В CRN/RE № 21 была опубликована статья Ю. Бонкарева «Уже лучше», посвященная ситуации на рынке системной интеграции. Материал базировался главным образом на оценках столичных экспертов, что закономерно, поскольку большая часть проектного бизнеса контролируется все-таки московскими компаниями. Вместе с тем в регионах кризисные явления могут иметь специфическую окраску, например из-за наличия достаточно независимых от центра коммерческих структур, определенной автономности банковской инфраструктуры, большей мобильности локальных интеграторов при меньшей глобальности выполняемых проектов и др. причин. Все это может дать качественно иную картину проектного бизнеса.

По заданию Экспертно-аналитического центра «СК Пресс» наш региональный эксперт встретился с руководителями ряда местных интеграторских компаний и попросил их поделиться мнением о ситуации на проектном рынке в регионе.

Олег Булгаков, директор Сибирского филиала R-Style:

«Обвал рубля» мы пережили достаточно уверенно. У нас, еще с «инфляционного» периода в договорах остались все необходимые формулировки, защищающие от колебаний курса. Кроме того, удалось быстро адаптироваться к нестабильности банковской системы.

Основная сложность заключалась в выстраивании взаимоотношений с заказчиками. Практически со всеми нашими крупными клиентами удалось достичь взаимопонимания. Все это время компания работала практически без перерыва, был выполнен ряд серьезных работ. В сентябре, например, мы закончили проект по автоматизации новосибирского оператора сотовой связи. Приблизительно в это же время проводился монтаж оборудования в железнодорожных техникумах семи городов Сибири.

Но в целом на рынке крупных проектов стало теснее. Сильно пострадали финансовые структуры (крупнейшие потребители вычислительной техники), сервисные фирмы. Обороты IT рынка понизились в 6 - 10 раз. Ряд клиентов совершенно прекратил закупки, большая часть работает по пересмотренным (и не в сторону увеличения) планам.

Возможно, ситуацию сглаживает для нас то обстоятельство, что R- Style - крупная компания. Это дает нам некоторые преимущества в смысле расширенной базы и географии клиентов. В их круг входят нефтяники, добывающие предприятия Сибири и Якутии, банки, телекоммуникационные компании... На сегодня наши отделы крупных проектов и финансовых технологий работают в несокращенном режиме, причем с хорошей загрузкой. Продолжаются проекты, начатые до кризиса, появляются новые, есть и перспективные заказчики.

Говоря о перспективе, во главу угла следует поставить все же макроэкономику. Если наши предприятия сумеют воспользоваться ситуацией, когда отечественные товары оказались вне конкуренции, когда они впервые имеют прибыль и могут не только починить крышу, но инвестировать производство, - эти предприятия сделают хороший задел на будущее.

В этом случае сетевой и интеграционный бизнес, конечно, будет развиваться. Отечественные производители могут составить хороший сегмент рынка. Причем рост активности в сфере производства уже чувствуется - на местных предприятиях пищевой промышленности, впервые получивших возможность приобретать недоступную прежде технику. Другое дело, что птицефабрика никогда не станет крупным потребителем сложных сетевых решений. Здесь нужны простые, но функциональные системы, что-то вроде наших предложений по «серийной интеграции». Но есть примеры из другой сферы деятельности, когда нефтяники, столкнувшись с необходимостью снижать себестоимость продукции, реорганизуют управление при помощи комплексной системы автоматизации. К сожалению, большинство отечественных производителей не имеет таких ресурсов, как нефте- или газодобывающие предприятия (а часто и не понимает всех возможностей автоматизации). Если производитель ведет валовый учет, то он даже не в состоянии определить - доходно или убыточно конкретное направление его бизнеса.

Александр Сапунов, начальник отдела информационных технологий, компания «Нонолет КиТ»:

Нельзя сказать, что условия сильно изменились - денег в регионе и раньше не было. Все большие предприятия продолжают свои программы автоматизации. Реализация некоторых проектов была задержана, но случаев их полного прекращения я назвать не могу и не считаю, что рынок заметно уменьшился. Во всяком случае, загрузка нашего отдела осталась на прежнем уровне.

Да, наши товары значительно подорожали, но стоимость услуг осталась невысокой, так как она рассчитывается в рублях. Сейчас заказчики «подгоняют» свои планы автоматизации (и бюджеты) к новым условиям. Причем рублевое покрытие их бюджетов автоматизации осталось на прежнем уровне.

В наибольшей степени от кризиса пострадали финансовые структуры. Но мы около года назад приняли решение об уходе с этого сектора. Поэтому банковский кризис коснулся нас только в виде проблем с прохождением платежей.

Уменьшился объем заказов от нефтегазодобывающих предприятий - сказывается тенденция к их централизации с соответствующим перетоком финансов в столицу.

Нельзя сказать, что отечественные производители получили заметное преимущество. Многие из них работают на импортном сырье. Кроме того, свой вклад в рост себестоимости вносит правительство. Несмотря на все заявления, налоговое бремя на эту группу наших заказчиков реально только увеличивается - за счет ужесточения контроля, повышения издержек на содержание дополнительных контролирующих органов.

CRN/RE: Вы не видите перспектив в активизации работ по автоматизации небольших предпрятий?

А. С.: Мы не нацелены на небольшие сети из 10 - 20 машин. Ресурсы любой компании ограничены и наши приоритеты лежат в области продаж интеллектуальной составляющей. Поэтому мелкие заказы удовлетворяются только при паузах в основных работах. И мы не считаем, что дела в этом секторе идут лучше, чем в других.

Если говорить о видимых сегодня тенденциях, можно отметить более прагматичное поведение заказчиков. Если раньше сети могли заказывать просто в силу общей моды, то сегодня смотрят в первую очередь на задачи. Руководство предприятий желает видеть результатом внедрения реальную управленческую информацию или иной эффект, а не какую-то мифическую «автоматизацию». Соответственно и мы большее внимание уделяем прикладным сторонам проектов.

CRN/RE: Не кажется ли Вам, что последняя тенденция ведет к сближению интеграции с консалтингом?

А. С.: Мы стоим рядом с последним, но сами консалтингом не занимаемся и вряд ли будем. Есть специализированные компании, и мы к ним обращаемся по мере необходимости. Люди, способные поставить задачу, - дорогостоящие специалисты и их привлечение может окупиться только в специализированной компании. Кроме того, заказчики зачастую сами обращаются за консалтингом к специалистам и только после этого выходят на нас.

Хотя, с другой стороны, сами консалтинговые компании не занимаются программно-аппаратной реализацией предлагаемых решений. Им необходимы партнеры, которые в состоянии работать по тем правилам, по которым вводятся организационные изменения или реинжиниринг бизнеса. Такое сотрудничество, видимо, и должно быть одной из целей для системного интегратора.

Александр Лазарев, директор компании ConnecT Systems:

Среди производящих предприятий заметен спад спроса. Но основная категория наших клиентов - торговые организации - продолжает работу. Сегодня они активно вкладывают деньги в основные средства

Мы сами разрабатываем для них ПО, своими силами проводим монтажные работы. Кроме того, некоторая часть аппаратного обеспечения также приобретается нами у отечественных производителей. Понятно, что рублевая составляющая проектов увеличивается сравнительно невысокими темпами, да и за счет своих услуг можно снизить затраты заказчика. Поэтому, когда вырос курс доллара, конкурентоспособность предлагаемых нами решений увеличилась по сравнению с проектами, базирующимися на импортные компоненты. Надо отметить, что одним из результатов кризиса стало более внимательное отношение потребителя к эффективности вложений, поиск вариантов оптимальных по соотношению цена - качество. В результате - уже в сентябре у нас начался даже некоторый подъем спроса. Более того, сейчас идет вторая волна интереса к этим решениям - люди, которые воспользовались нашими услугами, может быть, в целях экономии, увидели реальный эффект от внедрения, опробовали установленные системы и готовы работать дальше. По некоторым позициям мы кредитуем потребителя.

Юрий Смелянский, директор НПК «Контакт»:

Количественно оценить динамику в области сетевой интеграции сейчас не представляется возможным - текущих крупных проектов у нас нет и поставки сводятся лишь к модернизации или комплектации уже существующих систем. Сейчас я не вижу платежеспособных предприятий, которым был бы необходим законченный проект - решение, поставка и монтаж оборудования и т.д.

Сейчас для заказчика на первое место по значимости выходит, наверное, вопрос обоснованности и минимизации затрат. Понятно, что к нулю эти расходы свести нельзя, даже эксплуатация уже установленного парка требует определенных расходов. Такая минимизация лежит между двумя полюсами: подход по принципу необходимого минимума, дающего максимальный выигрыш сегодня либо автоматизация с учетом перспектив развития и возможной масштабируемости системы. Технический консалтинг в России пока мало развит, а потребности в грамотных консультациях у заказчиков есть. У нас есть опыт оказания таких услуг, и с некоторыми организациями уже заключены соответствующие договоры. Мы акцентируем внимание клиента на обоснованность выбора решений - с точки зрения цен, целей автоматизации, особенностей применения тех или иных программно-аппаратных средств. Это помогает им соблюсти единую концепцию работы и обеспечить какую-то постепенность затрат.

Александр Грязнов, директор по связям с общественностью, Центр Финансовых Технологий (ЦФТ):

Наши клиенты, а в основном это региональные банки, заставили нас слегка поволноваться и приблизительно на полторы недели приостановили активное развитие части наших совместных проектов. Но уже во второй половине сентября ситуация изменилась коренным образом.

Региональное расположение основной части наших клиентов всегда вынуждало их вести более консервативную и взвешенную кредитную политику. В отличие от московских систем (Юнион-карт, СТБ-Карт) система «Золотая Корона» не только избежала потерь среди крупных эмитентов, но и привлекла новых участников. К неприятным событиям можно отнести расставание с филиалами «Инкомбанка». Тем не менее в сентябре был завершен этап переговоров и в систему «Золотая Корона» вступили еще четыре региональных банка. Многие региональные банки оказались достаточно устойчивыми и мобильными. Уже сейчас они активно делят клиентов филиалов крупных московских банков и внедряют наши технологии на предприятиях. Резкое падение курса доллара заставило банки существенно увеличить запланированные бюджеты в рублевом выражении.

Есть факты, например, покупка в октябре ОмскПромстройБанком 7,5 тысяч новых карточек или закупка новосибирскими банками оборудования на крупные суммы, которые говорят о новых перспективах на местах. Развитие карточных проектов напрямую связано с реализацией конкретных программ на предприятиях.

Продолжилось развитие крупных проектов, например в Челябинске (Челиндбанк), идет работа с Управлением федеральной почтовой службы по приему платежей и выдаче наличных средств на основе технологии «Золотой Короны». Сибакадембанк (Новосибирск) развивает свой проект по переводу зарплаты сотрудников Западно-Сибирской железной дороги на карточки. Сургутнефтегазбанк (Сургут) продолжает работы по созданию сети отделений и филиалов. Еще более успешно идет развитие проекта «Системы учета и сбора коммунальных платежей» в Новокузнецке на базе «КузнецкБизнесБанка». Все это говорит о большом потенциале данного сегмента.

Владимир Кабанов - внештатный эксперт Экспертно-аналитического центра «СК Пресс».

Версия для печати (без изображений)