CRN/RE ежегодно обращается к теме автоматизации госсектора. Прошлогодний обзор отразил неуверенность и некоторую растерянность ИТ-компаний в конце I квартала, однако содержал три примечательных тезиса.

Первый — что ничего фатального с доходами ИТ-рынка в связи с информатизацией госструктур не произойдет, как бы ни менялась ситуация. Ведь основные средства идут на поддержку, а отказаться от нее нельзя. Прогнозировалось падение рынка на 50–80% от уровня 2008 г. В целом это прогноз оказался верен, но об уровне падения ничего определенно сказать нельзя, можно лишь предполагать, что цифры оказались близки к реальности.

Второй тезис — что кризисное время может быть успешно использовано для создания и развития инфраструктуры, которая поддержит и даже катализирует неминуемый и грядущий рост. Ничего подобного не случилось, напротив, максимальному секвестру подверглись как раз госзакупки оборудования.

И третий тезис: раз в кризис повышаются требования к оперативности и взвешенности решений, то увеличится потребность в межуровневой и межотраслевой интеграции данных. Этого тоже не случилось, во всяком случае нет открытой информации о подобных проектах. Зато довольно неожиданно чиновники, начиная с первых лиц государства, стали проявлять необычайный интерес к использованию ИТ. Что не может не радовать ИТ-сообщество, дружно питающее надежды на укрепление и расширение или хотя бы на сохранение такого интереса. С этим «ИТ-курсом сверху» по большому счету и связан весь оставшийся оптимизм относительно автоматизации госструктур.

«Естественно, в 2009 г. заметно снизились объемы закупок компьютерного оборудования в связи с кризисом и сокращением финансирования во всех секторах экономики, — отмечает старший вице-президент ГК „Аквариус“ Владимир Шибанов. — Старые проекты завершаются, а инвестиций на новые практически нет. По нашим оценкам, восстановление будет небыстрым, начало 2010 г. характеризуется выжидательными позициями. По всей видимости, удовлетворение потребностей госсектора в ИТ будет идти более медленными темпами, чем восстановление экономики. Будем надеяться, что это сформирует отложенный спрос: хочешь не хочешь, а обновлять парк ПК придется. С другой стороны, различные государственные инициативы последнего времени ставят перед госсектором ряд конкретных задач, которые должны быть решены в самое ближайшее время с помощью ИКТ».

Директор департамента продаж компании ARMADA Инна Савчук рассчитывает, что в ближайшие год-два госструктуры наверняка продолжат реализацию ИТ-проектов — «пока актуален взятый на уровне высшего руководства страны курс на полномасштабное использование ИКТ в этом секторе». Савчук напоминает, что обозначено три основных приоритета в развитии сервисов «электронного правительства»: оказание государственных услуг в электронной форме, межведомственное взаимодействие и применение ИКТ для поддержки принятия решений, а одной из объявленных задач программы «Информационное общество» является создание общероссийского портала госзакупок.

Святослав Сорокин, управляющий директор компании «Verysell Проекты», считает, что теперь за внедрение информационных технологий выступают не только начальники соответствующих подразделений, но и руководители ведомств в целом. «Если у первых лиц государства сохранится приоритет повышения уровня обслуживания населения и прозрачности оказываемых услуг, можно ожидать, что через три года мы добьемся внедрения следующего поколения систем, которые дадут эффект уже в течение 4–5 лет. К сожалению, сделать это быстрее сложно, т. к. в данном случае мы имеем дело с очень большими системами масштаба крупного города или даже государства», — говорит он.

Перспективы ближайших года-двух не очень понятны, считает Владимир Орлов, директор по поддержке продаж Fujitsu в России. «География, я думаю, сильных изменений не претерпит, потому что там, где деньги, там и ИТ-проекты, — говорит он. — Это значит — центр, города-миллионеры, нефтяные регионы. Функциональность — вопрос сложный, хотя на самом высоком уровне декларируется, что надо делать системы для документооборота, то есть достаточно интеллектуальные, для общения с населением, для реестровых записей. Но практика — критерий истины, так что — посмотрим. С точки зрения технологии никаких изменений, прорывов и падений в госзакупках мы не наблюдаем».

Инфраструктуры в целом стало меньше, а сервиса больше, отмечает генеральный директор «Воентелеком» Николай Тамодин. Он считает ключевым направлением развития именно произошедший сдвиг в сторону услуг: значит, отрасль развивается. Общий объем инвестиций сократился, зато теперь деньги стали тратиться более осмысленно и рачительно, появилось больше желания со стороны клиентов оптимизировать свою работу, полагает он.

Игорь Никулин, директор департамента информационных технологий компании «Крок», видит и другие изменения. В качестве основных тенденций прошлого года он отмечает расширение географии потребления услуг и увеличение количества запросов на построение систем, которые способствуют повышению прозрачности деятельности государственных органов для населения. Прежде всего речь идет об информационных порталах, благодаря которым граждане могут не только получить исчерпывающую информацию о работе организации, но и, например, проследить за движением документов или проверить сроки исполнения. «Если раньше вопросами построения информационных систем в основном были заняты федеральные и областные власти, то в последнее время мы наблюдаем все больший интерес к подобным задачам со стороны городских властей», — отмечает Никулин. По его мнению, увеличилось количество запросов на построение систем электронного документооборота, автоматизации процесса взаимодействия с населением и построения автоматизированных систем для «единого окна».

Главным направлением развития информационных технологий в госорганах в прошедшем году и на ближайшую перспективу представляется создание инфраструктуры для оказания государственных информационных услуг и проведения электронных торгов, полагает Михаил Емельянников, директор по развитию бизнеса компании «Информзащита». Эта тенденция будет определять, уверен он, и выбор продуктов, и выбор технологий, и выбор услуг. Затронуть она должна все без исключения органы власти — федерального, регионального и муниципального уровней.

Спрос на конкретные продукты и услуги зависит от особенностей в формировании спроса в госсекторе в целом, подчеркивает Павел Шалагинов, коммерческий директор компании «Утилекс» (Новосибирск), причем направление и объем формируются не только и не столько потребностями потребителей, сколько «инициативами», исходящими сверху. В 2009 г. руководство страны большое внимание уделяло вопросам электронного документооборота, что привело к увеличению спроса на услуги по внедрению СЭД, считает Шалагинов. Другая инициатива — законодательная — набивший оскомину закон № 152-ФЗ. Несмотря на то что самому закону уже больше 3-х лет, последствия его принятия стали заметным фактором на рынке именно в прошлом году, особенно во второй его половине. По этому поводу мнения неоднозначные.

«Одной из самых актуальных на сегодня задач, стоящих перед госсектором, является обеспечение защиты персональных данных, — говорит Владимир Шибанов. — Большинство операторов ПДн начали активную подготовительную работу только в 2008 г., когда стала доступна нормативная база и появилось более ясное понимание необходимых для соблюдения требований закона № 152-Ф3 мер. Соответственно в 2009 г. спрос и количество реализованных проектов в этой области резко возросли. „Аквариус“ уже более двух лет занимается созданием комплексных решений по защите информации и персональных данных. Например, выпущена серия решений „Бастион“ для построения защищенных информационных систем».

Игорь Никулин считает, что закон повлиял на развитие рынка: «Необходимость привести информационные системы в соответствие с требованиями закона увеличила количество проектов по информационной безопасности». Учитывая перенос сроков вступления в силу санкций по ФЗ № 152, в ближайший год эта тенденция сохранится, полагает Никулин.

А Михаил Емельянников называет «практически невостребованными госорганами» услуги по защите персональных данных, о чем остается лишь сожалеть. Ведь именно государственный сектор должен был показать пример реализации требований закона, впрочем, на это не было выделено финансирования. Для того, считает Емельянников, чтобы выполнить уже выдвинутые требования по информационной безопасности для порталов органов власти, в дополнение к перечисленным направлениям необходимо строительство иерархической структуры удостоверяющих центров, поскольку все выкладываемые на порталы документы и вносимые изменения должны заверяться электронной цифровой подписью. «Наша компания сформулировала концепцию защищенного портала органа власти, предоставляющего информационные услуги, и концепцию создания инфраструктуры открытых ключей в интересах госорганов. На продвижение этих решений и будут направлены наши усилия», — говорит он.

СПО в госсекторе

Многие события минувшего года, касающиеся информатизации госсектора, были связаны со свободным ПО. Оценки перспектив применения такого софта экспертами не просто сильно различаются, они полярны. Инна Савчук считает, что СПО приобретает особую актуальность в России. И видит для этого несколько причин. Во-первых, проекты по внедрению свободного ПО достигли такого уровня зрелости, когда многие из них составляют серьезную конкуренцию по качеству, по цене, по скорости развертывания проприетарного ПО. Качество СПО-продуктов достигло такого порога, после которого неминуемо начинается их массовое распространение, считает Савчук. Кроме того, государство четко обозначило свой интерес к импортозамещению в сфере ПО. В структуре госзаказа с каждым годом растет доля ИТ-проектов, построенных на СПО. Известен ряд крупнейших в мировых масштабах примеров использования СПО в интересах государства, включая российские школы, построение на базе ПО «Альт Линукс» единого портала госуслуг, автоматизация государственного аппарата на базе свободного ПО в Татарстане, использование разработок «Альт Линукс» в суперкомпьютере «Чебышев» в МГУ. «Государство повернулось лицом к отечественным разработчикам свободного ПО, и мы можем прогнозировать, что объем этого рынка будет расти», — считает Савчук.

СПО дает большие возможности заказчикам, которые не могут позволить себе долгосрочные инвестиции в проекты по разработке определенного прикладного программного обеспечения.

Есть и другая точка зрения. Павел Шалагинов полагает, что «долгая практика применения свободного ПО в нашей стране показала, что оно не работает. Есть только пиар. Поддержка и эксплуатация такого ПО однозначно дороже, чем использование лицензионного. Показательный пример — внедрение свободного ПО в российских школах, которое, мягко говоря, обернулось конфузом», — напоминает он.

Директор по маркетингу производственной компании R-Style Computers Алексей Алексеев уверен, что процесс внедрения свободного ПО вместо пиратских копий коммерческого целиком связан с правоприменительной практикой, законодательством и гибкостью производителей коммерческого ПО. Он приводит следующий пример. В организациях, использующих нелицензионное ПО, практически на любом рабочем месте стоит Microsoft Office Pro. Работник может никогда не использовать PowerPoint или другие программы пакета, только иногда открывает Excel и пару раз в год печатает объяснительные записки в Word. Налицо факт, что Microsoft Office Pro не нужен. С другой стороны — и извлеченная выгода от пиратского использования ПО минимальна. Как альтернатива нужна либо очень облегченная версия коммерческого пакета за небольшие деньги, скромная плата за аренду или свободное ПО, полагает Алексеев. По его оценке, для крупных предприятий с большим парком компьютеров, конечно, выгоднее гибкая система лицензирования, чтобы не терять деньги на сопровождении системы и обучении сотрудников, а для небольших предприятий грамотное сочетание лицензионного и свободного ПО позволяет экономить существенные средства.

При этом вопрос применения такого ПО в государственных структурах, а они обычно достаточно велики, остается открытым. Игорь Никулин отмечает, что, судя по практике «Крок», в использовании свободного ПО для многих организаций пока больше вопросов, чем ответов. Основные сложности связаны с тем, полагает он, что необходимо обеспечить переход уже существующих приложений на новую операционную систему или офис. Никулин признает, что в ряде случаев свободное ПО может выиграть перед грандами в сфере ИТ, именно поэтому заказчики все чаще рассматривают переход на свободное ПО как способ экономии денежных средств.

СПО дает большие возможности заказчикам, которые не могут позволить себе долгосрочные инвестиции в проекты по разработке определенного прикладного ПО, считает Владимир Орлов. «Это правильно, хорошо и должно существовать. И уже находит применение во многих компаниях, которые занимаются разработкой ПО. Другое дело, что это не составит серьезной конкуренции Microsoft, но тем не менее если востребовано, то значит, имеет право на жизнь, потому что если бы к свободному ПО не было интереса, оно давно бы умерло», — заключает он.

Оценка государственных инициатив

В начале 2010 г. была образована правительственная комиссия по внедрению ИТ в деятельность государственных органов и органов местного самоуправления. Ее председателем назначен вице-премьер — руководитель аппарата правительства России — Сергей Собянин. Заместителем председателя комиссии назначен министр связи и массовых коммуникаций РФ Игорь Щеголев. По официальной информации, комиссия должна объединить усилия федеральных, региональных и местных органов власти. Окажется ли это шагом к давно ожидаемой систематизации усилий, направленных на расширение применения ИТ в госсекторе?

Инна Савчук считает, что созданная комиссия позволяет более эффективно координировать деятельность госорганов в развитии ИТ. Она создана в первую очередь для реализации проекта по переходу на предоставление государственных услуг гражданам с использованием Интернета. Как следует из любой популярной проектной методологии — у каждого проекта должен быть так называемый спонсор из представителей высшего руководства организации. «Уже сейчас можно сказать, что данному проекту повезло со спонсором в лице Сергея Семеновича Собянина: его статус и степень внимания к данной теме действительно позволяют достигать результатов и организовывать эффективное медведомственное взаимодействие», — говорит Савчук.

Положительно оценивает создание такого органа и Владимир Орлов: «Если комиссия разработает общую стратегию движения для локального уровня, который будет эту стратегию исполнять, то в этом и есть залог успеха. Больше нельзя находиться в состоянии феодальной раздробленности по ИТ-обеспечению, когда в одной области что-то внедрили, а в соседней нет. Сложно пока судить о том, чего мы ожидаем от этой организации, — ведь можно начать с популистских мер, а можно — с очень полезных дел».

В Verysell в первую очередь ожидают согласованности действий на межведомственном уровне. «Дело в том, — замечает Святослав Сорокин, — что самые большие проблемы в области информатизации государственного сектора находятся на стыке между ведомствами. Зачастую данные, как минимум, дублируются в информационных системах отдельных организаций и переносятся из одной системы в другую при помощи ручного ввода, что требует огромного количества ресурсов и не исключает возможность ошибки. От этого необходимо уходить».

В последнее время, по мнению Алексея Алексеева, отмечаются качественные сдвиги в подходе к автоматизации госсектора: «Все ждут систематизации проектов, чтобы количество стало переходить в качество. Там, где есть не только „движение коробок“, могут участвовать лишь компании с высоким уровнем экспертизы и опыта, поэтому мы ждем интересных проектов», — говорит он. Положительно оценивая инициативу в целом, Николай Тамодин считает, что ее успех во многом зависит от того, как удастся выстроить работу с органами местного самоуправления, насколько комиссия будет опираться на людей из органов власти, чьи усилия она должна объединять. Из этого взаимодействия или вырастут перспективы развития, или нет, полагает он, а кроме того, успеху будет способствовать привлечение отраслевых экспертов. Тамодин высказывает также надежду, что «проект будет жизнеспособным и даст рынку в первую очередь ясные правила игры: понятные демократичные тендеры и т. д.».

Петр Шалагинов отмечает, что в постановлении о создании комиссии были такие термины и выражения, как «организация концепций и стратегий», «определение единой политики в сфере развития и использования информационных технологий» и т. д. «Как минимум на словах, — говорит он, — есть понимание потребности и желание подойти к вопросу информатизации комплексно и стратегически». Но это далеко не первая «высокая комиссия», напоминает Шалагинов и вспоминает Правительственную комиссию по федеральной связи и информационным технологиям, Правительственную комиссию по развитию и использованию информационных технологий, Межведомственную федеральную комиссию по информатизации, Совет главных конструкторов по использованию информационно-коммуникационных технологий в деятельности федеральных органов исполнительной власти и др. «Поэтому сам факт создания такой комиссии еще не гарантирует прорыва в этом направлении, нужно дождаться конкретных шагов, — подчеркивает он. — Заставляет задуматься и тот факт, что из 16 членов комиссии только двое имеют непосредственное отношение к информатизации».

Другая любопытная инициатива Министерства связи и массовых коммуникаций связана с тем, чтобы началось производство оборудования (в первую очередь — телекоммуникационного и ИТ-оборудования) иностранными компаниями на территории страны. В официальных пресс-релизах сообщается, что «иностранные вендоры уже заявили о готовности создавать производство в России и передавать технологии отечественным специалистам». Насколько реалистичным такой курс считают эксперты?

Владимир Орлов напоминает, что Fujitsu имеет свое производство в России с 2001 г. «Мы производили настольные компьютеры на заводе „Квант“ и частично на „Аквариусе“, затем производство было перенесено в Казань на производственные мощности „ICL КПО-ВС“, которая входит в Fujitsu Group. Также там планируется производство серверов и другого оборудования». Пример хороший, но он связан преимущественно со сборкой, а не с передачей производственных технологий нашим компаниям.

Cреди российских производителей именно у ГК «Аквариус», считает Владимир Шибанов, самый большой опыт промышленной кооперации с мировыми производителями. В 2001 г. был подписан один из пяти контрактов на сборку системных блоков НР в Европе и реализована интеграция системы управления производством и качеством на предприятии «Аквариус» с аналогичной системой завода НР во Франции. Первый персональный компьютер HP был собран в 2001 г. именно на Шуйском заводе «Аквариус». В соответствии с OEM-контрактом, подписанным в 2005 г. с компанией EMC, выпускается линейка СХД CLARiiON под маркой Aquarius. Российский вендор является одним из четырех международных OEM-партнеров EMC, работающих в России. В 2003 г. стартовал совместный проект с Cisco по производству интегрированных систем бизнес-коммуникаций на базе серверов Aquarius и программного обеспечения Cisco CallManager. «Аквариус» стал первым в мире AVVID-партнером Cisco в категории производства серверов. Шибанов подчеркивает, что сотрудничество компаний группы с иностранными производителями этими примерами не ограничивается, идут переговоры о новых проектах. Однако вопрос о том, в какой мере они будут «сборочными», а в какой — речь пойдет об использовании сторонних ноу-хау, остается открытым.

Снижение объемов госзакупок ИТ лишь укрепило позиции государства как крупнейшего потребителя ИТ-товаров и услуг, ведь остальные отрасли снизили спрос еще больше.

«Информзащита» готова к продолжению сотрудничества с крупнейшими западными производителями систем безопасности и его расширению, вплоть до создания на нашей базе сертифицированного производства средств защиты зарубежных вендоров, говорит Михаил Емельянников, «но учитывая деликатность проблемы безопасности, главная роль в такой работе все-таки принадлежит вендорам и определяется их готовностью к передаче технологий и исходных кодов». Среди уже существующих наработок Емельянников отмечает завершение сертификационных испытаний (их заявителем выступила компания) подсистемы управления идентификацией и доступом к программному продукту одного из крупнейших мировых вендоров.

R-Style Computers периодически сотрудничает с иностранными компаниями, когда нужно оказать качественные услуги по переконфигурации компьютеров или серверов, сообщает Алексей Алексеев. «Наш опыт и опыт ряда российских производителей показывает, что работу по лекалам западных компаний наладить сложно, т. к. при этом теряются конкурентные преимущества нашего сборщика: работа с мелкими партиями, индивидуальный подход к требованиям заказчика, что позволяет формировать и оставлять на производстве больше маржи», — считает он. Иностранные компании хотят минимизировать затраты, добиться «китайских» показателей, что в принципе невозможно из-за сложившихся «местных» особенностей, уверен Алексеев. По его мнению, тут всё просто. Компьютеры и серверы массовых неизменяемых конфигураций целесообразнее производить за границей, рядом с заводами по производству комплектующих (сейчас в России освоено только производство компьютерных корпусов). Это справедливо и для коммуникационного оборудования. Экономический смысл имеет лишь конфигурирование под заказчика, а к этому, по мнению Алексеева, зарубежные партнеры не готовы. Не следует сбрасывать со счетов уменьшение конфигурационных параметров за счет высокой степени интеграции и роста производительности, уже виден горизонт, когда сборка компьютеров будет не нужна, считает он. «Умножьте это на риск смены концепции ПК, когда гигагерцы перестанут перемалывать гигабайты неэффективного кода. Без производства электронных компонентов сборка в России для иностранцев не имеет экономического смысла».

А можно ли наладить выпуск электронных компонентов в России? Можно, полагает Алексеев, но «сугубо военного производства, т. к. там себестоимость — дело десятое; продукцию гражданского назначения сделать конкурентоспособной вряд ли получится». Кроме кадров, которые уже потеряны, нужны очень большие инвестиции: современный завод по производству процессоров стоит от 2 до 4 млрд. долл., а кроме них нужны еще сотни компонентов, чтобы получить готовое изделие. «Нет ни одной компании, которая готова вложить такие средства, — уверен Алексеев. — Сравните уровень инвестиций в производство иностранных автомобильных компаний: Toyota вложила 150 млн. долл., Nissan — 200 млн. долл. Это на порядок меньше. Если в электронику вкладывать на таком уровне, то, кроме пиара, ничего не получим, что, собственно, наблюдаем до сих пор», — заключает Алексеев.

Николай Тамодин ставит вопрос несколько иначе: «Считаю, что необходимо уйти от конкуренции в плоскости „свое-чужое“, а оценить и привлечь к работе в отрасли все лучшее». «Воентелеком» с марта 2010 г. приступил к открытому сравнительному тестированию оборудования WiMAX стандарта IEEE 802.16e-2005, пригласив к сотрудничеству заинтересованных производителей и системных интеграторов, в том числе зарубежных. Методики измерения и правила оценки произведенных тестов разрабатываются совместно с компаниями-участниками. Подтвердили свое участие Cisco Systems, Nokia, Huawei, а также российские «Цифровые технологи», «ИскраУралТел», концерн «Созвездие», компания «Сфинкс» и группа компаний «Классика». Тамодин ожидает, что всего в мероприятии примет участие более 20 отечественных и зарубежных производителей. Безусловно, результаты такого тестирования будут весьма интересны, учитывая новизну технологии и возможности ее применения в нашей стране.

*  *  *

В целом можно констатировать, что произошедшее снижение объемов госзакупок ИТ лишь укрепило позиции государства как крупнейшего потребителя ИТ-товаров и услуг, ведь остальные отрасли снизили спрос еще больше. Принципиальных изменений в востребованности продуктов или технологий не произошло, так же как и качественных прорывов на фронте межведомственной интеграции. Новостью стало явное усиление интереса и рост финансирования служб здравоохранения, некоторые ИТ-компании видят привлекательные перспективы этого направления, но этой теме посвящен отдельный обзор (см. с. 18–20). Инициативы и проекты автоматизации госслужб по-прежнему нуждаются в системном подходе, принятии централизованных решений, и, возможно, принимаемые сейчас правительством меры положат начало решению этой проблемы.


Версия для печати (без изображений)