Sun Microsystems укрепляет свои позиции на мировом рынке. Об этом свидетельствует и состоявшийся недавно в Париже симпозиум JESS’99, посвященный технологии Java.

Об итогах симпозиума, новой стратегии компании на российском рынке и перспективах Java-технологии в России корреспондент CRN/RE Наталия Лазарева беседует с директором по работе с партнерами представительства Sun Сергеем Тарасовым.

Лучше меньше да лучше

CRN/RE: Напомните, пожалуйста, нашим читателям основные положения новой стратегии и расскажите о первых результатах ее реализации.

С.Т.: Главное положение объявленной в феврале стратегии: Sun напрямую работает с малым числом крупных партнеров, которые занимаются дистрибуцией и системной интеграцией. Кроме того, спектр продукции Sun несколько расширился, появились недорогие серверы, которые могут приобрести предприятия малого и среднего бизнеса. Возникла необходимость в двухуровневом канале, и мы используем для этого своего мастер-реселлера — сейчас это CHS-Verysell. Наш подход таков: нужно не побольше партнеров хороших и разных — нужны серьезные системные интеграторы, занявшие уверенные позиции на нашем рынке, и мастер-реселлер, работающий с небольшими компаниями.

Последние месяцы доказали, что этот подход — правильный. Сейчас у нас идет IV квартал финансового года и уже очевидно, что мы выйдем на те же цифры, что и в прошлом году.

CRN/RE: Это значит, что если рынок сжался, по некоторым оценкам, на 30 — 50%, то ваша доля на нем серьезно возросла?

С.Т.: Да, и для этого есть определенные поводы. В кризисный период происходит, к примеру, слияние банков. Вместо нескольких маленьких появляется один большой, решения, сделанные «на коленке», его уже не устраивают, и мы получаем нового клиента. Кризисы вообще рождают новых клиентов, но это вовсе не значит, что кризис — это хорошо. Ведь страдают наши партнеры, а значит, страдает и Sun.

CRN/RE: Кстати, каковы последствия кризиса для ваших российских партнеров?

С.Т.: Никто из них не разорился, и это показатель стабильности Sun на нашем рынке.

CRN/RE: Насколько прочны позиции компании в регионах России и СНГ?

С.Т.: Здесь мы активизируем деятельность. Скоро состоится открытие нового офиса в одной из столиц стран СНГ. Намечены различные roadshow. Вообще региональным компаниям сейчас легче, чем московским, стать нашим партнером.

CRN/RE: Канал уже привык к новой партнерской модели?

С.Т.: Сначала были довольно бурные обсуждения. Но мы открыто объявили о новой партнерской политике, и люди знают, что нет такого партнера, которому предоставлено буквально все. Исключительные права никому даны не были. Мы следим за тем, чтобы отношения между партнерами становились более открытыми и не возникало конкуренции по отдельным проектам.

CRN/RE: Как приняли партнеры введение статуса мастер-реселлера?

С.Т.: Сложности и непонимание были. Сейчас CHS-Verysell у нас в первой пятерке партнеров, сильно работает «по индустриям» и занимается именно тем, для чего и был задуман этот тип партнера. Видимо, интеграторы боялись, что CHS-Verysell уйдет в проекты и будет демпинговать. Но этого не произошло.

CRN/RE: А ставка на крупных интеграторов себя оправдывает?

С.Т.: Видите ли, крупный интегратор как раз и проводит в жизнь глобальную стратегию Sun. Имеются в виду компании, которые используют различные платформы, интегрируют решения из разных компонент. Таковы, скажем, IBS, «Техносерв», «Анкей» и другие интеграторы — партнеры Sun. Люди часто начинали с одной платформы, но затем их подход стал более широким. Может быть, здесь в какой-то мере ущемляются права наших лояльных партнеров, которые работали только с оборудованием Sun, но использование более широкого спектра аппаратуры — это тенденция времени. Что, кстати, вполне соответствует духу нашего европейского симпозиума — Java Enterprise Solutions Symposium’99.

Динамичные в динамичном мире

CRN/RE: Как же можно охарактеризовать отличительную особенность, дух симпозиума?

С.Т.: Прежде всего на меня произвело впечатление начало симпозиума: 6 тыс. участников разместились в специальном временном помещении, с предельной скоростью собранном на площади Дефанс в Париже. Видеозапись сборки огромного павильона демонстрировали в ускоренном темпе на всех экранах в зале. В этом глубокий смысл и определенная аналогия — была демонстрация высокой динамики компании в современном динамичном мире. И еще: 150 европейских компаний приняли участие в выставке, проходившей во время симпозиума, и все они используют технологию Java для своих решений. Технология стала общей, широко применяемой, могут быть задействованы различные платформы. Эту направленность мы приветствуем и у наших партнеров.

CRN/RE: Что вы можете сказать о наиболее ярких выступлениях?

С.Т.: Важно, что на симпозиуме был впервые продемонстрирован взгляд специалистов Sun, а также независимых экспертов на то, как будут развиваться компьютерные технологии в ближайшие пять лет. В симпозиуме приняли участие: президент Sun Microsystems Эд Зандер, вице-президент по в Европе Роберт Ян Джон, президент подразделения Java Software Алан Баратц, вице-президент по технологиям Грег Пападопулос, руководитель подразделения научных исследований, создатель Jini (дальнейшего технологического развития Java) Билл Джой.

CRN/RE: Какой доклад произвел наиболее яркое впечатление?

С.Т.: Все доклады были по-своему интересны, но на меня большое впечатление произвело выступление Дарила Плюммера, вице-президента Gartner Group. В нем были проанализированы основные тенденции развития Java-мира. С моей точки зрения, они подошли к вопросу совершенно объективно, что им вполне свойственно. Число приложений, где может быть использована Java, растет очень быстро. Java выходит из разряда технологий, тесно связанных с именем Sun Microsystems и теперь принадлежит всему компьютерному миру. Появился ряд крупных компаний, которые эффективно используют Java на своих платформах. С точки зрения Gartner Group, борьба между Sun и Microsoft завершена. И результат можно охарактеризовать таким образом: попытка сделать Java эффективной только на платформе Microsoft, а на остальных «как получится» закончилась неудачей. Вероятность того, что Microsoft не сможет просто «разбить» Java или приструнить эту технологию настолько, что она будет функционировать только на платформе Microsoft — очень высокая. Были приведены такие цифры: с вероятностью 70% более 60% организаций к 2004 г. будут использовать Java на корпоративном уровне, т. е. технология от разработчиков перемещается в реальные проекты.

CRN/RE: А каковы в этом плане перспективы России?

С.Т.: Россия, с точки зрения Java-технологий, оказывается наименее продвинутой страной, даже менее чем некоторые страны Африки, и это связано прежде всего с плохими телекоммуникациями.

CRN/RE: Но расширение использования Java наверняка по-прежнему ограничено...

С.Т.: Первоначально эта технология была создана для клиентской системы и предполагалось, что она найдет свое место прежде всего в среде сетевых компьютеров. Но постепенно Java перемещается на уровень серверов. Кроме того, исходно Java использовали для написания компактных приложений, но сейчас пропускная способность каналов становится достаточно серьезной и начинают писать и использовать большие приложения на Java.

CRN/RE: Известно, что возможности Java тесно связаны с производительностью.

С.Т.: Да, разумеется, но этот недостаток Java будет устраняться постепенно, параллельно с развитием компьютерных технологий.

CRN/RE: Каковы наиболее общие тенденции в сфере IT?

С.Т.: В докладе Грега Попадопулоса отмечена важная тенденция — меняется вообще сфера применения компьютеров. Люди используют все больше бытовой техники с встроенными микропроцессорами. Посчитайте, сколько микропроцессоров у вас дома? Бытовое использование компьютерной мощности растет быстрее, чем потребление компьютеров в обычном понимании. Компьютер как вычислитель становится менее существенным, и информационные технологии движутся в сторону совершенствования потребительских приборов. Бытовой прибор в перспективе — некое устройство, которое может функционировать локально, но в то же время способно подключаться к глобальным ресурсам. Например, если с моим холодильником в мое отсутствие все в порядке, он работает локально. Но если произошел какой-то сбой, холодильник может совершенно самостоятельно связаться со мной, послав сообщение на мобильный телефон, или с сервисной службой...

CRN/RE: Разумеется, холодильник, подключенный к Интернет, — приятная перспектива, а вот как изменится положение с корпоративными системами? Что будет с локальными сетями?

С.Т.: Доступ к ресурсам будет осуществляться через Интернет. Я смогу буквально все получить в любой точке Земли, если там есть доступ к Сети — просмотреть свою почту, ресурсы, получить доступ ко всем приложениям, которые мне нужны. Разумеется, если предусмотрена определенная информационная безопасность.

Локальные вычислительные сети уже сейчас бесперспективны. Все идет к гибели внутренних вычислительных центров крупных организаций, нет необходимости иметь свои серверы. Доступ к приложениям будет выполняться по сети. Изменятся функции Интернет-провайдеров — они будут обеспечивать вас не только доступом в Сеть, но и предоставлять другие услуги, например сдавать в аренду приложения. Покупать приложение станет невыгодным, куда лучше арендовать его на время у провайдера. Соответственно приобретут популярность арендуемые ресурсы. Возможна монополизация, концентрация ресурсов и, соответственно, власти у больших сервис-провайдеров.

CRN/RE: Что будут делать в этой ситуации наши системные интеграторы? Ведь в начале нашего разговора вы подчеркнули, что именно на них Sun делает ставку на российском рынке.

С.Т.: Во-первых, сейчас мы говорили о будущем, хотя и недалеком. В России все эти процессы пойдут медленнее. И потом, наши интеграторы — люди гибкие, они, разумеется, перестроятся и все свои планы станут связывать с возможностями Интернета и Java-технологий.


Версия для печати (без изображений)