Весной прошлого года имя Александра Галицкого — президента компании «ЭЛВИС+» — вдруг оказалось на первых страницах многих американских и европейских газет и журналов. Именно он, а не многочисленные американские профессионалы свободного рынка, несмотря на все строгости законов США, нашел дорогу на мировой рынок для средств защиты информации.

«Решения по сетевой информационной безопасности» — с этим направлением деятельности компании «ЭЛВИС+» связано множество переживаний, разноречивые публикации в прессе, сомнения, догадки. Чтобы разобраться в этой истории, стоит проследить весь путь «ЭЛВИС+» — с начала 90-х до наших дней. Рассказывая о своей компании, Александр Галицкий использовал метафору скорого поезда. Каждая остановка — новая, можно сказать «послезавтрашняя», технология. Не на всех остановках удавалось вскочить в поезд, но всякий раз была надежда...

1. На платформе

Все они были достаточно молоды в момент создания компании и занимали весьма значительные посты на большом (и очень закрытом) государственном предприятии. В Зеленограде в начале перестройки — в 1986—1987 гг. — прошла волна назначений молодых людей на ведущие должности. И здесь, с точки зрения зеленоградцев, можно увидеть некоторые особенности. Первыми лицами многих российских ИТ-компаний, возникавших в начале 90-х, были комсомольские работники, деятели НТТМ или просто активные старшекурсники технических вузов, причем зачастую без практического опыта, но с амбициями и связями. Большинство компаний того времени занимались «коробочным» бизнесом. О задачах же, которые ставили перед собой будущие сотрудники «ЭЛВИС+», Александр Галицкий говорит так: «На нас лежал груз тех больших дел, которыми мы занимались в прошлом. Заняться «коробками», после того как ты был «впереди планеты всей», непросто. Мы поставили перед собой задачу остаться инженерами и пробиться на мировой рынок».

В «ЭЛВИС +» уверены: теперь их уважают, к ним прислушиваются, с ними хотят иметь дело великие мира сего. Состоялась встреча Билла Гейтса и Александра Галицкого, «сетевой софт» с особыми возможностями весьма заинтересовал хозяина Microsoft. Как утверждает Галицкий, он встречался по этому же поводу и с иными, не менее значительными людьми из США... В компании полагают, что их ПО стало «брендом» в области сетевой безопасности, а потому стоит идти на прямые продажи.

Корни нынешней «ЭЛВИС+», по сути, в НПО «ЭЛАС». Его хорошо знали в Минрадиопроме, космических институтах, в Минобщемаше.

Особое отношение было к очень задиристому генеральному конструктору Геннадию Гуськову, который вступал в спор с министрами и часто отстаивал задачи, на первый взгляд, совершенно невыполнимые. Эта фирма первой — еще в 1972 г. — сделала компьютер для космоса. Любопытно, что архитектура его очень напоминала RISC-архитектуру.

На НПО «ЭЛАС» было создано много спутниковых систем.

Посетивший в 1972 г. нашу страну Ричард Никсон имел при себе небольшой чемоданчик, обеспечивающий мгновенную связь. Увидев это, Брежнев вызвал к себе всех специалистов в этой области и предложил сделать для него такой же, причем непременно к планировавшейся в 1974 г. его поездке в США. Все заявили, что это невозможно. Гуськов же согласился и сделал такую систему в срок. Ее до сих пор использует Борис Ельцин.

Молодым руководителям НПО «ЭЛАС» удалось убедить «своего генерального», что фирму стоит разделить на «боевые единицы». Были выделены научно-производственные центры «ЭЛВИС», «ОПТЭКС», «ЭЛиПС» и др. В НПЦ «ЭЛВИС» перешло работать несколько сотен сотрудников. Кстати, название «ЭЛВИС» произошло от «родимых»: электроника, вычислительная техника, информация, связь (о знаменитом американском певце никто и не помышлял). Потом появился еще ряд фирм. Некоторые из них существуют и поныне. Так, компании «ЭЛСОФ» и «СПУРТ» — создатели спутниковой системы «Банкир» для Центробанка РФ.

Разделение крупного НПО на отдельные фирмы на демократической волне приветствовалось и поддерживалось. В целом же по-прежнему существовала единая фирма «ЭЛАС».

Работа пока была, а с ней и средства. НПО «ЭЛАС» оставалось головной фирмой по многим системам оборонного и гражданского назначения, включая систему низкоорбитальной спутниковой связи. Это направление очень поддерживали в ЮНЕСКО. В январе 1991 г. был осуществлен запуск низкоорбитального спутника «Информатор 1» (подобного, кстати, тем, которые должны входить в систему, продвигаемую сейчас Гейтсом в рамках программы Teledesic).

2. «Чаттануга ЧуЧу»

Увы, за прекрасными идеями и красивыми названиями государственных программ стояло все меньше и меньше денег, реальные перспективы создания систем отодвигались все дальше и дальше.

А в 1990 г. не куда-нибудь, а именно в Зеленоград, в «ЭЛАС» и «ЭЛВИС» приехали Билл Джой, основатель компании Sun Microsystems, и Джон Гейдж, директор ее научного отделения. Подобные чудеса могли произойти в те годы только с помощью посредников — зеленоградцы не имели права контактировать с иностранцами. Но некая фирма «ИнтерЭВМ» умела эти препоны преодолевать.

...Вот и реально забрезжила впереди такая американская, такая запретная дотоле станция. Быть может, та самая — символ российских «западников» прошедших лет — «Чаттануга ».

Aктивные контакты с представителями Sun начались в 1991 г. Усилились же они, когда академик Сагдеев организовал шоу под названием «Советский космос на американской земле» и вывез туда ядерный космический реактор (затем его долго не могли вернуть на родину).

Галицкий: «Кремниевая долина потрясла меня прежде всего своей интернациональностью. Я увидел офисы Siemens Nixdorf, Toshiba, Philips, Sony, Alcatel, Nokia, Hyundai, Samsung — весь мир. И ни одного русского названия: какого-нибудь там ИНЭУМ или ИТМ и ВТ. Я даже составил докладную записку «наверх» — к руководству оборонной отрасли, содержание которой можно передать такими словами: «Если мы хотим участвовать в международном разделения труда в области высоких технологий, быть на виду, говорить с ними «на равных», то должны быть там». В Зеленоград зачастили высокие гости. Гуськов, Галицкий и их соратники сделали специальный доклад для руководителей «оборонки». Но пришел август 1991 г., и в верхах стало уже не до оборонки с ее высокими технологиями».

НПО «ЭЛАС» представляло на этом шоу модели небольших ранцевых устройств для космической связи и результаты своих работ по системам низкоорбитальной связи и передаче информации между мобильными пользователями на основе IP протоколов. (Сейчас подобной системой «Сокол» пользуется Центробанк РФ.) Большое внимание привлекли разработки НПЦ «ЭЛВИС». Александр Галицкий как их руководитель получил приглашение посетить штаб-квартиру Sun Microsystems.

А «сановцы» продолжали присматриваться к НПЦ «ЭЛВИС» и его руководителю и думать, стоит ли вкладывать сюда деньги. Тогда многих будоражила идея мобильного компьютера, работающего в сети без проводов. В этом плане возможности зеленоградцев казались вполне приемлемыми.

Из Sun Microsystems на имя Галицкого — не предприятию, а конкретному человеку — направили пять SPARC-станций. Получатель сначала попытался «сдать полученное государству», но было неясно, как это оформить.

В конце концов решили, что с техникой нужно работать самим. И тогда образовалось АО «ЭЛВИС+». В новую фирму ушли 8 человек. В 1992 г. компанию зарегистрировали. Многим это не понравилось. Они и сегодня не могут простить Галицкому «измены».

Удалось найти нескольких российских частных инвесторов, так как создатели отделившейся фирмы полагали, что не могут себе позволить получать государственные заказы и «прокачивать» государственные деньги.

В апреле 1992 г. руководство Sun Microsystems предложило подписать соглашение, и российская фирма начала получать деньги за контрактные работы. Вначале они были связаны с созданием протоколов беспроводной связи для мобильных компьютеров. В то время Apple продвигала свой Newton, а у Sun был мобильный проект на основе SPARC-архитектуры.

Генеральный директор компании Jet Infosystems Владимир Елисеев: «Мы знакомы с «ЭЛВИС+» около четырех лет. Несмотря на то что есть области, где наши интересы пересекаются, мы никогда не считали их конкурентами. ПО, связанное с безопасностью информации в сети, разработанное разными фирмами, обладает различными свойствами и возможностями, и каждый заказчик выбирает то, что ему требуется. Их ПО вообще сильно отличается от нашего, поскольку мы использовали ряд западных разработок, адаптировав их к нашим условиям, а специалисты «ЭЛВИС+» начали с нуля. Это — их оригинальное ПО. Надо отдать должное этой компании — они точно уловили, где можно обойти западных специалистов. Предположения американских властей о том, что при продаже продуктов «ЭЛВИС+» в России происходит некая экспансия технологий, считаю полнейшим заблуждением. У меня никогда не было сомнений в том, что специалисты из Зеленограда все делали сами. Считаю, что их разработки уникальны. Мне трудно судить, но, возможно, данное разбирательство было вызвано какими-либо политическими причинами».

В Sun к «ЭЛВИС+» отнеслись серьезно и пошли на инвестиции. Об этом практически не рассказывали в прессе, поскольку фирма продолжала ощущать себя «закрытой». Руководство Sun предложило купить акции «ЭЛВИС+» — платой была лицензия на производство SPARC-станций в России, которая оценивалась в 1 млн. долл. Дали и деньги, которые обеспечили российской компании два года безбедной жизни, и еще «сановскую» технику, необходимую для работы.

Sun приобрела лишь 10% акций, поскольку при большей доле (более 19%) по американским законам ей пришлось бы нести ответственность перед остальными акционерами за результаты деятельности «ЭЛВИС+» (а в «ЭЛВИС+» были упрямы и больше отдавать не хотели).

По мнению Галицкого, они — первая российская компания, которая получила инвестиции от стратегического партнера.

Подписанное соглашение регулировало, в частности, вопросы раннего доступа к информации о деятельности обеих компаний. Так, в «ЭЛВИС+» познакомились с технологией Java в 1993 г., когда самого этого названия еще не было. Тогда же Галицкому пришлось вместе с представителями Sun походить в Сенат и Министерство торговли США, чтобы получить разрешение на доступ к некоторым технологиям — КОКОМ еще действовал.

Сотрудников, ушедших в «ЭЛВИС+», в Зеленограде считали отступниками, а Галицкого чуть ли не американским шпионом. Когда он уезжал в США, бывшие сослуживцы решили, что он уже не вернется. Это постоянно давило, словно пресс, и давать лишнюю информацию журналистам не хотелось.

Когда в 1993 г. группа сотрудников «ЭЛВИС+» приехала в США для представления совместной работы с Sun, в американской прессе была довольно большая шумиха. Обыгрывалось и название, поскольку оно только для нас — «электроника, вычислительная техника» т.п., а для них — великое имя. Как писали в газетах, Sun Records открыла Элвиса Пресли, а Sun Microsystems — «ЭЛВИС+». У нас же о поездке зеленоградцев практически никто и не знал.

В Sun любят шоу. В Зеленограде — не очень. Наверное, поэтому российским инженерам и показалось, что главы крупнейших компаний на таких шоу подобны комедиантам — не исключая Скотта Макнили, Билла Гейтса, многих других.

На этом шоу обыгрывали все, что могли, даже внесли в зал манекен Пресли. Присутствовало около 70 журналистов, но все — американцы, ибо Галицкий просил русскоязычную прессу не приглашать.

На родине компания особенно «не светилась» и существовала, как узел Интернета. С этим все было в порядке, поскольку со Штатами была установлена прекрасная связь, и российские специалисты работали с американскими как единая бригада — non stop software manufacture. В 1993 г. появился один из первых в России Web-узлов. Американцы оплатили канал «Голден лайн» в Зеленограде. Лишь в 1996 г. узел был «отрезан», и появилась отдельная компания «ЭЛВИС Телеком», созданная совместно компаниями «ВымпелКом», «Модуль» и «ЭЛВИС+».

Период с момента регистрации компании по 1995 г. здесь считают «славными годами». Когда получили лицензию, казалось, приди в министерство, к директорам заводов, с руками оторвут. А директора заладили: «Завод большой, инфраструктура, 10 тысяч народу. Проплати мне известную сумму, и я начну работать». Но денег на оплату «инфраструктуры» у маленькой компании не было. И никакие обращения к чиновникам не помогали.

...К поезду добирались, погоняя лошадей. Но немолодые отяжелевшие кобылы подвели. Прыгнуть на подножку не удалось, экспресс пролетел мимо.

В «ЭЛВИС+» старались раскрутить «радийное» направление — беспроводные компьютерные сети. До сих пор многие и у нас, и на Западе считают, что решения в области радио-Ethernet и ПО для мобильных IP сетей, предложенные и реализованные инженерами «ЭЛВИС+», по некоторым параметрам выше мировых. Но тоже пришлось «потерпеть от системы».

Сейчас, вспоминая об этом, Галицкий признается, что ему обидно не столько за себя, сколько за тех людей, которым он не смог помочь реализовать их идеи. Это Виктор Кондратьев, которого считают одним из самых талантливых людей в данной области; антеннщик Николай Кошаев; Валерий Кутлеченко, Александр Соловкин и двое совсем еще молодых и талантливых разработчиков: Алексей Сухов и Александр Охотников. Последние двое полностью разуверились в возможности ведения разработок в России и создали внедренческую компанию Art Communication, которая работает на рынке радиокоммуникаций.

Компании «ЭЛВИС+» удалось победить в проводившемся американским правительством тендере на разработку технологий для внедрения на конверсионных предприятиях СНГ. Участвовали лишь американские компании, единственное исключение сделали для «ЭЛВИС+». Предполагалось организовать на белорусских предприятиях производство радиомодемов RadioHub1, разработанных в «ЭЛВИС+». Работать решили с минским ПО ВТ им. Орджоникидзе и новополоцким заводом «Измеритель». Было выпущено всего 200 комплектов RadioHub1, серийное производство так и не освоено. Все утонуло в тех же проблемах — на инфраструктуру каких-то 2 млн. долл. мало, аппетиты у начальства большие, и вообще никому ничего не нужно. Американская программа провалилась, а в «ЭЛВИС+» наконец поняли, что с «железом» в России работать невозможно.

...Хотя кобылы и получили импортную упряжь, но не помогло — к поезду опять не поспели.

Исследования в «радийной» области велись до 1997 г., были разработаны еще некоторые устройства. Ими заинтересовались наши военные, которым они бы очень пригодились. Но и военным оказалась не под силу организовать серийное производство. Специалисты «ЭЛВИС+» пытались заинтересовать своими изделиями несколько фондов, беседовали и с чиновниками от науки, предлагая создать научную программу, но все напрасно.

Однажды к «ЭЛВИС+» обратились представители шведской компании Saab, которая вела разработку системы, позволяющей получать сведения о перемещении противника и оперативно реагировать на обстановку. Мобильные устройства этой системы должны были стать частью обмундирования. Проведенный специалистами Saab анализ показал, что радиокарточки «ЭЛВИС+» самые лучшие. Шведы предложили продать им 5000 таких карточек, но выполнить заказ не удалось...

Обращение в «Росвооружение» успеха тоже не принесло...

3. Пломбированный вагон

В конце концов с «радиоделом» в «ЭЛВИС+» решили покончить. Работа по заказам Sun тоже перестала удовлетворять: начали ощущать, что уподобляются тем советским предприятиям, руководители которых ездили в Совмин, оборонный отдел ЦК или министерство выбивать заказы — жили, как на бюджете; что появились определенные расхождения с «сановцами» в подходе к работе, что их идеи американцами не всегда воспринимаются, что даже мыслят они по-другому и, по их мнению, часто опережают американских коллег в оценке потребностей рынка.

....В конце концов маленькая станция Чаттануга оказалась тупиковой.

Это направление работ здесь скромно именуют «решения по сетевой информационной безопасности». Идея поработать в данной области привела к несколько двусмысленной ситуации и придала последующей деятельности «ЭЛВИС+» трагический оттенок.

В материалах компании указано: «1996 г. Разработан программный продукт SKIP для спектра информационных систем семейств Unix и MS Windows. Продукт SKIP сертифицирован Гостехкомиссией при Президенте РФ как средство защиты от несанкционированного доступа. Получена лицензия Гостехкомиссии при Президенте РФ на деятельность в области защиты информации. Sun Microsystems приобрела у «ЭЛВИС+» ОЕМ-лицензию на право мировой дистрибуции программного продукта PC SunScreen SKIP/E+ для платформ Windows 3.11, Windows 95».

Однако некоторые федеральные службы США решили, что сетевые технологии подобного класса не могут быть созданы за пределами США, да еще в России, и что Sun каким-то образом передала в «красную Россию» их родное ПО с криптографией впридачу! Ну, полный КОКОМ!

(Между прочим, cпециалисты российской компании не устают повторять: «Мы никогда не говорили, что мы — криптокомпания и не строили криптоалгоритмов. А создавали сетевую инфраструктуру, в которую удобно встраивать криптоалгоритмы».)

Американский журнал Forbes ASAP (от 6 октября 1997 г.) пишет: «Именно Александр Галицкий воспользовался пробелом в законодательстве США, которое запрещает американским компаниям-разработчикам ПО экспортировать свои защитные технологии, но при этом не упоминает о технологиях чужих. А Галицкий и его компания «ЭЛВИС+» разработали удачную технологию и договорились с американской Sun Microsystems о том, что последняя займется ее продажей во всем мире. При этом президент «ЭЛВИС+» рассуждает так: «Правительство США должно придерживаться более открытого и творческого подхода, в этом случае граждане страны будут иметь наилучшие возможности на мировом рынке».

В «ЭЛВИС+» решили, что, судя по количеству публикуемых стандартов по безопасности, дело это весьма перспективное. Попытались рассказать о своей идее партнерам в Sun. Последующее Галицкий комментирует так: «Они ответили: «Дорогой Саша. Это дело весьма тонкое. И мы не будем это делать совместно с тобой, хотя очень тебя уважаем. Если хочешь, занимайся: переезжай к нам или работай у себя на свой страх и риск, но у нас с тобой будут более сложные отношения».

Сразу же после этого обсуждения у специалистов «ЭЛВИС+» были отобраны имевшиеся у них документы на право свободного передвижения по всем офисам и предприятиям Sun, и они превратились в обычных посетителей. «Мы стали чужими для Sun. Хотя контрактные работы продолжались», — вспоминает Галицкий.

В «ЭЛВИС+» разрабатывали собственный протокол и все же надеялись на совместную с Sun деятельность в этой области. Но в конце 1994 г. она неожиданно опубликовала свой протокол, и в «ЭЛВИС+» поняли, что дальше нужно двигаться самостоятельно.

Действительно, вопрос об экспорте «чужих» технологий мог быть воспринят как пробел в законодательстве. Но — чужих ли? А вдруг специалисты Sun оказали неоценимую помощь российским инженерам при разработке ПО? Американские власти решили перестраховаться.

Когда в 1994 г. в Зеленоград заглянул трехзвездный генерал Абрахамсон, возглавлявший в свое время программу «звездных войн» в США, и его повели в музей НПО «ЭЛАС», он с восхищением отметил, что во многих аспектах советская космическая индустрия превзошла американскую.

Сейчас Госдепартамент США изучает трехлетнюю переписку всех сотрудников Sun, которые имели связи с «ЭЛВИС+», и разбирается: не могла ли проникнуть информация о разработках Sun к их российским партнерам?

А ведь еще в 1994 г. российские специалисты начали публиковать материалы о своих работах в области защиты информации. Сотрудники «ЭЛВИС+» Николай Царев и Роман Сагалаев рассказали о них в июне 1995 г. на шведском ITFF-форуме. До того, как Sun объявила о собственных достижениях. Поэтому в «ЭЛВИС+» справедливо полагают, что опередили американских партнеров. Здесь работают специалисты в области сетевых технологий и безопасности, которых хорошо знают за рубежом. Это Николай Царев, Канат Алимжанов, Валерий Смыслов, Александр Гаврилов, Олег Вернер, Андрей Архипов, Сергей Рябко (правда, в нашей стране они не попадают в рейтинги). Им принадлежат интереснейшие разработки, их возможности известны зарубежным корифеям... Объясняясь с экспортной комиссией (при Министерстве торговли США), Галицкий рассказывал о своих коллегах, об их докладах и публикациях. И подчеркивал: «Все подозрения американских властей, что технология была заимствована — беспочвенны».

Недавно президент «ЭЛВИС+» был приглашен в Вашингтон, где встречался с Биллом Рейшем — это второе лицо в Министерстве торговли США — и подробно доложил о ситуации. Галицкий надеется, что теперь все расследования прекратятся.

Но, как говорится «не было бы счастья, да несчастье помогло». По словам специалистов «ЭЛВИС+», с их сервера «скачано» 3500 демоверсий сетевого ПО для серверов. На ноябрьском (прошлого года) шоу в Берлине, организованном Sun Microsystems, «ЭЛВИС+» была единственной российской компанией. По рассказам очевидцев, возле их стенда постоянно толпились люди, большой интерес проявили и сотрудники Министерства обороны Германии.

...Видимо, на этот раз к поезду поспеть удастся. Во всяком случае авто «ЭЛВИС+» несется на предельной скорости.

Тем не менее cпециалисты «ЭЛВИС+» несколько раздосадованы тем, что, уделяя немало места осложнени м с защитным ПО, пресса не обратила никакого внимания на предсказанную российскими программистами новую тенденцию. На первом отечественном Интернет-форуме (1997 г.) в пленарном докладе «ЭЛВИС+» была озвучена сервисная концепция Internet/Intranet — концепция ServiceNet. А в июле прошлого года об этом заговорил весь мир, но это уже была как бы общая идея, которая, как говорится, носилась в воздухе: цитировались выступления специалистов BBN Data, Ipsilon, Cisco, 3Com, Sun Microsystems и пр. На то, что концепцию ServiceNet выдвинула скромная российская компания, никто внимания не обратил.

Сегодня все в мире говорят об Intelligent Networking. А ServiceNet — как название — успела ввести для тех же понятий компания BBN Data (которой представители «ЭЛВИС+», по их словам, рассказывали о своих идеях еще в январе 1996 г.). Совсем недавно Microsoft и Novell опубликовали схожую концепцию, и уже можно составить длинный список компаний, которые заявили, что они что-то делают в этой области.

Суть концепции (по «ЭЛВИС+») состоит в том, что безопасность — одна из сетевых услуг. Поэтому, превознося криптографию, акцент ставят не там. Сегодня сети должны стать «умными», ведь они существуют не просто для передачи данных, а для передачи данных с необходимым уровнем сервиса, в том числе и с должной степенью защиты.

4. Транзит

В 1995 г. в «ЭЛВИС+» решили пересмотреть стратегию и отныне действовать самостоятельно. В 1996 г. работы по контрактам с Sun старались закончить, а в прошлом году уже не стали брать новых «сановских» заказов, началась перестройка фирмы, было создано подразделение системной интеграции. Это был рискованный шаг.

Вроде бы «системная интеграция» — заезженное понятие. Но Александр Галицкий рассуждает так: «Мы начали заниматься системной интеграцией в полном смысле этого слова, твердо зная, что наши специалисты прекрасно разбираются в сетях, причем в таких, которые построены грамотно и интеллектуально. Казалось бы, эта ниша занята, имеются интеграторы, занимающиеся созданием корпоративных сетей. Но в «ЭЛВИС+» прекрасно видят, что отнюдь не все компании подходят к этому профессионально, часто стараясь лишь продать технику, предложить стандартные решения».

Сегодня в компании два основных подразделения: одно по разработке средств сетевой безопасности и сетевого управления, другое — по системной интеграции. Один из проектов, который сейчас ведет «ЭЛВИС+», — интегрированная телекоммуникационная банковская сеть в Москве и Московской области для ЦБ РФ. Работа сложная, объемная, досталась компании в нелегкой борьбе в тендере.

Сейчас идет подготовка к изменению структуры компании. Сегодня в штате 87 человек и еще 10 работает по контрактам.

Надо сказать, что шумиха в мировой прессе по поводу ПО для защиты информации компании помогла. Имя «ЭЛВИС+» стало известно на Западе — и уже среди заказчиков есть крупнейшие банки и корпорации Европы, Америки, Азии. В сентябре прошлого года был найден и инвестор.

В ряде больших проектов «ЭЛВИС+» ориентируется на тесное сотрудничество с партнерами. Это «Глобал-1», «Роснет», «Форс», «ЦентрИнвестСофт», «Анкей» и др.

Так что «экспресс в послезавтра» набирает скорость, все пассажиры на местах.

Версия для печати (без изображений)