В первых числах октября я побывал на нескольких мероприятиях, в которых участвовали первые лица крупных российских компьютерных компаний. Каждый раз возникала тема кризиса, охватившего Россию. К сожалению, судя по высказываниям многих руководителей компьютерного бизнеса, они недостаточно адекватно оценивают то, что происходит сейчас в стране. На первом месте у них сиюминутные проблемы фирмы: как вытащить деньги из «проблемного» банка; как уговорить вендора подождать с оплатой; какую цену установить на продукцию на время кризиса... Стабилизация курса доллара вообще создала у ряда бизнесменов ложное ощущение, что кризис заканчивается, и скоро можно будет жить, как раньше. Или, по крайней мере, почти как раньше.

На самом деле кризис только начинается. Обозреватели часто называют происходящее системным кризисом. При этом они подразумевают, что кризис охватил всю банковскую систему или всю финансовую систему России; ряд аналитиков считают, что он стал проявлением всемирного финансового кризиса. Правда же заключается в том, что финансовый кризис есть следствие и выражение глубочайших и непримиримых внутренних противоречий, сложившихся в политической системе и государственном устройстве страны. Системный характер нынешнего кризиса именно в этом, и именно поэтому так сложно прогнозировать развитие событий. Мировой финансовый кризис лишь ускорил объективно протекавшие процессы.

Оценивая то, что происходит сейчас в экономике, следует иметь в виду, что будущее российского бизнеса (в том числе компьютерного) снова зависит прежде всего от политических решений. Как в 1991 и 1993 гг., эти решения будут определять, в каком направлении пойдет дальнейшее развитие страны: сохранятся ли рыночные отношения и механизмы или экономика вернется к прежним командно-распределительным. Вероятность второго пути сейчас достаточно высока. Правда, как показывает мировой опыт, такой отход назад не может быть ни полным, ни долгосрочным, однако пережить его смогут лишь немногие из ныне действующих предприятий.

Попытаемся охарактеризовать состояние российской индустрии ИТ перед кризисом и в момент кризиса, а также оценить ее краткосрочные перспективы.

К началу нынешнего года индустрия ИТ в России была практически единственной отраслью, за исключением сырьевых, которая развивалась, приносила прибыль и имела неплохие перспективы на будущее. По историческим причинам эта отрасль сформировалась вне сферы непосредственных интересов нашего государства; именно этим, по-видимому, и объяснялись ее успехи.

Уже в первой половине 1998 г. в основных секторах рынка ИТ стали заметны признаки стагнации и спада, а августовский обвал и его последствия - потеря ликвидности банковской системы, фактическое закрытие ряда предприятий-клиентов, снижение покупательной способности рубля - привели к сжатию или потере рынка практически во всех секторах (в том числе малого и среднего бизнеса, торговли, розничного).

В результате отрасль переживает сейчас тяжелые времена. Очень многие успешные компании, в том числе крупные, потеряли значительную долю оборотных средств, замороженных на счетах в проблемных банках; та же судьба постигла и большое количество потенциальных потребителей ИТ. Платежеспособный спрос корпоративного сектора снизился не только из-за падения курса рубля, но и вследствие паралича банковской системы: многие заказчики, располагая безналичными средствами, не могут рассчитаться за товары и услуги, так как банки не проводят платежи. Фактор неопределенности вынуждает многих клиентов отказываться даже от насущных покупок, откладывая их до лучших времен.

От девальвации рубля и нестабильности курса особенно сильно пострадали дистрибьюторы и крупные производители ПК, чей бизнес связан с импортом.

В секторе SOHO, где возможны расчеты наличными, резкий спад продаж обусловлен тремя причинами: во-первых, нестабильность курса рубля заставила поставщиков и торговцев в конце августа - начале сентября приостановить продажи; во-вторых, емкость рынка упала из-за девальвации национальной валюты и потери ликвидности банковской системы, обесценивших сбережения; в-третьих, многие потенциальные потребители оказались перед лицом вполне реальной угрозы лишиться работы, а в этих условиях не до покупки вычислительной техники.

Особенно сильный удар пришелся по поставщикам ИТ для финансовых учреждений. Практически полностью разрушен фондовый рынок, а следовательно, потеряны заказчики из числа обслуживавших этот рынок организаций: брокерских контор, инвестиционных компаний и т.п. За неимением фондового рынка внезапно стали ненужными целые классы специализированных программных продуктов. Соответственно фирмам, специализировавшимся на их разработке и внедрении, придется перепрофилироваться или закрыться. Средства, потраченные на разработку этих продуктов, вернуть в обозримом будущем, скорее всего, не удастся.

Разработчики ПО для банков также пострадали. Поскольку ликвидность банковской системы в целом резко снизилась, даже те банки, которые потеряли на ГКО незначительную долю активов, оказались в трудном положении. Они вынуждены направлять имеющиеся в их распоряжении средства в первую очередь на проведение платежей клиентов и выплаты вкладов; кроме того, многие банки пытаются застраховаться от курсовых рисков, вкладывая деньги в иностранную валюту.

Очень сильно сократился рынок платежных систем на базе пластиковых карточек. Рухнула крупнейшая платежная система STB Card. Сильно подорвано доверие населения к карточкам, как и к другим банковским продуктам. Фирмы, специализировавшиеся на предоставлении банкам технологий платежных систем, остались без заказов. Их будущее зависит от того, смогут ли они переориентироваться на небанковские применения пластиковых карточек, или от того, насколько скоро будут воссозданы платежные системы.

Сможет ли индустрия ИТ в России выйти из кризиса? В первую очередь это зависит, как уже было сказано, от политических решений. Если будут приняты предложения некоторых политиков, требующих централизации экспортно-импортных операций, то, очевидно, экономика будет отброшена не в 1993-й, а в 1988 г. Для тех представителей ИТ-бизнеса, которые начинали именно тогда, обстановка будет в чем-то привычной. Можно ожидать, что в этом случае обещанная правительством «поддержка отечественного товаропроизводителя» выльется в вакханалию выдачи безвозвратных кредитов. Часть из них, возможно, будет направлена на информатизацию предприятий. Другая часть уйдет в «прокрутку», для чего, конечно же, снова будут создаваться «карманные» банки, нуждающиеся в банковских системах. Все это может оживить отрасль, но надолго ли? Неизбежный новый виток кризиса приведет к полной остановке экономики.

Если же правительством будет принята более трудная, но и более надежная стратегия рыночного выхода из кризиса, то очевидным следствием на первом этапе будет дальнейшее сокращение платежеспособного спроса на ИТ и их элементы. При этом в наихудшем положении окажутся поставщики вычислительной техники brandname, крупные системные интеграторы и разработчики узкоспециализированных программных продуктов для финансовых учреждений. Можно ожидать сохранения или даже роста рынка отечественных бухгалтерских систем и систем управления предприятиями. Более или менее устойчивый бизнес может сохраниться у мелких отечественных сборщиков ПК, хотя в ближней перспективе у них возникнет серьезный конкурент: вторичный рынок вычислительной техники, высвобождаемой в результате банкротства предприятий.

Очень многое здесь снова зависит от действий правительства. Опубликованный недавно так называемый «план Маслюкова» (официальная версия программы выхода из кризиса должна быть готова к 20 октября) практически лишает коммерческие банки возможности зарабатывать на валютном рынке, что после краха фондового рынка оставляет банкам очень узкое поле для маневра. По замыслу, речь идет о «выдавливании» банков на рынок прямого инвестирования и кредитования реального сектора, однако в условиях, когда практически все заемщики ненадежны и нет механизма принуждения к исполнению обязательств, это приведет банки к быстрому разорению, что мы уже наблюдали в начале 90-х годов. Еще одна особенность этого плана - значительное повышение требований к собственному капиталу банков. Далеко не все средние банки будут способны довести собственный капитал до требуемых значений в отведенный для этого промежуток времени. Авторы плана и не скрывают, что из национализированных активов банков, не успевших достичь заданных цифр, будет составлен капитал государственного банка реконструкции и развития. Тем самым вполне жизнеспособными банками снова пожертвуют для наполнения госбюджета.

В случае реализации «плана Маслюкова» в России останется около десятка сверхкрупных банков и не более двух сотен средних. Если же правительство не будет уничтожать жизнеспособные банки, то можно ожидать, что 500-700 малых и средних банков благополучно переживут кризис.

Очевидно, однако, что сколько-нибудь серьезные закупки ИТ в банковском секторе в ближайшие месяцы маловероятны. Некоторого оживления рынка можно ожидать только в начале 1999 г., и то при благоприятных условиях (т. е. при разумной политике государства).

Какой же будет стратегия предприятий отрасли ИТ в нынешних условиях? Возможны два варианта: стратегия выживания и стратегия захвата. Предприятия будут либо стараться переждать тяжелые времена, сократив расходы до предела и стараясь не потерять клиентскую базу, либо, при наличии ресурсов, могут попытаться перераспределить рынок в свою пользу за счет тех, кто не удержался на рынке или ограничивается выживанием.

Ряд предприятий уже начал борьбу за клиента, объявив специальные «антикризисные» программы: особые скидки, замораживание рублевых цен, новые продукты, разработанные с учетом потребностей, обусловленных кризисом, и т.п. Некоторые разработчики программных продуктов, конкурентоспособных на мировом рынке, решительно переориентируются на экспорт.

Современная экономика без ИТ невозможна. Поэтому отрасль будет жить. Однако к весне 1999 г. мы недосчитаемся десятков, а возможно, сотен предприятий: некоторые разорятся, а другие пойдут по пути слияния и объединения. Если бы концентрация капитала происходила не в условиях кризиса, можно было бы радоваться тому, что наши отечественные предприятия наращивают мощь...

Александр Евтюшкин, главный редактор журнала «Банковские технологии», эксперт Ассоциации российских банков


Версия для печати (без изображений)