кто ввиду нелояльности к вендорам не заручился их поддержкой.

Мишин считает, что в десятке мировых производителей могут произойти серьезные изменения. Несомненно одно, и это доказывают текущие продажи, что спрос сместится в более дешевые сегменты, рынок настольных ПК пострадает больше, чем портативных устройств. Продажи последних могут даже вырасти в количественном выражении, но произойдет значительная эрозия средней цены за устройство. Как следствие — консолидация игроков и перераспределение долей в пользу международных поставщиков. Замедлится также рост на рынке мониторов за счет изменения планов закупок новых настольных ПК и обновления их существующего парка.

Какие же общие тенденции отмечают специалисты? По словам Всеволода Карамышева, главы представительства Fujitsu Siemens Computers в России и странах СНГ, скорее всего, приобретение «тяжелых решений» будет отложено, а все, что могло бы способствовать снижению расходов, востребовано. Сюда можно отнести аутсорсинг, лизинг, хостинг и другие сервисы. Но есть еще специфика бюджетообразования у конкретного заказчика, подчеркивает Карамышев. У кого-то бюджет более защищен, и если в нем предусмотрены соответствующие расходы, в том числе на серьезные решения, то клиент их получит.

«Компании, нацеленные на работу только с корпоративными заказчиками, ждут тяжелые времена. Особенно это касается поставщиков оборудования, — говорит Дмитрий Гудзенко. — Возможно, кто-то действительно исчезнет с рынка, кого-то купят, кто-то сменит сферу деятельности. Те, кто имеет хорошие отношения с государственным сектором или специализируется на массовом рынке, будут более устойчивыми».

«Некоторое преимущество имеют те компании, у которых больше возможностей по снижению издержек, временному сокращению масштабов и изменению пропорций бизнеса, — отмечает Юрий Бонкарев, директор исследовательской компании ITResearch. — А если фирма попытается активизироваться, для этого потребуются свободные ресурсы. Немного легче будет частным компаниям, поскольку у них, как правило, менее громоздкий аппарат управления и, следовательно, есть возможность принимать более гибкие и оперативные решения». Изменение в структуре спроса заметили и игроки софтверного рынка. Виталий Шпак, коммерческий директор компании Aflex Software, рассказал, что число крупных сделок, сумма которых исчисляется сотнями тысяч долларов в западных странах и десятками тысяч в России, уменьшилось. Такие сделки либо откладывают, либо дробят на части с поэтапной оплатой. Правда, общее количество сделок выросло за счет компаний из сегмента СМБ. Они стали гораздо серьезнее относиться к сохранности своих данных, поскольку вероятность лишиться сотрудников, в том числе системных администраторов, выросла. Самое простое решение для небольших предприятий — регулярно и автоматически выполнять резервное копирование своей ИС.

Прогнозируя общее падение ИТ-рынка, Виталий Фридлянд называет цифру в диапазоне от 30 до 50%. Особенно заметно, по его мнению, пострадает розничный сегмент. Что касается корпоративного рынка и сообщества системных интеграторов, те компании, в которых понимают, что нужно оптимизировать ИТ-инфраструктуру, окажутся в выигрыше.

По мнению главы EMC Россия и СНГ, на рынке останутся 150–200 ведущих ИТ-компаний. Но возможно, произойдет перераспределение долей, не исключены отдельные покупки и слияния. Возможно также создание картельных соглашений в рамках антимонопольного законодательства.

Что касается реселлеров и небольших интеграторов, то тут мы многих можем недосчитаться. Больше шансов у компаний СМБ не вырасти, а сохраниться, войдя в состав крупных холдингов. Это сценарий для нишевых игроков с узкой экспертизой, но не имеющих опыта и средств для эффективного управления. Им проще жить под крылом большой фирмы.

Оценки компании Acer в отношении падения ИТ-рынка менее пессимистичны. По словам Глеба Мишина, в компании есть три сценария, с которыми сотрудники сверяют свои действия и планы. Эти сценарии (в порядке убывания вероятности) таковы: падение рынка на 10–15%; годовой объем поставок не изменится; падение рынка на 30%.

Похожие цифры называет и Роксана Янборисова, исполнительный вице-президент компании OCS. Оптимистичный прогноз для корпоративного рынка в следующем году — удержаться на уровне 2008 г., пессимистичный — падение на 40% от уровня 2008 г.

Корпоративный сегмент, как считает Янборисова, более стабилен и предсказуем. ИТ стали неотъемлемой частью жизни, совсем отказаться от них нельзя, уже невозможно не поддерживать работоспособность сетей или не внедрять ИТ-системы. Кроме того, Россия по-прежнему очень сильно отстает по уровню информатизации от западных стран. Как ни странно, именно это внушает некоторый оптимизм.

Хуже обстоят дела в потребительском сегменте. Увольнения, сокращения зарплат, неопределенность будущего не способствуют увеличению затрат населения. Кроме того, значительно усложнился процесс потребительского кредитования. Так что здесь спад будет более значительный, чем в корпоративном секторе. И подъем может начаться с некоторой задержкой после восстановления экономики. По мнению Янборисовой, в 2009 г. падение в розничном секторе составит как минимум 40%, а может, и больше.

В целом же кризис, как считают топ-менеджеров и владельцы фирм, оздоровит рынок, заставит предприятия работать более эффективно. Любой организм, в том числе и компания, при «переедании» становится малоподвижным и ленивым. Зато, похудев и проголодавшись, начинает демонстрировать чудеса расторопности.

Что же касается дополнительных возможностей — тут мнения экспертов расходятся.

Например, Георгий Генс, президент группы компаний ЛАНИТ, убежден, что серьезных дополнительных возможностей кризис не предоставляет, но является сильным мотивирующим фактором. «Компании даже при нормальной экономической ситуации должны постоянно искать новые ниши, партнеров, расширять сферу деятельности, выводить на рынок революционные продукты, — подчеркнул он. — Более того, в обычных условиях это сделать намного легче, чем во время кризиса».

Но есть немало специалистов, которые считают, что во время кризиса складываются подходящие условия для рывка вперед и упускать такой шанс нельзя.

Мир принадлежит оптимистам, пессимисты лишь наблюдатели

Что же намерены предпринять компании для сохранения или даже укрепления позиций на рынке? Чаще всего руководители фирм заявляют о планах сосредоточить усилия на совершенствовании своих бизнес-процессов и инфраструктуры. Говорят о поддержке и развитии канала сбыта, об укреплении взаимоотношений с клиентами. Не забывают также об освоении новых ниш, активизации работы в регионах, повышении квалификации персонала.

Надо сказать, что, несмотря на сокращение объема ИТ-рынка, ведущие игроки намерены в том или ином виде добиться роста. «Сегодня рынок сжимается, но наша стратегия остается прежней — дела в компании должны идти лучше, чем в среднем по рынку, — заявил Константин Шляхов. — Это означает, что если обороты „Марвел“ и сократятся, это снижение должно быть не таким большим, как у рынка в целом».

«Долю рынка мы заведомо увеличим, у нас есть некоторые преимущества, — говорит Георгий Генс. — ЛАНИТ уже проходил кризис и во вполне сознательном возрасте (в 2009 г. ЛАНИТу исполняется 20 лет), компания владеет недвижимостью (здание, склад), и это позволит нам легче переносить последствия кризиса. К тому же мы никогда не забирали денег из бизнеса, и поэтому у нас нет больших кредитов. Мы медленнее росли, но никогда от кредитов сильно не зависели».

Генс добавил, что компания увеличит усилия и средства, направляемые на собственную внутреннюю автоматизацию, что позволит еще повысить эффективность. «Сейчас, а тем более в будущем, без этого мы уже не обойдемся», — подытожил глава ЛАНИТ.

Такого же мнения придерживается Владимир Шибанов, старший вице-президент компании «Аквариус». Он считает, что кризис — это время структурировать и оптимизировать бизнес. Все компании за последние 5–7 лет росли очень хорошими темпами, оптимизация бизнес-процессов зачастую не поспевала за ростом бизнеса, на это не всегда хватало времени и управленческой воли. Поэтому сейчас самое время переходить на более эффективные схемы работы, не говоря уже про оптимизацию расходов.

Шибанов добавил, что в компании существуют планы дальнейшего развития бизнеса, открытия новых направлений. Например, будет наращиваться компетенция в области защиты персональных данных, эта ниша станет очень востребованной к 2010 г. Будет также развиваться гарантийное и постгарантийное обслуживание техники, причем не только собственного производства, другие сервисные услуги.

Весьма активную позицию занимает APC. Как отметил Илья Звонов, генеральный менеджер компании в СНГ, кризисная ситуация неизбежно ведет к перераспределению долей в большинстве сегментов. Разные компании могут и должны решать разные задачи в этих условиях. «Несомненно одно: те, кто причисляет себя к лидерам, должны стараться воспользоваться ситуацией для того, чтобы продемонстрировать свои лидерские качества и укрепить положение на рынке, — заявил Звонов. — И мы приложим все усилия, чтобы не дать конкурентам шансов оспорить наше доминирование. При этом мы собираемся существенно увеличить свою долю в исторически „вспомогательных“ сегментах, таких, как, например, сетевые фильтры, а также в полной мере использовать объединение со Schneider Electric и в рамках объединенной команды выйти на уровень комплексных инфраструктурных проектов по созданию современных центров обработки данных».

Неплохие перспективы видят для себя игроки сетевого рынка, а также поставщики специализированных решений.

Происходящая в последнее время интеграция подразделения ProCurve с другими структурами HP позволит активнее продвигать сетевые продукты как часть комплексного «моновендорного» решения. «Наша задача — показать потенциальным заказчикам, что в области сетевой инфраструктуры у них есть возможность выбора решений от нескольких производителей. При этом сами пользователи наверняка будут пересматривать критерии выбора, оптимизируя их под снижение расходов и сокращающиеся ресурсы», — говорит Евгений Телюков, руководитель подразделения HP ProCurve.

Как отмечает Владимир Липпинг, глава представительства D-Link в России, СНГ и Балтии, нашей стране в ближайшие пару лет не грозит снижение спроса на оборудование для систем широкополосной передачи данных (ШПД). Активность корпоративных заказчиков, которые прежде регулярно обновляли оборудование, скорее всего, снизится, но первичный спрос на системы ШПД в России огромен. Так, в 2007 г. с помощью ШПД к Интернету было подключено 5 млн. пользователей, в 2008 г. — 10 млн., а в этом году их количество должно увеличиться до 20 млн. Основными потребителями этой услуги станут частные пользователи, а вслед за ними компании СМБ.

«Начало года, видимо, ознаменуется территориальным перемещением различных организаций, а это значит, что нужно будет строить сети, — говорит Игорь Белоусов, исполнительный директор компании «Тайле». — Кроме того, продолжится рост подключений широкополосного доступа, причем очень много будет ADSL-подключений (полагаю еще год-два минимум). Возможно, что некоторые новые технологии, такие как IPTV, например, немного затормозятся, но это будет временным явлением».

Есидзи Мацуи, руководитель российского подразделения Brother, отметил, что первоочередными шагами компании станут улучшение системы управления цепочкой поставки (SCM) и службы технической поддержки, ревизия модельного ряда (должны остаться устройства, которые пользуются высоким спросом). Для оптимизации бизнес-процессов вендор попытается переключиться на доставку до Москвы на условиях DDP (Delivery Duty Paid).

Специалисты компании Paragon Software считают, что кризис — это возможность найти альтернативу там, где раньше ее не искали. По их словам, решения компании — антикризисные по своей природе, поэтому такого рода продукты становятся более востребованными. В нынешних условиях для производителя важно найти компромисс между ценой, функциональностью, надежностью и лицензированием. На первый взгляд это довольно тривиальная задача, но на практике достичь баланса нелегко.

В последние годы пользователи жаловались, что программные продукты усложнялись стремительными темпами. Это приводило не к улучшению качества, а к перегруженности продукта. Пропорционально росла и стоимость. Но сейчас, когда речь идет об экономии бюджетов, клиенты будут выбирать простые, понятные и недорогие решения. Дмитрий Гудзенко считает, что вырастет спрос на экономичные продукты — свободное ПО, системы для виртуализации, программные комплексы «1С» и BI-решения для автоматизации предприятий. А Дмитрий Москалев не ожидает заметного перехода на свободное ПО. «Любая миграция, в том числе на бесплатные продукты, стоит денег, — замечает он. — И поддержка компаниям все равно понадобится. Так что стоимость владения бесплатными программами будет ощутима. К тому же специалистов по продукции Microsoft сейчас намного больше, чем, например, по Open Office».

Во время кризиса более востребованными стали и решения SAP. Как рассказал Борис Вольпе, исполнительный директор SAP СНГ, до недавнего времени предприятия мало внимания обращали на системы CRM. Здесь покупатели и так выстраивались в очередь... Теперь ситуация стала прямо противоположной. Каждый клиент — на вес золота. И компании, которые вовремя обзавелись CRM-системой, оказались в более выигрышном положении. Также вырос спрос на ERP-системы и системы управления персоналом.

Во время кризиса особенно важным становится своевременное предоставление руководству данных о состоянии дел в компании. Парадокс, но первые лица корпораций, принимающие стратегические решения, зачастую имеют информации меньше и гораздо более низкого качества, чем, например, начальник отдела закупок. А задержки, которые возникают при подготовке данных для подачи «наверх», и вовсе могут стать фатальными для бизнеса. Этих проблем, как утверждают в SAP, позволяет избежать их система визуализации информации, которая собирает данные, систематизирует их и показывает на простых и наглядных индикаторах.

Шансы укрепить свое положение есть не только у крупных игроков, но и у небольших компаний, считает Юрий Ларичев, директор представительства Microsoft по развитию бизнеса с малыми и средними организациями и партнерами. «Преимущество маленьких или начинающих свой бизнес в кризис компаний в том, что они работают в новых условиях, им не надо тратить ресурсы на перестройку старой бизнес-модели или инфраструктуры», — подчеркивает он.

Ларичев напоминает, что бизнес Microsoft в России на 99% зависит от партнерской сети. Поэтому для вендора антикризисные меры во многом заключаются в поддержке партнеров и развитии партнерских программ. В частности, Microsoft предлагает беспроцентную отсрочку платежей для дистрибьюторов и крупных реселлеров на срок до 90 дней. Рассматриваются также варианты изменения схем выплат по уже заключенным договорам. Такие шаги предпринимаются в отношении крупнейших партнеров. В программе участвуют около 40 российских фирм. В скором времени планируется запуск программы Microsoft Financing, которая предлагает кредитование на условиях более выгодных, чем в банках.

Широкопрофильные дистрибьюторы также считают, что дополнительные возможности для развития бизнеса можно изыскать даже в самой тяжелой ситуации. Кроме того, позиции таких фирм считаются более устойчивыми. «На мой взгляд, в этой ситуации лучше будут чувствовать себя те компании, у которых бизнес более диверсифицирован. Если усиливается то или иное направление или товарная группа, — есть больше шансов поучаствовать в этом, — говорит Вячеслав Симоненко. — Открывая новые проекты, мы подтверждаем, что не собираемся останавливаться на том, что имеем. Покупка новых бизнесов или компаний, открытие новых направлений, региональная экспансия? Почему бы и нет?». А компания «Марвел» уже перешла от слов к делу. 29 января подписано дистрибьюторское соглашение с Tripp Lite, одним из крупнейших мировых игроков на рынке ИБП. Также Константин Шляхов сообщил о подписании соглашения с Tandberg, выпускающей системы видеоконференцсвязи. В «Марвел» считают, что эта продукция будет особенно популярна во время кризиса, поскольку позволит экономить на командировочных расходах.

Новые продукты появляются и в портфеле компании Aflex Software. Но, говоря о дополнительных возможностях, Виталий Шпак сделал акцент на улучшении взаимодействия с каналом сбыта. «Мы думаем, что теперь станет легче работать с партнерами, у них появляется серьезная мотивация прислушиваться к нашим предложениям, — сказал он. — Продажи наших продуктов всегда приносят прибыль, но раньше нелегко было заставить дилеров прикладывать серьезные усилия для активных продаж, даже если они гарантировали дополнительный доход».

Но даже если компания не планирует расширять сферу деятельности, она все равно может обратить кризис себе на пользу. «Это время становится „чистилищем“ для любой фирмы, — говорит Христо Каракашев, вице-президент по дистрибуции и региональному развитию компании Verysell Ditribution. — Необходимо освободиться от накопленного производственного балласта, который иногда незаметен во времена бурного роста или до него просто не доходят руки. С другой стороны, это и своего рода передышка. Не может быть непрерывного, вечного роста. Замедления и спады необходимы. В такие времена происходят в том числе и технологические прорывы, и качественные изменения, и смены парадигмы и функционирования множества сфер жизни».

Так же рассуждает и Дмитрий Москалев. «Сейчас для нас наступило более спокойное время, мы можем отточить процессы, исправить ошибки, перестроить и оптимизировать бизнес-процедуры. Это время внутренней генеральной уборки, — подчеркивает он. — Мы не используем кризисную ситуацию в качестве трамплина для прыжка, поскольку предпочитаем эволюционный путь развития. У нас были планы на будущее, мы их пересмотрели, но практически ничего не изменили, только подшлифовали».

Воспользовавшись передышкой, компании отправляют сотрудников на учебу и переподготовку, что открывает дополнительные возможности для бизнеса учебных центров. Как сообщает Дмитрий Гудзенко, его фирма планирует открыть филиалы в регионах. Первый должен появиться в феврале в Санкт-Петербурге. Впрочем, как замечает Юрий Бонкарев, инвестиции в персонал оправданны только при стабильном положении компании. Иначе можно подготовить кадры для других.

Но и не заниматься обучением тоже нельзя. Рассчитывать на укрепление своих рядов за счет специалистов, оставшихся без работы, недальновидно. Настоящих профессионалов увольняют редко.


Версия для печати (без изображений)