В начале сентября должность вице-президента компании «Партия» по маркетингу и рекламе оставил Борис Щербаков. По нашим сведениям, это решение он принял еще в августе, задолго до того, как российский рынок «свалился» в финансовый штопор. Известно, что уже тогда ряд лиц в руководстве «Партии» знали, что он собирался оставить компанию, однако официально об этом решении было объявлено позже.

Господин Щербаков любезно согласился ответить на вопросы главного редактора CRN/RE Ильи Липкина.

И.Л.: Какова предыстория столь крутого поворота в вашей карьере, связано ли это с финансовым кризисом?

Б.Щ.: Начнем с того, что к кризису это не имеет никакого отношения. В «Партии» я проработал полтора года, сменив за это время две должности. Сначала я отвечал за бизнес, связанный с вычислительной и оргтехникой. Для меня это было расширение рынка, некий позитивный «набор высоты», мне это нравилось, было интересно этим заниматься. Я понял, что такое рынок оргтехники, как строятся процессы в розничной торговле, ближе познакомился с реальной оптовой торговлей. В конце прошлого года в результате реструктуризации мне была предложена должность вице-президента по маркетингу и рекламе, правда, тогда еще не до конца были сформулированы мои основные обязанности. Кстати, они формулировались постепенно, пока я занимал эту должность.

И.Л.: Как вы объясняете то, что за полтора года вам пришлось дважды «поменять специальность»?

Б.Щ.: В «Партии» принята концепция динамического роста для сотрудников, базирующаяся на их перемещении и по вертикали, и по горизонтали. Эта кадровая политика дает неплохие результаты, люди не засиживаются. При каждой очередной реструктуризации предлагаются новые должности, которые сразу занимают кадровые сотрудники компании - им не нужно адаптироваться, проще войти в курс дела. Подобные реструктуризации - это всегда реакция на внешние обстоятельства, на изменения рыночной ситуации.

И.Л.: Переход на должность вице-президента по маркетингу и рекламе, не было ли это для вас шагом назад или сильно «в сторону»?

Б.Щ.: Это тоже было для меня расширением рынка, я начал заниматься не только компьютерами и оргтехникой, но и другими товарами, словом, было довольно интересно. Разумеется, потребительский рынок шире компьютерного, но компьютерный мне кажется наиболее структурированным, развитым, и все существующие здесь тенденции прочитываются и в других сегментах. Подходы везде одинаковы.

И.Л.: Что явилось побудительной причиной ухода из «Партии»?

Б.Щ.: В результате очередной реструктуризации мне было предложено заняться другим проектом. Но я посчитал, что этого делать не стоит: такие метания в конечном счете ни к чему хорошему не приводят. Я решил остановиться на том, что я умею делать и вернуться к иностранной корпоративной культуре, начать либо строить свою, либо вписываться в какую-то команду. Это у меня неплохо получалось в HP. Кроме того, я стал забывать английский.

И.Л.: Менеджеры вашего калибра не уходят «в никуда». Очевидно, у вас существуют какие-то планы, есть предложения?

Б.Щ.: Предложения есть. И даже из «некомпьютерных» фирм. Правда, в результате обвала рынка все они носят скорее виртуальный характер. Инофирмы занимаются изменением своей структуры, кроме того, никто не знает, во что все это выльется. Однако подбор персонала идет, особенно на высшие должности, по крайней мере, с несколькими компаниями я веду переговоры. Естественно, пока твердых обещаний или договоренностей быть не может - по объективным причинам.

И.Л.: Уход из компании прошел для вас гладко или возникли какие-то проблемы? Вообще какое впечатление осталось от этих полутора лет, проведенных в «Партии»?

Б.Щ.: Я очень доволен тем, что работал в «Партии». Это необычная, чрезвычайно жизнестойкая мобильная система, со своим очень своеобразным менеджментом. Расстался с «Партией» мирно, поддерживаю дружеские отношения с Александром Минеевым. Я был наемным служащим, и все свои обязательства по отношению к фирме выполнил. Ни у меня к ним, ни у них ко мне никаких претензий нет.


Версия для печати (без изображений)