В ходе дискуссии на эту тему, которую вели Георгий Генс, президент группы компаний ЛАНИТ, и Михаил Краснов, президент группы компаний Verysell, основное внимание выступающие уделили налоговому бремени и чрезмерной бюрократизации экономики.

В частности, серьезной критике был подвергнут НДС как налог неэффективный, мешающий развитию предпринимательства.

Вопрос об отмене или сохранении НДС по-прежнему остается предметом дискуссии в правительственных кругах и среди экономистов. На IT-Summit’2009 были представлены обе позиции — «за» и «против».

По мнению убежденного сторонника НДС Егора Гайдара, директора Института экономики переходного периода, это «очень хороший налог». Он не согласился с мнением о необходимости снижения или отмены НДС.

Из выступления Егора Гайдара:

«Я сделаю все, что смогу, чтобы тормоза, связанные с НДС, не устранялись. На протяжении последних 35 лет число стран, применяющих НДС, регулярно росло. В Америке нет НДС, но лучшие американские экономисты, специалисты по налогам, говорили мне, как они мечтают ввести НДС, если бы это было конституционно возможно. Да, НДС — это тяжелый налог, у нас это накладывается на плохую налоговую администрацию, коррумпированную. Но экспериментировать с ним — это последнее дело, ведь он, по сути, каркас реальных доходов федерального бюджета».

Прямо противоположного мнения придерживается Сергей Глазьев, академик РАН и заместитель генерального секретаря ЕврАзЭС. НДС надо полностью отменить, утверждает он, добавляя, правда, что самый благоприятный момент для этого уже упущен. Существующую финансовую систему он определил как «колониальную».

Из выступления Сергея Глазьева

«Такая сложилась система отношений между российской властью и бизнесом, что во всех советах представлены финансисты и сырьевики. ИТ-сообществу нужно энергичнее работать с руководством правительственных структур. По мере усугубления кризиса власть будет все более открыта для диалога, потому что ей придется искать пути выхода».

«Большую часть времени наша финансовая система работала как экспортер капитала — больше вывозила, чем привлекала. Что такое наши антикризисные меры? Закачка денег в банки — сколько их закачали, столько они и выбросили на валютный рынок. В отличие от США, где на 1 долл. резервов 20 долл. работают в экономике, у нас на 1 руб. в экономике 3 руб. сконцентрированы в резервах. Иными словами, российская финансовая система не поднимала экономику, не кредитовала ее развитие, а, наоборот, работала как насос, выкачивающий из нее ресурсы и трансформирующий их в стабилизационный фонд, в резервы, в прямой вывоз капитала за границу. В общем, чисто колониальная финансовая система».

«США — единственная из крупных стран, где этого налога нет. И по-прежнему самая лучшая экономика в мире. Может, именно потому, что его нет?» — задался вопросом Георгий Генс.

Но, может быть, дело не в самом НДС, а в его администрировании?

Две компании группы Verysell с совокупным оборотом более 100 млн. долл. уже 16 лет работают в Швейцарии, рассказывает Михаил Краснов, там тоже есть НДС, но никаких проблем с его администрированием нет.

Как известно, из-за проблем с возвратом НДС компания «1С» в конечном счете была вынуждена вынести производство своих программных продуктов (на физических носителях), идущих на экспорт, в другие страны — сейчас они производятся на Украине и в Казахстане. «У нас есть предприятие и в Польше, и хотя эта страна входит в ЕС, оказалось, что проекты по локализации выполнять там дешевле, чем в России», — говорит Борис Нуралиев, директор «1С».

Не секрет, что многие наши разработчики ПО, работающие на крупные зарубежные рынки, сохранили в России только разработку кода, а все остальное делают за рубежом, там же платят и налоги.

Нельзя сказать, что государство совсем ничего не предпринимает для стимулирования развития ИТ-отрасли. Так, в 2006 г. услуги компаний, занимающихся экспортом ПО, были приравнены к другим трансграничным услугам, в результате чего разработки в области ПО перестали облагаться НДС, а в 2007 г. был принят закон о снижении для таких компаний ЕСН. «Это позволяет снизить себестоимость максимум на 10%, это реальный инструмент, которым пользуются примерно 250 компаний», — говорит Валентин Макаров, президент «Руссофт».

Летом 2007 г. был принят закон № 195-ФЗ, освобождающий от НДС разработку и продажу лицензий на ПО. В целом закон полезный, отметил Борис Нуралиев, и после устранения при активном участии АП КИТ ряда «шероховатостей» и появления дополнительных разъяснений со стороны ФНС и Минфина РФ он стал успешно применяться.

В последние годы импортные операции постепенно спрямляются и обеляются, борьба ФТС с недобросовестными импортерами приносит результаты. Однако «наведение порядка» на таможне, к сожалению, не сопровождается уменьшением трудоемкости таможенного оформления грузов. Объем совершенно излишней бумажной работы по-прежнему велик.

«Мы с этим сталкиваемся не только как участники ВЭД, но и как разработчики соответствующих ИС, — заявил Георгий Генс. — Поэтому стоит обратиться от имени АП КИТ в правительство, в соответствующие ведомства с предложением упростить процедуры таможенного оформления, в частности отменить номера ГТД, счета-фактуры и прочее».

Чрезмерно бюрократизирована в нашей стране и банковская сфера. В неформальных беседах сотрудники банков нередко сетуют: чуть ли не половина персонала занята лишней, бессмысленной работой. И это, объясняют они, одна из причин завышения ставок по кредитам относительно ставок депозитов, потому что при разнице менее 5% отечественные банки, мол, не могут выжить. Хотя в западных странах банкам для выживания достаточно разницы 0,5–1%.

«У меня 15% сотрудников, довольно высокооплачиваемых, работает в финансовых службах. О какой эффективности бизнеса можно говорить?! Работать строго по закону просто экономически невозможно. В результате российские компании неконкурентоспособны на международном рынке», — говорит Михаил Краснов.

Еще одного аспекта чрезмерной бюрократизации экономики коснулся Борис Бобровников. Правда, с этим пока сталкивается только часть участников ИТ-рынка. Речь идет об импорте криптографических систем. Согласно существующему порядку, разрешительные документы на работу с этими средствами оформляют ФСБ и Минпромторг РФ. Однако процедуры, связанные с ввозом криптографических устройств, модулей и других средств, имеющих коды К8 и К9, были разработаны давно, в начале 90-х годов прошлого века, если не раньше, и в расчете на очень небольшое их количество. Но сегодня, когда ведущие вендоры начали массово включать криптографические средства в свои продукты и системы, коды К8 и К9 применимы к огромному количеству (возможно, 50–60%) коммуникационного оборудования суммарной стоимостью, вероятно, более 1 млрд. долл. в год. Нормальное осуществление поставок в таких объемах невозможно без значительного упрощения процедур оформления ввоза.

«А дальше это оборудование надо регистрировать, и вся цепочка, которая его перепродает, должна обладать соответствующими лицензиями. Но этого на самом деле нет, потому что существующая система не в состоянии сертифицировать, скажем, тысячу реселлеров. Нереально и отследить, когда и куда вся ввезенная криптографическая техника перемещается по этой цепочке», — говорит он.

В результате все вынужденно нарушают закон.

Кажется, только виртуальный мир свободен от подобных барьеров (пока?). «Сейчас у нас около 1,7 тыс. программистов, почти весь наш рынок в рублях, все расходы в рублях, и никаких барьеров», — порадовал коллег Аркадий Волож, генеральный директор компании «Яндекс».

Сможет ли ИТ-сообщество как-то повлиять на сложившуюся ситуацию и добиться ее улучшения?

«Сейчас, безусловно, существует барьер в отношениях с министерством, диалога с его новым составом нет. Мы не знаем, что происходит с нашими письмами и обращениями, — сетует Михаил Краснов. — Разве не входит в обязанности министерства заботиться о состоянии отрасли?»

Выступая на конференции, министр Игорь Щёголев сообщил, что Минкомсвязи РФ отправило в правительство РФ доклад, в котором обобщены предложения по преодолению кризиса в отрасли ИТ. В частности, предлагается:

  • в преддверии замены ЕСН на выплаты в Пенсионный фонд по плоской шкале 34% ввести для всех производителей ПО единую шкалу, подобную действующей ныне шкале ЕСН для частных предпринимателей, адвокатов и нотариусов;
  • дополнить приказ Минэкономразвития от 5 декабря 2008 г., включив в него продукты, работы и услуги, связанные с использованием компьютеров, в частности ПО;
  • возложить на Минкомсвязи функции отбора, тиражирования и распространения лучших практик в регионах, в федеральных органах исполнительной власти, в центральных властных структурах, на госпредприятиях.

Валентин Макаров перечислил еще ряд мер, которые предлагается включить в разрабатываемую сейчас Концепцию поддержки инновационной деятельности:

  1. снижение налога с оборота на 6% и расширение рамок применения этой льготы;
  2. отмена авансовых платежей по НДС на экспортные поставки;
  3. индексация и достаточно быстрое списание на себестоимость затрат на НИР;
  4. возможность включения в себестоимость затрат на подготовку кадров;
  5. снижение таможенных тарифов на ввоз комплектующих для ИКТ.

Версия для печати (без изображений)