«Планируете ли вы сборку компьютеров в России?» - непременный вопрос на пресс-конференциях лидеров индустрии ПК. По крайней мере до прошлого года. Ответы, как правило, доброжелательны, но уклончивы: мол, такая возможность рассматривается, но это требует времени, масса сложностей и т.п. Немногие зарубежные компании решились на такой эксперимент. У Acer не было завода в России, но завод для России она все-таки создала.

Компьютеры для России лучше собирать в Финляндии

Решение о создании предприятия по сборке ПК, обслуживающего страны СНГ, компания Acer приняла летом 1995 г. Московскому офису не пришлось его «пробивать». Для компании такой шаг был естественным и вполне соответствовал принятой ею стратегии fast food (в свое время о ней много писалось), предусматривающей приближение мест сборки ПК к основным рынкам сбыта. Таких сборочных предприятий, получивших название Uniload, было более 30.

В основе стратегии Acer, как и многих крупных компаний, ведущих свой бизнес по всему миру, лежит сочетание двух начал - локального и глобального. Компания предлагала единую торговую марку, общий набор компонентов, общую стратегию закупок, основные принципы стратегии и финансового управления. В то же время она имела во многих странах свои сборочные предприятия, предлагала рассчитанные на локальные рынки модели ПК, предоставляла много самостоятельности своим подразделениям.

До недавнего времени, считают сейчас в Acer, локальное доминировало над глобальным. Это было очень полезно для местных рынков, но приводило к большой растрате ресурсов, размыванию имени Acer и в конечном счете к ущербу для компании в целом.

В прошлом году началась реструктуризация Acer Group, основная цель которой - дальнейшая глобализация ее бизнеса.

В частности, создано специальное подразделение (Brand Business Unit - BBU), отвечающее за торговую марку Acer. Теперь именно BBU диктует всем остальным структурам Acer, что и как они должны продавать. Оно определяет единую политику выпуска продуктов, их ввода и вывода на отдельных рынках, маркетинга, упаковки и т.д. Раньше за многие из этих аспектов бизнеса отвечали региональные отделения, в том числе и Acer CIS.

Повышается степень централизации управления производством и логистикой. Теперь партнеры компании могут заказывать (через соответствующий офис Acer) продукцию не только на заводах Acer в своем регионе, но и на любом ее предприятии в любой стране мира.

В те годы бизнес Acer в нашей стране стремительно рос - за 2,5 года компания сумела увеличить оборот с 3 до 41 млн долл. и в 1995 г. вышла на 3-е место среди поставщиков ПК brand name (после Compaq и IBM). Глава московского представительства Стив Кузара излучал оптимизм, надеясь уже в следующем (1996-м) году обойти всех конкурентов и занять 1-е место.

Однако схема доставки техники оставалась скорее «дедовской» - из Юго-Восточной Азии морем в Котку (Финляндия), затем трайлерами в Россию, что занимало обычно месяц, а то и больше. Но ПК - товар «скоропортящийся», и бизнес на этом страдал. К тому же продаваемые здесь модели несколько отличались от предназначенных для Европы и США.

Улучшение схемы поставок и необходимость сборки моделей «специально для СНГ» и стали решающими аргументами при принятии решения.

Перед Acer был выбор: создавать завод на территории России или в другой стране, максимально близкой к нашему рынку, но с «минимальными рисками».

«Конечно, нам хочется иметь сборочное производство в России», - не раз говорил тогда, как впрочем, и позже, Йорк Чен, исполнительный директор Acer Computer International (ACI). Однако было ясно: проблем с ним не счесть: таможня, налоги, контроль качества, безопасность... К тому же компьютеры brand name «Сделано в России» будут продаваться хуже (если не учитывать поставок некоторым госструктурам). Сборка ПК в России - дело возможное, но очень рискованное. Это было более чем очевидно и без глубоких аналитических обоснований.

Поэтому оба, казалось бы, взаимоисключающих утверждения представителей Acer - «вопрос об организации сборки в России рассматривался» и «другие (помимо Финляндии. - А. П.) возможности мы всерьез даже не рассматривали» - соответствуют действительности.

В итоге компания решила организовать сборку на площадях своего центра поставок (Logistics Center) в городке Лаппенранта (в 26 км от российско-финской границы).

Официальное открытие предприятия (8 марта 1996 г.) прошло с большой помпой - с участием представителей финского правительства и прилетевшей специальным самолетом многолюдной делегации из Москвы.

Отвечая тогда на вопрос: почему именно в Лаппенранте, Йорк Чен перечислил около десятка аргументов. В противовес многочисленным российским «минусам» здесь были два немаловажных «плюса»: наличие свободной таможенной зоны, что позволяет беспошлинно ввозить товары, например комплектующие, из-за пределов ЕС и беспошлинно вывозить их или собранные из них компьютеры за пределы ЕС, а также всесторонняя поддержка местных властей.

Гарант развития

С началом собственной сборки статус офиса повысился, он получил больше прав и самостоятельности. А в нагрузку и все проблемы, связанные с наличием собственного производства и склада: поставки компонентов, оптимизация склада, отгрузка собранных ПК в Россию и т.д.

Оправдал ли завод те надежды, которые на него возлагали Acer и ее партнеры? «Безусловно, да, - считает Юрий Студеникин, генеральный менеджер Acer CIS (сменивший на этом посту Стива Кузару в конце 1997 г. - А. П.). - Он стал гарантом выживания Acer в России».

«Главное в том, что на определенное время он позволил решить задачи, поставленные при его создании, - говорит Вероника Брезгунова, менеджер по маркетингу Acer CIS. - Можно сказать, благодаря этому заводу Acer сейчас занимает третье место среди зарубежных поставщиков компьютерной техники на российском рынке».

Наличие собственной сборки ПК позволило компании подстроиться под местный рынок и потребности своих реселлеров. Сроки поставки дистрибьюторам (в Москву и Санкт-Петербург) сократились в среднем до 2-2,5 недель - для российского рынка в те годы это было уникально. Условия поставки стали гибкими, как ни у одного другого поставщика.

Партнеры «были счастливы», говорят в офисе Acer, потому что они могли позвонить менеджеру по логистике и сказать: «хочу не 10 машин, а 20, а конфигурации вот такие, и не через три дня, а через два», и на заводе старались это любой ценой выполнить.

Дистрибьюторы все равно порой жаловались на сроки, но, подчеркивают сотрудники Acer, «какие это бывали сроки!».

«Завод в Лаппенранте безусловно оправдал ожидания. Это было очень удобно - мы оказались в привилегированном положении. Могли предложить срок поставки «неделя», и это был важный козырь», - говорит Евгений Лачков, коммерческий директор фирмы «Ландата».

С самого начала компания стала активно использовать «финский флаг» в своем маркетинге, всемерно подчеркивая: у нас есть завод специально для России. «Предприятие в Лаппенранте поможет нам также преодолеть предубеждение, связанное с делением на «красную», «белую» и «желтую» сборку, - не раз заявлял Стив Кузара. - Если кому-то нужна «белая» сборка, то я им ее предоставлю: наши компьютеры собираются высококвалифицированными светловолосыми и голубоглазыми финнами».

Начало 1996 г. оказалось не самым благоприятным периодом для отечественного компьютерного рынка - ожидание президентских выборов, замораживание бюджетных расходов, переход с процессоров 486 на Pentium, перед этим банковский кризис...

С такими проблемами столкнулись в то время все ведущие изготовители ПК. Тем не менее, некоторые ведущие партнеры Acer полагают, что компания допустила тогда ошибку, отказавшись от распродажи, пусть даже с большими потерями, склада компьютеров с процессорами 486. Если бы цены были снижены, скажем, на 30%, техника разошлась бы влет, и это помогло бы заводу быстрее наращивать объем производства, считают они.

У московского офиса Acer другая точка зрения - дело не в процессорах, хотя, не отрицают там, в начале 1996 г. фирма могла «сыграть лучше», быстрее сбросить склад. Тогда было много дискуссий, споров, но... «В целом мы поступали правильно и серьезных ошибок не допустили. Из двух зол - «заработать сразу, потерять потом» или «потерять сразу, заработать потом» - мы выбрали первое, меньшее, - говорит сейчас Студеникин. - Конечно, технику Acer мы продаем вместе с нашими партнерами, но подходы к решению задач у российской и мультинациональной компании могут быть разными».

А если бы Acer все-таки оказалась «шустрее» и смогла, к удовольствию дистрибьюторов, оперативно решить «проблему 486»? По его мнению, это не привело бы к принципиальным изменениям, поскольку гораздо важнее было воздействие других факторов. Прежде всего неблагоприятной экономической ситуации в стране, а также активных усилий Intel и Samsung по поддержке местных изготовителей ПК, уже начавших предлагать ПК на базе Рentium.

К сожалению, полностью реализовать заложенный в этом заводе потенциал не удалось - своей максимальной производительности (30 тыс. компьютеров в месяц при трехсменной работе) он не достиг. «Но мы на это и не очень рассчитывали, - говорит Юрий Студеникин. - Поскольку со временем темпы нашего роста неизбежно должны были снизиться, и это было заложено в бизнес-план».

Перестройка в условиях кризиса - это почти удача

В 1997 г. штаб-квартира Acer приняла стратегическое решение о слиянии рассеянных по разным странам мира производственных мощностей в единую структуру и универсализации путей поставки товаров на локальные рынки. В мае 1998 г. московское представительство, следуя новой стратегии, начало переориентацию на поставки техники из Германии.

Было решено основную часть поставок производить из Германии и Голландии*, но все же сохранить в Финляндии консолидационный склад и некоторые возможности сборки.

* В частности, серверы и офисные ПК собираются в Аренсбурге под Гамбургом, портативные и домашние ПК — соответственно в Тилбурге и ДенБоше (Голландия).

Сейчас, в переходный период, поставки идут из нескольких мест. По мнению сотрудников Acer, «финский путь» по-прежнему имеет свои плюсы - отлаженный механизм поставок дистрибьюторам; хорошие отношения с форвардерами (установить их было не просто) и местным персоналом; знание всех цен, что позволяет оптимизировать затраты. Что же касается возможностей сборки, трудно сказать, насколько они понадобятся.

Классический вопрос: кому это выгодно?

Безусловно в выигрыше компания Acer CIS: во-первых, она сможет значительно сократить расходы - не нужно содержать собственный склад и собственную сборку, во-вторых, избавится от производственных проблем и, наконец, сможет быстрее обновлять модельный ряд.

То, что раньше «нес на себе» московский офис - товары в пути + товары на складе (в размере, например, среднего двухнедельного объема продаж) + оплаченный товар, ждущий отгрузки, - теперь ложится на европейские предприятия Acer. В условиях резко сократившегося, нестабильного российского рынка сбросить с себя такой груз - действительно большое облегчение.

Много преимуществ, утверждают в Acer, и с точки зрения производства: ее предприятия в Западной Европе способны обеспечить более высокое качество продукции, лучшее управление запасами и более короткие сроки выполнения заказов. Российским партнерам будут доступны те же модели и в те же сроки, что и для всех европейских стран.

«Благодаря большим масштабам производства сборка ПК в Германии дешевле, чем в Финляндии, и теперь мы предлагаем продукцию по более конкурентной цене, что в условиях кризиса является большим преимуществом», - говорит глава Acer CIS.

Для московского офиса Acer перестройка логистики совпала по времени с кризисом на отечественном компьютерном рынке. В сентябре, по оценке Вероники Брезгуновой, продажи упали до 40% от обычного уровня и только в декабре достигли примерно уровня начала лета. В таких условиях изменения в схеме поставок оказались гораздо менее заметны для партнеров.

«Наши партнеры практически не проигрывают в сроках поставки и выигрывают в цене», - утверждают менеджеры Acer CIS.

Дистрибьюторы Acer в целом согласны с преимуществами приближения к большой Европе, по крайней мере потенциальными, которые проявятся в будущем, в условиях нормального рынка. Пока же партнеры обращают внимание на те текущие проблемы, которые возникают уже сейчас, в переходный период, вследствие чисто организационных неурядиц.

«Конечно, есть плюсы - например, большие склады, более быстрое изменение модельного ряда... может быть, реализуем мы их в меньшем объеме, чем хотелось бы из-за плачевного состояния рынка», - говорит Евгений Лачков из «Ландата».

Безусловно, теперь от дистрибьюторов потребуются более продуманные, просчитанные прогнозы. Они и раньше делались с трудом и всегда корректировались - такой у нас рынок. В нынешних условиях ожидать более или менее обоснованные прогнозы от дилеров нереально, дистрибьюторам приходится гадать самим, и чем больше они не угадывают, тем больше теряют денег.

«Нам придется более тщательно продумывать прогнозы закупок, - говорит Андрей Коновалов, директор по закупкам компании Lanck, - придется отказывать некоторым клиентам, которым что-то нужно очень быстро со склада. Состояние рынка сейчас таково, что мы не можем позволить себе вкладывать в склад много денег».

Тем не менее в офисе Acer уверены, что дистрибьюторы с этим справятся: «Все они наши старые партнеры, мы знаем друг друга вдоль и поперек».

Но былой гибкости, эксклюзивности отношений между Acer и ее дистрибьюторами, которые знали всю подноготную ситуации с поставками, уже не будет. С этой точки зрения закрытие завода несколько удручает партнеров: «Жалко его, конечно».

По словам одного из дистрибьюторов, на заводе в Германии заказ действительно выполняется быстро, но сэкономленное время иногда теряется на доставке - в Москву машина доходит порой и за неделю. Он отмечает пока «некоторое удорожание и увеличение срока поставок, причем снижение цены компьютеров этого не компенсирует». Но представляется, что эта оценка скорее характеризует конкретного форвардера, с которым работает данная компания, чем продукцию Acer.

Суть еще одной проблемы, вызывающей некоторую озабоченность партнеров, можно сформулировать так: «Большая Европа и новые маленькие клиенты». Высказываются опасения, что теперь поставкам для России будет уделяться гораздо меньше внимания, что в Европе к московскому офису Acer могут относиться как к «младшему брату», могут сказаться и чисто человеческие аспекты и т. п.

В начальный период на уровне отдельных сотрудников такое отношение может проявляться, признает Юрий Студеникин. Однако никаких официальных оснований для ранжирования заказов и заказчиков из разных стран нет, «как покупатели продукции все локальные офисы Acer равноправны». К тому же, учитывая имеющееся сейчас превышение предложения ПК над спросом, любой заказ и любой клиент для заводов желанны.

Если бы он был в России...

Одной из предпосылок проводимой в Acer Group реорганизации является общемировая тенденция к глобализации бизнеса - размывание рамок локальных рынков, универсализация технологических решений и моделей менеджмента, усиление централизованного начала в управлении производством и логистикой и т.д. Сохранение небольшого сборочного производства, обслуживающего только один регион, шло явно вразрез с этим курсом: нужды в каких-то уникальных моделях ПК для российского рынка (кроме, может быть, эксклюзивных заказов для корпоративных клиентов) уже нет, линейки поставляемой продукции теперь универсальны для всего мира, к тому же благодаря быстрому «взрослению» рынка отлажены схемы поставок из разных европейских стран.

Поэтому основная причина перехода на новую схему поставок не в недостаточной загрузке завода в Финляндии и не в экономической ситуации в России, подчеркивают в Acer. «Если бы объем сборки на заводе был в два или даже в три раза выше, то и в этом случае мы бы скорее всего его закрыли, - говорит Юрий Студеникин и добавляет: «А вот если бы он находился в России, то подумали бы...».

Пожалуй, для любой мультинациональной компании решение проблемы «быть заводу в данной стране или не быть» по большому счету можно свести к простой формуле: если реальная емкость данного рынка превышает сумму рисков, связанных с наличием здесь собственного производства, то заводу быть.

Ни одна из трех западных компаний - IBM, ICL и Siemens-Nixdorf, организовавших было сборку компьютеров в нашей стране, не смогла достичь поставленных целей. Особенно показательно решение корпорации IBM, принятое в начале 1996 г., о прекращении сборки ПК на заводе «Квант» в Зеленограде, а ведь на этот проект, казалось, символизировавший веру в развитие отечественной компьютерной индустрии, в свое время возлагалось столько надежд.

В 1995 г. Acer пришла к выводу: рынок в нашей стране достаточно большой, но сумма рисков, связанных с наличием здесь сборочного производства, слишком велика, и создала завод для России в Финляндии, где сумма рисков ничтожна.

Сегодня, четыре года спустя, риски в России вряд ли уменьшились, экономика отброшена на несколько лет назад. Компания Acer в рамках реорганизации своего бизнеса переходит на новую схему поставок, в которую этот завод уже не вписывается, - противостоять тенденции к глобализации российскому рынку сейчас явно не под силу.

Мир идет вперед, и ступени ставятся все выше...


Версия для печати (без изображений)