Если внимательно присмотреться к истории южнокорейской компании Samsung Electronics, причем не только к тому, что реально производилось, какие контракты заключались и пр., но и к публичным заявлениям руководителей компании, а также отзывам и откликам в прессе, можно заметить, что последнее десятилетие едва ли не полностью было посвящено борьбе на два фронта. С одной стороны, требовалось выпускать действительно конкурентоспособные товары, с другой же — ломать сложившиеся стереотипы восприятия и у потенциальных пользователей, и у реселлеров всех уровней.

Каково было сложившееся общественное мнение о южнокорейских фирмах примерно 7—8 лет назад? «Они выпускают дешевые товары. Это связано в первую очередь с тем, что у них дешевая рабочая сила. Однако в этой стране недостаточно квалифицированных работников, а традиций культуры производства нет. Поэтому их товары, как правило, имеют сомнительное качество». «Цветовая кодировка» компьютеров — желтая сборка, белая сборка... применялась не только в России. Слова, быть может, использовались другие, но в США и Западной Европе тоже с большими сомнениями решались покупать высокотехнологичные товары с надписью Made in Korea. Специалисты уже тогда знали, что все совсем не так просто, ибо достаточно было вынуть печатную плату из любого компьютера или блока управления производства, скажем DEC или IBM, чтобы увидеть на ней одну или несколько интегральных схем с надписью Korea. Этот факт по-прежнему оставлял место сомнениям — мол, да, комплектующие они выпускают, но закупающие эти комплектующие гиганты наверняка налаживают у себя жесткий входной контроль, а как с этим обстоит дело внутри Кореи мы, мол, не знаем. Итак, первый стереотип, который пришлось взламывать Samsung Electronics, было распространенное мнение о недостаточно высоком качестве. Следует отметить, что в этом смысле группа Samsung несколько опередила большинство своих соотечественников. Разумеется, не следует считать, что фирма ограничилась одной только рекламно-маркетинговой деятельностью. Обмануть покупателей и реселлеров таким образом можно, но ненадолго. Критерий качества был выдвинут на передовые позиции и на производстве. Результат был достигнут, хотя отнюдь не мгновенно. Компания получила сертификаты ISO 9000, а компьютерная техника и бытовая электроника с торговой маркой Samsung перестали ассоциироваться с пресловутой «желтой сборкой». И перед фирмой встал следующий барьер...

Что следует за качеством? Совершенно справедливо, количество. Для того чтобы торговая марка стала узнаваемой, одной только рекламы мало. Необходимо, чтобы каждый потенциальный покупатель, будь то потребитель бытовой техники или руководитель информационного департамента крупной корпорации, имел уверенность в том, что он не «одинок». Требуется, чтобы этот покупатель знал, что товары с такой же торговой маркой уже есть у его друзей и соседей. Словом, у товара должна быть добрая слава. А чтобы эту славу завоевать, требуется массовость. Но это не единственный аргумент в пользу развертывания крупномасштабного производства. Заключит ли контракт на поставку, скажем, мониторов, какой-нибудь компьютерный гигант, если он не уверен в том, что сроки поставок будут безукоризненно соблюдаться вне зависимости от колебаний спроса? А такие контракторы — важная составляющая бизнеса в наш век интернациональной кооперации. Окончательно эта последняя задача была решена уже совсем недавно, не более двух-трех лет назад. Теперь выпускаемые заводами Samsung мониторы включаются в комплект компьютеров таких грандов, как Compaq, Hewlett-Packard и IBM, и продаются, естественно, под торговыми марками этих компаний. Гиганты убедились в том, что и качество, и количество выпускаемых Samsung товаров вполне достойны такой сделки.

Следующий рубеж самый сложный и самый «непонятный». Почему компьютеры, для которых системные платы изготавливаются на Тайване, а мониторы в Южной Корее, несут на себе гордую фирменную марку Compaq или IBM? Не потому ли, что эти компании завоевали себе славу первопроходцев. Скажем, мы долгие годы называли компьютеры IBM-совместимыми и продолжали их называть даже после того, как Compaq первой выпустила персональный компьютер на базе процессора i386. Обе упомянутые фирмы не раз были первыми, некоторые новинки стали стандартами, некоторые не были приняты рынком, но побочная (впрочем, такая ли побочная?) задача была решена: в глазах компьютерного сообщества Compaq, IBM и другие титаны выглядят изготовителями оригинальной техники, а все другие производят копии. Разумеется, на деле все не так просто, но общественное мнение установилось. Теперь на очереди у Samsung Electronics именно эта вершина: компания должна приобрести репутацию новатора. Требуется, чтобы люди говорили и думали, что идеи и решения другие фирмы копируют именно у Samsung. Нельзя сказать, чтобы из отделов разработки Samsung и прежде не появлялось ничего оригинального. Компания неоднократно оказывалась пионером в разработке и выпуске модулей памяти большого объема, есть на ее счету и другие новинки, например первый в мире ЖК-монитор на активной матрице с размером экрана 22 дюйма по диагонали. Развернуты исследовательские центры и в самой Корее, и в других странах. Однако пока общественное мнение переломить не удается. До сих пор все задачи, которые ставила перед собой группа Samsung, успешно решались. Так что есть все основания полагать, что через год или два мы заговорим о чем-нибудь Samsung-совместимом.

В заключение автору хотелось бы поблагодарить руководство компании Samsung за предоставленную возможность на месте ознакомиться с деятельностью этой фирмы. Полученная информация отнюдь не исчерпывается данной статьей.

Корейский путь развития и Samsung

После того как Корея перестала быть японской колонией и завершилась кровопролитная война с Севером, на Юге была принята модель экономического развития, которая, как это ни парадоксально, была унаследована от колониальных времен. Основу этой модели составляют чеболи — холдинги, объединяющие в себе промышленные компании самой разной ориентации. Все эти компания являются взаимными акционерами другу у друга, хотя не исключается определенная конкуренция. От японских кейрецу корейские чеболи отличаются по целому ряду параметров. Так, кейрецу обычно объединяются вокруг некоторого финансового центра, чеболям же до последнего времени не позволялось быть хозяевами банков, чтобы правительство могло более строго контролировать их деятельность. Кроме того, кейрецу объединены по вертикали и действуют в близких отраслях, в то время как чеболи работают в самых разнообразных сферах — скажем, от автомобильной промышленности до производства полупроводников. Наконец, контрольный пакет акций в чеболях обычно сосредоточен в руках одного семейного клана, представители которого занимают все или почти все ключевые посты, в то время как в Японии руководители кейрецу объединяются по социальному признаку.

В Южной Корее четыре главных чеболя обеспечивают производство, по некоторым оценкам от 40 до 45% валового национального продукта. Одним из этих суперчеболей является группа Samsung, на долю которой приходится не менее 10% всего экспорта из Южной Кореи. Оборот Samsung Electronics в 1997 г. составил 19 млрд. долл. Значительная часть инвестиций приходится на исследовательские работы. Так, в 1996 г. в исследования было вложено 1,5 млрд. долл. В 12 исследовательских центрах Samsung во всем мире работают 12 200 человек, из которых более 500 имеют степень доктора.

Версия для печати (без изображений)