В ЕБРР уверены — несмотря на кризис, российская экономика восстанавливается. Однако устойчивым этот процесс станет лишь при соблюдении ряда условий.

В конце 2010 г. Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) представил результаты ежегодного исследования «Доклад о переходном процессе», где анализируется переход к рыночной экономике стран СНГ, Центральной и Восточной Европы и Центральной Азии. На брифинге американской Торговой палаты в Москве главный экономист ЕБРР Эрик Берглоф рассказал о своем видении послекризисного восстановления российской экономики и перспективах ее развития.

Еще один непростой год

Поскольку ЕБРР является структурой, содействующей инвестициям в частный сектор экономики во всех указанных регионах, банк использует набор показателей, которые применяются для оценки инвестиционного климата. Это уровни приватизации крупных и средних предприятий, либерализации цен, качества менеджмента предприятий, состояние внешней торговли, финансовых рынков и банковской системы, антимонопольная политика. Все данные исследования приводятся по состоянию на начало октября 2010 г.

По мнению ЕБРР, мировой кризис не остановил процессы трансформации переходных экономик. «2010 г. был в целом скорее годом застоя в реформировании (или, в лучшем случае, замедления темпа), чем инверсии реформ», — полагают авторы доклада. При этом за прошедший год большинство стран в регионе ЕБРР различными темпами выходили из кризиса. В некоторых странах Центральной Европы и в большинстве стран Восточной Европы и Центральной Азии, располагающих большими запасами сырья, восстановление было уверенным, хотя рост остается значительно ниже, чем в среднем за 2005–2008 гг. Непропорционально высокое, по мнению ЕБРР, преимущество от оживления мировой торговли получают страны — экспортеры сырьевых товаров, страны с концентрацией экспорта в такой промежуточной форме продукции, как станки и оборудование, и страны, существенно понизившие реальный обменный курс своей валюты во время кризиса. Это, например, экономики России и Германии. А их рост способствует восстановлению потоков денежных переводов в ряд малых стран-соседей.

В целом от 2011 г. в ЕБРР ждут продолжения разноскоростного восстановления экономического роста в странах, охваченных исследованием. Однако это не повод для безоглядного оптимизма. Эрик Берглоф убежден, что всему региону следует скорректировать показатели роста после кризиса. Предыдущее десятилетие — 2000-е годы по показателям роста всего региона Восточной Европы и СНГ, и России в частности, были довольно высокими — ВВП рос на 7% в среднем ежегодно, что почти соответствовало показателям наиболее успешно развивающихся стран Азии. Однако в 2007–2009 гг. именно их, и особенно Россию, ждал наиболее сильный «провал» — падение темпов роста более чем на 16%.

Кризис выявил ряд слабых мест этих экономик, над которыми необходимо работать. Новая повестка дня для более быстрого и более устойчивого роста для всех этих стран, по мнению Эрика Берглофа, — это развитие финансовых систем и рынков капитала на основе национальной валюты, устранение препятствий к росту экспорта и улучшение бизнес-климата.

Россия — взгляд из Европы

В докладе ЕБРР приводится оценка текущего состояния российской экономики. Так, после сокращения объемов производства на 7,9% в 2009 г. рост ВВП возобновился и достиг в первой половине 2010 г. 4% (см. рис. 1). Инфляция снижается, но она по-прежнему остается высокой по сравнению с международными финансовыми центрами и другими странами БРИК.

Антикризисные меры, принятые в России после глубокого спада 2009 г., по мнению европейских экономистов, в целом соответствовали потребностям ситуации. Оживлению способствовали повышение цен на нефть, пакет финансовых стимулов, продленный на 2010 г. и дополненный дальнейшим повышением уровня пенсий, а также значительный объем ликвидности в банковской системе. Центральное место в пакете всеобъемлющих финансовых стимулов, обеспечиваемом бюджетными резервами, в 2009 и 2010 гг. занимали социальные трансферты и, в частности, поддержка отдельных отраслей и градообразующих компаний.

Уровень безработицы, который в целом оставался стабильным на протяжении всего 2009 г., составляя с поправкой на сезонные колебания около 8,5%, в первой половине 2010 г. несколько снизился.

Умеренные темпы роста, зафиксированные в России в первой половине 2010 г., как полагают эксперты ЕБРР, вероятно, сохранятся и в будущем, так что можно ожидать, что по итогам 2010 г. они составят около 4,4%, а в 2011 г. несколько увеличатся. Ключевым фактором риска по-прежнему остаются цены на нефть и другие сырьевые товары. Руководители столкнутся с задачей достижения в среднесрочной перспективе бюджетной консолидации на фоне все еще неустойчивого оживления экономики. Это особенно важно с учетом того, что истощение бюджетного резервного фонда (объем которого сократился с 225 млрд. долл. США в начале 2009 г. до примерно 125 млрд. долл. США к середине 2010 г.) может привести к повышению уязвимости экономики от колебаний цен на сырьевые товары.

С энтузиазмом в ЕБРР восприняли заявления российского правительства о возобновлении программы приватизации, далеко не столь однозначно оцениваемые некоторыми российскими экономистами. В целом список предприятий, которые намечено приватизировать, включает около 5 тыс. объектов, в большинстве случаев представляющих собой небольшие самостоятельные единицы в регионах. В ЕБРР ожидают, что путем продажи или первоначального открытого размещения (IPO) миноритарных пакетов акций государственных компаний они будут приватизированы в различных секторах, включая транспорт, энергетику, трубопроводный транспорт, банковское и страховое дело.

Напротив, прохладную оценку ЕБРР получило образование Беларусью, Казахстаном и Россией в ноябре 2009 г. Таможенного союза. С июля 2010 г. вступил в силу общий Таможенный кодекс, предусматривающий единую систему внешних таможенных тарифов. В ЕБРР признают, что создание Таможенного союза будет способствовать развитию торговли между тремя странами, однако отмечают, что оно может дополнительно осложнить вступление членов Союза во Всемирную торговую организацию (ВТО).

С интересом европейские эксперты отнеслись к программе развития особых экономических зон, специализирующихся на инновациях, производстве готовой продукции, грузовых перевозках и туризме. Они приветствуют увеличение государственных расходов на инфраструктуру в сочетании с налоговыми льготами в промышленно-производственных и инновационных зонах (в Москве, Московской области, Санкт-Петербурге и Томске), проект превращения Сколкова в крупный инновационный центр и идею привлечения высококвалифицированных международных экспертов для работы по найму как в особых экономических зонах, так и за их пределами. Тем не менее в России многие смотрят на будущее этих проектов с определенной долей скепсиса — к сожалению, опыт создания особых экономических зон и технопарков показал, что создать новую Кремниевую долину не так-то просто, не говоря уже о традиционных российских бедах — коррупции и неэффективном законодательстве.

Также положительным сдвигом для российской экономики в ЕБРР считают принятый в декабре 2009 г. закон об энергоэффективности, который регулирует различные аспекты энергоэффективности в промышленности, государственном секторе и жилищном строительстве, предусматривая, в частности, требования к энергоэффективности новых зданий и их сертификацию, хотя многие нормы пока еще не проработаны.

Неэффективный менеджмент и слабый средний бизнес

Эксперты ЕБРР отмечают, что, несмотря на рост, российская экономика по-прежнему сильно зависит от добычи нефти и газа и страдает от унаследованной с советских времен высокой энергоемкости в промышленности. Диверсификация экономики для уменьшения чрезмерной зависимости от природных ресурсов и модернизации промышленности и сферы услуг, по их мнению, будет зависеть от повышения квалификации работников и создания благоприятных условий для инноваций.

России все еще предстоит решать серьезные задачи повышения эффективности работы предприятий, создавать на рынках действенную конкуренцию и осуществить переход к передовым практикам корпоративного управления и коммерческой деятельности. По эффективности менеджмента, как полагают эксперты ЕБРР, Россия отстает не только от западных стран, но и от Китая, Индии и ряда своих же соседей по СНГ (см. рис. 2). Наряду с налогами, недостаточными инвестициями и коррупцией низкий уровень профессионализма как руководителей, так и сотрудников предприятий в опросе ЕБРР назван одним из ключевых препятствий к ведению бизнеса в России (см. табл.).

С этой проблемой тесно связана и д

ругая — крайне незначительная роль в российской экономике средних предприятий (на момент исследования — с числом работников от 100 до 249 человек и годовым оборотом до 1 млрд. руб.). По мнению Эрика Берглофа, такое положение средних предприятий (см. рис. 3) обуславливает слабую конкуренцию, отставание в качестве менеджмента и низкие показатели экспорта несырьевых товаров. Именно средние предприятия в наибольшей степени страдают от препятствий и в наибольшей степени выигрывают от совершенствования бизнес-климата и навыков сотрудников.

Экспортно-ориентированный рост

Главный экономист ЕБРР убежден, что стабильный экономический рост невозможен без развития экспорта, но не сырьевого.

В 2000–2008 гг. рост в регионе с экономиками переходного типа (в том числе и России) был обусловлен в первую очередь оживлением притока капитала и внутренним спросом. В результате рост импорта нередко обгонял рост экспорта, что вело к значительному дефициту внешнеторгового баланса. После кризиса возвращение к этой модели роста, по мнению Берглофа, не представляется возможным и желательным. Вместо этого весь регион должен стремиться к возобновлению роста за счет активизации экспорта.

Рост экспорта, хотя и сопровождающийся еще более стремительным ростом импорта, в прошлом действительно показывал неплохие результаты в регионе с переходной экономикой: в период с 2000-го по 2008 г. доля экспорта этого региона в общемировом экспорте выросла вдвое — с 5% до почти 10% (см. рис. 4). Однако если мы рассмотрим Россию отдельно, то никакого роста несырьевого экспорта за эти годы не произошло. Отмечен в докладе и факт быстрого накопления российскими компаниями внешнего долга на фоне успехов сырьевого экспорта.

Но и те страны, которые сделали ставку на свою дешевую рабочую силу и снижение тарифных барьеров, сталкиваются сегодня с тем, что расходы на оплату труда возрастают до уровня развитых стран.

Российский экспорт стал менее диверсифицирован географически. В то время как регион ЕБРР в целом диверсифицировал рынки экспорта, Россия сконцентрировалась на ключевых рынках. Уменьшился объем экспорта в Америку, Африку и в страны — новые члены ЕС, увеличились экспортные поставки в ЕС15 (это наш основной торговый партнер), развиваются торговые связи с Турцией.

Эрик Берглоф подчеркнул, что рост экспорта стимулирует инновации. «Как показывает анализ, в странах с экономикой переходного типа существует тесная связь между экспортом и инновациями и, следовательно, между показателями экспорта и роста в долгосрочной перспективе», — пояснил он. По расчетам ЕБРР, расходы на НИОКР у компаний-экспортеров в среднем на треть больше, чем у неэкспортеров.

Уязвимая финансовая система

В ЕБРР полагают, что России необходимо сделать свою финансовую систему более прочной, в частности, развивая финансирование в национальной валюте. «Рынки долгового финансирования в национальной валюте позволяют привлекать внутренние сбережения и ослабляют зависимость стран от импорта капитала», — считает Берглоф.

Москва, по мнению европейских экспертов, может стать международным финансовым центром, но это требует ужесточения регулирования и надзора в банковском секторе, совершенствования правовой базы (включая залоговое законодательство), модернизации правовой и технической инфраструктуры платежно-расчетных систем и содействия развитию институциональных инвесторов.


Версия для печати (без изображений)