Вряд ли можно в наши дни найти хотя бы одно периодическое издание, на страницах которого не фигурировало бы слово Интернет. Это явление нашей цивилизации по воздействию на общество некоторые сравнивают с изобретением книгопечатания - и не без оснований. Какую же роль играет Интернет в бизнесе вообще и в компьютерном в частности? Задавшись этим вопросом, редакция CRN/RE собрала очередной «круглый стол», чтобы понять для себя (и для читателей CRN), как выглядит ситуация сейчас.

В работе круглого стола принимали участие Хачатур Арушанов - директор Internet-проектов «Независимого издательства Инфоарт», Виктор Зеленцов - руководитель информационного отдела компании «Демос-Интернет», Андрей Зотов - генеральный директор ЗАО «Инфодом», председатель правления РОЦИТ, Анатолий Карачинский - президент группы компаний IBS, Дмитрий Людмирский - исполнительный директор компании «Алгоритм групп» и главный редактор «Алгоритм-медиа», Борис Нуралиев - исполнительный директор компании «1С», Вячеслав Рудников - президент группы компаний R-Style. Такой разнородный состав участников отнюдь не случаен. Все представленные организации в той или иной мере связаны с Интернетом, но все по-разному. А нам хотелось получить не одномерную, а, насколько возможно, объемную картину текущей ситуации.

В начале дискуссии Андрей Зотов поделился информацией, которая имеется в РОЦИТ о количественном и качественном составе пользователей Интернета в России. Оценки - отчасти по понятным, отчасти по невыясненным причинам - расходятся, но можно уверенно сказать, что регулярно к Сети в нашей стране обращаются не менее миллиона человек (около 2,5% взрослого населения), причем три четверти из них - со своих рабочих мест. Иными словами, от трети до половины всех установленных в России персональных компьютеров тем или иным способом подключены к мировой Сети. Много это или мало? Хачатур Арушанов по этому поводу заметил следующее: «Недавно во Франции проходил первый международный форум Интернет-провайдеров (ISP Forum), на котором присутствовали представители многих стран. В приватных и официальных разговорах выяснилось, что представители всех стран стараются, по возможности, указывать верхнюю границу числа пользователей Интернета в своей стране. В России же, наоборот, в большинстве публикаций идет «игра на понижение». В этом нет нужды, за нас это делают на Западе, ведь можно по-разному играть цифрами. Посмотрите, как описывают ситуацию в России - «да, в России миллион пользователей, но это составляет всего лишь 0,67% населения!». Когда же пишут о том же Китае и миллионе его пользователей, никогда не упоминают о том, сколько это составляет в сотых долях процента. Объяснение следует искать в том, что Китай - инвестиционно привлекательный рынок. Поэтому лучше уйти от цифр».

Но полностью уйти от цифр не удалось. Вопрос о том, насколько серьезный бизнес можно сделать, предоставляя людям и фирмам услуги Интернета, уже достаточно давно не стоит - это несомненно так. Достаточно сказать, что в настоящее время в России вполне успешно работают не менее трех сотен Интернет-провайдеров. При этом удельный вес корпоративных пользователей неуклонно нарастает. «В последнее время, в кризисное время, как ни странно, все больше появляется заказчиков на создание каких-то распределенных сетей с использованием Интернета как среды передачи данных, интрасетей, которые позволяют осуществлять взаимодействие с дилерами или партнерами», - рассказывает Виктор Зеленцов. При этом он заметил, что из объекта деятельности специалистов по компьютерам Интернет уже окончательно преобразовался в среду для бизнеса самых разных видов.

Однако настало ли уже время для запуска крупных проектов с масштабными инвестициями в Интернете? Проектов, связанных с Интернетом именно как с бизнес-средой? Именно вокруг этого вопроса и разыгралась центральная дискуссия.

Начал ее своим рассказом об исследовании, которое было проведено в IBS, Анатолий Карачинский: «Если говорить «инвестиционно-привлекательно», то основная проблема, всех волнующая, - есть сегодня деньги в Интернете или нет... В бизнесе существует главный показатель - возврат инвестиций... Несмотря на разговоры о том, что в России есть особенный путь в экономике, в политике и во всем остальном, никакого особенного пути ни у России, ни у кого другого нет. Законы везде примерно одинаковы, они перестают работать тогда, когда возникает диктатура, но пока ее нет, тенденции везде примерно одинаковы. Мы попытались оценить ситуацию с точки зрения тенденций и закономерностей, сравнивая Россию с другими странами. Взяли 10 стран, большой интервал времени, собрали всю статистику, которая строилась на некоторых показателях, таких, как население, количество телефонов, которые есть в стране, - это достаточно важный показатель для таких вещей, как Интернет, третий показатель - валовый национальный продукт, от него всякие образования, связанные с доходом, условно говоря, на душу населения и т. д., средняя заработная плата, количество компьютеров, установленных в стране, может, что-то еще. Потом если рассмотреть каждую страну на определенном интервале времени, то обнаруживаются некоторые закономерности... Исследуя каждую страну, мы пытались понять, когда у нее наступила эта точка, когда бизнес серьезно пошел в Интернет и стал, условно говоря, туда инвестировать деньги. Можно исследовать разные страны и делать для них прогноз - когда наступит эта точка, где Интернет станет интересен для бизнеса? У нас расхождения были ±10%. Мы пользовались абсолютно официальными источниками, заказали какое-то количество формальных отчетов в мире по странам, и обнаружилось, что эта точка для всех абсолютно вычисляема...

Финал был довольно печальным. По этим моделям мы находимся на уровне США примерно 1989-90 гг. Впрочем, нас можно сравнивать с Германией, с другими европейскими странами. Мы давали оценку в денежной емкости, которая стоит сегодня за российским Интернетом, и она нас ужаснула. России потребуется от 3 до 5 лет, чтобы попасть в ту точку, с которой все начнется!»

Результат разочаровывающий, но отнюдь не бесспорный. Вполне может оказаться, что в данном случае у России все же свой путь. Причем обусловлено это не какими-то мистическими причинами, а вполне реальными факторами. Если перестать кокетничать и признаться себе, что Россия в наши дни относится к числу так называемых развивающихся стран, то можно сказать и другое - от других стран этой категории Россию отличает в первую очередь более высокий образовательный уровень населения.

Дополнил высказывания Карачинского Андрей Зотов: «24 ноября состоялась чрезвычайно интересная конференция в Росстандарте, где выступал генеральный директор Института связи Баракин Леонид Егорович... И вот здесь был сделан очень интересный вывод, что, находясь в зоне бедных стран, мы можем совершенно неожиданно обнаружить тенденцию опережающего роста IP-подключений, потому что это очевидный для многих способ компенсации информационного неравенства. И люди будут пытаться делать это более активно, чем жители благополучной, богатой страны, где и так хватает информации. И кризис, в частности, это показал». Тем не менее далее Андрей Зотов отметил, что в принципе согласен с оценками IBS, ибо, по известным в экономической науке закономерностям, явление становится заметным на массовом рынке, когда начинает охватывать более 10% населения, а момент начала масштабных инвестиций следует определить в половину этого уровня. Экстраполируя темпы развития Интернета в России, можно получить оценки, очень близкие к тем, которые представил Анатолий Карачинский.

Среди факторов, тормозящих развитие Интернета как бизнес-среды, были упомянуты и общеизвестные - недоразвитость электронных банковских систем, отсутствие традиции покупок «по каталогу», наконец, просто психологическая неготовность даже тех людей, для которых компьютер - дело совсем не чужое и не чуждое. Например, Борис Нуралиев высказался так: «Я считал, что удобно получать заказ по электронной почте, ведь все равно многие, по крайней мере до кризиса платили безналом и получали по доставке. Так расходилось 40% товаров. До кризиса: из 600 заказов в неделю 30 шло по Интернету, причем это дилеры, профессионалы. По крайней мере 3/4 дилеров говорят, что они в Интернете работают. Они входят, смотрят цены, состояние склада, потом снимают трубку (межгород), дозваниваются и голосом договариваются. Причем нет жалоб, что они электронно заказали, а им не доставили.

Просто не доверяют как-то электронной торговле даже профессионалы - по крайней мере при больших закупках. Средняя закупка по Интернету куда меньше традиционной».

Не менее сдержанно о перспективах Интернета высказывался и Вячеслав Рудников: «На западе считают, что в 2005 г. будет достигнута некая «критическая масса», когда не менее 15% пользователей будут совершать регулярные, а не разовые покупки в Интернете. Это в Америке. Некоторые горячие головы утверждают, что к 2030, 2040 г. и магазины исчезнут...

Но этап экспериментов уже наступил, мне кажется, есть смысл потребовать вложить какие-то небольшие средства, чтобы отладить технологии, изучить этот рынок».

Рассказывают, что в Голландии, где производство и продажа тюльпанов и вообще цветов - настоящая индустрия, а цветы - товар более чем скоропортящийся, счет идет буквально на минуты. Поэтому аукционы для дилеров организуются так: все участники торгов видят перед собой циферблат с одной стрелкой, стрелка эта ползет от больших цифр к малым. Как только дилер сочтет, что цена для него приемлема, он нажимает кнопку - «Продано!». Ситуация вокруг Интернета на первый взгляд очень напоминает такой «обратный» аукцион - все стремятся обойти конкурентов, но не хотят вкладывать деньги понапрасну.

Холдинги IBS и R-Style вполне сопоставимы по своим финансовым возможностям. И их руководители высказывались очень похоже, но... В первом случае недавно крупный Интернет-проект был свернут до уровня «исследовательского», во втором же - портал «Кирилл и Мефодий» - работы продолжаются нарастающими темпами. Ведь для крупной фирмы рынок - это не только среда для работы, как бы ниспосланная свыше, это еще и объект, который можно формировать, подталкивать. Вопрос, который каждая фирма решает для себя, целесообразно ли сейчас вкладывать деньги в формирование рынка, а если да, то какие?

Настало время собирать и накапливать - кто-то собирает информацию, кто-то копит опыт, кто-то расширяет круг пользователей.


Версия для печати (без изображений)