— Доктор, у меня это...
ну когда все забываешь...
— Долги?

Еще в самом начале кризиса многие руководители ИТ-компаний высказывали мнение, что одним из наиболее неприятных его следствий станет кризис доверия по всей цепочке: вендор — дистрибьютор — дилер — заказчик. Обязательно найдутся компании, которые будут спекулировать на кризисе и, пользуясь им, перестанут выполнять свои обязательства. К сожалению, эти опасения в значительной мере оправдались. Судя по всему, проблема «плохих долгов» не становится менее актуальной.

Чтобы защитить свой бизнес от риска неплатежей, практически все ИТ-компании ужесточили кредитную дисциплину, с кем-то из партнеров и клиентов (с кем удалось) перешли на предоплатную систему расчетов, укрепили юридические службы и т. п. Тем не менее «проблемные дебиторы» по-прежнему остаются, и в ИТ-сообществе не прекращаются обсуждения этой темы.

В частности, вопрос «плохих долгов» поднимался на недавно прошедшем форуме DCC/DBC в ходе «круглого стола» «Кризисная динамика и перспективы российского рынка ИТ-дистрибуции», организованного аналитической компанией ITResearch. Выступая на этом мероприятии, Александр Гуккин, президент группы компаний ПИРИТ, высказал мнение, что проблема возврата долгов сейчас стала особенно актуальной: за последнее время на десятки компаний были поданы иски, многие из них начали процедуру банкротства. При этом, считает он, в III и IV кварталах 2009 г. число случаев невозврата долгов увеличится.

Комитет по защите собственности АП КИТ в июне провел «круглый стол» на тему «Проблемы возврата дебиторской задолженности». Участники обменялись опытом предупредительных мер: дисциплина при ведении документов; использование различных способов обеспечения договоров; проверка финансового состояния и репутации заказчиков и контроль над исполнением ими обязательств и пр. В случае неплатежей, по их мнению, наибольший эффект дает поэтапная методичная работа с должниками: напоминание о необходимости выполнить обязательства по оплате — предарбитражные письма — арбитраж. Практика показывает, что на каждый из этих этапов приходится значительный процент возвращенных долгов.

Конечно, большинство компаний, столкнувшихся с неплатежами, предпочитают решать эти вопросы мирным путем.

Компания БТК, единственная из опрошенных нами, как сообщили ее представители, смогла урегулировать все возникшие с дебиторами проблемы и на данный момент не подала в суд ни одного иска. Этого удалось достичь благодаря акценту на досудебном урегулировании, для чего был создан отдел верификации контрагентов. «Мы изначально установили «кризисные» отношения с партнерами, что позволило договориться с банками о новых кредитах, с поставщиками — об отсрочках, с клиентами — о продолжении работы, — пояснили в БТК. — Однако в компании был сформирован и профессиональный юридический отдел, который готов подать иски в суд».

Другие дистрибьюторы сообщили, что при решении проблемы «плохих долгов» им порой все-таки приходится обращаться в судебные органы.

«Поначалу мы пытаемся урегулировать вопрос неплатежей, но если никакие меры не помогают, обращаемся в суд, — прокомментировал Игорь Белоусов, исполнительный директор компании „Тайле“. — Радует то, что есть примеры урегулирования возврата долга до суда. На наш взгляд, это лучшее решение для всех».

По словам Максима Сорокина, президента OCS, компания подает в суд на дебиторов только в тех случаях, когда видит, что неплатеж — результат системной проблемы: бездарного менеджмента, либо патологической жадности владельцев, «вынимавших» из бизнеса всю прибыль, либо нечистоплотности людей, которые не смогли заработать деньги в бизнесе и решили попросту украсть их...

Иногда обращение в арбитраж само по себе становится действенной мерой, стимулирующей должника. «Были ситуации, когда после подачи иска дебиторы предлагали мировое соглашение, и мы на это шли, или „вдруг“ партнер находил деньги на погашение долга», — делится своим опытом Анна Пташкина, руководитель отдела развития бизнеса Департамента дистрибуции холдинга ЛАНИТ.

Как сказал Алексей Безруков, заместитель генерального директора MICS, в ходе судебного разбирательства предпринимаются меры по реструктуризации и погашению задолженности всеми возможными способами. «В этой связи хотелось бы с сожалением отметить, что далеко не все должники действуют цивилизованно в ситуации, когда кредитор подает иск, одновременно предлагая ответчику заключить в суде мировое соглашение, — говорит Безруков. — Многие дебиторы готовы вести конструктивный диалог лишь до предъявления претензии и подачи иска, воспринимая ведение в отношении них официальных процедур как оскорбление. Рынку нужна стабильность, кредиторы нуждаются в возврате денег, поэтому дистрибьютор не заинтересован „утопить“ должника, а наоборот, стремится всячески поддержать его „на плаву“».

У Анны Мещеряковой, президента Koodoo Technologies, довольно твердая позиция в отношении должников: «Мы всегда обращаемся в судебные органы с целью взыскания долгов с „проблемных“ дебиторов. Запускаем досудебный порядок взыскания задолженности после двух недель просрочки платежа. В редких случаях возможны исключения при безоговорочном выполнении дебитором плана платежей. В 2008 г. мы выступили инициатором подачи иска к компании ООО „ТК Неоторг“ в связи с просрочкой платежа. Истцом выступила Национальная факторинговая компания, мы были третьей стороной. Московский арбитражный суд вынес решение в пользу истца, и мы получили страховое возмещение».

Как происходит преднамеренное банкротство

В общих чертах схема выглядит так. Компания постепенно переводит все важные активы в другую структуру. Чаще всего используется реорганизация в форме выделения. К новой компании по разделительному балансу переходит большая часть имущества, но не переходят старые долги — по крайней мере, по общему правилу (п. 8 ст. 50 Налогового кодекса РФ). Другой вариант — деньги в рамках кредита, заведомо невозвратного, переводятся дружественной компании, а затем либо обналичиваются, либо вновь созданное юрлицо покупает на них имущество должника.

Далее выбирается подставная компания, которая аккумулирует у себя долги будущего банкрота (покупает у реальных кредиторов либо они создаются искусственно), пока не набирается необходимая сумма. На сегодняшний день минимум для инициирования банкротства — всего 100 тыс. руб. (п. 2 ст. 6 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). Затем подставная компания подает иск в суд.

Источник: журнал «Спутник главбуха (Москва)» № 6/2009.

Стоит заметить, что Koodoo единственная из наших респондентов заострила внимание на страховании сделок. Как рассказала Анна Мещерякова, до декабря 2008 г. компания страховала все сделки свыше 3 млн. руб. Стоимость такого «спокойствия» составляла около 2% суммы сделки. «Безусловно, это существенная часть маржи дистрибьюторской компании, но мы сознательно включали страховую нагрузку в расчеты при формировании ценового предложения. Считаем, что невозможно спрогнозировать финансовые результаты бизнеса при незастрахованной дебиторской задолженности, — говорит президент Koodoo Technologies. — К сожалению, мы вынуждены констатировать, что после IV квартала 2008 г. доверие страховых компаний к нашему сегменту рынка резко упало, и сейчас получить страховку весьма затруднительно».

К сожалению, обращение в арбитраж далеко не всегда приводит к возврату долгов, даже если принято благоприятное для кредитора решение. Во многом это связано с тем, что собственники компаний-дебиторов используют процедуру банкротства как способ решить свои финансовые проблемы (дело не слишком сложное, ведь для этого надо иметь всего 100 тыс. руб. долга) или просто исчезают с горизонта...

«Мы обращались в суд несколько раз, начиная с 2006 г., — рассказывает Вадим Лата, генеральный директор компании Netlab. — Все они были выигрышными, но реально взыскать с неплательщиков через суд удавалось только в 2006–2007 гг. В более поздний период должники, похоже, приспособились и научились себя банкротить. В общем, практика показывает, что сейчас более актуален не выигрыш в суде, а оперативность в реагировании на неплатежи и быстрое принятие мер к получению или реструктуризации долга».

«Иски подавались нами на разные суммы — от 20 до 100 тыс. долл. Есть некоторое количество выигранных исков, но, увы, за этим не следует возврат долга из-за неплатежеспособности конкретного юридического лица», — сообщила Анна Пташкина.

«При положительном судебном решении финальный результат может быть разным. Судебная система в России устроена таким образом, что благоприятствует скорее недобросовестной компании, чем тем, кто кредитовал ее, — говорит Максим Сорокин. — Хотя, может, это и справедливо. Не надо кредитовать неумных или нечестных людей... И это отличный урок для всех! Мы все на некоторое время получили полезную прививку от бездумного стремления захватить market share во что бы то ни стало!»

Наверное, наиболее громкими сегодня стали дела о банкротстве компаний «Неоторг» и «Санрайз». Первая в мае обратилась в Арбитражный суд Москвы с заявлением о признании себя банкротом. Инициатива банкротства «Санрайз» принадлежала компании «Асбис» (позднее аналогичное заявление в московский арбитраж подала и «Невада»). Вот что рассказал нам о деле «Санрайза» Эдуард Чургулия, адвокат «Асбис»: «4 апреля 2008 г. между „Асбис“ и „Санрайз Раша“ был заключен договор поставки. После получения товара „Санрайз Раша“ допустила просрочку платежа более 1 месяца, переговорный процесс результатов не принес. По этой причине мной было рекомендовано подать исковое заявление в суд о взыскании суммы долга. Арбитражный суд Москвы удовлетворил требования „Асбис“ о взыскании 20 млн. руб. В период слушания дела ответчик в судебное заседание не являлся, более того, для затягивания процесса подал апелляционную жалобу, не согласившись с решением суда первой инстанции. В этой связи я рекомендовал своему доверителю инициировать в отношении „Санрайз Раша“ процедуру банкротства, что, на мой взгляд, было единственным действенным способом возврата долга. С введением процедуры банкротства „Асбис“, наряду с другими кредиторами, получит полную информацию о текущем финансовом состоянии должника, установит причины, по которым должник прекратил исполнять свои обязательства по оплате. Это позволит понять перспективу возврата долга. Сумма в 20 млн. руб. не окончательная, в настоящий момент подаются иски в Арбитражный суд Москвы о взыскании с „Санрайз Раша“ 54 млн. руб.»

В числе кредиторов «Неоторга» и «Санрайза» — множество крупнейших ИТ-поставщиков, а размеры задолженностей составляют не один миллион долларов.

Еще один, менее крупный, но тем не менее известный всему ИТ-рынку, должник — иркутская компания «Комтек». Как рассказал Алексей Безруков, подавляющее большинство исков к компании было удовлетворено, что, увы, не привело к возврату денежных средств в полном объеме. Кредиторская задолженность внушительных размеров (десятки миллионов рублей) возникла у сети весной-летом 2008 г. Осенью 2008 г. владелец компании принял решение о ее ликвидации, весной 2009 г. она признана банкротом. «Сходные обстоятельства имеются, на наш взгляд, и в ситуации вокруг „Тэнфолд Групп“ (Москва), владельцы и руководители которого еще зимой 2008–2009 гг. интенсивно брали у дистрибьюторов товарные кредиты, а в марте 2009 г. приняли решение о банкротстве компании с общим объемом долгов более 170 млн. руб.», — продолжил Алексей Безруков.

Александр Гуккин рассказал о нескольких проблемных компаниях, с которыми сейчас ПИРИТ ведет судебные разбирательства. Некоторые из них также находятся в состоянии банкротства. Компания «ДОМО» (она же «Абрис», Казань): на переговоры о возврате долга не пошла, руководитель ни одного обещания о личной встрече не выполнил; долг в несколько миллионов рублей взыскан через суд с просрочкой оплаты более 1 года (440 дней). Арбитражный суд Республики Татарстан ведет дело о банкротстве «Абрис». Компания «Шанс» (Старый Оскол): конструктивных переговоров о возврате долга не велось, принято судебное решение; сумма долга составляет несколько миллионов рублей, срок долга — около 300 дней. Сумма долга компании Dixis (Москва) перед ПИРИТом — несколько миллионов рублей, срок долга — около полугода, принято решение об обращении в суд. В отношении этой компании возбуждено дело о банкротстве на основании заявления ООО «Инел-Сити». Компания БИТ (Самара) должна ПИРИТу несколько сотен тысяч рублей, срок долга — около 8 месяцев. Руководство этой компании, по словам Александра Гуккина, недоступно для переговоров, идет судебное разбирательство. Сумма долга компании «Центр-Дон» (Ростов-на-Дону) — несколько сотен тысяч рублей, срок долга — около 8 месяцев. Договоренностей о погашении или реструктуризации долга достичь не удалось, принято судебное решение о возврате долга. Должник подал в Арбитражный суд Ростовской области заявление о признании себя банкротом.

О проблемных должниках RSI рассказал Всеволод Крылов, генеральный директор компании: ООО «ДВК» (Рязань, долг 2,5 млн. руб., компания признана банкротом); ЗАО «Лайт Коммуникейшн» (Москва, долг 2 млн. руб.); ООО «ТК Неоторг» (Москва, долг 5,5 млн. руб.); ООО «ТехноСити» (Тюмень, долг 6 млн. руб., компания находится в состоянии банкротства) и т. д. «Исков десятки, —говорит глава RSI. — Суды выиграны, но средства не получены либо из-за перегруженности службы судебных приставов, либо из-за ликвидации компаний».

Похоже, на данный момент не существует эффективных механизмов защиты от недобросовестных дебиторов, которые с легкостью инициируют процедуру банкротства. На том же «круглом столе» АП КИТ выяснилось, что практически нет успешного опыта работы с коллекторами, судебными приставами, подачи на банкротство, внешнего управления...

Нередки случаи, когда владельцы компаний-банкротов открывают новый бизнес и продолжают свою деятельность под новыми именами. «Управляющие этих компаний открывают новые фирмы, иногда не в компьютерной индустрии, и продолжают заниматься бизнесом, — говорит Всеволод Крылов. — В любом случае для нас дальнейшая работа с этими компаниями исключена». Максим Сорокин тоже считает, что места в ИТ-бизнесе для владельцев таких организаций — умышленных банкротов больше не будет: «Их запомнят. Доверия им не будет. Наша компания слишком уважает себя, чтобы выходить из рамок правового поля даже тогда, когда нам все очевидно. Но желающие половить рыбку в мутной воде инспирированного банкротства должны помнить, что не все так снисходительны, как OCS».

Более подробную информацию о судебных делах в отношении ИТ-компаний и о банкротствах можно найти здесь.


Версия для печати (без изображений)