Если сопоставить некоторые события и немного посчитать, то окажется, что российскому компьютерному бизнесу стукнуло 10 лет. Ведь все начиналось где-то в 1988 г. Мы еще так молоды! И не так, то много в этом мире истинных старожилов, основательных, семейных. Поэтому стоит вспомнить о семье «Диалогов», о том опыте и той ауре, которые эта «семья» привнесла в нашу жизнь.

Хроника СП «Диалог»

  • 1988-1990 гг. - «золотой век». Поставки вычислительной техники; собственные разработки ПО; организация службы дистрибуции ПО (как собственных разработок, так и продукции ведущих зарубежных фирм). Контакты с Microsoft.
  • 1989 г. Cеминар в Колонном зале Дома союзов по вопросам дистрибуции и борьбы с «пиратством».
  • 1990 г. Контракт по локализации MS DOS 4.01 (презентация MS DOS в Совинцентре, на которой присутствовал Билл Гейтс). Выставка «Диалог 90» на ВДНХ. Создание научных центров при МГУ, ЦЭМИ, ВЦ РАН, МИФИ, МФТИ, «Госкомтруде», в Протвино; открытие учебного центра в школе № 345 (Детский компьютерный центр).
  • 1990-1992 гг. Создание дочерних компаний. Филиалы и центры преобразованы в акционерные общества: организовано 105 дочерних компаний с различными долями СП «Диалог» и фирмы MPI в уставных капиталах.
  • 1992-1994 гг. Приватизация. Продажа акций, принадлежащих СП «Диалог»; прекращение деятельности ряда компаний; выделение из группы «Диалог» компаний, не связанных с ИТ.
  • 1994 г. Холдинг: управляющая компания (взаимодействие с компаниями группы, организация и участие в совместных проектах, работа в советах директоров и на собраниях акционеров компаний, защита интересов акционеров). В настоящее время реально работают 40 дочерних и 17 «внучатых» компаний, в основном в области ИТ, системной интеграции, услуг, коммерции.

«Диалог» - это эпоха. Будем надеяться, что с холдингом все будет в порядке и дальше, но все же, судя по всему, эпоха уходящая. Рассказать о ней подробно, разумеется, не удастся, но высветить некоторые ключевые сцены было бы, наверное, весьма поучительно.

«Диалог» стал 21-м совместным предприятием, созданным в СССР. Почти ни одного из этих СП «на карте Родины» уже нет. Часть из них трансплантирована в новые организмы, люди работают в других фирмах. И тот факт, что имя «Диалог» до сих пор существует, сам по себе достаточно замечателен.

Один из создателей и, можно сказать, отец «Диалога», а ныне глава совета директоров холдинга Петр Зрелов выделяет четыре этапа жизни своей компании: миф о ПО (1987-1990 гг.), рождение компаний (1990-1992 гг.), акционирование (1992-1994 гг.), холдинг (с 1994 г.).

Сотрудники компании говорят: «Мы пережили все то, что переживала наша страна: взлеты и падения, девальвацию и инфляцию, разорение и обогащение, торговлю и производство (которое было обычно невыгодным). Нельзя назвать ничего такого, что отличало бы процессы в «Диалоге» от процессов в стране».

Миф

Легендарное событие относят к 1987 г. Заместитель директора КАМАЗа Петр Зрелов встретил на Международной книжной ярмарке на ВДНХ американского мультимиллионера Джозефа Ритчи, в результате чего было получено 5 млн. долл. и создано СП «Диалог».

Американец учредил фирму Management Partnership Int. (MPI), которая официально и внесла деньги в уставный фонд. С российской стороны учредителями СП стали КАМАЗ, МГУ, ЦЭМИ, РДНВЦ, ВДНХ, Институт космических исследований, ВО «Внештехника», которые совместно внесли 8 млн. руб.

Что побудило Джозефа Ритчи ввязаться в СП «Диалог»? С одной стороны, здесь и попытка вложить деньги в новое дело, но отдача от «Диалога» для его компании с миллиардным оборотом - мизер. С другой стороны, компьютеризация, которая до сих пор кажется спасением от всяких бед, по мнению многих, могла бы сделать Россию более открытой и менее «ощетинившейся». А с компьютерными технологиями Джозеф Ритчи, президент крупной исследовательской и торговой группы в Чикаго, был тесно связан по роду деятельности.

«Что ощущали создатели «Диалога» в тот «золотой век» компьютерного бизнеса?

«Тогда было фантастическое время, - вспоминает Петр Зрелов. - Многие министры получили планы «на создание СП». Представителей КАМАЗа вызвали в Министерство автомобильной промышленности. Министр страшно обрадовался, что ему не придется прилагать усилия, чтобы найти подходящих людей. В министерствах ломали голову над тем, как вообще создаются эти СП. С одной стороны, никаких налогов, зарплата - сколько хочешь, рынок совершенно свободный, что ни продаешь - все выгодно. (Как писали газеты того времени, компьютеры были настолько выгодны, что в первый год продажи «Диалог» получил прибыль 120 млн. руб., а весь КАМАЗ получил 400 млн.). С другой стороны - полное отсутствие законов. Было два постановления правительства, разрешающие СП, и никаких законов, никаких «руководящих материалов». Юристы не представляли, с какой стороны к этому делу подойти».

«Американцы не раз нас спрашивали: как же вы работаете совсем без законов? Тем не менее, исходя из соображений разумности, поступали так или иначе, а через полгода-год появлялся закон, который фактически подтверждал то, что было сделано. Логика законодательства полностью соответствовала логике развития предприятия. И я не стал бы те времена хулить. Все шло, на мой взгляд, нормальным путем», - говорит Зрелов.

В условиях полной свободы возникало много вопросов: можно ли брать валютные кредиты и расходовать валюту? Что такое на деле «курс рубля»? Через какие банки работать с рублями и с валютой? Как организовать оптовую торговлю? Как тратить заработанные деньги?

Законодательная неразбериха начинала раздражать. В то время Петр Зрелов активно участвовал в законотворческом процессе, писал статьи об особенностях создания СП, а по сути просто частных компаний. От тягот совместности постепенно начали освобождаться. В первых компьютерных СП («Микроинформ», «Интермикро», «Интерквадро») были разные отношения с зарубежными партнерами, но создается впечатление, выжили те СП, где эти партнеры вели более мягкую политику и давали больше свободы российской части компании. Жив же «Микроинформ», вовремя отделившийся от своей «венгерской составляющей». Жив и «Диалог», возможно и потому, что г-н Ритчи не пытался особенно влиять на политику компании и решение финансовых вопросов. Тем не менее в 1990 г. СП «Диалог» превратилось в АОЗТ.

Родом из «Диалога»

Чтобы в то время заниматься созданием СП, вложением денег, необходим был определенный склад характера. Был ли он у кандидата технических наук Петра Зрелова, закончившего два отнюдь не экономических вуза (МЭИС и ФИЗТЕХ), у его жены Татьяны - тоже кандидата технических наук - и их соратников? Наверное был. Но откуда он у советских людей, привыкших к ограничениям, рамкам, недомолвкам? Принято считать, что люди, связанные с вычислительной техникой, знающие языки и читающие «специальную литературу», достаточно легко включались в коммерческую деятельность: либо они сами искали контакты с западными компьютерными компаниями, либо эти компании выходили на них.

Чтобы кинуться в новое дело - создание СП - тогда, в 1988 г., было необходимо определенное мужество.

Петр Зрелов, поработавший в Минприборе в области создания автоматизированных систем, имевший связи с крупными отечественными специалистами в этой области, конечно, мог надеяться, что новое дело ему вполне по силам.

Татьяна Зрелова с самого начала тоже активно участвовала в работе компании. В одной из газетных публикаций того времени Джозеф Ритчи признается, что решение о созданиии СП окончательно принял, наблюдая как Петр с Татьяной танцевали на каком-то вечере. «Тот, кто может так танцевать, способен прекрасно вести бизнес», - сделал для себя вывод мультимиллионер. Вывод не бесспорный, и вряд ли в истории российских компьютерных компаний можно отыскать другой подобный случай.

«Что наша фирма дала? - вспоминает Петр Зрелов. - Прежде всего рабочие места для многих специалистов. В результате - из нашей фирмы вышло немало людей, которые заняли ключевые позиции в компьютерном бизнесе даже за рубежом».

Он говорит о своей компании очень просто и стандартно: «кузница кадров», даже называет ее «прародителем компьютерного бизнеса в России» и, пожалуй, имеет на то право. Иногда создается впечатление, что в СП «Диалог» начинали буквально все. Когда подряд идут фамилии Степана Пачикова, Евгения Веселова, Александра Пажитнова, Антона Чижова, Роберта Клафа (он работал там вместе со своей женой Вирджинией и был представителем американского компаньона), то становится довольно занятно *. Впрочем, удивляться тут особенно нечему. Все они потянулись к ростку нового, попробовали свои силы и вышли на собственную дорогу.

* Степан Пачиков стал в прошлом году вице-президентом компании Silicon Graphics. Александр Пажитнов работал в руководстве Microsoft. Роберт Клаф возглавляет восточноевропейский офис этой компании.

Внутреннее убранство

Белый дом, Желтый дом, Зеленый, Красный... Это привычные для сотрудников компании «домашние» названия офисов «Диалога». Последний, Желтый, рядом с Елоховской церковью. О его открытии много писали в 1995 г.

В начале 90-х выходил еженедельный информационный бюллетень «Новости “Диалога”» - летопись событий своеобразного мира, существующего внутри огромного и отнюдь не всегда благополучного, лоскутного мира большой страны. Сейчас многие компании обзавелись собственными изданиями, часто прекрасно напечатанными, с отличными фотографиями. Но черно-белые листочки «Новостей» удивляют своей легкостью, отсутствием казенного подхода, слегка наивным желанием всеобщего благополучия.

Сентябрь 1991 г. Только-только отгремели августовские события. В первый рейс отправился недавно приобретенный компанией теплоход. Навестить и поддержать друзей прибыл Джозеф Ритчи. «Приехал без определенной цели. Просто пришло время, и я решил узнать, как у вас дела». Чуть ниже следует описание торжественного обеда и беседы в Елоховской церкви, - речь шла о создании с помощью СП «Диалог» особого ЗАГСа, совмещающего регистрацию брака и венчание.

Есть и сообщения об открытии стоматологической фирмы «Диадент», отделившийся от компании «Диалог», о нескольких строительных проектах и многом другом. И тут же - неожиданный вопрос Татьяны Зреловой о том, где достать хороший саксофон...

Выбор цели

О том бизнесе, на который первоначально делалась ставка, Зрелов говорит так: «Мы надеялись в основном на российский потенциал. Как тогда говорили, на «мозги». Но, к сожалению, тот «товар», который они производили, и в том виде, в котором они его предлагали, на Западе был не нужен».

В 1988 г. Джозеф Ритчи организовал для российских компьютерщиков поездку, о которой можно было только мечтать. Он сам договаривался с президентами крупнейших компьютерных компаний - Borland, HP, Lotus, Microsoft и др. - и предоставил гостям свой самолет. У наших новоиспеченных предпринимателей была вполне понятная цель - завязать контакты. И, когда они увидели, как организована эта индустрия, резко изменили планы.

Правда, удалось завязать прочные отношения с Microsoft; до сих пор одна из входящих в группу «Диалог» компаний занимается дистрибуцией и локализацией ее ПО. «Диалог» принял активное участие в организации московского представительства Microsoft. Впоследствии руководителем представительства стал Роберт Клаф. Специалисты «Диалога» провели и первую в нашей стране локализацию ПО - операционной системы MS DOS.

«Первую партию лицензионных ОС Microsoft купили мы, - рассказывает Зрелов, - для своей первой партии компьютеров. Нас тогда просто за идиотов считали. Я сейчас тоже думаю - зачем мы потратили на это столько денег?»

О бизнесе в России того времени многие говорили, как о чем-то очень простом. Например, генеральный директор «Микроинформ» Борис Фридман констатировал: «Получалось все, за что ни возьмись!» Джозеф Ритчи тоже излучал оптимизм: «Ну, бизнес - это очень легко» или «О! Русские - настоящие бизнесмены».

Выбор того, что же делать был вполне естественный, хотя и не единственно правильный: в «Диалоге», конечно же, решили заняться сборкой и поставкой компьютерной техники. Сейчас Зрелов шутит: «Накупить бы на все деньги золотых слитков и ни о чем больше не думать».

Как мы уже упоминали, в первый год компания заработала 120 млн. руб. Тогда было выпущено около 3,5 тыс. компьютеров, в следующий год - около 6 тыс. Продавали их почему-то по 80 тыс. руб. Потом, правда, выяснилось, что часть из них покупатели тут же перепродают по 100 тыс.

Но это было еще не самое сложное. Труднее было полученные деньги потратить. Вроде бы первая мысль: пожить вволю и платить сотрудникам по максимуму. Но и здесь мы не так воспитаны: зарплата должна быть «среднеприличной», деньги надо тратить с умом и, разумеется, начать вкладывать в строительство. Но экономика - плановая: если что-то строить, нужно материалы за два года заказывать. Тем не менее много строили и реставрировали в Москве, построили самое респектабельное здание в Набережных Челнах (17 тыс. кв. м), где и было налажено производство ПК.

«Можно было заработать и значительно больше, - утверждает Зрелов. - Я только не знаю, к чему бы это привело... В конце концов мы вложили эти деньги в структуру, в создание филиалов».

Жизнь заставила пробовать различные виды бизнеса. Постепенно в поисках новых возможностей создавались отделы, связанные с телекоммуникациями, автоматизацией торговли, разработкой прикладного ПО и др. Тем не менее, по словам сотрудников компании, 60% их деятельности всегда приходилось на ИТ.

Рождение компаний

Говоря о бизнесе «Диалога», Петр Зрелов все-таки в конце концов признается - «главная продукция, которую здесь выпускали, - это новые компании».

В начале 90-х в «Диалоге» началась диверсификация - создавались дочерние компании, в какой-то момент их стало более 100. Основная причина этого процесса уже называлась: необходимость куда-то вложить деньги, ведь инфляция их съедала. Можно строить здания (что здесь тоже делали), а можно строить новые фирмы. Сотрудники «Диалога» вовсе не считают, что они следовали четкой стратегической линии - так вышло. Инвестировали там, где удавалось что-то организовать. Были сложности с денежными проводками - создали «Диалог-Банк». Поскольку постоянно что-то строили, создавали строительные фирмы...

Как полагает создатель «Диалога», «производство» компаний куда более выгодное дело, чем производство компьютеров, разработка ПО или оказание услуг.

Кстати, сейчас, по его мнению, вполне возможная ниша для создания новых фирм - прикладное программное обеспечение.

При организации компаний выбирали «директоров-друзей», не обязательно профессионалов. Этот принцип был предложен Джозефом Ритчи; он считал, что нужно создавать почти семейные отношения на фирме и ее филиалах, совместно обсуждать трудности и т. д. Принцип, наверное, хороший, но выжить удалось не всем фирмам. Начались слияния, продажи компаний...

К середине 90-х «Диалог» стал многофункциональным холдингом. Дочерних компаний было более 100. Управление усложнилось; Зрелову вспомнились КАМАЗ, министерство, бюрократия.

С тех пор было немало реорганизаций, компании появлялись и исчезали. В красочном проспекте, выпущенном к 10-летнему юбилею СП «Диалог», значится около 60 компаний, входящих ныне в группу. Здесь же перечислены области деятельности: финансовая, коммерческая, компьютерные технологии, услуги. Самая крупная по финансовым показателям и численности персонала - «Диалог-Банк».

Есть компании, занимающиеся телекоммуникацией и системной интеграцией, кассовыми аппаратами и разработкой специального ПО для торговых предприятий. Например, широко известна компания «ДиалогНаука» и ее антивирусные программы. И многие, многие другие.

В 1992 г. начался процесс акционирования. СП «Диалог» стало владельцем части акций своих дочерних компаний. В ряде случаев ему принадлежит 50%. Есть и иные варианты.

Каждый месяц собирается совет директоров, на котором обсуждается работа компаний. О сегодняшнем положении дел можно судить по высказываниям руководителей компаний, входящих в группу «Диалог». Высказывания разные. Но в одном сходятся все - общение в центральном офисе СП «Диалог» для них чрезвычайно важно.

Диалоги с гендиректорами

Сергей Антимонов, генеральный директор компании «ДиалогНаука».

- Когда ваша компания стала самостоятельной?

- 31 января 1992 г. Тогда шла общая акция по «отпочкованию» отделов «Диалога», работавших по собственной тематике. Мы, как бывшее отделение «Диалога» при ВЦ АН СССР, еще до отделения имели свой расчетный счет. Руководство СП решило иметь свои филиалы в научных учреждениях, чтобы попытаться использовать научные разработки в области программирования. Тогда предполагалось, что их можно довести до стадии коммерческого продукта. Но деньги все ушли, а реальных продуктов не появилось. Наша экономика еще не была готова для использования наукоемких программ, а для Запада наши продукты не годились. Направление, связанное с защитой от вирусов, поначалу держали в загоне, но потом оказалось, что оно весьма перспективно и стало у нас определяющим. А к моменту отделения мы включились еще в один проект - бесклавиатурные компьютеры

- У вас сейчас тесные отношения с СП «Диалог»?

- Трудно сказать. Они важны прежде всего в плане общения. Есть возможность встречаться с многими людьми из компьютерного бизнеса, обсуждать различные идеи, советоваться. Да и имя «Диалога» дорогого стоит.

- Каково распределение акций?

- Сейчас большая часть акций распределена между СП «Диалог», MPI и ВЦ РАН, а меньшая их часть поделена между сотрудниками нашей компании. Перераспределение акций - довольно длительный процесс, осложненный бюрократическими, юридическими и, естественно, финансовыми проблемами.

Евгения Соколова, генеральный директор компании «Диалог-универсал» (продажа и техническое обслуживание ККМ, разработка ПО).

- Каковы сейчас у вас отношения с СП «Диалог»?

- Это один из наших акционеров. В отношении доли акций никакой тайны нет: их пакет - 20%.

- Это что-то меняет в вашей деятельности, как-то помогает?

- (Смеется) Тонкий вопрос. Где-то помогает. Во всяком случае, не мешает.

- А если бы в руках СП «Диалог» не было 20% акций?

- Возможно, я была бы более решительной в поступках. А сейчас я должна согласовывать свои действия. Раз в квартал нужно отчитываться на совете директоров.

- В тяжелый момент, во время кризиса, СП «Диалог» вам чем-то помогает?

- У нас очень тесные, дружеские отношения между директорами фирм. Для меня очень дорога возможность позвонить, пообщаться, выяснить, у кого какая ситуация. Мы - люди одного уровня, одних интересов. А в отношении кризиса... Мы предоставляем собственные услуги, поэтому кризис нас не сильно затронул.

- А если бы вы сейчас создавали компанию, примкнули бы к подобному холдингу?

- Да.

Владимир Нитенко, генеральный директор «Форт-Диалог» (Набережные Челны).

- Когда вы отделились от компании и стали самостоятельными?

- К хозяйственной самостоятельности пришли в 1990-1991 гг. Мы были одной из первых компаний, зарегистрированных в 1991 г. в качестве АО. Первоначально СП «Диалог» владело большей долей наших акций, но постепенно, по заранее согласованному плану, она уменьшалась.

- Если бы не было этих связей, вам было бы хуже или лучше?

- Думаю, что хуже. Степень поддержки, конечно же, несколько уменьшилась. Хотя и до сих пор у нас идут общие программы.

- Вы создавались как компания-сборщик?

- Отчасти да. В 1989 г. мы предполагали стать интегратором и поставщиком решений. Но довольно долго это было как-то не в моде. Сейчас мы к этому вернулись, год от года у нас растет доля услуг и резко сокращается доля поставок оборудования. Если раньше мы ориентировались на сборку стандартных конфигураций, то сейчас собираем технику по заказам предприятий, в основном серверы и рабочие станции. В первом полугодии 1998 г. у нас был прирост 25% по доходу и порядка 35% по выполненным работам.

Послесловие. 10 лет компьютерному рынку в России

10 лет странному образованию, с первого момента своего возникновения приобщившемуся к правилам западного мира. Приобщение началось, к сожалению, не с гигантских инвестиций и даже не с получения серьезных знаний, а с «пришивания белых воротничков» к нашим, не скажу ватным фуфайкам, но уж во всяком случае, костюмам не от Кардена. Весь ужас был в том, что мы якобы имели уже собственные усы (сами с усами), а именно - БЭСМы, ЕС-ки, СМ-ки и прочие «Искры». И кроме того, «Эльбрусы». А рядом с ними - армию итровцев в костюмах от «Большевички» и «гдровских водолазках». И потому основанный на каких-то навязанных почти искусственно потребностях (ну что на маленьком предприятии, магазинчике или лабораторийке не считать на счетах и арифмометре и не стучать на пишущей машинке?), навязанный даже не западным обществом потребления, а собственным родным призывом «учиться, учиться и учиться», этот рынок возник, разделился на ниши и отрасли и растекся неравномерным слоем по всей стране, как плохо перемешанный блин. Автомобиль - средство передвижения и доставки грузов, ну, элемент престижа, еда - это еда, одежда - тоже понятно что, но компьютер в доме - это совсем уже лишнее. И тем не менее в самый разгар кризиса среди пожилых дам с сумками, заполненными скупленным про запас подсолнечным маслом и уцелевших еще загорелых челноков, в вагоне метро оказывается все же человек в костюме от «Б.» и турецкой кожаной куртке, увозящий куда-то в спальный район монитор, системный блок и клавиатуру в новеньких коробках, надежно перевязанных шпагатом. «Без необходимого я могу обойтись, а вот без лишнего...»

Компьютерный рынок, выделившийся в отдельное образование, для нашей страны и ей подобных - полное недоразумение, и именно поэтому есть надежда, что он выживет.

Просматривая материалы, связанные с СП «Диалог», удалось обнаружить фразу Петра Зрелова: «Мы развиваем в людях черты потребительства. Но если не побеждает общество потребления, тогда побеждает идея равенства. А равенство неестественно».

Пока от общества потребления мы отдаляемся, к обществу равенства доверия так и не возникло, а вот к обществу «пользования» мы вполне можем прийти. Действительно, в нашей системе приоритетов пользователь стоит куда выше потребителя.


Версия для печати (без изображений)