Сегодня большинство игроков рынка ИТ-розницы по разным причинам не афишируют проблемы, с которыми они столкнулись в последние месяцы. А руководители некоторых компаний считают, что работать в кризисных условиях — бесперспективно, и ищут цивилизованные пути выхода из бизнеса.

На сайте рязанской розничной сети ДВК размещено сообщение о ликвидации компании. Там же опубликовано интервью одного из учредителей, Юрия Алтынова, в котором он рассказывает о причинах, вынудивших пойти на такой шаг. С начала процедуры ликвидации прошло уже три месяца. Мы связались с руководством компании, чтобы выяснить, как обстоят дела сейчас.

Кто виноват?

Основная проблема, из-за которой пришлось ликвидировать бизнес, — «разрыв в наличности». Вроде бы и баланс у компании положительный, а покрыть долги кредиторам нечем.

Во-первых, в конце 2008 г. ДВК пришлось погасить ряд банковских кредитов. Большинство кредитов выдается по схеме «рефинансирования», поясняет Юрий Алтынов в интервью. Суть этой схемы в следующем: ты взял в кредит, допустим, на пять лет определенную сумму. Каждый год этот кредит гасишь и получаешь снова. И вдруг в очередной раз ты рассчитываешься, но не получаешь... В качестве примера на сайте компании приводится такая ситуация. Здание, в котором находится офис ДВК, недавно было оценено в 120 млн. руб. При этом оно заложено в Сбербанке под кредит в 40 млн. руб. Эту сумму ДВК получила еще в 2007 г. Тогда здание стоило дешевле. В августе 2008 г. Сбербанк пообещал расширить кредит до 85 млн. руб., но не сделал этого. А спустя еще некоторое время стало известно, что Москва потребовала уменьшить риски по всем кредиторам, и трехлетняя возобновляемая кредитная линия компании будет урезана с 40 до 32 млн. руб.

Во-вторых, ДВК, как любая ИТ-компания, работала с поставщиками, которые также кредитовали ее, но уже товаром. К концу 2008 г. у поставщиков возникли такие проблемы, что они сами думали, где бы что взять.

И третье. На фоне тревожных ожиданий, вызванных кризисом, участники вексельной программы* ДВК в массовом порядке начали досрочно расторгать договора.

А что это значит? Я у тебя взял два рубля на год и дал ему в кредит эти два рубля тоже на год. Все хорошо, и вдруг ты ко мне завтра приходишь и требуешь отдать тебе твои два рубля. А где я их возьму? Они же в кредите. Я же к нему не приду: у него ведь нет этих двух рублей, у него есть только 10 копеек в месяц, мы с ним так договаривались. В итоге получается, что отдавать эти два рубля нечем, хотя они вроде бы и есть, но отдать их нечем.

Это пассив. А что в активе? До кризиса ДВК предлагала покупателям программу небанковского кредитования: первоначальный взнос за компьютеры составлял 100 руб. Оставшуюся сумму клиенты должны были выплачивать в течение двух-трех лет. По такой схеме «продали» компьютеров почти на 400 млн. руб. У компании имеется недвижимость, автомобили, товарные запасы, земельные участки... Так что активы есть. Другое дело, что их нельзя «пощупать руками», а собрать можно только через определенное время.

При таком дисбалансе потоков компания вошла в кризис. И, оценив ситуацию, руководство решило: если подождать еще немного, то нечего будет раздавать. Активы «размоются», и останутся одни обязательства...

Что делать?

Руководители компании выбрали именно «ликвидацию», а не банкротство. «Ликвидация — добровольная процедура, проводится по инициативе учредителей. Предполагается, что активы компании достаточны, чтобы полностью расплатиться по всем обязательствам. Банкротство инициируется обычно кредиторами, и уровень удовлетворения требований никогда не бывает 100%, обычно гораздо ниже. В нашем случае активов компании достаточно для того, чтобы погасить всю задолженность», — пояснил нам Юрий Алтынов.

Итак, компания должна прекратить свою деятельность, посчитать все активы и пассивы и начать процесс погашения. Для этих целей ДВК наняла ликвидатора, профессионального арбитражного управляющего. Перед ним и его командой была поставлена задача: принять заявления от всех, кому компания должна, собрать все деньги и погасить задолженности.

Как сообщил редакции CRN/RE Юрий Алтынов, на сегодня проведена инвентаризация всех пассивов и активов (дебиторская и кредиторская задолженность, автотранспорт, недвижимость). Ликвидатором составлен и сдан в налоговую инспекцию промежуточный ликвидационный баланс. Закончен прием требований от кредиторов. Полностью выплачена задолженность по зарплате, начаты выплаты кредиторам, в том числе векселедержателям. Ликвидация заявлена на 12 месяцев, по истечении этого срока может быть продлена.

Идет процесс взимания долгов и с физических лиц, купивших ПК в кредит. Им были разосланы уведомления о ликвидации. При этом, как отмечает Юрий Алтынов, для них юридически ничего не изменилось, выплачивать долги по кредитам они обязаны. Есть отдел взысканий, который занимается сбором денег. Мало того, компания заключила договор с коллекторским агентством. Эти «кредитные деньги» — основной актив ДВК, поэтому тем, кто платить не намерен, придется иметь дело с коллекторами и с судебными приставами.

При этом требований по досрочному погашению кредита не будет: «Смысла в этом нет, потому что люди, бравшие кредит на 2–3 года, делали это осознанно и они будут так платить. Если сейчас попросить людей погасить кредит досрочно, то можно попасть в ситуацию, когда не только досрочно, но и в срок платить не будут. Поэтому просить погасить кредит досрочно мы не будем, необходимо просто вовремя выполнять обязательства».

Из досье компании

ДВК основана в октябре 1999 г. Розничная сеть компании состоит из 31 магазина в Рязанской, Тульской, Владимирской и Ивановской областях. К моменту ликвидации в компании работало около 700 человек. В 2007 г. годовой оборот ДВК составлял более 500 млн. руб.

Источник: Web-сайт компании.

Сейчас от имени ликвидаторов заключается договор с сервисной фирмой, которая займется гарантийным обслуживанием купленных в ДВК компьютеров.

Что касается юридических лиц, то поставщики техники, заявившие о своих претензиях (признанных ликвидатором), смогут вернуть свои деньги в установленном порядке. Те же, кто обратится в суд, получат деньги по решению суда.

Чем сердце успокоится?

По мнению Юрия Алтынова, если бы векселедержатели не создали нездоровый ажиотаж, то, возможно, компанию не пришлось бы ликвидировать.

Однако в ДВК не отрицают, что такая «неустойчивость» была вызвана и другими факторами. «Период экстенсивного развития, который для нашей компании пришелся на 2003–2008 гг., характеризовался опережающими инвестициями в инфраструктуру, существенными вложениями в рекламу, маркетинг и обучение персонала, привлечением дорогостоящих торговых площадей и т. д. В условиях спада потребительского спроса такое предприятие существовать (по крайней мере, в прежнем виде) не могло, а „законсервировать“ бизнес в ожидании лучших времен — тоже не лучший выход, — ответил Юрий Алтынов редакции CRN/RE. — Нам удалось сохранить активы для расчетов с кредиторами. А большинство розничных компаний сейчас ищет способы спасти бизнес, работая в операционный убыток».

По мнению Юрия Алтынова, вести розничный бизнес в ближайшее время будет очень тяжело: «Сейчас компания должна зарабатывать деньги при меньшем количестве потребителей. Важно научиться продавать „умно“ — комбинировать низкоценовые предложения, играющие роль „маяков“, и высокомаржевые продажи (например, услуг). Важным фактором выживания станет также умение жить в условиях низких затрат».

На вопрос о том, не жалеют ли в компании, что объявили о ликвидации во всеуслышание, Юрий Алтынов ответил: «Я не считаю, „страусиную“ позицию приемлемой. Процессы, которые привели компанию к теперешнему состоянию, — объективные и начались не в ДВК и даже не в России».

* Вексельная программа предусматривала привлечение денег от населения под векселя по ставкам от 16 до 21% годовых. Сейчас обязательства перед векселедержателями составляют основную долю кредиторской задолженности ООО «ДВК».


Версия для печати (без изображений)